Вторник, 16 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

По ком ты плачешь,...

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и...

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...
ДомойЛитературная страницаКритикаКнига «Несвятые святые»...

Книга «Несвятые святые» – хлеб жизни

Размышления доктора педагогических наук Галины Сагач

«Праведный верою жив».

(Рим.1:17)

«От святого святым святое».

(свт. Иоанн Златоуст)

«Вашим смирением соделайте землю,

на которой вы стоите, Небом».

(свт. Игнатий Брянчанинов)

«Радуйтеся, преславнии отцы наши,

в обители Псково-Печерстей просиявшии!..»

(Акафист Собору святых Псково-Печерских. Икос 12)

Христианские духовные писатели от Бога – духовно-нравственный, интеллектуальный камертон души народа, общества, человечества, его совесть и надежда на спасение в Вечности. Они неутомимо увековечивают Время неувядающим словом-логосом, запечатлевая на скрижалях наших сердец высшие духовные ценности. Они любовию ко слову Божию напоенные, словом и делом Христу работающие, стяжавшие любовь легиона читателей-почитателей! Вы – «руку делания на рало духовное возложивые», по слову святителя Иоанна Златоуста. Вы дивную любовь к Отечеству земному показавшие, как Стена Нерушимая веры, как Солнце во тьме пребывающим! Вы отвечаете на наши неизъяснимые думы, неизглаголанные вопросы, ибо спасти хотите всех! Но все ли слышат Ваш голос и Вечности?

Они – благословенные творцы прекрасных образов, вдохновляющих современников и потомков к собственному творчеству в вызовах Времени и Вечности. Они – неутомимые медоносные пчёлы, собирающие духовный нектар из неувядающих цветов Истины, Добра, Красоты, а также Веры, Надежды, Любви, Софийности. Христианские духовные писатели владеют вдохновенной живописью слова, учат нас великой радости новизны Богопознания, понимания и чувствования живой жизни христианского сердца, ибо неустанно ищут необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном. Духовные писатели, как христианские мыслители, просветители и педагоги, учат читателей смотреть и видеть, слушать и слышать, думать и познавать тайны бытия «иного мира», в частности, монастырского жития и священнического служения, феномена святости, подвижничества, служения, ведь они ближе к Богу и ведут читателей к вечному спасению. Писатели от Бога – мудрые прозорливцы, им открывается Истина в жертве любви, в подвижническом служении Богу и людям словом животворящим, ибо для них «обетованная земля – Небо, путешествие по пустыне – земная жизнь; хлеб небесный – Христос» (свт. Игнатий Брянчанинов). У них крылатые души, они стоят ногами на грешной земле, а золотыми головами касаются звёзд, вдохновляя людей некрылатых. Они сердце сохраняют во благочестии, как дети ангельского возраста, как звёзды благонравия, очарованные души, они душою не стареют, созерцая Божий мир в восхищении, открывая Истину, о которой другие ещё только мечтают. Они – украшение Церкви Православной, наша слава и радость, надежда для безнадежных, любовь для нелюбящих, вера для неверующих, сила для бессильных, мудрость для немудрых, богатство для нищих. Они – правды ревнители, «оружие Божией деятельности» (С. Франк), своим вдохновенным словом они соединяют Небо и Землю в святыне души, как литургию христианского сердца, открытого миру. Они Богу усердно служат, говорят с Богом наедине, дарят Божиему миру сакральный свет святости – «от святого святым святое» (свт. Иоанн Златоуст).

…Возможно ли хоть как-то отблагодарить Архимандрита Тихона (Шевкунова) (ныне митрополита Симферопольского и Крымского) за его книгу «Несвятые святые» и другие рассказы», шедевр христианской мысли, уникальную публичную исповедь, нацеленную в Вечность, служащую войску небесному и земному, за сияющие ризы одухотворенного слова, «Личное Евангелие», «свою Радостную Весть» о встрече с Богом через встречи с удивительными по духовной значимости современниками на пути к Храму? Эта книга – наполнена дивным светом концентрированной духовной афористичности: «Но вдруг не стало ни прошлого, ни будущего. Началось – настоящее». Или духовное слово архимандрита Афиногена: «Что мне сказать Вам, братья? Просто я всех вас люблю». Или дивный ответ грешникам, «глупым горожанам», не слушавших своего старого доброго епископа, после его смерти они получили «чудовище», они взмолились Господу и услышали ответ: «Искал для Вас хуже, но не нашёл!»

Книга «Несвятые святые» — могучий меч Христов и Божий дар дивного мыслителя-богослова, витии-гомилета, писателя-просветителя, ибо пробуждает  в нас самые потаённые родники животворящей воды, текущей в Вечность, как благодать фимиама благовонного, как цветник красоты духоносности из благодатной Псковской земли, посланный в христианский мир Крыма с его Благословенным Херсонесом для служения Богу, пастве и всему Православному миру.

Духовный феномен книги «Несвятые святые» – в одухотворённом благомыслии, благодатном красноречии, в её исповедально-проповедническом, гениальном по простоте освещении трудов и деяний монахов и священников Псково-Печерского монастыря и других православных монастырей – от советского периода конца XX в. до начала XXI в. Она – духовное продолжение деяний подвижников и устроителей обители, преподобных отцов наших Псково-Печерского монастыря, Дома Пречистой Богородицы, о которых молимся в Акафисте Собору святых Псково-Печерских:  «О преподобнии угодницы и преславнии чудотворцы Корнилие, Марко, Ионо и Вассо! Милостиво приимите от нас сие малое моление, в похвалу Вам возносимое…» (Кондакт 13).Эта книга в единении духа сияет, как Огненный Столб, во мраке искушений и великих испытаний нашего Апокалиптического времени. С Божией помощью, она окормляет голодных, напояет жаждущих, утешает несчастных, охраняет одиноких, исцеляет болящих во славу Божию и нам во спасение. Она укрепляет веру, дабы сбылось чудо по слову Н. В. Гоголя: «Я пришёл ко Христу».

Современный рациоцентрический человек пытается преодолеть житейские бури, мечтая увидеть спасительный Свет Маяка. Только духовными очами православные христиане видят этот Свет, обретают в этой книге «евангельский якорь», брошенный с Небес, дабы мы не погибли в океане суетной земной жизни и не утонули в волнах наших грехов. Этому миру противостоит Православная Церковь, Монастыри, монашество и священство, о которых автор пишет возвышенно и вдохновенно во многих своих книгах. По милости Божией, на просторах Интернета их уже около 100 на разные духовные темы.

Надежду на спасение мы обретаем великими трудами и жертвенной любовью подвижника монастырской жизни и в епископском служении, пастыря доброго, известного богослова нашего времени, в то время архимандрита Тихона (Шевкунова) в его «жертве словесной» Богу и всем читателям, сумевшего соединить «святость и величие церковной кафедры» (Блаженный Августин) с духовной писательской деятельностью, как сладкогласный просветитель. Святитель Иоанн Златоуст призывает своих читателей: «Идите и вы в Мой виноградник…созидайте Храм Божий в своих сердцах, живя на земле, стремитесь на небо!».

Такими же духовными устремлениями, энергией жизни и силы наполнена и книга «Несвятые святые», созидающая Новый Ноев Ковчег спасения, о котором святой благовестник Иоанн 3латоуст говорит вдохновенное слово: «Ладья у нас построена не из досок, но составлена из Божественных Писаний; не звёзды сверху руководят ею, но Солнце Правды направляет наше плавание; и мы сидим при руле, ожидая не дуновение ветра, но тихое веяние Духа».

О монашестве, как «науке из наук», писали многие христианские писатели, среди них святитель Игнатий Брянчанинов – автор 7-томного собрания сочинений, где пятый том посвящён монашеству под названием «Приношение современному монашеству». Святитель обогатил духовную литературу глубоким пониманием служения в иночестве, монашестве, священничестве, подарил христианскому миру афористические мысли: «.,. монашество возводит на небо…возводит в рай, возводит к Богу, поставляет пред лицо Его в незаходимый свет для вечного блаженства».

В книге «Несвятые святые» исповедально живописуется «иной мир» монастырской жизни, где монахи отвергли блеск земного мира ради высшей мудрости и святости, обоняя благоухание святой простоты, жертвенного служения Богу в стяжании сердечного безмолвия и стремления к духовному совершенству. Они – угодники Божии, Его избранники, совершающие иноческие подвиги и труды подвижнические, научают нас искреннему покаянию, плачу сердечному о своих грехах. Они ведают благодать неизглаголанного благолепия монастырской жизни, посвящённой Богу, осмысляют престол любви православной веры во Христа и добрых дел во имя Христа, как «парящие к небу», чтобы «стать на земле последователями Христовыми, сонаследниками Его на небе» (свт. Игнатий Брянчанинов). Вот дивный рассказ «О самой прекрасной службе в моей жизни» о Дивеесвском монастыре, «необыкновенной мощью и тайной силой этой великой обители», с его древними монахинями, где автор пережил самую прекрасную литургию «в убогой лачуге на краю города… я действительно не понимал, на небе нахожусь или на земле, ибо я понял, что монахини одолеют всё!»

Подобные сердечные созерцания, сердечное духовное мышление, духовные ассоциации рождаются в душах огромной армии читателей любимой и знаменитой книги «Несвятые святые», в высших смыслах Империи Духа обретают веру, надежду, любовь, ибо рядом с нами – воистину святые! В их руках – духовный якорь спасения, ибо «На земле они жили, как-будто будучи уже на небе», как воплощённая любовь, как величие человеколюбия, как учителя и наставники путей добродетели и мудрости, как образец и высота любомудрия, как «странники всей Вселенной», как посетившие наш земной дом с призывом: «Ищи хлеба жизни! Стремись на Небо! Будь выше самих Небес!» – и нет конца животворящей силе благодати, заключённой в рассказах архимандрита Тихона (Шевкунова), связавшего узами Духовной Радости не только своих современников, но и будущие поколения. Его благословенные «Несвятые святые» стали для нас реально святыми, канонизированными на Небесах и в наших сердцах.

Архимандрит Тихон (Шевкунов), по милости Божией, одарил своих читателей нетленным Хлебом Жизни, ибо любовь его к Богу и ближним соединила Небо и Землю «тихим веянием Духа». Слёзы, искренние вздохи сердца — самые верные признаки глубокого убеждения читателей, которые сначала поняли автора, потом отдали ему в плен свои сердца и согласились действовать по его слову, возвышаясь святостью «несвятых святых». Осанна Вам, любимый в Боге Иисусе Христе митрополит Тихон (Шевкунов)!

Книга сияет духовной радостью; блистает тёплым юмором, увлекает тонкой иронией (самоиронией), она лишена обвинительности, только оплакивает грехи, умиротворяет смятенные сердца, описываетправославные монастыри и их насельников, духовно возвышает, назидает без назидания, трепетно приоткрывая завесу над тайной святости.

Вот оно – благословенное тихое дуновение Духа Любви! Оно животворит книгу, цель которой автор выразил в таких вдохновенных словах: «Об этом прекрасном мире, где живут по совершенно иным законам, чем в обычной жизни, мире, бесконечно светлом, полном любви и радостных открытий, надежды и счастья, испытаний, побед и обретения смысла поражений, а самое главное – о могущественных явлениях силы и помощи Божией я хочу рассказать в этой книге». И читатель сразу сердцем видит дивную Духовную Вертикаль этой необыкновенной книги!

Часто хочется остановиться и замереть во вдохновенном изумлении,

рождённом талантом автора, его «поющего сердца», по слову И.А. Ильина. Автору не было нужды что-то придумывать – все события происходили в реальной жизни, стали документальным свидетельством мудрого сердца, которому близки слова свт. Иоанна Златоуста: «Я не нахожу высшего блага, чем красота души, ибо родство духовное выше родства по плоти». Слава Тебе, Боже, что даровал нам Светильник Нравственности «Несвятых святых», а для нас – святых, ставших нам родными по духу! Как это дорого нашим сердцам в трагические Ноевые времена!

Книга читается на одном дыхании, её хочется читать и перечитывать, в ней всё ясное и понятное, вдохновляющее и восхищающее, касающееся сердец своей дивной естественностью «крайней простоты» (свт. Игнатий Брянчанинов), правды и красоты Истины. Книга увлекает описанием высот духовной жизни и глубин драматических ситуаций, исповедальным этосом и пафосом жертвенной любви к Православию с его «несвятыми святыми», полна пастырской любовью и сочувствием к православным читателям – с самым разным духовным опытом и образованием. Сам Дух Святой водил рукою автора в спасительных словах: многие читатели от сна духа пробудились, прочитав книгу–исповедь, книгу-проповедь, книгу-молитву!

Эта книга – великое вдохновение, вразумление, поучение, исцеление, как и должно быть в высоком духовно-нравственном   мире христианской литературы. В современном океане книг она стала народной и любимой, родной и бесценной, как рождённая в намоленных стенах лучших монастырей России, где читатель может виртуально побывать благословением автора, открыв для себя хоть частицу духовной жертвенной жизни земных Ангелов, великих молитвенников и тружеников не  по самочинию, а по послушанию. Их благословенные Богом имена

сияют в рассказах автора, как наше нетленное сокровище и надежда на спасение: «Отец Иоанн», «Архимандрит Серафим», «Вредный отец Нафанаил», «Схиигумен Мелхиседек», «Отец Антипа», «Отец Гавриил», «Августин», «Матушка Фрося», «Архимандрит Клавдиан», «Как отец Рафаил пил чай» и др.

