Понедельник, 15 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях...

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...
ДомойЛитературная страницаКритикаПесней наполнено сердце...

Песней наполнено сердце поэта

На 85-летие Константина Скворцова

На рубеже XX-XXI веков, в конце февраля 2000 года звонит мне начальник типографии и тревожным голосом сообщает, по его мнению, страшную весть: «У нас случилось «ЧП», – выдерживает паузу, пытаясь по моему дыханию в трубку определить дальнейшую реакцию, продолжает: – большую часть тиража твоего журнала украли рабочие. Приезжай, будем решать, что делать…»

…всё бросаю, мчусь в типографию. В голове роятся всякие мысли… На дорогах, как и нынешней зимой снежные завалы, пробки… Останавливаюсь, по обыкновению, у складских ворот, где уже меня поджидает начальник типографии, нервно расхаживая взад-вперёд. Дальше он ведет меня в упаковочный цех, где кропотливо работают женщины. Здороваемся, они наперебой стрекочут мне благодарности за журнал и, особенно, за стихи Константина Скворцова. С трудом еще понимая, о чем речь, делаю умное лицо, как одна из упаковщиц стала наизусть читать стихотворение Константина Васильевича «Матушка пела»:

 

Снова глаза закрываю несмело,

Вспомнить пытаясь детство своё…

Помнится только: матушка пела…

Песней наполнено сердце моё.

 

Зимами злыми над прорубью белой,

В стылой воде полоская бельё,

Вся коченея, матушка пела.

Песней наполнено детство моё.

 

Больше она ничего не имела.

Только свой голос. Свой – ножевой.

Не было хлеба. Матушка пела,

И оттого я остался живой.

 

Рядом война полыхала и тлела.

Сытым ходило одно вороньё.

Вдовы рыдали. Матушка пела.

Песней наполнено детство моё.

 

Минуло время, память немела.

Но без войны я не прожил и дня.

Все эти годы матушка пела.

Это, должно, сохранило меня.

 

Мы отнесли ее легкое тело

На вековечное поле-жильё.

Все мне казалось: матушка пела.

Песней наполнено сердце моё.

 

И дальше, как говорили в прежней жизни, продолжительные аплодисменты, слёзы горестной бабьей радости…

Мне, как издателю, конечно, приятно было, что такая реакция на стихи нашего автора.

Вторая, из печатниц, в синем рабочем халате, вместо извинений спрашивает:

– А в следующем номере будут еще стихи Скворцова?

У меня, что называется, в зобу дыханье сперло. Начальник хоть и не плачет, но и не радуется, желваки по скулам гуляют, прикрикивает на женщин:

– Какие такие стихи, в каком таком следующем номере?

– Хорошие стихи, – весело и бесстрашно отвечает печатница. – Вы так и передайте автору, что стихи у него хорошие, что мы, работники типографии, скрали двести журналов и раздарили добрым людям… Не продали, а раздарили, чтобы другие его почитали и своим знакомым передали…

Её признание в «воровстве» поставило нас с начальником в тупик, но понижать градус любви к поэтическому слову было никак нельзя.

– Не всё сразу, – неопределенно сказал я в пространство цеха и быстро ретировался в сторону склада, а женщины снова зааплодировали уже моему ответу.

***

…К счастью, тираж этого номера журнала выходил с превышением подписного количества в двести экземпляров, с учетом передачи землякам в Златоуст, к творческому вечеру поэта Константина Васильевича Скворцова. Конечно, редакция оконфузилась перед уральцами, но такому триумфу, наверняка, был бы рад каждый писатель и издатель.

Может быть, тогда, в этой типографии, я и сам по-настоящему прочувствовал поэтический дар  Константина Васильевича. Он действительно, как никто другой, в своем поэтическом творчестве сумел достичь таких высот в наше драматическое время, когда твои произведения читают, передают другим из рук в руки, ставят спектакли на театральных сценах от Дальнего Востока до самых до окраин, поют в блиндажах и в сельских заброшенных клубах…

Он всегда современен, созвучен дыханию эпохи.

Вот и сейчас, Великим постом, в промозглой, продуваемой всеми ветрами донецкой степи, неподалеку от Славянска, я слушал в мчавшейся по бездорожью машине песнь «Славяне» в исполнении знаменитой народницы Татьяны Петровой, написанную в 1990 году Константином Скворцовым:

 

Солнце встает на краю разоренной эпохи.

