Вторник, 16 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

По ком ты плачешь,...

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и...

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...

Главное – не останавливаться… (Продолжение)

Дневник военкора. 18 января 2024

Итак, Старобельск и другие города недавно освобождённых территорий. Многие разрушены в хлам. Уже не фронтовые, уже не Украина, и, хоть и с российским флагом на администрации, ещё далеко не Россия. Степи и сосновые боры; кафешки, где продают военным беляши, и бесконечные гектары брошенных промышленных территорий. Ждуны во власти, – в милиции, в горсовете, ещё недавно работающие на Зеленского. Вернее, не ждуны, а приспособленцы. Процесс по замене идёт, но почему-то часто в обратную сторону. Комбрига 7-ой бригады, Героя ЛНР, восемь лет воевавшего за Россию, назначили главой Лисичанска, а когда фронт отошёл и начались деньги, убрали, поставив кого-то из прежних. Системные люди, они при любом цвете знамени системные – не задают неудобных вопросов и знают правила игры. В целом – свадьба в Малиновке, только не такая весёлая.

Терактов почти нет, по сравнению с тем же Запорожьем, где ночью могли вырезать российских дорожных строителей в вагончике. Есть те, кто очень ждут Украину, но большинство просто пытаются просидеть на двух стульях. Многие так и не поменяли паспорта на российские и теперь это проблема. Недавно везли женщину из Минска в Северодонецк. В Северодонецке муж, родители – дом, семья. Но с 16-го октября 2023 года для жителей ЛДНР вступил в действие указ считать украинские паспорта недействительными. Было дано время поменять на российские. Она не поменяла. И теперь её не пускают домой. Для тех, кто оставил украинские паспорта, въезд в РФ теперь только через Шереметьево. А там фильтрация. Не понравился какой-то номер в контактах телефона, и всё, въезда вам нет. – «Вы откуда прилетели?». -«Из Стамбула». – «Вот мы туда вас и депортируем. Россия вас не принимает». – «А как же мне попасть домой?» – «Да откуда я знаю. Ждите окончания СВО». В Шереметьево трагедия: плачь, разделяют семьи, одному можно, другому, по какой-то причине нельзя. Эту женщину не пустили, на коленях стояла, выпросила, чтобы не депортировали в Турцию, чтобы в Беларусь, там хоть ментальность своя. И теперь она не знает, что делать. С нами она тоже не проехала. А ездила женщина на Украину, к дочке в Харьков. Всю войну просидела в Северодонецке, выехала и вот…

Здесь несколько правд. Одна правда у государства – вам давали время стать гражданами РФ. Поначалу с давками в паспортных столах, с взятками, чтобы вписали в очередь, но возможность реально была у всех. Не захотели – не надо. Теперь мы не хотим. Вторая правда – у спецслужб, пропускающих через Шереметьево опоздавших. Есть хоть малейшее подозрение на связи с СБУ, – лучше не пустить. Шлагбаум закрыт. И третья правда – у этой несчастной женщины и тысяче таких других. Менять паспорт, в Украине будут вопросы. Изменница. Дочке карьера закрыта. Данные у них есть. А вдруг Россия уйдет. Свои же соседи, кто паспорт не менял – заплюют. Два стула – как тут угадать? Много разных правд у войны.

***

Дальше по трассе – Луганск. Там уже все давно определились. Спокойный город, где можно получить статус участника боевых действий, без этих самых действий. Много студентов. Красивая молодежь: по вечерам толпы возле кафешек. – «Всё для тебя – моря и океаны», – поёт женщина в караоке. Риск минимальный, лишь изредка в небе белый инверсионный след ракеты. Опасно в Бахмуте, Соледаре, на Купянском направлении, куда люди уходят бесследно, как в омут. Связи там нет. Но туда вас не пустят без волшебного слова.

***

Опасно в Горловке, особенно в Никитовском районе, в Ясиноватой, в Донецке на окраинах, куда добивает ствольная арта. В окрестностях Авдеевки и Марьинки, где летают ФПВ-дроны, риск повышается кратно. Раньше, чтобы себя обезопасить, у нас был запрет на военную экипировку: ходили назад вперёд под снайперами и знали почти наверняка, что не выстрелят. А сейчас… Дронами по медсестрам со скорых. Ладно по эвакуационной группе в полях, это для обеих сторон цель, но по гражданским, которые приехали за гражданскими? Самюэль Кольт сказал – Убивает не оружие, убивает человек. То же самое относится к операторам дронов. По ту сторону войны всегда лежит мир, и в этом мире как-то придётся жить с собой, нося за спиной мёртвых гражданских.

Николай Гаврилов

Последние новости

Похожее

По ком ты плачешь, шиповник?

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных садах и танковые удары…

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...

А что в Беларуси?

Грозы, праздник, дети в лагерях, поездки к морю, чаще в Грузию. Кто-то отправляет бабушек с детьми в санаторий, утешая себя мыслью, что заботится и о бабушках и о детях...