Духовный диапазон книги – велик и величествен Христоцентризмом, разнообразен и прекрасен кордоцентризмом: от святости прозорливого, любимого отца Иоанна Крестьянина до рано погибшего в автомобильной катастрофе отца Рафаила, замечательного батющки, который постоянно пил чай с многочисленными гостями, которых всех приводил к Богу, незаметно, мудро, с любовью великими трудами сердца.

Воистину эта книга – «школа духовная», по слову Иоанна Златоуста. Автор сумел в дивной простоте формы осердеченного духовного рассказа Очевидца показать высоту духовно-интеллектуальных ценностей современного монашества, священства в их многотрудном монастырском бытии в «их дивном, восхитительном мире-». Не все могут выдержать аскетической жертвенности этого подвижнического монастырского служения – только благословлённые Богом, как и сам автор, отечески заботящийся о духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения, на наших глазах погрязающего в виртуальном цифровом пространстве мировой паутины Интернета рациоцентрического и технократического времени.

Эта книга – желанный Хлеб Жизни, неиссякаемый источник благодати, прославляющий «несвятых святых» – земных Ангелов, как дань благодарности им за Уроки Жизни и Спасения. Льётся живительным потоком незабываемых образов исповедальный рассказ боголюбивого автора, талантливого богослова и писателя, мудрого просветителя и духовного наставника: он словом своим Свечи поставил на Свечник, а не под спудом, увековечил дорогие имена в Вечности! Он пишет: «Эти истории я рассказывал братии Сретенского монастыря. Потом – своим студентам, очень многие – на проповедях. Я благодарен всем моим слушателям, которые и подвигли меня на написание этой книжки». Вот почему эта книга стала народной и особо любимой!

Читатели благодарны автору за личностный, пусть и краткий, но искренний рассказ о своём непростом пути к Храму – от молодого студента ВГИКа, интеллектуала-сценариста, до архимандрита Псково-Печерского монастыря, а в будущем – митрополита. По милости Божией, он  25 лет был одним из духовных сыновей всенародно любимого старца Иоанна Крестьянкина.  Благодарный читатель сердцем временами узнаёт себя и свои духовные испытания, познавая путь к Богу будущего митрополита Тихона (Шевкунова) и его сподвижников, верных служителей истинного Бога. Особенное впечатление вызывают строки

перемены сознания (метанойи) при переходе автора от мирской к монастырской жизни, где всё поражало душу искателя Истины, который постигал «ни с чем не сравнимый дух русского монастыря и посадского городка вокруг него». Он прошёл путь смиренного послушания, трудничества и духовного возрастания – от тяжёлой работы в грязном канализационном колодце      до благоуханного райского монастырского розариума – Духовной Флористики Псково-Печерского монастыря.

Это был трудный путь – от студенческих «мистических занятий» до служения Богу во главе монастырской братии и будущей митрополии. Автор сначала тяготился тяжёлыми монастырскими послушаниями, стремился возвратиться домой в Москву, потом 9 лет смиренно и мужественно ждал благословения матери на монашество, которое он получил по милости Божией и по молитвам своего духовного отца Иоанна Крестьянкина. Он исповедально пишет о своём духовном преображении: «И действительно – всё стало другим… мир потерял для меня весь интерес и привлекательность… Единственное место, где я чувствовал себя хорошо, был Храм… Мне открылась другая жизнь. Кино потеряло для меня всякий интерес. Меня притягивали, в первую очередь, – люди. О них я хочу рассказать».

Драгоценные для многих читателей страницы книги – рассказ «Отец Иоанн», посвящённый любимому духовному отцу Иоанну Крестьянкину, которого любит не только вся Россия, но и весь православный мир. Он духовно окормлял духовного сына около 25 лет, до конца земного пути 5 февраля 2006 г. Его духовный  образ, как и всё в этой дивной книге, описан с великой любовью, трепетом и благоговением, острым взглядом богослова-мыслителя, художника-писателя, мастера-сценариста, наблюдающего всё и вся глубинным взглядом и прозорливым сердцем – художественно, как бы «по-кадрово», описывает «лёгким пером», вдохновенно и крылато, с долей радости  и юмора всех, дорогих его сердцу. Вот мы ясно видим, благоговейно и  радостно представляем любимого батюшку Иоанна Крестьянкина: «…он вечно куда-то спешащий, даже суетливый, неизменно окружённый толпой паломников. Другие насельники монастыря выглядели гораздо строже, аскетичнее и даже солиднее». Как видим, при первом взгляде великий светильник православия не произвёл должного впечатления на
юношу, ещё не пришедшего к глубинному пониманию святости, которую он со временем великолепно выразит в таком признании: «Отец Иоанн на самом деле – один  из очень немногих людей на земле, для которых раздвигаются границы пространства и времени, и Господь даёт им видеть прошлое и будущее, как настоящее… человеческие души открыты со всеми их сокровенными тайнами, с самыми заветными стремлениями, с тщательно скрываемыми, потаёнными делами и мыслями. В древности таких людей называли пророками. У нас в православной Церкви их именуют старцами». Какая благодать! Смиренномудрый отец Иоанн называл себя «опытным старичком», а ведь таким прозорливцам открывается воля Божия, «они знают волю Божию»! Какая великая милость Божия! Современный человек не всегда понимает, что ему важно не просто поступать «мудро», а как поступать «единственно правильно». Непослушание, недоверие благословению прозорливого старца очень опасно, именно это привело к смерти директора московской продуктовой базы Валентины Павловны Коноваловой, духовной дочери отца Иоанна: она умерла после простой операции катаракты глаз, от тяжелейшего инсульта и полного паралича, ибо взяла благословение на «лёгкую операцию» у другого батюшки, проигнорировав запрет на операцию своего прозорливого духовника.

С каким сожалением и состраданием автор описывает эту ситуацию, как и все другие! Этим случаем он назидает всех нас, а в утешение говорит, что непослушную духовную дочь успели причастить: «увидев меня, она закрыла глаза и заплакала», но, по милости Божией, причастившиеся сразу восходят к Престолу Господню.

Автор высокопроникновенно описывает духовные труды и подвиги отца Иоанна, мудреца и праведника, который умел находить самые главные слова – слова веры и любви с надеждой на Промысел Божий, поэтому «люди выходили из батюшкиной кельи исполненные не просто утешения, а новых сил к жизни… он говорил, как власть имеющий от Бога давать жизненные силы и вести вслед за Христом». Вот Духовная Лествица, ведущая на Небеса!

Сердце трепещет от осознания величественного жертвенного служения Богу и людям старца Иоанна Крестьянкина, который однажды, в Богом благословенное мгновение, сказал Великие Слова своему духовному сыну, монаху Тихону: «А теперь слушай волю Божию!» Это было благословение о переходе из Донского монастыря в братию Псково-Печерского монастыря, создание его подворья в Москве: «… и ты будешь строить это подворье». Как важны и ответственны эти Великие Слова, меняющие всю жизнь православного человека, призывающие к исполнению своей жизненной миссии! Какое счастье прикоснуться к цветущему периоду монашества Псково-Печерского монастыря, общаться с великими старцами и монахами, какая милость Божия!

Все получали уроки духовной мудрости от старца Иоанна, ибо  преображались и воскресали их души в духовном поле великой любви и мудрости наставника, который по навету сидел несколько лет в тюрьме и один год провёл в одиночной камере на Лубянке, где его жестоко пытали за якобы антисоветскую агитацию. Он всех простил и всегда прощал, а о годах лагерей откровенно говорил, что «это были самые счастливые годы, потому что Бог был рядом!» Писатель Захар Прилепин в книге «Обитель» о Соловецком монастыре и Соловецком концлагере тоже говорил, что «там Бог был рядом…» Автор дарит читателям бесценные духовные признания своего духовного отца, делится с нами самыми сокровенными, откровенными признаниями Божиих людей: «Только помню: небо отверзто и Ангелы поют в небесах. Сейчас такой молитвы у меня нет…». Какая мощь исповедальных великих слов в стремлении спастись и угодить Богу!

Низкий поклон и молитвенная благодарность автору за необыкновенно точное и тонкое описание, до мельчайших деталей, образа отца Иоанна: его любящими глазами мы видим, как на невидимых крыльях любимый батюшка «влетал» в келию  в свои 90 с лишним лет: вот он сначала трепетно прикладывается к иконам, усердно молится  и только потом поворачивается к гостям: «…охватывал всех радостным взглядом и тут же спешил благословить каждого. Кому-то что-то шептал, волновался, объяснял. Утешал, сетовал, подбадривал. Охал и ахал. Всплескивал руками… напоминая наседку, суетящуюся над многочисленным выводком…» Разве это не Божий дар духовным чадам незабываемого и любимого отца Иоанна, как и всем нам, счастливым от осознания, что Православная Церковь обладает таким великим сокровищем? Патриарх Пимен однажды сказал: «Духовник, пожалуй, у нас один на всю Россию – это отец Иоанн». Возблагодарим Господа Бога, когда-то благословившего 4-хлетнего Ваню Крестьянкина прислуживать алтарником в Храме и служить Богу до 96 лет! Слава Богу за всё!

Книга «Несвятые святые» обладает удивительным синтезом молитвенности, исповедальности, проповедничества, талантливо и вдохновенно живописуя жизнь христианина на земле и жизнь Церкви Небесной, связанных нерасторжимыми духовными узами. Мы все благодарны автору за его правдивое признание о себе как об «одном из чад неразумных», по слову отца Иоанна. Мы все весьма неразумные чада перед лицом подвижников Православной Церкви, сонм которых не оскудеет до скончания века: «Они ясно понимали, зачем оказались в монастыре и для чего подвизаются здесь насмерть в духовное брани за себя и за тех живых и мёртвых своих сверстников, которым не дано было быть призванными на эту самую главную, невидимую миру войну».

Такие душеспасительные книги помогают нам не погибнуть в надежде спасения в вечности. Свои весьма скромные «духовные орбиты» мы пытаемся выправить, выпрямить, направить вверх, молитвенно стоя на коленях и осознавая свою слабость и греховность, неразумие и гордую самоуверенность, когда катастрофические вызовы нашего трагического времени бьют набат, оберегая нас от гибели молитвами и жертвенными подвигами Пантеона Божиих людей, о которых вдохновенно повествуется в книге «Несвятые святые» где «Бог предлагает нам небо», по слову свт. Иоанна Златоуста. Один из них – отец Рафаил, который секретом необыкновенного воздействия на души людей, «который в основном занимался лишь тем, что пил чай, со всеми, кто к нему приезжал…Все, с кем он пил чай, становились православными христианами. Все без исключения!» Вот чудо твозрождения души к духовной жизни!

В чём феномен этой дивной книги? Почему она стала сразу любимой православным народом? Жаль, что именно «сарафанное радио», а не все СМИ, телереклама мощно популяризируют её уже свыше 10 лет в информационном пространстве. Попробуем опереться в наших размышлениях о духовном красноречии автора на великую гомилетику не только свт. Иоанна Златоуста, свт. Игнатия Брянчанинова, но и более поздних богословов -исследователей, таких, как Николай Фаворов.

Высшая ценность для человека верующего, его сверхценность души и жизни – Бог, Его Слово животворящее, которым Он одаривает Своих избранных. В чём сила их слова? В нераздельности сил души и силы слова животворящего: поучительность для ума, животворность для сердца, убедительность для воли, решительность выполнять миссию на деле. Слово животворящее исполнено Духом Евангелия с его торжественностью света, чувствительностью и чуткостью, энергией сберечь, увеличить помазание Божие в себе. Это рождает осердеченное  слово – слово отца Тихона. Вот его «Слово на литургии на монашеском пострыге в Сретенском монастыре 19 декабря 1997 г.»: «Верности ждёт от нас Господь, верности, больше ничего. Верности духу Божию. Верности нашей вере, верности Христу». Какие чеканные, ёмкие, мощные словобразы! Какая сила убеждения.

Второй животворный источник духовного слова – благодать учения Христового, как дара сверхприродного и Божиего, что возбуждает святые чувства человека в приятности и сладости, выше мёда. Так рождается осердеченное слово отца Тихона в «Проповеди в воскресенье 23-е по Пятидесятницы 6/19 ноября 1995 г.»: «Так вот, апостол Павел обнаружил важнейший, основополагающий закон нашего мира. И сформулировал его так: Господь Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки – Тот же!» Что можно к этому добавить? Только одно, древнее и радостное: аминь!»

