Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...

Аввакум. Распря.

Драматическая поэма Виктора Петрова

Фонд «Возрождение Тобольска» имеет богатый опыт из­дания поэтических книг. Но драматическая поэма Виктора Петрова «Аввакум. Распря» довольно редкое явление в совре­менной российской литературе. Необычна она именно поэтиче­ским раскрытием одного из ключевых моментов отечественной истории. Как говорится, «историю пишут поэты», хотя, конечно, этим не умаляется значение исторических исследований.

В поэме, написанной к 400-летию со дня рождения Авваку­ма, – «неистового протопопа», как его часто называют, – автор опирался на десятки источников, включая аутентичные тек­сты из творений своих героев, древнерусские повести, жития и труды профессиональных историков. Он искал и находил всё необходимое и достаточное, что пробуждало мысль, вызывало поэтическое вдохновение, но не входило в противоречие с фак­тами биографии персонажей поэмы. Ещё до публикации поэ­мы автор разослал её текст друзьям-поэтам, историкам, крити­кам для возможных замечаний и уточнений. Поэма получила многочисленные восторженные отклики. Что немаловажно, её приняли как старообрядцы, так и православные читатели. Это и побудило нас издать поэму отдельной книгой в уже хорошо известной читателям Сибири и всей России серии библиотеки альманаха «Тобольск и вся Сибирь».

Чувствуется глубокое проникновение Виктора Михайлови­ча в столь многосложную тему. По признанию самого автора, личность протопопа Аввакума занимала его всю сознательную жизнь. В сборнике стихов «Колчан сибирских стрел» (Москва: Глобус, 2002) он публикует цикл стихотворений под общим на­званием «Аввакум», созданных ещё в прошлом веке. Но поэма, не повторяя ни строчки из ранее созданного, в образах, лицах и диалогах раскрывает саму природу распрей, раздоров, проти­воречий среди людей, равно любящих Россию.

Эта поэма окончена была в 2020 году. Язык её, с довольно сильным содержанием духовного вещества поэзии, понятен. Это корневой русский язык. Прямая речь героев и персонажей поэмы удивительным образом лишена ожидаемой в подобных исторических сюжетах стилизации, чернения под старинное се­ребро. При чтении поэмы создаётся устойчивое ощущение, что так; думали, так мыслили, так негодовали и восхищались люди на исходе XVII века. Но похоже мыслит и человек XXI столетия, сколько ни влияла на него мода на новые словечки и обороты. Мода проходит, а слово как хранилище богатства души остаёт­ся, соединяя пространство и время. В данном случае представ­ляется уместным привести высказывание писателя Михаила Тарковского, созвучное поэтике поэмы: «Это и есть неделимость русского времени, слияние смыслов» («Енисей, отпусти!»).

Тоболяки, естественно, обратили внимание на те страницы поэмы, где речь идёт о стольном городе Тобольске и эпической поездке Аввакума с женой и детьми по бескрайней Сибири до гор Забайкалья, до знаменитой Даурии. Такая духовная пано­рама близка сердцу коренного сибиряка, которым и является автор драматической поэмы.

С декабря 1653 года до отправки в глубину державы, на верную гибель, Аввакум служил протопопом Воскресенско­го собора города Тобольска. Если жители Европейской Рос­сии (Юрьевец-Подольский) восстали против своего протопо­па, не приняв жёстких методов нравственного оздоровления православных, заставив его бежать в Москву под защиту царя и единоверцев, то в Тобольске приняли крутого проповедни­ка душевной чистоты, не гнушавшегося наказывать розгами за пьянство и дебоши. Да ведь он такой был не один! Супруга его, Анастасия Марковна, с грудным ребёнком и малыми детьми более чем на полтора века ранее прославленных жён декабри­стов последовала за мужем в ссылку! Она не только разделила все тяготы и лишения, но и оставалась для него верной и лю­бящей помощницей. Патриарх Никон, понимая опасность для центральной власти бунтарской деятельности ревнителя ста­рины, отдал приказ воеводе Пашкову мучить до смертного боя непокорного ревнителя благочестия, что тот истово исполнял. В поэме образ протопопицы выписан с удивительной нежно­стью, высвечивая в красках характер русской женщины.

В 1661 году в Тобольск был сослан друг Аввакума и пустозерский сиделец поп Лазарь, один из героев поэмы Виктора Пе­трова. Учёный серб Юрий Крижанич, знавший попа Лазаря по Тобольску и не разделявший его взглядов, всё же не мог не отметить, что стойкому староверу «в улицы бываху тесно и люди его под руки водиша». Так он описывал «ангельское опьянение» обличителя приверженцев западных нововведений в русский церковный православный обряд. На обратном пути из Даурии в Москву Аввакум и Лазарь встретились в Тобольске, чтобы уже не расставаться до самой смерти, до пустозерского костра.

