Воскресенье, 14 июля, 2024

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях...

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных...

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...

Суждено ли третье тысячелетие?

На стыке веков и тысячелетий всегда соблазнительно порассуждать о будущем. Именно соблазнительно, потому что Иисус Христос строго предупредил: "О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один"...

У нас весна

Записки доктора Анечки

У нас весна полным ходом, цветëт и буйствует, температура вчера добралась до +26. Вспомнила свои стихи от 22.04.2022. Тогда мы уже были в Запорожье. В качестве небольшой преамбулы, добавлю кусочек из своей книги «История одного взвода».

«… Трое суток мы догоняли наш взвод. Практически как в сказке. Днём и ночью. Каждый раз безуспешно возвращаюсь в расположение на Еланчик. По навигатору. Мы искали и не могли найти. Напоминало кадры из «Утомлённых солнцем»: «Где тут село Загорянка или Загоренка, адрес размыло водой?»

Нам было нужно село Трудовое. И всё было бы здорово, только сел с таким названием в ДНР три, и одно – Труженка. Мы объехали все. Совершенно не зная того, чьи поселки и проселочные дороги под контролем ВСУ и нацистов, а чьи – наши. Для меня это стало какой-то навязчивой идеей фикс: «Нужно догнать наш взвод. И обнять их…»

Наверное, самое страшное, что я видела, это полностью сожженное село под Волновахой. Около 10 вечера. Тишина. Полная. Сгоревшие хаты. Ни людей, ни собак и кромешный ужас в воздухе. Кажется, воздух слипся от гари и боли, а хаты, белые, с черными отметинами, таращили свои черные бездонные глаза. Я всё спрашивала Андрея: «Где люди, где они?» – Он говорил: «Не сейчас, Анечка, валим…» – Сгоревшая кабина нашего бензовоза у дороги. Андрей крестится и говорит: «Царствие Небесное мирным и нашим…»

– Где люди, Андрей, где они? Их убили?

И его короткое: «Да».

Я сорвалась в плач. Наверное, это было самым жутким. За всю мою жизнь. Дорога от села к крайнему блокпосту и я отсчитываю вслух Андрею километраж до своих каким-то чужим, стеклянным голосом.

Только на третий день нам удалось выяснить, что ребята. Ребята на Украине.

Запорожская область. Деревенька. Штаб.»

 

***

Не рада

Я в этот год не радуюсь весне:

Когда «зелёнка» – воевать сложнее,

Но листики уже упорно реют,

На «веточных» флагштоках в тишине.

Я в этот год не рада тишине,

С тех пор, как побывала темной ночью,

В сожженых хатах, где стояли молча,

Погибших тени. И махали мне.

Я в этот год не радуюсь себе,

Ни к черту нервы, подвывает совесть:

«Везде успела?» и не успокоюсь,

На зло врагам и вопреки Судьбе.

 

из Запорожья 2022-ДНР2024

с любовью

Анечка

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных садах и танковые удары…

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...

А что в Беларуси?

Грозы, праздник, дети в лагерях, поездки к морю, чаще в Грузию. Кто-то отправляет бабушек с детьми в санаторий, утешая себя мыслью, что заботится и о бабушках и о детях...

С нашим днем, ребята…

Сегодня не то, чтобы праздник. День. Один день в году, в который открыт портал обещаний, позерства перед камерами с громкими и пафосными словами, абсолютной ложью...