Воскресенье, 25 февраля, 2024

Русский дух неодолим

24 февраля в Белгороде прошел второй Межрегиональный фестиваль «Русский дух неодолим», организатор которого Белгородское отделение Союза писателей России...

Победа – вот она!...

Мы сухари угрюмо дожевали /И вышли из землянок на мороз... /А письма возвращенья нам желали /И обещали счастья полный воз. /В глаза плыла уже шестые сутки /Бессонница... Шагая через падь, /Из писем мы вертели самокрутки /И падали, чтоб больше не вставать...

Принуждение к единомыслию

Не успели мы как следует разобраться в «Концепції національно-патріотичного виховання молоді», как «оранжевая» власть огорошила нас новым воспитательным документом. На этот раз – проектом закона «Про відновлення і збереження національної пам’яті українського народу»...

Позывные памяти

Едем домой. Последняя картинка перед выездом: Ночь, тьма, степь под Угледаром. Фонарик часового...

Под моим окном

Эссе

11 декабря, понедельник. 10-35. Канск в морозном тумане, — 38. Далеко на востоке — из-за края земли нашей русской, поднимается труженик небесный Ярило. Туман над Канском в котловине плотный — искрится и левобережье в котловине город,, с высоты правого берега не различается. И только из далёко, отдаленно слышатся постукивания пар вагонных колес товарного поезда на железной дороге. За окном на подоконнике с осени осталась сухая виноградная ветвь, лозу обрезал, сухие ветви подвязаны «плетенкой». В зимнее время на сухую виноградную лозу присаживаются синички. Долбящий клювиком звук по оконному кухонному стеклу отвлек от заваривания чая в узбекском, блестящем серебром, заварнике. Сидящая на сухой ветке синичка увидела меня на кухне у плиты, и звала оттуда — с кипящей уличной стужи, звала настойчиво, тукала клювиком в оконное стекло. И мелькнула мысль: «Душа доченьки стучится, просит помянуть». Стыдно стало: вторые сутки морозы до сорока, а я не хватился кормить синичек, не выложил обрезки свиного сала и хлебные сухари на столешницу балконного стола. Зимой помогаю птицам всегда. «Мои» пугливые синички меня не шугаются, когда замечают человека, стоящего у оконного стекла. Лет пятнадцать назад на кормление прилетали десятками воробьи, синички мирно с ними уживались и дружно грелись сухими хлебными крошками и салом. В околотке на Предмостной площади, вдоль побережья Кана живёт на земляных потолках под крышами рубленых хозяйских изб и много голубей без хозяев-голубятников. Жестокая птица — «голубь мира». Голуби прилетали парами до десятка и разгоняли моих питомцев синичек и воробьёв. Долбали клювами синичек, отгоняя от сала и хлеба хлопаньем крыльев. Ныне не видно голубей и воробушек. Синички весело пересыпаются по открытому балкону на балконный швеллер и обратно на стол под окном, где добрая горка сухарей и свиного сала. Последний год утихла моя душа, опустилась в глубины не доступные для радости и страдания, тихо отошла от земных дел в тень. И редко душа моя слезливо улыбается от тихой радости, когда смотрю на морозную улицу и кормящихся синиц под окном моего дома.

Валерий Шелегов (Канск)

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Холопский  недуг

Когда на душе становилось тоскливо, Анастасии Ивановне помогали замечательные русские… поэты. Томик кого-то из них всегда лежал на столе. Пожилая женщина, бывшая учительница литературы, открыла Некрасова...

Брань на вороту не виснет

Старуха умирала на кладбище. Дело обычное – старые всегда умирают. Пристроившись между двух осыпавшихся могил, она в полубредовом состоянии копалась в своих лохмотьях, выбирая наиболее крупных паразитов, и отправляла их в рот, старательно облизывая заскорузлые пальцы...

Царице моя Преблагая…

Сосед моей тетки Женька лежал в большой горнице старого деревянного дома на двух широких неструганных досках, застеленных серой застиранной скатертью...

В её окно Звезда стучала

Пусть простит нас уважаемая Полина, но поскольку характером она отличается взрывным и неровным, хотя в то же время добрым и покладистым, то и повествование наше о ней будет неровным и волнительным. Итак...