Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...

Мы сказали им: «Простите нас, грешных»…

Дневник военкора. 17 марта 2024

Монастырь старца Зосимы, что в селе Никольское… Когда-то туда можно было приезжать днем. Теперь всё иначе. Мы выехали ночью, чтобы по темноте добраться до монастыря и, на рассвете, по серости, выехать. Иначе никак, все нижнее небо до Новомихайловки кишит дронами. Ночью шансов – 50х50. Вся дорога по посадкам в останках сгоревших машин. А до монастыря пара километров вообще открытая местность, просматриваемая камерами с девятиэтажек Угледара. У нас был с собой портативный РЭБ, устанавливаемый на машину, работающий на всех частотах – «специальные» ребята дали. Установили, поехали. На каждом блокпосту: «Ой, смотрите пацаны(мужики), сейчас по вашему пути Баба-Яга летает, работает…» – А на последнем посту перед рывком по лесополосе и открытому пространству: «Ой смотрите пацаны, по детекторам сейчас семь дронов противника в небе дежурит.»

Короче, доехали. В монастыре, в темноте, своя жизнь: в подвале непрекращающаяся служба. Горят свечи, тихий голос чтеца. Лампады над иконами. Осталось там человек тридцать – раньше было больше. Мы им сказали в это предрассветное Прощенное Воскресенье: «Простите нас, грешных». – И они попросили того же. Привезли им лекарства, одеяла, монашеское облачение. А им приятно – люди из далёкой Белоруси помнят их, молятся за них.

Наш водитель, из разведки, сам из Забайкалья, бурят. Пока ехали, у него висела какая-то красная буддийская ленточка, и он её постоянно гладил. А в храме стоял перед иконами, ставил свечи. На войне Бог един.

На обратном пути сработал наш РЭБ, разогнавшийся было дрон-камикадзе потерял управление и ударил в стороне.

Вспышка, разрыв, водитель трёт ленточку, а мы думаем о Прощенном Воскресенье. В древних книгах святые люди сказали, что Бог простит любого, надо лишь этого захотеть.

Николай Гаврилов

Последние новости

Похожее

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

По ком ты плачешь, шиповник?

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных садах и танковые удары…

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...