Третий источник животворности слова – великое осияние от Духа Святого, что порождает не только умиление помазанным словом, важность, кротость,  любовь, но и осознание своей слабости перед Богом, смирения перед Творцом, глубинное покаяние. Так рождается осердеченное слово в красоте благозвучности, благовидности, духовной сладости и небесной красоте, которая не от мира сего. Вот ода любви Великого Наместника обители: «Любовь… есть высшая молитва. Если молитва – царица добродетелей, то христианская любовь – Бог, ибо Бог и есть Любовь. Смотрите на мир только сквозь призму любви, и все Ваши проблемы уйдут: внутри себя вы увидите Царство Божие в человеке – икону, в земной красоте – тень райской жизни…» Очень важно верующим людям, в первую очередь, священнослужителям, изучать и ценить эти бесценные дары Святого Духа, проводников Божией благодати и любви: «Говорил я к вашей любви» (свт. Иоанн Златоуст).

Внутренние качества духовного слова гомилетики, духовной литературы
ныне противостоят бездуховному слову апокалиптических времён, когда цифра
восстала против слова-логоса, когда все силы зла ада борются с силами добра.
Спасение возможно, если мы всем миром, как представители всех традиционных религий, разных национальностей и культур, осознаем силу духовного оружия,
которое от Бога, и поэтому способно в чистых сердцах и золотых устах победить все силы ада. Мы читаем и перечитываем Библию, Евангелие, книги святых отцов Церкви, священные книги народов мира, православную духовную литературу. Мы слушаем православные проповеди, исцеляемся их великими внутренними качествами: поучительностью,  убедительностью, духом священного достоинства, нравственности, всех сокровищ души.

Удивительная по силе духовной красоты и красноречия книга «Несвятые святые» дышит поучительностью, убедительностью, духом священного достоинства и благоухает даром Божиим – писательским талантом автора, где воедино сливаются «сладость красноречия и спасительность гомилетики» (Блаженный Августин): «Но весь вопрос в том, как попасть в этот удивительный мир? Это невозможно никакими обычными человеческими способами. Никакой земной властью, ни по какому благу. Ни за какие деньги. В этот мир нельзя и краешком глаза заглянуть, даже при помощи всех разведок и спецслужб. А ещё выясняется, что в него нельзя величественно прошествовать, скажем, просто закончив духовную академию и даже получив священнический и епископский сан.

Но зато туда спокойно можно доехать с отцом Рафаилом на его чёрном «Запорожце». Диво дивное».

Канонические тексты священных книг, книг духовной литературы – это наша надежда на спасение, ибо они зиждутся на высших достижениях теории и практики красноречия и гомилетики, слова животворящего, нашего «ключа разумения» (Иоанникий Галятовский), как спасительного якоря, сброшенного с небес  в бушующий океан земной жизни. Не пройти мимо них, сохранить, не потерять, взять на вооружение – наша духовная задача.

Непередаваемые духовные эмоции изумления, удивления, радости и
восхищения дарит читателям рассказ «Вредный отец Нафанаил» о казначее
Псково-Печерского монастыря, который «был очень вредный»: он был худенький старец с холщевым мешком за плечами, в котором могли быть или сухари, или миллион рублей на нужды монастыря. Он был образцом «вредности», что касалось финансов монастыря, и был образцом послушания и духовной мудрости в монастырской жизни. Разве можно его назвать «церковным бюрократом», «Плюшкиным», который «всегда появлялся там, где его не ждали», а послушники боялись его строгости? Отец Нафанаил был великим и неутомимым тружеником, спал сидя, а «удобно спал лёжа в снегу, чтобы не нежиться в кровати». Окружающие не сразу понимали его святость, ибо он скрывал свои духовные дары, прятался за строгостью и сварливостью. Кое-кто думал о нём, как о «скряге Плюшкине», а он был «несвятой святой» с оторванной подошвой в старом башмаке, но преданно и строго хранил вековые устои монастыря с древними иноческими уставами.

«Вредный» отец Нафанаил мудро противостоял могучей советской власти, попыткам бесцеремонно вмешиваться в монастырскую жизнь, например, требованием участвовать монахам в выборах не   в монастыре, а на избирательном участке. Ситуацию спас отец Нафанаил своим до чрезвычайности «тонким советом» наместнику отцу Алипию: был организован торжественный крестный ход длинной череды монахов с крестами, древними иконами и хоругвями, с дружным пением тропарей, когда монахи шествовали через весь город, а в зале выборов духовенство начало совершать молебен. До смерти перепуганные чиновники пытались протестовать, но их остановил грозный отец Алипий, чтобы они не мешали гражданам-монахам исполнять их конституционный долг. Братия проголосовала и крестным ходом чинно вернулась в святую обитель. Понятно, что победила духовная власть: на следующие выборы избирательную урну чиновники привезли в трапезную монастыря с самого раннего утра.

Вот ещё одна из самых поучительных и юмористических сцен из жизни «вредного» отца Нафанаила: он не любил отпускать монахов в отпуск и выдавать им деньги, поэтому, когда к нему подошёл один из будущих монахов-отпускников, то все стали свидетелями очень смешной сцены, когда отец Нафанаил упал на спину, дрыгая руками и ногами, начал истошно вопить: «Караул! Помогите! Грабят!!! Деньги им давай! В отпуск хотят! Устали от монастыря! От Матери Божией устали! Грабят! Караул! Помогите!!!» Несчастный проситель быстро ретировался – без оглядки. А когда «опасность миновала», отец Нафанаил «спокойно поднялся, отряхнулся от пыли и отправился по своим делам». Разве можно это читать без улыбки и слёз умиления? Даже умирая, отец Нафанаил отказался от сердечного стимулятора, чтобы душа могла спокойно отойти к Богу в свой час: «он умер необычайно тихо и смиренно». В жизни он был невероятно экономным во всём, отдавая всего себя любимому монастырю и ближним. Он сам был величайшим сокровищем, владельцем бриллиантов и золота добрых дел, но не все это тогда понимали. Он жил и трудился в старой рясе, но приобрёл белоснежные одежды святого в раю. Разве возможно не полюбить всем сердцем этого «несвятого святого»?

Автор с великой болью описывает, что в советские атеистические годы многие чиновники видели в  монахах «мракобесов, хитрецов-хапуг, тёмных

недочеловеков», а со временем они открывали для себя «своеобразно, но очень

интересно образованных умниц, необычайно смелых и внутренне свободных людей, знающих что-то такое, о чём атеисты даже не догадывались». В монастыре шла незримая, напряжённая, постоянная духовная борьба за каждую человеческую душу, поэтому некоторые из посетителей монастыря со временем познавали Истину и приходили к Богу, получив священный импульс веры в самое сердце, импульс Божией любви, явленной в светлых ликах скромных монахов, чрезвычайно бедных и несметно богатых Богом.

В рассказе «Схиигумен Мелхиседек» внимательный читатель познаёт удивительный и таинственный мир подвижничества в великой схиме – высшей степени отречения от мира, когда монах оставляет все послушания, кроме молитвы, вновь меняет имя, принимая схиму, ибо «добродетели выше чудес» (свт. Иоанн Златоуст).

Схиигумен Мелхиседек сначала служил в монастыре с именем игумена Михаила, обладая талантом искусного и усердного столяра. Все радовались его многочисленным столярным работам, но однажды от переутомления он потерял сознание и упал замертво. Над ним стал молиться отец Иоанн Крестьянкин – и вдруг отец Михаил открыл глаза, ожил и начал умолять позвать наместника и немедленно постричь его в великую схиму. Он был чем-то потрясён и видел то, чего не видел никто. Он никому об этом не рассказывал, но открыл своё сердце молодому монаху Тихону. Сказал, что увидел себя посреди огромного зелёного поля, дорогу ему преградил большой ров с исковерканными деревянными церковными изделиями. Он с ужасом узнал свои столярные труды, плоды своей монастырской жизни, которыми очень гордился. Вдруг он увидел Матерь Божию, которая проговорила: «Ты монах, мы ждали от тебя главного – покаяния и молитвы, а ты принёс лишь это…». Умерший очнулся человеком с другим сознанием и посвятил себя покаянию и молитве, живя с глубочайшим смирением и плачем о своих грехах, искренней любовью ко всем, с аскетическими подвигами полного самоотвержения, за что Господь одарил его прозорливостью и деятельной молитвенной помощью людям. В схиме родился «несвятой святой»! Он считал себя «худшим и грешнейшим человеком на земле», а был непостижимо прекрасным и могущественным Гигантом Духа… Только смогут ли все современные люди, вооружённые модными гаджетами, компьютерами, супермобилками и армией подписчиков в социальных сетях, знать и владеть тем великим и сокровенным, чем владели эти земные Ангелы?..

Удивительные духовно-нравственные эмоции дарят все рассказы этой дивной книги, ибо в ней всё поучительно и спасительно в великом диапазоне драматических, лирических, иногда юмористических сюжетов. Такова наша многоликая душевная жизнь, но особым и таинственным образом она проявляется в духовной жизни. Об этом повествует автор в рассказе «Про кота». Как известно, «кое-где у нас порой» любят «покритиковать священников», а восхищаются ими только избранные души. Автор удивился, когда услышал в Донском монастыре от прихожанина Николая самые высшие слова похвалы, восхищения священниками, как самими лучшими, самыми великими, самыми терпеливыми и прекрасными людьми на свете! Что же так восхитило этого человека? Оказывается, прихожанин Николай на исповеди очень долго рассказывал священнику пренеприятную историю про домашнего кота, очень хорошего и умного, красивого и любимого, но с жуткой привычкой гадить в постель ушедшим на работу хозяевам. Борьба за чистую постель длилась долго и безуспешно, поэтому хозяин покаялся в том, что отлупил кота, а тот обиделся, залез под стул, сидел там и по-настоящему плакал. Жена поссорилась с мужем и потребовала покаяться у священника «за зверский, гадкий, нехристианский поступок». Совесть обличила Николая, он отстоял очередь и исповедался игумену Глебу из Троице-Сергиевой Лавры. Исповедь была долгой и печальной: туговатый на ухо священник 10 минут смиренно выслушивал про какого-то «копта», который зачем-то живёт у них в квартире и гадит в их постель, которого Николай зверски избил, а тот «копт» под стулом сидел и плакал. Прихожанин Николай понял, что «самые прекрасные и непостижимые, самые терпеливые и великие люди на свете – это наши священники». Мы с вами тоже можем припомнить множество ситуаций, когда мучили своих батюшек долгими исповедями со своими «коптами». И смех, и грех!

А вот драгоценные эпизоды «лоскутного одеяла» жизненных ситуаций в каскаде юмористических сцен книги: мы смеёмся шуткам «высшего пилотажа» отца Рафаила, любившего с гостями поспеть на поезд, беседуя за чаем до самого последнего мгновения, когда все «безмерно благодарные ему за шанс уехать, срывались с месте и мчались на вокзал», хотя уехать удавалось не всегда. Но никто на него не обижался!

Вот его доверительные рассказы городским дамам «о трудностях жизни на отдалённых приходах в псковских лесах», о встречах с зайцами, лисами, волками, медведями и рассказах, как надо спасаться от диких кабанов, сидя на дереве на самой толстой ветке, подальше от ствола, сидеть 4 дня, «пока кабан выкопает громадный котлован и от изнеможения сдохнет в нём».

Как любил радость и добрые шутки талантливый деревенский батюшка! Как его любил народ за золотое сердце, преданное Богу и людям! Духовное богатство жизни в общении священника и верующих сияет всеми красками радуги – грусти и радости, печали и юмора, тожественного и лирического, опасного и оберегающего, будоражащего и исцеляющего (расссказ «Отчитки»), ранящего горькой правдой чина изгнания бесов – экзорцизма и исцеляющего великой верой и любовью.

Вместе с автором читатель часто умиляется Божиими милостями в надежде спасения в вечности: «…я сам умилился, узрел богатство милости Божией».

Великие духовные истины мы находим в рассказе «Великий Наместник» об отце Алипии, наместнике Псково-Печерского монастыря, который 4 года воевал на фронтах Великой Отечественной войны, дошёл от Москвы до Берлина. Он был воином Христовым, ибо 13 лет мужественно держал оборону Псково-Печерского монастыря, защищая от атак атеистического государства. В СССР были только две обители: Троице-Сергиева Лавра властями оберегалась для показа иностранцам, а со Псково-Печерским монастырём власть постоянно воевала, упорно борясь за его закрытие.

Отец Алипий, как бывший фронтовик, собрал и объединил в монастыре  много воинов Христовых, бывших фронтовиков, с которыми держал духовную оборону против безбожных властей. Мы любуемся духовной красотой и мужеством монахов-ветеранов и орденоносцев Великой Отечественной войны, некоторые из них прошли сталинские лагеря, некоторые познали войну и лагеря, некоторые из них стали духоносными старцами, мужественно противостояли жестокой антирелигиозной пропаганде.

