Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...
ДомойКолонка комментатораВсе всё  понимают…

Все всё  понимают…

Дневник военкора. 18 марта 2024

Авдеевка… Работаем по всему городу. Честно говоря, работать там легче, чем в других городах, переживших штурм. Мирные за годы войны прошли огонь и воду, всё схватывают на лету, никаких истерик. Ещё вчера в подъезде был только битый бетон, сегодня уже всё убрано, выметено: стоят полки, где отдельно продукты на выдачу. Чай, сахар, консервы…

Подходят, получают пайки, вопросы задают по делу. Лишь иногда кто-нибудь отведёт в сторону: «А когда будет эксгумация со дворов?» «У кого гривны можно поменять на рубли?…» – Город военный, стреляют в обе стороны, тяжёлые бои за городом, все всё  понимают, поэтому никто не требует: «А когда свет? А когда пенсия?» – как это было в Мариуполе.

Пустые улицы, грохот артиллерии, из подвалов аккуратно выведены трубы, из труб дым. – Жизнь.

Дронов противника хватает, но не роями, как под Угледаром. СМИ в город не пускают, кроме самых рукопожатных по редакционному заданию МО. Из гуманитарщиков в Авдеевке разрешают работать очень-очень немногим. Например, Народному фронту. У нас все чётко поделено – мы с Ясиноватской администрацией хлеб два раза в неделю по 600 буханок и бензин на генераторы. Плюс лекарства. У Народного фронта свои задачи. Начали анкетирование населения и раздачу местных симок Феникс. Но не так, как в других городах – бесконтрольно, кто просит, а по паспортам. Наивных нет, все понимают, что кто-то, может быть вот эта оживленная женщина в зелёном пуховике, или этот дядька на велосипеде, обязательно начнут сливать данные ВСУ, но пока у мирных кредит доверия. Они это понимают. Есть, с чем сравнить.

Позавчера увидели первых детей Авдеевки. Они есть. Мамы прятали их от эвакуации и прячут до сих пор. Во всяком случае, от камер, потому что их братьев и сестричек вывезли на ту сторону. Эта сложная война, с тысячью нюансов и оттенков, поэтому фото детей выкладывать не будем. Привезли им подарки. Будем привозить и дальше.

 

Одна женщина, учительница, собрала своих и сделала нам на память бумажного медвежонка с надписью «Авдеевка 2024». В ответ на заботу. Сто раз писали, и ещё пишем: за кровавым прибоем фронта все кажутся врагами. Но потом видишь мирных, которые ещё вчера были под Зеленским, говоришь с ними, шутишь, горюешь, переживаешь с вместе с ними, и думаешь, а с кем мы вообще воюем? С некой нематериальной субстанцией, идеей, имя которой – ненависть к русским. Распространители этой идеи сидят не в горящих городах, не в окопах, они в заградотрядах, в СМИ, в дорогих костюмах в Раде, и дальше – в западных кулуарах и парламентах, где говорят на английском и польском. Как бы до них добраться?

 

В Донецке заметно тише, на окраинах, где раньше было опасно, появились блокпосты, а значит за ними придут и деньги, бюджет. Возле администрации толпа наприехавших откуда-то из-за Зазеркалья журналистов в синих бронежилетах с надписью «Пресса», что на фронте не рекомендуется категорически. Они как с Луны. Или приехали на Луну. Их теперь повезут на Спартак, Весёлое, по другим сёлам, которые уже стали тыловыми. Продолжаем тем селам помогать ещё месяц, два, пока местная администрация не наладит там выездную торговлю для бабушек. Там теперь новая, почти мирная жизнь, где ночью можно выйти во двор и смотреть на звезды, а не вспышки на полнеба за посадкой.

Николай Гаврилов

Последние новости

Похожее

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Поэт мужества и трагизма

В 1986 году общество "Знание" выпускало книгу о современном литературном процессе, где публиковали и мою статью. В ней я написал, что выдающийся русский поэт Юрий Кузнецов осмысливает в стихах трагическое состояние мира...

По ком ты плачешь, шиповник?

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и было утро, и будет день 15 июля…

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...