Празднует мир Воскресенье и Господа славит.

Налиты чаши Байкала и озера Охрид,

Что ж вы столы не сдвигаете, братья славяне?

 

Или латиница цепью сковала нам ноги?

Или уже не отцы нам Кирилл и Мефодий?

Мы песняров растеряли на долгой дороге.

Нам не услышать в застолье напевных мелодий.

 

И не поднимется конница наша из пыли,

Пыли веков, где не знали мы в битвах позора.

Мы на одном из пиров незаметно испили

Чашу запретную, черную чашу Раздора.

 

Что ж вы в глаза не глядите друг другу, славяне,

Память ли нам, дорогие браты, изменила?

Может быть, все же мы словом достойным вспомянем

Стяги на Шипке и флаги в камнях Измаила.

 

Это не мы поделили народы на расы.

Славы сыны мы сегодня, славяне, бесславны.

Все мы в плену,

Мы в темнице из собственных распрей.

И не стихает столетия плач Ярославны.

 

Празднует мир Воскресенье распятой эпохи.

Нами поруганных Веры,

Любви

и Надежды.

Налиты чаши Байкала и озера Охрид.

Сдвинем столы и обнимемся, братья, как прежде.

 

Какое обнадеживающее завершение песни!

И в этом весь Скворцов, всё его собрание сочинений, состоящее из стихотворений, венков сонет, баллад, поэм,  драматический пьес, продолжающих классическую поэтическую нить от Гомера и Романа Сладкопевца до наших дней!

Однако в жизни не видно конца края рекам крови славянской, «и не стихает столетия плач Ярославны»… Читая «Балладу о гребёнке», написанную сегодня, невольно вспоминаю слёзы типографских женщин на рубеже тысячелетий:

 

Испокон живёт Россия

От войны и до войны.

И откуда столько силы

У израненной страны?

 

Вспоминаю наше детство…

У охраны на виду

Мы носили пленным немцам

Немудрёную еду.

 

Взяв печёную картошку,

Под оркестр голодных птиц

Соло на губной гармошке

Исполнял пред нами фриц.

 

И в ответ, собрав силёнки,

Покормив облезлых птах,

Мы играли на гребёнке

О победе на фронтах.

 

Нашу детскую сноровку

Караул не брал в расчёт,

Не давали мне винтовку…

– Ты, парнишка, мал ещё!

 

Годы шли, и той победой

Были мы опьянены…

И никто беды не ведал,

И никто не ждал войны.

 

Не сидеть мне тише мыши,

Взять бы в руки автомат,

Но теперь в ответ я слышу:

– Ты, братишка, староват.

 

Пережил войну ребёнком,

У меня свои долги…

Поиграю на гребёнке,

Чтоб услышали враги.

 

Сколько, сколько нам еще надо перевоевать друг друга, чтобы любовь победила ненависть? – Поистине нет пророка в своём Отечестве, раз мы дожили, что снова брат пошел на брата, а матери, вместо ожидания новых журнальных публикаций поэта Константина Скворцова, по обе стороны войны оплакивают павших своих сыновей…

Сергей Котькало

Главный редактор журнала «Новая книга России», книжных серий «Памятники церковной письменности», «Славянское братство» и «Национальная безопасность», портала «Русское воскресение», заместитель председателя правления Союза писателей России, член бюро Президиума Всемирного Русского Народного Собора, руководитель РОО «Центр Фёдора Ушакова».

Последние новости

Похожее

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях нашего времени

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

Соприкосновение миров

Непохожесть, различие, несовместимость – первые определения, приходящие на ум при попытке сопоставления художественных миров Михаила Шолохова и Уильяма Фолкнера...

Мудрость на века

«Мало прожить много, нужно еще это сделать достойно». Эти мудрые слова Евгения Александровича Кулькина, подтверждающие жизненное и творческое кредо писателя, вошли в новый трехтомник афоризмов «Мудрость на века»...

Доброта детства

Повести о детстве – драгоценный жанр русской литературы. Все светлое, чистое, доброе начинается, рождается, расцветает в детской душе и в зрелом возрасте и в старости нет лучше воспоминаний, чем о годах открытия мира людей, человеческих взаимоотношений...