Отец Алипий обладал удивительным даром творческой мысли и убеждающего слова, его гомилетическое искусство знали все, как оружие защиты веры и монастыря. Читатели с восторгом прочитают об удивительных делах отца Алипия и братии, где мастерство духовных поступков приумножалось мужеством и любовью, находчивостью и преданностью. Однажды у обители были отобраны все сельскохозяйственные земли и пастбища, поэтому несчастная скотина была в стойлах. Власти Москвы прислали в монастырь большую делегацию братских коммунистических партий, которые умилялись красотой обители, любовались клумбами и розами в тишине и благолепии монастыря. Отец Алипий подготовил «военную операцию»: неожиданно перед гостями появились «мычащие, с задранными хвостами, ошалевшие от свободы 30 монастырских коров и огромный бык и устремились к цветам на клумбах, где гуляли иностранцы. Гости в ужасе забились кто куда». Отец наместник Алипий грустно объяснил гостям, что других пастбищ для бедной скотинки нету, поэтому их пасут внутри монастыря: «В тот же день монастырю были возвращены все земли и пастбища». Что можно сказать о мудрых и великих защитниках веры? Только молитвенно и радостно восхититься.

Военным людям будет важно прочитать о силе духа отца Алипия во многих эпизодах, а также о его встрече с выпившими молодыми лейтенантами,
выпускниками Псковского десантного училища, которые ломились в монастырь,
чтобы найти, «где прячут своих монашек окопавшиеся здесь попы?». Что сделал
отец Алипий? Он одел военный китель с рядами боевых орденов, медалей и
закутался в монашескую мантию. Выйдя, он снял её перед толпой разгорячённых
лейтенантов, которые онемели от удивления. Он поразил их и другими
мужественными поступками, заставил задуматься и уважать монастырь и себя.
Отрезвевшие офицеры долго беседовали с отцом Алипием, потрапезничали с ним, осмотрели монастырь с его славным прошлым и удивительным настоящим. Отец Алипий всех щедро одарил деньгами «от бабушек, дедушек и матерей, которые пойдут им на пользу». Многие из этих гостей впервые столкнулись с христианской любовью, а в будущем лучшие из них придут к вере и смогут спастись. Монастырские православные светильники зажгли свечу веры, надежды и любви во многих сердцах своих заблудших современников, ибо их победа была обеспечена иным оружием – Христовой любовью.

Духовные жемчужины книги – её люди, простые монахи и священнослужители, как в рассказе «Приходской дом в Лосицах и его обитатели»: хозяин дома, любвеобильный отец Рафаил; бесноватый, талантливый рассказчик и странник Илья Данилович; инок Александр, странник и поэт, который в    монашеском постриге с именем Роман стал известным православным поэтом и песенником. Запоминается образ иеромонаха Никиты, самого близкого друга отца Рафаила, подвижника, ушедшего из дома в 13 лет, ибо там он никому не был нужен, «кроме самого себя и Господа Бога». Удивляет и поражает душу образ диакона Виктора, недавно вышедшего из тюрьмы, отсидевшего несколько лет по политической статье. Восхищает его непоколебимая вера в Бога, презрение к трудностям, весёлый нрав, добродушие, приправленные острым перцем тюремной лексики.

Все эти очень разные, но Боголюбивые люди жили в Лосицах, как пример дружной православной семьи. Бедные приходы Псковщины того времени вызывают у верующего читателя глубокое сочувствие и понимание, что всем приходилось как-то выживать! А как? Автор книги дарит читателям удивительно

яркую, правдивую картину добывания хоть каких-нибудь денег. Лосицкие насельники обители принимают решение просить деньги у Псковского митрополита Владыки Иоанна, мало надеясь на успех. С большим юмором и состраданием архимандрит Тихон описывает незабываемую «речь» диакона Виктора, бывшего заключённого: «В–Владыко святый! – отчаянно начал он…

Какая жизнь в натуре?! Держимся ваще на последних! Роги отваливаются!
Денег – нет! Еды – нет! Зубы на полку ложим! П-покойников – и тех нет!». Какой
дивный образец «речи» с целью поразить в самое сердце
ошарашенного Владыку Иоанна! Ко всеобщему удивлению и радости,
Владыка Иоанн благословил нищенствующую братию 100 рублями, что было большой суммой по тем временам. Что сделали счастливые и голодные просители? Они накупили еды себе и гостинцы деревенским старухам, а с мороженым решили в постный день «потерпеть до завтра…» Вот картина с натуры таких родных, понятных, любимых в  Боге духовных лиц, ведь Господь не забудет их жертвы!

Среди рассказов о «святых несвятых» с их индивидуальным и загадочным
духовным опытом мы встречаемся лицом к лицу, душа к душе и с некоторыми
православными мирянами: великими и известными, как режиссер С.Ф. Бондарчук с его «толстовством» и его семья, как любимый поэт Булат Окуджава, как известный учёный О.А. Никитин с женой Г.Д. Никитиной, как профессор-историк, генерал-лейтенант разведки Н.С. Леонов и др. Но не меньшее духовное впечатление в наших сердцах вызывают образы не только людей, но любвеобильное сердце автора находит местечко и для братьев наших меньших в рассказах «Про молитву и лисичку», «Черный пудель», «Про кота» и др., которые дополняют общую картину духовности монастырской и обычной жизни высшими ценностями, высокими христианскими смыслами, памятными житейскими ситуациями, невероятными событиями и даже «химерами», когда рука автора–мастера и художника вдруг открывает «совершенно поразительные, неизведанные горизонты», когда в наше земное странствование врываете «иная реальность» Диво в том, что это рассказы не о животных и зверях, а о Божием мире, который открывает свои тайны только чистым сердцам, чтобы утешить, поддержать, исцелить рапы сердца, как Господь явил утешение бедному крестьянину в образе пустынной лисички, которая каждую ночь пила подаренное ей молоко, как жертву Богу, поэтому Ангел запретил монаху отнимать у бедного крестьянина его надежду и радость сердца: угодить Богу, напоив лисичку молоком.

Исповедальная книга «Несвятые святые» до краёв наполнена Солнцем
Правды и Любви, бережно приоткрывает сокровенные тайны благословенной
монастырской жизни, помогает её понять хоть в каком-нибудь приближении,
намагничивая сердца любовью и восхищением удивительным «иным миром», но и предупреждает об опасности оскудения духовно-нравственного бытия в некоторых монастырях. В книге звучит горькое предостережение, что иногда в монастыри «люди приходят со слабым произволением» что «мало жертвенного самоотречения и решимости на монашеский подвиг». Это беда монастырей – Духовных Маяков в бушующем житейском океане. Или это наша общая беда?

Отдельная благодарность автору и издателям книги за многочисленные, с
любовью подобранные и сохранённые, как фиалы благодати, разнообразные фотоиллюстрации. И пусть они чёрно-белые, не цветные, но сияют зримой Радугой Неземной Красоты и Благодати. Полистайте книгу и полюбуйтесь: вот широкое подворье древнего Псково-Печерского монастыря, запруженное морем молящихся (стр.2-3). Так хочется побыть там, помолиться вместе с ними! Вот сплочённая группа молодых послушников и монахов сидят в благолепии разнотравья Псковщины на  сырой земле и смотрят с мыслями о Рае в твою душу прямо из Вечности (стр. 6). Вот обнимают нас любовью юродивые странники, странные и дивные отрешённостью от нашего мира (стр. 27). Вот целая фотогалерея любимого батюшки Иоанна Крестьянкина – драгоценные свидетельства его духовной высоты, красоты и небесной любви (стр.38, 70, 72, 144 и др.). Вот памятное фото «На праздник Успения Пресвятой Богородицы идёт дождик», где нельзя оторвать от красоты и от духовно мощных двух шеренг духовных воинов – стоящих под дождём монахов и священников, излучающих великую благодать (стр.52,53). Это – наше великое сокровище, Хлеб Жизни!

Особую духовную силу любви в сладостной тишине сознания излучает коллективное фото «Монахи и послушники с отцом Иоанном» (стр. 128). В центре группы своих духовных чад – «земных странников» умиротворённо сидит земной Ангел, Богомудрый отец Иоанн Крестьянкин: его светлый лик просто сияет неземной красотой мудрости и любви. Его трепетно окружает большая группа молодых монахов, сердца и лица которых пламенеют великой сыновней любовью к Богу и Его посланцу – прозорливому старцу Иоанну Крестьянкину. Эту фотографию в слышании тишины хочется рассматривать долго и пристально, как дивный миг в Вечности, как стремление души в объятиях великой Божией милости прикоснуться сердцем к неизреченной тайне Православной Духовной Семьи. Царство Небесное ушедшим в Вечность! Многая и благая лета ныне живущим!

…Часто ли мы стремились и ныне стремимся посетить монастыри и Храмы, прикоснуться к «дивному и восхитительному миру», в благодати совершенно нереальной красоты земного рая? Великий отец Алипий вместе с подвижниками созидали духовно-нравственное пространство в самые тяжёлые атеистические времена, исполняя Промысел Божий. Они были, есть и всегда пребудут Божиими избранниками, прозорливыми душами, золотыми устами Самого Господа. О себе они никогда ничего много не помышляли, считая себя грешными и немощными, но читатель понимает, что выше монахов и священников в любом обществе никого нет! Глядя на них, на их светлые и прекрасные лики, мы созерцаем Божественное в человеке. Слушая громкие проповеди или тихие слова шёпота, сказанные на ухо, мы слышим голос Господа. Общаясь с ними хотя бы краткие часы своей земной жизни, мы со временем понимаем, что Господь одарил нас незабываемой Встречей с «несвятыми святыми». Простившись с ними в конце их земного пути, достигнув любых «высот» своей мирской жизни, мы осознаём, что самые счастливые и благодатные минуты были именно тогда, когда они были рядом с нами. Мы всегда пламенно молимся о них, наших незабвенных «несвятых святых» – от великого и величественного патриарха или митрополита – до самого скромного священника или монаха в провинциальном городке или далёком селе. Мы неутомимо ищем их всю свою сознательную жизнь, смиренно молим Бога открыть нам такой духовный и неугасимый Светильник, но не всегда получаем просимое – по грехам нашим! Мы не имеем права забывать слова Н.Я. Данилевского: «После иссякновения нравственного принципа жизни – народы сметаются внешними бурями». Апостол Павел призывает: «Преобразуйтесь обновлением ума вашего!» (Рим. 12:2), где речь идёт о благодатном озарении ума и сердца человека Божией Премудростью, стремлением к святости для вечного спасения.

В книге «Несвятые святые» звучит стройный, гармонически слаженный,
полифонический хор, трепетно отзываясь в наших сердцах Духовным Хоралом,
Одой Радости. Давайте вместе ещё и ещё раз вслушаемся в эту дивную Песнь
Любви, всмотримся в красоту Неба и Земли, возблагодарим Бога Отца за
благословенное счастье жить и трудиться на родной земле, в лоне родной
Православной Церкви и вдохновенно творить свой Дом Бытия, дабы святость христианского сердца и сила Божественного разума победили тьму и сияли, как,
незаходящее Солнце, как Вифлеемская Звезда в глазах наших детей и молодёжи: «Радуйся, яко в слово твоё, аки в ризы позлащены, тайны веры одеящася» (Акафист свт. Иоанну Златоусту)

В океане современных книг ощущается великий дефицит духовной христианской литературы на духовно-нравственные темы для воспитания подрастающего поколения в системе государственного образования, воспитания, в библиотеках и в церковных воскресных школах. Эти книги, богодухновенные писания, как Энциклопедии Православного Духа, укрепляют фундаментальные ценности православной веры и культуры во времени и пространстве, подтверждая:
«Россия…там маяк», по слову Захара Прилепина. Они должны издаваться миллионными тиражами, чтобы полностью удовлетворить духовную жажду ищущих Истину. Книга «Несвятые святые» и другие рассказы» архимандрита Тихона (Шевкунова) должна быть настольной книгой в каждом христианском доме, в каждой православной семье, быть рекомендованной для изучения в средней школе. Молим Бога о такой милости! Обращаемся и к властям!

Низкий поклон Митрополиту Симферопольскому и Крымскому Тихону (Шевкунову), который в своей многотрудной и многополезной жизни одарил нас  великой Книгой-молитвой, Книгой-проповедью, Книгой-исповедью, дал в руки драгоценный Духовный Посох, чтобы мы смогли дойти до спасительной цели. Он возжёг перед нами Неугасимую Лампаду, чтобы мы видели направление пути; благословил и укрепил нашу немощь своей высокодуховной проповедью, чтобы мы записали её на скрижалях наших трепещущих сердец: «От святого святым святое», по слову святителя Иоанна Златоуста. Автор исполняет великий завет: «Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш…» (Ис.40:1).

Многая и благая лета Вам, Ваше Высокопреосвященство Митрополит Симферопольский и Крымский Тихон! Простите за дерзость прошения Ваших святых молитв за всех нас! Да хранит Вас Господь на всех Путях Ваших!

С любовью во Христе – раба Божия

Галина Сагач,

доктор педагогических наук,

профессор кафедры педагогики и психологии

Херсонской Академии непрерывного образования.

 

* Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы. – М.: Изд-во- Сретенского монастыря; Симферополь: Изд-во Шпатакова «Родное слово», 2012.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Праведный верою жив».

(Рим.1:17)

«От святого святым святое».

(свт. Иоанн Златоуст)

«Вашим смирением соделайте землю,

на которой вы стоите, Небом».