Поэма Виктора Петрова не пересказ «Жития» Аввакума, не воспевание одного героя, не восхваление его, но поэтический срез особой исторической реальности, обнажающий сложные взаимоотношения разных по своим убеждениям людей одной культуры, трагической, переломной в жизни нашей страны эпохи. Приём эпиграфов, порой обширных цитат из творений писателей и поэтов «бунташного века» не только переносит читателя в XVII столетие. Убедительно прописанные диалоги, страстные монологи героев, людская многоголосица (скоморо­хов, горожан, стрельцов, казаков) соотносятся и с нашим не­простым временем, помогая решать и нынешние проблемы. Как же всё-таки удивительно живучи эти проблемы в тысяче­летней российской действительности, как устойчивы черты на­шего национального характера!

В поэме отношения между протопопом Аввакумом и па­триархом Никоном раскрываются в душевно-диалектической сложности. Оба они ревнители православия, более того, зем­ляки и друзья, но, как афористично замечает автор, – «С одной реки, но с разных берегов». Между ними вспыхивает не личный спор, не стремление властвовать над людьми, но искреннее радение о путях развития России, обоюдная боль от векового вопроса: «Куда несёт нас рок событий?» (Сергей Есенин). Мы знаем, что магистральная линия развития России более точно была предсказана Никоном, но тропы и дороги, пробитые по­следователями Аввакума, также вели в будущее. Словно рядом с надземной рекой, под её дном, образовалась река подземная, пробиваясь наружу воронками, ключами и родниками… Вода, питающая народ, едина. И истоки её – в глубинах отечествен­ной истории, в православии. В диалогах героев поэмы проис­ходит слияние этих рек, вселяя в читателя веру в неисчерпае­мую силу России. Не осуждение той или другой стороны мы слышим, а призыв к единению во имя утверждения в полноте дарованной нам от предков жизненной мощи.

Каждый персонаж поэмы выписан как неповторимая лич­ность, изъясняющаяся индивидуальным, характерным лишь для него языком. Мы не всегда помним, что русское слово «язык» – синоним не только понятия «народ», но и слова «чело­век». В этом несомненное достоинство поэмы, далёкой от идео­логических речений. Дьяк Посольского приказа и справщик Пе­чатного двора Савватий, реальное историческое лицо, привык говорить виршами на польско-немецкий лад, что, естественно, вызывает возмущение Аввакума, переходящее в добрую улыб­ку: природный «русак» (словечко Аввакума) должен говорить по-русски, напевно и свободно, как в народных песнях! Дьяко­ну Феодору, яростному стороннику старого обряда, сведущему в «книжном учении», в богословии, следует не выставлять напо­каз свою учёность и терпеливее относиться к простонародному взгляду на православную веру. Его Аввакум и любит и обличает одновременно. А вот инока Епифания, своего духовного отца, он любит безгранично, несмотря на то, что они очень разные и по образованию, и по опыту жизни, и по речи. В поэме мы буквально слышим гимн мужской дружбе, глубоким духовным отношениям между единомышленниками.

Общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» около двух десятков лет сотрудничает с замечатель­ным художником-графиком Александром Геннадьевичем Ши­бановым, который иллюстрировал и поэтические книги фонда.

Диалог поэта и художника в книге всегда является вопло­щением вещей необыкновенных: художник делает строгие строфы, в которых мерцают неуловимые душевные движе­ния автора, более наглядными, зримыми, очевидными. Когда художник проникается замыслом и самим текстом поэтиче­ского произведения, он входит в некое таинственное единение с поэтом, оживляет словесный материал, как бы освещая его изнутри, и тем самым многократно увеличивает силу эмоцио­нального воздействия на читателя.

Александр Шибанов своими великолепными графически­ми работами не просто украсил книгу, но воистину стал со­автором поэта. Особенно впечатляет изображение четырёх пустозерских сидельцев. Каждый из них находится в своей земляной тюрьме; их трагические фигуры разделяет и одно­временно объединяет восьмиконечный православный крест.

