Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...

Трофеи

Фронтовые записки доктора Анечки

Дошло до смешного либо печального: открыла свой рюкзак, увидела… и не смогла об этом промолчать. Вот он, настоящий военврач: граната и рядом пульсоксиметр. Это сочетание «кричит» само за себя, как Рафаэлло: вместо тысячи слов. Главное, выкладывать гранату во время походов по магазинам, потому что при прохождении магнитных рамок, для мальчиков из служб секьюрити, рабочий день может быть крайне огорчительным.

На кителе, вместо ордена, висит брошка-фонендоскоп, это мой Мариупольский трофей, когда мы воевали с ребятами в городе у самого синего моря, на психбольнице по улице Пашковского, в развалинах возле первого этажа, валялся докторский мимишный аксессуар. Я стала носить его буквально пару дней назад, просто что-то внутри отпустило, и девочка-девочка победила уставшего рыцаря, тем более, что на эту награду я имею право, с абсолютно спокойной совестью.

Военное время откладывает отпечаток на всех, и, вероятно, самым неизгладимым и тревожным пятном, он ложится на судьбы детей, как бы мы не пытались их от этого уберечь.

Вместо машинок и слипшихся конфет, моему сыну я привожу всякие армейские «подгоны», на вроде браслета разведчика, флуоресцентного фонарика или огнива. Ребенок счастлив, я, глядя на него, тоже. Сейчас в сумке лежит термос из Авдеевки, с выгравированной надписью, его передал сыну сослуживец «Псих».

Знаю, что парень мой будет горд трофейному подарку, да и в хозяйстве, с нашими извечными переездами, вещь эта пригодится. Пишу о сыне, вспоминая, как после одного из постов, укротвари завалили меня угрозами, жалкими хохлацкими запугиваниями, влажными мечтами о том, что они сделают с донецким доктором и ребенком.

Мне не страшно. Мерзко. А пока… не выпить ли горячего чая, он на славу удался этим утром.

Из ДНР с любовью,

Анечка.

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

По ком ты плачешь, шиповник?

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных садах и танковые удары…

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...