(свт. Игнатий Брянчанинов)

«Радуйтеся, преславнии отцы наши,

в обители Псково-Печерстей просиявшии!..»

(Акафист Собору святых Псково-Печерских. Икос12)

Христианские духовные писатели от Бога – духовно-нравственный, интеллектуальный камертон души народа, общества, человечества, его совесть и надежда на спасение в Вечности. Они неутомимо увековечивают Время неувядающим словом-логосом, запечатлевая на скрижалях наших сердец высшие духовные ценности. Они любовию ко слову Божию напоенные, словом и делом Христу работающие, стяжавшие любовь легиона читателей-почитателей! Вы – «руку делания на рало духовное возложивые», по слову святителя Иоанна Златоуста. Вы дивную любовь к Отечеству земному показавшие, как Стена Нерушимая веры, как Солнце во тьме пребывающим! Вы отвечаете на наши неизъяснимые думы, неизглаголанные вопросы, ибо спасти хотите всех! Но все ли слышат Ваш голос и Вечности?

Они – благословенные творцы прекрасных образов, вдохновляющих современников и потомков к собственному творчеству в вызовах Времени и Вечности. Они – неутомимые медоносные пчёлы, собирающие духовный нектар из неувядающих цветов Истины, Добра, Красоты, а также Веры, Надежды, Любви, Софийности. Христианские духовные писатели владеют вдохновенной живописью слова, учат нас великой радости новизны Богопознания, понимания и чувствования живой жизни христианского сердца, ибо неустанно ищут необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном. Духовные писатели, как христианские мыслители, просветители и педагоги, учат читателей смотреть и видеть, слушать и слышать, думать и познавать тайны бытия «иного мира», в частности, монастырского жития и священнического служения, феномена святости, подвижничества, служения, ведь они ближе к Богу и ведут читателей к вечному спасению. Писатели от Бога – мудрые прозорливцы, им открывается Истина в жертве любви, в подвижническом служении Богу и людям словом животворящим, ибо для них «обетованная земля – Небо, путешествие по пустыне – земная жизнь; хлеб небесный – Христос» (свт. Игнатий Брянчанинов). У них крылатые души, они стоят ногами на грешной земле, а золотыми головами касаются звёзд, вдохновляя людей некрылатых. Они сердце сохраняют во благочестии, как дети ангельского возраста, как звёзды благонравия, очарованные души, они душою не стареют, созерцая Божий мир в восхищении, открывая Истину, о которой другие ещё только мечтают. Они – украшение Церкви Православной, наша слава и радость, надежда для безнадежных, любовь для нелюбящих, вера для неверующих, сила для бессильных, мудрость для немудрых, богатство для нищих. Они – правды ревнители, «оружие Божией деятельности» (С. Франк), своим вдохновенным словом они соединяют Небо и Землю в святыне души, как литургию христианского сердца, открытого миру. Они Богу усердно служат, говорят с Богом наедине, дарят Божиему миру сакральный свет святости – «от святого святым святое» (свт. Иоанн Златоуст).

…Возможно ли хоть как-то отблагодарить Архимандрита Тихона (Шевкунова) (ныне митрополита Симферопольского и Крымского) за его книгу «Несвятые святые» и другие рассказы», шедевр христианской мысли, уникальную публичную исповедь, нацеленную в Вечность, служащую войску небесному и земному, за сияющие ризы одухотворенного слова, «Личное Евангелие», «свою Радостную Весть» о встрече с Богом через встречи с удивительными по духовной значимости современниками на пути к Храму? Эта книга – наполнена дивным светом концентрированной духовной афористичности: «Но вдруг не стало ни прошлого, ни будущего. Началось – настоящее». Или духовное слово архимандрита Афиногена: «Что мне сказать Вам, братья? Просто я всех вас люблю». Или дивный ответ грешникам, «глупым горожанам», не слушавших своего старого доброго епископа, после его смерти они получили «чудовище», они взмолились Господу и услышали ответ: «Искал для Вас хуже, но не нашёл!»

Книга «Несвятые святые» — могучий меч Христов и Божий дар дивного мыслителя-богослова, витии-гомилета, писателя-просветителя, ибо пробуждает  в нас самые потаённые родники животворящей воды, текущей в Вечность, как благодать фимиама благовонного, как цветник красоты духоносности из благодатной Псковской земли, посланный в христианский мир Крыма с его Благословенным Херсонесом для служения Богу, пастве и всему Православному миру.

Духовный феномен книги «Несвятые святые» – в одухотворённом благомыслии, благодатном красноречии, в её исповедально-проповедническом, гениальном по простоте освещении трудов и деяний монахов и священников Псково-Печерского монастыря и других православных монастырей – от советского периода конца XX в. до начала XXI в. Она – духовное продолжение деяний подвижников и устроителей обители, преподобных отцов наших Псково-Печерского монастыря, Дома Пречистой Богородицы, о которых молимся в Акафисте Собору святых Псково-Печерских:  «О преподобнии угодницы и преславнии чудотворцы Корнилие, Марко, Ионо и Вассо! Милостиво приимите от нас сие малое моление, в похвалу Вам возносимое…» (Кондакт 13).Эта книга в единении духа сияет, как Огненный Столб, во мраке искушений и великих испытаний нашего Апокалиптического времени. С Божией помощью, она окормляет голодных, напояет жаждущих, утешает несчастных, охраняет одиноких, исцеляет болящих во славу Божию и нам во спасение. Она укрепляет веру, дабы сбылось чудо по слову Н. В. Гоголя: «Я пришёл ко Христу».

Современный рациоцентрический человек пытается преодолеть житейские бури, мечтая увидеть спасительный Свет Маяка. Только духовными очами православные христиане видят этот Свет, обретают в этой книге «евангельский якорь», брошенный с Небес, дабы мы не погибли в океане суетной земной жизни и не утонули в волнах наших грехов. Этому миру противостоит Православная Церковь, Монастыри, монашество и священство, о которых автор пишет возвышенно и вдохновенно во многих своих книгах. По милости Божией, на просторах Интернета их уже около 100 на разные духовные темы.

Надежду на спасение мы обретаем великими трудами и жертвенной любовью подвижника монастырской жизни и в епископском служении, пастыря доброго, известного богослова нашего времени, в то время архимандрита Тихона (Шевкунова) в его «жертве словесной» Богу и всем читателям, сумевшего соединить «святость и величие церковной кафедры» (Блаженный Августин) с духовной писательской деятельностью, как сладкогласный просветитель. Святитель Иоанн Златоуст призывает своих читателей: «Идите и вы в Мой виноградник…созидайте Храм Божий в своих сердцах, живя на земле, стремитесь на небо!».

Такими же духовными устремлениями, энергией жизни и силы наполнена и книга «Несвятые святые», созидающая Новый Ноев Ковчег спасения, о котором святой благовестник Иоанн 3латоуст говорит вдохновенное слово: «Ладья у нас построена не из досок, но составлена из Божественных Писаний; не звёзды сверху руководят ею, но Солнце Правды направляет наше плавание; и мы сидим при руле, ожидая не дуновение ветра, но тихое веяние Духа».

О монашестве, как «науке из наук», писали многие христианские писатели, среди них святитель Игнатий Брянчанинов – автор 7-томного собрания сочинений, где пятый том посвящён монашеству под названием «Приношение современному монашеству». Святитель обогатил духовную литературу глубоким пониманием служения в иночестве, монашестве, священничестве, подарил христианскому миру афористические мысли: «.,. монашество возводит на небо…возводит в рай, возводит к Богу, поставляет пред лицо Его в незаходимый свет для вечного блаженства».

В книге «Несвятые святые» исповедально живописуется «иной мир» монастырской жизни, где монахи отвергли блеск земного мира ради высшей мудрости и святости, обоняя благоухание святой простоты, жертвенного служения Богу в стяжании сердечного безмолвия и стремления к духовному совершенству. Они – угодники Божии, Его избранники, совершающие иноческие подвиги и труды подвижнические, научают нас искреннему покаянию, плачу сердечному о своих грехах. Они ведают благодать неизглаголанного благолепия монастырской жизни, посвящённой Богу, осмысляют престол любви православной веры во Христа и добрых дел во имя Христа, как «парящие к небу», чтобы «стать на земле последователями Христовыми, сонаследниками Его на небе» (свт. Игнатий Брянчанинов). Вот дивный рассказ «О самой прекрасной службе в моей жизни» о Дивеесвском монастыре, «необыкновенной мощью и тайной силой этой великой обители», с его древними монахинями, где автор пережил самую прекрасную литургию «в убогой лачуге на краю города… я действительно не понимал, на небе нахожусь или на земле, ибо я понял, что монахини одолеют всё!»

Подобные сердечные созерцания, сердечное духовное мышление, духовные ассоциации рождаются в душах огромной армии читателей любимой и знаменитой книги «Несвятые святые», в высших смыслах Империи Духа обретают веру, надежду, любовь, ибо рядом с нами – воистину святые! В их руках – духовный якорь спасения, ибо «На земле они жили, как-будто будучи уже на небе», как воплощённая любовь, как величие человеколюбия, как учителя и наставники путей добродетели и мудрости, как образец и высота любомудрия, как «странники всей Вселенной», как посетившие наш земной дом с призывом: «Ищи хлеба жизни! Стремись на Небо! Будь выше самих Небес!» – и нет конца животворящей силе благодати, заключённой в рассказах архимандрита Тихона (Шевкунова), связавшего узами Духовной Радости не только своих современников, но и будущие поколения. Его благословенные «Несвятые святые» стали для нас реально святыми, канонизированными на Небесах и в наших сердцах.

Архимандрит Тихон (Шевкунов), по милости Божией, одарил своих читателей нетленным Хлебом Жизни, ибо любовь его к Богу и ближним соединила Небо и Землю «тихим веянием Духа». Слёзы, искренние вздохи сердца — самые верные признаки глубокого убеждения читателей, которые сначала поняли автора, потом отдали ему в плен свои сердца и согласились действовать по его слову, возвышаясь святостью «несвятых святых». Осанна Вам, любимый в Боге Иисусе Христе митрополит Тихон (Шевкунов)!

Книга сияет духовной радостью; блистает тёплым юмором, увлекает тонкой иронией (самоиронией), она лишена обвинительности, только оплакивает грехи, умиротворяет смятенные сердца, описываетправославные монастыри и их насельников, духовно возвышает, назидает без назидания, трепетно приоткрывая завесу над тайной святости.

Вот оно – благословенное тихое дуновение Духа Любви! Оно животворит книгу, цель которой автор выразил в таких вдохновенных словах: «Об этом прекрасном мире, где живут по совершенно иным законам, чем в обычной жизни, мире, бесконечно светлом, полном любви и радостных открытий, надежды и счастья, испытаний, побед и обретения смысла поражений, а самое главное – о могущественных явлениях силы и помощи Божией я хочу рассказать в этой книге». И читатель сразу сердцем видит дивную Духовную Вертикаль этой необыкновенной книги!

Часто хочется остановиться и замереть во вдохновенном изумлении,

рождённом талантом автора, его «поющего сердца», по слову И.А. Ильина. Автору не было нужды что-то придумывать – все события происходили в реальной жизни, стали документальным свидетельством мудрого сердца, которому близки слова свт. Иоанна Златоуста: «Я не нахожу высшего блага, чем красота души, ибо родство духовное выше родства по плоти». Слава Тебе, Боже, что даровал нам Светильник Нравственности «Несвятых святых», а для нас – святых, ставших нам родными по духу! Как это дорого нашим сердцам в трагические Ноевые времена!

Книга читается на одном дыхании, её хочется читать и перечитывать, в ней всё ясное и понятное, вдохновляющее и восхищающее, касающееся сердец своей дивной естественностью «крайней простоты» (свт. Игнатий Брянчанинов), правды и красоты Истины. Книга увлекает описанием высот духовной жизни и глубин драматических ситуаций, исповедальным этосом и пафосом жертвенной любви к Православию с его «несвятыми святыми», полна пастырской любовью и сочувствием к православным читателям – с самым разным духовным опытом и образованием. Сам Дух Святой водил рукою автора в спасительных словах: многие читатели от сна духа пробудились, прочитав книгу–исповедь, книгу-проповедь, книгу-молитву!

Эта книга – великое вдохновение, вразумление, поучение, исцеление, как и должно быть в высоком духовно-нравственном   мире христианской литературы. В современном океане книг она стала народной и любимой, родной и бесценной, как рождённая в намоленных стенах лучших монастырей России, где читатель может виртуально побывать благословением автора, открыв для себя хоть частицу духовной жертвенной жизни земных Ангелов, великих молитвенников и тружеников не  по самочинию, а по послушанию. Их благословенные Богом имена сияют в рассказах автора, как наше нетленное сокровище и надежда на спасение: «Отец Иоанн», «Архимандрит Серафим», «Вредный отец Нафанаил», «Схиигумен Мелхиседек», «Отец Антипа», «Отец Гавриил», «Августин», «Матушка Фрося», «Архимандрит Клавдиан», «Как отец Рафаил пил чай» и др.