Иллюстрации, созданные художником, расширяют текст, по­могают читателю проникнуть в суть поэтического повество­вания. Живы и динамичны изображения скоморошьей ватаги с ребёнком в литовском островерхом колпаке; разговор на по­вышенных тонах Никона и Аввакума, энергичным жестом от­страняющего от себя всесильного патриарха, и многие другие. Особо отметим графику сибирской части серии иллюстраций: удивительные образы разбивающего лёд Байкала Аввакума, протопопицы Анастасии Марковны, сына воеводы Пашкова и шаманского камлания. В своей совокупности они дают па­норамный образ Сибири.

Из письма автора поэмы В. Петрова издателю А.Г. Елфимову: «Уважаемый Аркадий Григорьевич! …Общее впечатле­ние – потрясающе! Александр Геннадьевич много добавил к слову, усилив поэтический текст. Даже то, что у меня было в задумке, он сам прочувствовал и реализовал, без всяких по­желаний с моей стороны. Такое глубокое проникновение в по­эму! Александр Шибанов – не иллюстратор, а соавтор. Буду ещё смотреть, всматриваться, вчувствоваться. Но – благодарность переполняет моё сердце. Спасибо Вам! Спасибо Шибанову! Храни вас Господь!»

В иллюстрациях к поэме взят за основу тёмный фон, на ко­тором ярко выделяются светлые фигуры соузников, этот приём создаёт атмосферу напряжённого драматизма в противостоя­нии света и тьмы.

Большая часть работ в творчестве художника посвящена религиозной тематике и представителям духовенства.

В 1988 году А. Г. Шибанов принял участие во Всесоюзной выставке «Слово об Отчизне», посвящённой 1000-летию Кре­щения Руси, и был удостоен Благодарственного Гербового пись­ма с благословением от Патриарха Московского и Всея Руси Пимена.

Книга рассчитана на самый широкий круг читателей и, на­деемся, найдёт отклик в их сердцах.

Иллюстрации, созданные художником, расширяют текст, по­могают читателю проникнуть в суть поэтического повество­вания. Живы и динамичны изображения скоморошьей ватаги с ребёнком в литовском островерхом колпаке; разговор на по­вышенных тонах Никона и Аввакума, энергичным жестом от­страняющего от себя всесильного патриарха, и многие другие. Особо отметим графику сибирской части серии иллюстраций: удивительные образы разбивающего лёд Байкала Аввакума, протопопицы Анастасии Марковны, сына воеводы Пашкова и шаманского камлания. В своей совокупности они дают па­норамный образ Сибири.

Из письма автора поэмы В. Петрова издателю А. Г. Елфи– мову: «Уважаемый Аркадий Григорьевич! … Общее впечатление – потрясающе! Александр Геннадьевич много добавил к слову, усилив цоэтический текст. Даже то, что у меня было в задумке, он сам прочувствовал и реализовал, без всяких по­желаний с моей стороны. Такое глубокое проникновение в по­эму! Александр Шибанов — не иллюстратор, а соавтор. Буду ещё смотреть, всматриваться, вчувствоваться. Но — благодарность переполняет моё сердце. Спасибо Вам! Спасибо Шибанову! Храни вас Господь!»

В иллюстрациях к поэме взят за основу тёмный фон, на ко­тором ярко выделяются светлые фигуры соузников, этот приём создаёт атмосферу напряжённого драматизма в противостоя­нии света и тьмы.

Большая часть работ в творчестве художника посвящена религиозной тематике и представителям духовенства.

В 1988 году А. Г. Шибанов принял участие во Всесоюзной выставке «Слово об Отчизне», посвящённой 1000-летию Кре­щения Руси, и был удостоен Благодарственного Гербового пись­ма с благословением от Патриарха Московского и всея Руси Пимена.

Книга рассчитана на самый широкий круг читателей и, на­деемся, найдёт отклик в их сердцах.

От издательства

 

* Петров В.М. Аввакум. Распря. – Тобольск: Тюменский региональ­ный общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска».

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях нашего времени

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

Соприкосновение миров

Непохожесть, различие, несовместимость – первые определения, приходящие на ум при попытке сопоставления художественных миров Михаила Шолохова и Уильяма Фолкнера...

Мудрость на века

«Мало прожить много, нужно еще это сделать достойно». Эти мудрые слова Евгения Александровича Кулькина, подтверждающие жизненное и творческое кредо писателя, вошли в новый трехтомник афоризмов «Мудрость на века»...

Доброта детства

Повести о детстве – драгоценный жанр русской литературы. Все светлое, чистое, доброе начинается, рождается, расцветает в детской душе и в зрелом возрасте и в старости нет лучше воспоминаний, чем о годах открытия мира людей, человеческих взаимоотношений...