Духовный диапазон книги – велик и величествен Христоцентризмом, разнообразен и прекрасен кордоцентризмом: от святости прозорливого, любимого отца Иоанна Крестьянина до рано погибшего в автомобильной катастрофе отца Рафаила, замечательного батющки, который постоянно пил чай с многочисленными гостями, которых всех приводил к Богу, незаметно, мудро, с любовью великими трудами сердца.

Воистину эта книга – «школа духовная», по слову Иоанна Златоуста. Автор сумел в дивной простоте формы осердеченного духовного рассказа Очевидца показать высоту духовно-интеллектуальных ценностей современного монашества, священства в их многотрудном монастырском бытии в «их дивном, восхитительном мире-». Не все могут выдержать аскетической жертвенности этого подвижнического монастырского служения – только благословлённые Богом, как и сам автор, отечески заботящийся о духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения, на наших глазах погрязающего в виртуальном цифровом пространстве мировой паутины Интернета рациоцентрического и технократического времени.

Эта книга – желанный Хлеб Жизни, неиссякаемый источник благодати, прославляющий «несвятых святых» – земных Ангелов, как дань благодарности им за Уроки Жизни и Спасения. Льётся живительным потоком незабываемых образов исповедальный рассказ боголюбивого автора, талантливого богослова и писателя, мудрого просветителя и духовного наставника: он словом своим Свечи поставил на Свечник, а не под спудом, увековечил дорогие имена в Вечности! Он пишет: «Эти истории я рассказывал братии Сретенского монастыря. Потом – своим студентам, очень многие – на проповедях. Я благодарен всем моим слушателям, которые и подвигли меня на написание этой книжки». Вот почему эта книга стала народной и особо любимой!

Читатели благодарны автору за личностный, пусть и краткий, но искренний рассказ о своём непростом пути к Храму – от молодого студента ВГИКа, интеллектуала-сценариста, до архимандрита Псково-Печерского монастыря, а в будущем – митрополита. По милости Божией, он  25 лет был одним из духовных сыновей всенародно любимого старца Иоанна Крестьянкина.  Благодарный читатель сердцем временами узнаёт себя и свои духовные испытания, познавая путь к Богу будущего митрополита Тихона (Шевкунова) и его сподвижников, верных служителей истинного Бога. Особенное впечатление вызывают строки

перемены сознания (метанойи) при переходе автора от мирской к монастырской жизни, где всё поражало душу искателя Истины, который постигал «ни с чем не сравнимый дух русского монастыря и посадского городка вокруг него». Он прошёл путь смиренного послушания, трудничества и духовного возрастания – от тяжёлой работы в грязном канализационном колодце      до благоуханного райского монастырского розариума – Духовной Флористики Псково-Печерского монастыря.

Это был трудный путь – от студенческих «мистических занятий» до служения Богу во главе монастырской братии и будущей митрополии. Автор сначала тяготился тяжёлыми монастырскими послушаниями, стремился возвратиться домой в Москву, потом 9 лет смиренно и мужественно ждал благословения матери на монашество, которое он получил по милости Божией и по молитвам своего духовного отца Иоанна Крестьянкина. Он исповедально пишет о своём духовном преображении: «И действительно – всё стало другим… мир потерял для меня весь интерес и привлекательность… Единственное место, где я чувствовал себя хорошо, был Храм… Мне открылась другая жизнь. Кино потеряло для меня всякий интерес. Меня притягивали, в первую очередь, – люди. О них я хочу рассказать».

Драгоценные для многих читателей страницы книги – рассказ «Отец Иоанн», посвящённый любимому духовному отцу Иоанну Крестьянкину, которого любит не только вся Россия, но и весь православный мир. Он духовно окормлял духовного сына около 25 лет, до конца земного пути 5 февраля 2006 г. Его духовный  образ, как и всё в этой дивной книге, описан с великой любовью, трепетом и благоговением, острым взглядом богослова-мыслителя, художника-писателя, мастера-сценариста, наблюдающего всё и вся глубинным взглядом и прозорливым сердцем – художественно, как бы «по-кадрово», описывает «лёгким пером», вдохновенно и крылато, с долей радости  и юмора всех, дорогих его сердцу. Вот мы ясно видим, благоговейно и  радостно представляем любимого батюшку Иоанна Крестьянкина: «…он вечно куда-то спешащий, даже суетливый, неизменно окружённый толпой паломников. Другие насельники монастыря выглядели гораздо строже, аскетичнее и даже солиднее». Как видим, при первом взгляде великий светильник православия не произвёл должного впечатления на
юношу, ещё не пришедшего к глубинному пониманию святости, которую он со временем великолепно выразит в таком признании: «Отец Иоанн на самом деле – один  из очень немногих людей на земле, для которых раздвигаются границы пространства и времени, и Господь даёт им видеть прошлое и будущее, как настоящее… человеческие души открыты со всеми их сокровенными тайнами, с самыми заветными стремлениями, с тщательно скрываемыми, потаёнными делами и мыслями. В древности таких людей называли пророками. У нас в православной Церкви их именуют старцами». Какая благодать! Смиренномудрый отец Иоанн называл себя «опытным старичком», а ведь таким прозорливцам открывается воля Божия, «они знают волю Божию»! Какая великая милость Божия! Современный человек не всегда понимает, что ему важно не просто поступать «мудро», а как поступать «единственно правильно». Непослушание, недоверие благословению прозорливого старца очень опасно, именно это привело к смерти директора московской продуктовой базы Валентины Павловны Коноваловой, духовной дочери отца Иоанна: она умерла после простой операции катаракты глаз, от тяжелейшего инсульта и полного паралича, ибо взяла благословение на «лёгкую операцию» у другого батюшки, проигнорировав запрет на операцию своего прозорливого духовника.

С каким сожалением и состраданием автор описывает эту ситуацию, как и все другие! Этим случаем он назидает всех нас, а в утешение говорит, что непослушную духовную дочь успели причастить: «увидев меня, она закрыла глаза и заплакала», но, по милости Божией, причастившиеся сразу восходят к Престолу Господню.

Автор высокопроникновенно описывает духовные труды и подвиги отца Иоанна, мудреца и праведника, который умел находить самые главные слова – слова веры и любви с надеждой на Промысел Божий, поэтому «люди выходили из батюшкиной кельи исполненные не просто утешения, а новых сил к жизни… он говорил, как власть имеющий от Бога давать жизненные силы и вести вслед за Христом». Вот Духовная Лествица, ведущая на Небеса!

Сердце трепещет от осознания величественного жертвенного служения Богу и людям старца Иоанна Крестьянкина, который однажды, в Богом благословенное мгновение, сказал Великие Слова своему духовному сыну, монаху Тихону: «А теперь слушай волю Божию!» Это было благословение о переходе из Донского монастыря в братию Псково-Печерского монастыря, создание его подворья в Москве: «… и ты будешь строить это подворье». Как важны и ответственны эти Великие Слова, меняющие всю жизнь православного человека, призывающие к исполнению своей жизненной миссии! Какое счастье прикоснуться к цветущему периоду монашества Псково-Печерского монастыря, общаться с великими старцами и монахами, какая милость Божия!

Все получали уроки духовной мудрости от старца Иоанна, ибо  преображались и воскресали их души в духовном поле великой любви и мудрости наставника, который по навету сидел несколько лет в тюрьме и один год провёл в одиночной камере на Лубянке, где его жестоко пытали за якобы антисоветскую агитацию. Он всех простил и всегда прощал, а о годах лагерей откровенно говорил, что «это были самые счастливые годы, потому что Бог был рядом!» Писатель Захар Прилепин в книге «Обитель» о Соловецком монастыре и Соловецком концлагере тоже говорил, что «там Бог был рядом…» Автор дарит читателям бесценные духовные признания своего духовного отца, делится с нами самыми сокровенными, откровенными признаниями Божиих людей: «Только помню: небо отверзто и Ангелы поют в небесах. Сейчас такой молитвы у меня нет…». Какая мощь исповедальных великих слов в стремлении спастись и угодить Богу!

Низкий поклон и молитвенная благодарность автору за необыкновенно точное и тонкое описание, до мельчайших деталей, образа отца Иоанна: его любящими глазами мы видим, как на невидимых крыльях любимый батюшка «влетал» в келию  в свои 90 с лишним лет: вот он сначала трепетно прикладывается к иконам, усердно молится  и только потом поворачивается к гостям: «…охватывал всех радостным взглядом и тут же спешил благословить каждого. Кому-то что-то шептал, волновался, объяснял. Утешал, сетовал, подбадривал. Охал и ахал. Всплескивал руками… напоминая наседку, суетящуюся над многочисленным выводком…» Разве это не Божий дар духовным чадам незабываемого и любимого отца Иоанна, как и всем нам, счастливым от осознания, что Православная Церковь обладает таким великим сокровищем? Патриарх Пимен однажды сказал: «Духовник, пожалуй, у нас один на всю Россию – это отец Иоанн». Возблагодарим Господа Бога, когда-то благословившего 4-хлетнего Ваню Крестьянкина прислуживать алтарником в Храме и служить Богу до 96 лет! Слава Богу за всё!

Книга «Несвятые святые» обладает удивительным синтезом молитвенности, исповедальности, проповедничества, талантливо и вдохновенно живописуя жизнь христианина на земле и жизнь Церкви Небесной, связанных нерасторжимыми духовными узами. Мы все благодарны автору за его правдивое признание о себе как об «одном из чад неразумных», по слову отца Иоанна. Мы все весьма неразумные чада перед лицом подвижников Православной Церкви, сонм которых не оскудеет до скончания века: «Они ясно понимали, зачем оказались в монастыре и для чего подвизаются здесь насмерть в духовное брани за себя и за тех живых и мёртвых своих сверстников, которым не дано было быть призванными на эту самую главную, невидимую миру войну».

Такие душеспасительные книги помогают нам не погибнуть в надежде спасения в вечности. Свои весьма скромные «духовные орбиты» мы пытаемся выправить, выпрямить, направить вверх, молитвенно стоя на коленях и осознавая свою слабость и греховность, неразумие и гордую самоуверенность, когда катастрофические вызовы нашего трагического времени бьют набат, оберегая нас от гибели молитвами и жертвенными подвигами Пантеона Божиих людей, о которых вдохновенно повествуется в книге «Несвятые святые» где «Бог предлагает нам небо», по слову свт. Иоанна Златоуста. Один из них – отец Рафаил, который секретом необыкновенного воздействия на души людей, «который в основном занимался лишь тем, что пил чай, со всеми, кто к нему приезжал…Все, с кем он пил чай, становились православными христианами. Все без исключения!» Вот чудо твозрождения души к духовной жизни!

В чём феномен этой дивной книги? Почему она стала сразу любимой православным народом? Жаль, что именно «сарафанное радио», а не все СМИ, телереклама мощно популяризируют её уже свыше 10 лет в информационном пространстве. Попробуем опереться в наших размышлениях о духовном красноречии автора на великую гомилетику не только свт. Иоанна Златоуста, свт. Игнатия Брянчанинова, но и более поздних богословов -исследователей, таких, как Николай Фаворов.

Высшая ценность для человека верующего, его сверхценность души и жизни – Бог, Его Слово животворящее, которым Он одаривает Своих избранных. В чём сила их слова? В нераздельности сил души и силы слова животворящего: поучительность для ума, животворность для сердца, убедительность для воли, решительность выполнять миссию на деле. Слово животворящее исполнено Духом Евангелия с его торжественностью света, чувствительностью и чуткостью, энергией сберечь, увеличить помазание Божие в себе. Это рождает осердеченное  слово – слово отца Тихона. Вот его «Слово на литургии на монашеском пострыге в Сретенском монастыре 19 декабря 1997 г.»: «Верности ждёт от нас Господь, верности, больше ничего. Верности духу Божию. Верности нашей вере, верности Христу». Какие чеканные, ёмкие, мощные словобразы! Какая сила убеждения.

Второй животворный источник духовного слова – благодать учения Христового, как дара сверхприродного и Божиего, что возбуждает святые чувства человека в приятности и сладости, выше мёда. Так рождается осердеченное слово отца Тихона в «Проповеди в воскресенье 23-е по Пятидесятницы 6/19 ноября 1995 г.»: «Так вот, апостол Павел обнаружил важнейший, основополагающий закон нашего мира. И сформулировал его так: Господь Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки – Тот же!» Что можно к этому добавить? Только одно, древнее и радостное: аминь!»

Третий источник животворности слова – великое осияние от Духа Святого, что порождает не только умиление помазанным словом, важность, кротость,  любовь, но и осознание своей слабости перед Богом, смирения перед Творцом, глубинное покаяние. Так рождается осердеченное слово в красоте благозвучности, благовидности, духовной сладости и небесной красоте, которая не от мира сего. Вот ода любви Великого Наместника обители: «Любовь… есть высшая молитва. Если молитва – царица добродетелей, то христианская любовь – Бог, ибо Бог и есть Любовь. Смотрите на мир только сквозь призму любви, и все Ваши проблемы уйдут: внутри себя вы увидите Царство Божие в человеке – икону, в земной красоте – тень райской жизни…» Очень важно верующим людям, в первую очередь, священнослужителям, изучать и ценить эти бесценные дары Святого Духа, проводников Божией благодати и любви: «Говорил я к вашей любви» (свт. Иоанн Златоуст).

Внутренние качества духовного слова гомилетики, духовной литературы
ныне противостоят бездуховному слову апокалиптических времён, когда цифра
восстала против слова-логоса, когда все силы зла ада борются с силами добра.
Спасение возможно, если мы всем миром, как представители всех традиционных религий, разных национальностей и культур, осознаем силу духовного оружия,
которое от Бога, и поэтому способно в чистых сердцах и золотых устах победить все силы ада. Мы читаем и перечитываем Библию, Евангелие, книги святых отцов Церкви, священные книги народов мира, православную духовную литературу. Мы слушаем православные проповеди, исцеляемся их великими внутренними качествами: поучительностью,  убедительностью, духом священного достоинства, нравственности, всех сокровищ души.

Удивительная по силе духовной красоты и красноречия книга «Несвятые святые» дышит поучительностью, убедительностью, духом священного достоинства и благоухает даром Божиим – писательским талантом автора, где воедино сливаются «сладость красноречия и спасительность гомилетики» (Блаженный Августин): «Но весь вопрос в том, как попасть в этот удивительный мир? Это невозможно никакими обычными человеческими способами. Никакой земной властью, ни по какому благу. Ни за какие деньги. В этот мир нельзя и краешком глаза заглянуть, даже при помощи всех разведок и спецслужб. А ещё выясняется, что в него нельзя величественно прошествовать, скажем, просто закончив духовную академию и даже получив священнический и епископский сан.

Но зато туда спокойно можно доехать с отцом Рафаилом на его чёрном «Запорожце». Диво дивное».

Канонические тексты священных книг, книг духовной литературы – это наша надежда на спасение, ибо они зиждутся на высших достижениях теории и практики красноречия и гомилетики, слова животворящего, нашего «ключа разумения» (Иоанникий Галятовский), как спасительного якоря, сброшенного с небес  в бушующий океан земной жизни. Не пройти мимо них, сохранить, не потерять, взять на вооружение – наша духовная задача.

Непередаваемые духовные эмоции изумления, удивления, радости и
восхищения дарит читателям рассказ «Вредный отец Нафанаил» о казначее
Псково-Печерского монастыря, который «был очень вредный»: он был худенький старец с холщевым мешком за плечами, в котором могли быть или сухари, или миллион рублей на нужды монастыря. Он был образцом «вредности», что касалось финансов монастыря, и был образцом послушания и духовной мудрости в монастырской жизни. Разве можно его назвать «церковным бюрократом», «Плюшкиным», который «всегда появлялся там, где его не ждали», а послушники боялись его строгости? Отец Нафанаил был великим и неутомимым тружеником, спал сидя, а «удобно спал лёжа в снегу, чтобы не нежиться в кровати». Окружающие не сразу понимали его святость, ибо он скрывал свои духовные дары, прятался за строгостью и сварливостью. Кое-кто думал о нём, как о «скряге Плюшкине», а он был «несвятой святой» с оторванной подошвой в старом башмаке, но преданно и строго хранил вековые устои монастыря с древними иноческими уставами.

«Вредный» отец Нафанаил мудро противостоял могучей советской власти, попыткам бесцеремонно вмешиваться в монастырскую жизнь, например, требованием участвовать монахам в выборах не   в монастыре, а на избирательном участке. Ситуацию спас отец Нафанаил своим до чрезвычайности «тонким советом» наместнику отцу Алипию: был организован торжественный крестный ход длинной череды монахов с крестами, древними иконами и хоругвями, с дружным пением тропарей, когда монахи шествовали через весь город, а в зале выборов духовенство начало совершать молебен. До смерти перепуганные чиновники пытались протестовать, но их остановил грозный отец Алипий, чтобы они не мешали гражданам-монахам исполнять их конституционный долг. Братия проголосовала и крестным ходом чинно вернулась в святую обитель. Понятно, что победила духовная власть: на следующие выборы избирательную урну чиновники привезли в трапезную монастыря с самого раннего утра.

Вот ещё одна из самых поучительных и юмористических сцен из жизни «вредного» отца Нафанаила: он не любил отпускать монахов в отпуск и выдавать им деньги, поэтому, когда к нему подошёл один из будущих монахов-отпускников, то все стали свидетелями очень смешной сцены, когда отец Нафанаил упал на спину, дрыгая руками и ногами, начал истошно вопить: «Караул! Помогите! Грабят!!! Деньги им давай! В отпуск хотят! Устали от монастыря! От Матери Божией устали! Грабят! Караул! Помогите!!!» Несчастный проситель быстро ретировался – без оглядки. А когда «опасность миновала», отец Нафанаил «спокойно поднялся, отряхнулся от пыли и отправился по своим делам». Разве можно это читать без улыбки и слёз умиления? Даже умирая, отец Нафанаил отказался от сердечного стимулятора, чтобы душа могла спокойно отойти к Богу в свой час: «он умер необычайно тихо и смиренно». В жизни он был невероятно экономным во всём, отдавая всего себя любимому монастырю и ближним. Он сам был величайшим сокровищем, владельцем бриллиантов и золота добрых дел, но не все это тогда понимали. Он жил и трудился в старой рясе, но приобрёл белоснежные одежды святого в раю. Разве возможно не полюбить всем сердцем этого «несвятого святого»?

Автор с великой болью описывает, что в советские атеистические годы многие чиновники видели в  монахах «мракобесов, хитрецов-хапуг, тёмных

недочеловеков», а со временем они открывали для себя «своеобразно, но очень

интересно образованных умниц, необычайно смелых и внутренне свободных людей, знающих что-то такое, о чём атеисты даже не догадывались». В монастыре шла незримая, напряжённая, постоянная духовная борьба за каждую человеческую душу, поэтому некоторые из посетителей монастыря со временем познавали Истину и приходили к Богу, получив священный импульс веры в самое сердце, импульс Божией любви, явленной в светлых ликах скромных монахов, чрезвычайно бедных и несметно богатых Богом.

В рассказе «Схиигумен Мелхиседек» внимательный читатель познаёт удивительный и таинственный мир подвижничества в великой схиме – высшей степени отречения от мира, когда монах оставляет все послушания, кроме молитвы, вновь меняет имя, принимая схиму, ибо «добродетели выше чудес» (свт. Иоанн Златоуст).

Схиигумен Мелхиседек сначала служил в монастыре с именем игумена Михаила, обладая талантом искусного и усердного столяра. Все радовались его многочисленным столярным работам, но однажды от переутомления он потерял сознание и упал замертво. Над ним стал молиться отец Иоанн Крестьянкин – и вдруг отец Михаил открыл глаза, ожил и начал умолять позвать наместника и немедленно постричь его в великую схиму. Он был чем-то потрясён и видел то, чего не видел никто. Он никому об этом не рассказывал, но открыл своё сердце молодому монаху Тихону. Сказал, что увидел себя посреди огромного зелёного поля, дорогу ему преградил большой ров с исковерканными деревянными церковными изделиями. Он с ужасом узнал свои столярные труды, плоды своей монастырской жизни, которыми очень гордился. Вдруг он увидел Матерь Божию, которая проговорила: «Ты монах, мы ждали от тебя главного – покаяния и молитвы, а ты принёс лишь это…». Умерший очнулся человеком с другим сознанием и посвятил себя покаянию и молитве, живя с глубочайшим смирением и плачем о своих грехах, искренней любовью ко всем, с аскетическими подвигами полного самоотвержения, за что Господь одарил его прозорливостью и деятельной молитвенной помощью людям. В схиме родился «несвятой святой»! Он считал себя «худшим и грешнейшим человеком на земле», а был непостижимо прекрасным и могущественным Гигантом Духа… Только смогут ли все современные люди, вооружённые модными гаджетами, компьютерами, супермобилками и армией подписчиков в социальных сетях, знать и владеть тем великим и сокровенным, чем владели эти земные Ангелы?..

Удивительные духовно-нравственные эмоции дарят все рассказы этой дивной книги, ибо в ней всё поучительно и спасительно в великом диапазоне драматических, лирических, иногда юмористических сюжетов. Такова наша многоликая душевная жизнь, но особым и таинственным образом она проявляется в духовной жизни. Об этом повествует автор в рассказе «Про кота». Как известно, «кое-где у нас порой» любят «покритиковать священников», а восхищаются ими только избранные души. Автор удивился, когда услышал в Донском монастыре от прихожанина Николая самые высшие слова похвалы, восхищения священниками, как самими лучшими, самыми великими, самыми терпеливыми и прекрасными людьми на свете! Что же так восхитило этого человека? Оказывается, прихожанин Николай на исповеди очень долго рассказывал священнику пренеприятную историю про домашнего кота, очень хорошего и умного, красивого и любимого, но с жуткой привычкой гадить в постель ушедшим на работу хозяевам. Борьба за чистую постель длилась долго и безуспешно, поэтому хозяин покаялся в том, что отлупил кота, а тот обиделся, залез под стул, сидел там и по-настоящему плакал. Жена поссорилась с мужем и потребовала покаяться у священника «за зверский, гадкий, нехристианский поступок». Совесть обличила Николая, он отстоял очередь и исповедался игумену Глебу из Троице-Сергиевой Лавры. Исповедь была долгой и печальной: туговатый на ухо священник 10 минут смиренно выслушивал про какого-то «копта», который зачем-то живёт у них в квартире и гадит в их постель, которого Николай зверски избил, а тот «копт» под стулом сидел и плакал. Прихожанин Николай понял, что «самые прекрасные и непостижимые, самые терпеливые и великие люди на свете – это наши священники». Мы с вами тоже можем припомнить множество ситуаций, когда мучили своих батюшек долгими исповедями со своими «коптами». И смех, и грех!

А вот драгоценные эпизоды «лоскутного одеяла» жизненных ситуаций в каскаде юмористических сцен книги: мы смеёмся шуткам «высшего пилотажа» отца Рафаила, любившего с гостями поспеть на поезд, беседуя за чаем до самого последнего мгновения, когда все «безмерно благодарные ему за шанс уехать, срывались с месте и мчались на вокзал», хотя уехать удавалось не всегда. Но никто на него не обижался!

Вот его доверительные рассказы городским дамам «о трудностях жизни на отдалённых приходах в псковских лесах», о встречах с зайцами, лисами, волками, медведями и рассказах, как надо спасаться от диких кабанов, сидя на дереве на самой толстой ветке, подальше от ствола, сидеть 4 дня, «пока кабан выкопает громадный котлован и от изнеможения сдохнет в нём».

Как любил радость и добрые шутки талантливый деревенский батюшка! Как его любил народ за золотое сердце, преданное Богу и людям! Духовное богатство жизни в общении священника и верующих сияет всеми красками радуги – грусти и радости, печали и юмора, тожественного и лирического, опасного и оберегающего, будоражащего и исцеляющего (расссказ «Отчитки»), ранящего горькой правдой чина изгнания бесов – экзорцизма и исцеляющего великой верой и любовью.

Вместе с автором читатель часто умиляется Божиими милостями в надежде спасения в вечности: «…я сам умилился, узрел богатство милости Божией».

Великие духовные истины мы находим в рассказе «Великий Наместник» об отце Алипии, наместнике Псково-Печерского монастыря, который 4 года воевал на фронтах Великой Отечественной войны, дошёл от Москвы до Берлина. Он был воином Христовым, ибо 13 лет мужественно держал оборону Псково-Печерского монастыря, защищая от атак атеистического государства. В СССР были только две обители: Троице-Сергиева Лавра властями оберегалась для показа иностранцам, а со Псково-Печерским монастырём власть постоянно воевала, упорно борясь за его закрытие.

Отец Алипий, как бывший фронтовик, собрал и объединил в монастыре  много воинов Христовых, бывших фронтовиков, с которыми держал духовную оборону против безбожных властей. Мы любуемся духовной красотой и мужеством монахов-ветеранов и орденоносцев Великой Отечественной войны, некоторые из них прошли сталинские лагеря, некоторые познали войну и лагеря, некоторые из них стали духоносными старцами, мужественно противостояли жестокой антирелигиозной пропаганде.

Отец Алипий обладал удивительным даром творческой мысли и убеждающего слова, его гомилетическое искусство знали все, как оружие защиты веры и монастыря. Читатели с восторгом прочитают об удивительных делах отца Алипия и братии, где мастерство духовных поступков приумножалось мужеством и любовью, находчивостью и преданностью. Однажды у обители были отобраны все сельскохозяйственные земли и пастбища, поэтому несчастная скотина была в стойлах. Власти Москвы прислали в монастырь большую делегацию братских коммунистических партий, которые умилялись красотой обители, любовались клумбами и розами в тишине и благолепии монастыря. Отец Алипий подготовил «военную операцию»: неожиданно перед гостями появились «мычащие, с задранными хвостами, ошалевшие от свободы 30 монастырских коров и огромный бык и устремились к цветам на клумбах, где гуляли иностранцы. Гости в ужасе забились кто куда». Отец наместник Алипий грустно объяснил гостям, что других пастбищ для бедной скотинки нету, поэтому их пасут внутри монастыря: «В тот же день монастырю были возвращены все земли и пастбища». Что можно сказать о мудрых и великих защитниках веры? Только молитвенно и радостно восхититься.

Военным людям будет важно прочитать о силе духа отца Алипия во многих эпизодах, а также о его встрече с выпившими молодыми лейтенантами,
выпускниками Псковского десантного училища, которые ломились в монастырь,
чтобы найти, «где прячут своих монашек окопавшиеся здесь попы?». Что сделал
отец Алипий? Он одел военный китель с рядами боевых орденов, медалей и
закутался в монашескую мантию. Выйдя, он снял её перед толпой разгорячённых
лейтенантов, которые онемели от удивления. Он поразил их и другими
мужественными поступками, заставил задуматься и уважать монастырь и себя.
Отрезвевшие офицеры долго беседовали с отцом Алипием, потрапезничали с ним, осмотрели монастырь с его славным прошлым и удивительным настоящим. Отец Алипий всех щедро одарил деньгами «от бабушек, дедушек и матерей, которые пойдут им на пользу». Многие из этих гостей впервые столкнулись с христианской любовью, а в будущем лучшие из них придут к вере и смогут спастись. Монастырские православные светильники зажгли свечу веры, надежды и любви во многих сердцах своих заблудших современников, ибо их победа была обеспечена иным оружием – Христовой любовью.

Духовные жемчужины книги – её люди, простые монахи и священнослужители, как в рассказе «Приходской дом в Лосицах и его обитатели»: хозяин дома, любвеобильный отец Рафаил; бесноватый, талантливый рассказчик и странник Илья Данилович; инок Александр, странник и поэт, который в    монашеском постриге с именем Роман стал известным православным поэтом и песенником. Запоминается образ иеромонаха Никиты, самого близкого друга отца Рафаила, подвижника, ушедшего из дома в 13 лет, ибо там он никому не был нужен, «кроме самого себя и Господа Бога». Удивляет и поражает душу образ диакона Виктора, недавно вышедшего из тюрьмы, отсидевшего несколько лет по политической статье. Восхищает его непоколебимая вера в Бога, презрение к трудностям, весёлый нрав, добродушие, приправленные острым перцем тюремной лексики.

Все эти очень разные, но Боголюбивые люди жили в Лосицах, как пример дружной православной семьи. Бедные приходы Псковщины того времени вызывают у верующего читателя глубокое сочувствие и понимание, что всем приходилось как-то выживать! А как? Автор книги дарит читателям удивительно

яркую, правдивую картину добывания хоть каких-нибудь денег. Лосицкие насельники обители принимают решение просить деньги у Псковского митрополита Владыки Иоанна, мало надеясь на успех. С большим юмором и состраданием архимандрит Тихон описывает незабываемую «речь» диакона Виктора, бывшего заключённого: «В–Владыко святый! – отчаянно начал он…

Какая жизнь в натуре?! Держимся ваще на последних! Роги отваливаются!
Денег – нет! Еды – нет! Зубы на полку ложим! П-покойников – и тех нет!». Какой
дивный образец «речи» с целью поразить в самое сердце
ошарашенного Владыку Иоанна! Ко всеобщему удивлению и радости,
Владыка Иоанн благословил нищенствующую братию 100 рублями, что было большой суммой по тем временам. Что сделали счастливые и голодные просители? Они накупили еды себе и гостинцы деревенским старухам, а с мороженым решили в постный день «потерпеть до завтра…» Вот картина с натуры таких родных, понятных, любимых в  Боге духовных лиц, ведь Господь не забудет их жертвы!

Среди рассказов о «святых несвятых» с их индивидуальным и загадочным
духовным опытом мы встречаемся лицом к лицу, душа к душе и с некоторыми
православными мирянами: великими и известными, как режиссер С.Ф. Бондарчук с его «толстовством» и его семья, как любимый поэт Булат Окуджава, как известный учёный О.А. Никитин с женой Г.Д. Никитиной, как профессор-историк, генерал-лейтенант разведки Н.С. Леонов и др. Но не меньшее духовное впечатление в наших сердцах вызывают образы не только людей, но любвеобильное сердце автора находит местечко и для братьев наших меньших в рассказах «Про молитву и лисичку», «Черный пудель», «Про кота» и др., которые дополняют общую картину духовности монастырской и обычной жизни высшими ценностями, высокими христианскими смыслами, памятными житейскими ситуациями, невероятными событиями и даже «химерами», когда рука автора–мастера и художника вдруг открывает «совершенно поразительные, неизведанные горизонты», когда в наше земное странствование врываете «иная реальность» Диво в том, что это рассказы не о животных и зверях, а о Божием мире, который открывает свои тайны только чистым сердцам, чтобы утешить, поддержать, исцелить рапы сердца, как Господь явил утешение бедному крестьянину в образе пустынной лисички, которая каждую ночь пила подаренное ей молоко, как жертву Богу, поэтому Ангел запретил монаху отнимать у бедного крестьянина его надежду и радость сердца: угодить Богу, напоив лисичку молоком.

Исповедальная книга «Несвятые святые» до краёв наполнена Солнцем
Правды и Любви, бережно приоткрывает сокровенные тайны благословенной
монастырской жизни, помогает её понять хоть в каком-нибудь приближении,
намагничивая сердца любовью и восхищением удивительным «иным миром», но и предупреждает об опасности оскудения духовно-нравственного бытия в некоторых монастырях. В книге звучит горькое предостережение, что иногда в монастыри «люди приходят со слабым произволением» что «мало жертвенного самоотречения и решимости на монашеский подвиг». Это беда монастырей – Духовных Маяков в бушующем житейском океане. Или это наша общая беда?

Отдельная благодарность автору и издателям книги за многочисленные, с
любовью подобранные и сохранённые, как фиалы благодати, разнообразные фотоиллюстрации. И пусть они чёрно-белые, не цветные, но сияют зримой Радугой Неземной Красоты и Благодати. Полистайте книгу и полюбуйтесь: вот широкое подворье древнего Псково-Печерского монастыря, запруженное морем молящихся (стр.2-3). Так хочется побыть там, помолиться вместе с ними! Вот сплочённая группа молодых послушников и монахов сидят в благолепии разнотравья Псковщины на  сырой земле и смотрят с мыслями о Рае в твою душу прямо из Вечности (стр. 6). Вот обнимают нас любовью юродивые странники, странные и дивные отрешённостью от нашего мира (стр. 27). Вот целая фотогалерея любимого батюшки Иоанна Крестьянкина – драгоценные свидетельства его духовной высоты, красоты и небесной любви (стр.38, 70, 72, 144 и др.). Вот памятное фото «На праздник Успения Пресвятой Богородицы идёт дождик», где нельзя оторвать от красоты и от духовно мощных двух шеренг духовных воинов – стоящих под дождём монахов и священников, излучающих великую благодать (стр.52,53). Это – наше великое сокровище, Хлеб Жизни!

Особую духовную силу любви в сладостной тишине сознания излучает коллективное фото «Монахи и послушники с отцом Иоанном» (стр. 128). В центре группы своих духовных чад – «земных странников» умиротворённо сидит земной Ангел, Богомудрый отец Иоанн Крестьянкин: его светлый лик просто сияет неземной красотой мудрости и любви. Его трепетно окружает большая группа молодых монахов, сердца и лица которых пламенеют великой сыновней любовью к Богу и Его посланцу – прозорливому старцу Иоанну Крестьянкину. Эту фотографию в слышании тишины хочется рассматривать долго и пристально, как дивный миг в Вечности, как стремление души в объятиях великой Божией милости прикоснуться сердцем к неизреченной тайне Православной Духовной Семьи. Царство Небесное ушедшим в Вечность! Многая и благая лета ныне живущим!

…Часто ли мы стремились и ныне стремимся посетить монастыри и Храмы, прикоснуться к «дивному и восхитительному миру», в благодати совершенно нереальной красоты земного рая? Великий отец Алипий вместе с подвижниками созидали духовно-нравственное пространство в самые тяжёлые атеистические времена, исполняя Промысел Божий. Они были, есть и всегда пребудут Божиими избранниками, прозорливыми душами, золотыми устами Самого Господа. О себе они никогда ничего много не помышляли, считая себя грешными и немощными, но читатель понимает, что выше монахов и священников в любом обществе никого нет! Глядя на них, на их светлые и прекрасные лики, мы созерцаем Божественное в человеке. Слушая громкие проповеди или тихие слова шёпота, сказанные на ухо, мы слышим голос Господа. Общаясь с ними хотя бы краткие часы своей земной жизни, мы со временем понимаем, что Господь одарил нас незабываемой Встречей с «несвятыми святыми». Простившись с ними в конце их земного пути, достигнув любых «высот» своей мирской жизни, мы осознаём, что самые счастливые и благодатные минуты были именно тогда, когда они были рядом с нами. Мы всегда пламенно молимся о них, наших незабвенных «несвятых святых» – от великого и величественного патриарха или митрополита – до самого скромного священника или монаха в провинциальном городке или далёком селе. Мы неутомимо ищем их всю свою сознательную жизнь, смиренно молим Бога открыть нам такой духовный и неугасимый Светильник, но не всегда получаем просимое – по грехам нашим! Мы не имеем права забывать слова Н.Я. Данилевского: «После иссякновения нравственного принципа жизни – народы сметаются внешними бурями». Апостол Павел призывает: «Преобразуйтесь обновлением ума вашего!» (Рим. 12:2), где речь идёт о благодатном озарении ума и сердца человека Божией Премудростью, стремлением к святости для вечного спасения.

В книге «Несвятые святые» звучит стройный, гармонически слаженный,
полифонический хор, трепетно отзываясь в наших сердцах Духовным Хоралом,
Одой Радости. Давайте вместе ещё и ещё раз вслушаемся в эту дивную Песнь
Любви, всмотримся в красоту Неба и Земли, возблагодарим Бога Отца за
благословенное счастье жить и трудиться на родной земле, в лоне родной
Православной Церкви и вдохновенно творить свой Дом Бытия, дабы святость христианского сердца и сила Божественного разума победили тьму и сияли, как,
незаходящее Солнце, как Вифлеемская Звезда в глазах наших детей и молодёжи: «Радуйся, яко в слово твоё, аки в ризы позлащены, тайны веры одеящася» (Акафист свт. Иоанну Златоусту)

В океане современных книг ощущается великий дефицит духовной христианской литературы на духовно-нравственные темы для воспитания подрастающего поколения в системе государственного образования, воспитания, в библиотеках и в церковных воскресных школах. Эти книги, богодухновенные писания, как Энциклопедии Православного Духа, укрепляют фундаментальные ценности православной веры и культуры во времени и пространстве, подтверждая:
«Россия…там маяк», по слову Захара Прилепина. Они должны издаваться миллионными тиражами, чтобы полностью удовлетворить духовную жажду ищущих Истину. Книга «Несвятые святые» и другие рассказы» архимандрита Тихона (Шевкунова) должна быть настольной книгой в каждом христианском доме, в каждой православной семье, быть рекомендованной для изучения в средней школе. Молим Бога о такой милости! Обращаемся и к властям!

Низкий поклон Митрополиту Симферопольскому и Крымскому Тихону (Шевкунову), который в своей многотрудной и многополезной жизни одарил нас  великой Книгой-молитвой, Книгой-проповедью, Книгой-исповедью, дал в руки драгоценный Духовный Посох, чтобы мы смогли дойти до спасительной цели. Он возжёг перед нами Неугасимую Лампаду, чтобы мы видели направление пути; благословил и укрепил нашу немощь своей высокодуховной проповедью, чтобы мы записали её на скрижалях наших трепещущих сердец: «От святого святым святое», по слову святителя Иоанна Златоуста. Автор исполняет великий завет: «Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш…» (Ис.40:1).

Многая и благая лета Вам, Ваше Высокопреосвященство Митрополит Симферопольский и Крымский Тихон! Простите за дерзость прошения Ваших святых молитв за всех нас! Да хранит Вас Господь на всех Путях Ваших!

С любовью во Христе – раба Божия

Галина Сагач,

доктор педагогических наук,

профессор кафедры педагогики и психологииХерсонской Академии непрерывного образования.

 

* Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы. – М.: Изд-во- Сретенского монастыря; Симферополь: Изд-во Шпатакова «Родное слово», 2012.

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях нашего времени

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

Соприкосновение миров

Непохожесть, различие, несовместимость – первые определения, приходящие на ум при попытке сопоставления художественных миров Михаила Шолохова и Уильяма Фолкнера...

Мудрость на века

«Мало прожить много, нужно еще это сделать достойно». Эти мудрые слова Евгения Александровича Кулькина, подтверждающие жизненное и творческое кредо писателя, вошли в новый трехтомник афоризмов «Мудрость на века»...

Доброта детства

Повести о детстве – драгоценный жанр русской литературы. Все светлое, чистое, доброе начинается, рождается, расцветает в детской душе и в зрелом возрасте и в старости нет лучше воспоминаний, чем о годах открытия мира людей, человеческих взаимоотношений...