Вторник, 16 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

По ком ты плачешь,...

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и...

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...

Первые Герои Великой Отечественной

Степан Здоровцев, Петр Харитонов, Михаил Жуков

28 июня в небе над Псковом совершили воздушные та­раны советские летчики-истребители, ставшие первыми Героями Советского Союза военного времени

В огромном списке Героев Советского Союза наиболь­шее число получивших это высшее почетное звание в стране приходится на годы Великой Отечественной войны —11 739 человек. 107 из них были удостоены этого звания дважды, еще трое – трижды, и в этих списках по­давляющее большинство – военные летчики. Среди трижды Героев Советского Союза летчиков двое – под­полковник Александр Покрышкин и майор Иван Коже­дуб, а дважды удостоены высшей награды 66 авиаторов.

Но советские военные летчики могут гордиться еще и тем, что первыми из почти двенадцати тысяч героев, со­вершивших подвиги в годы Великой Отечественной войны, были именно их сослуживцы. 28 июня 1941 года младшие лейтенанты Степан Здоровцев и Петр Харито­нов совершили воздушные тараны, за что 8 июля первыми среди всех участников войны удостоились высшего зва­ния. Вместе с ними получил награду и их сослуживец Ми­хаил Жуков, совершивший таран днем позже.

Все первые Герои Советского Союза военного времени служили в одном и том же истребительном авиационном полку ПВО – 158-м. Полк был сформирован меньше чем за год до войны: приказ о его создании вышел 25 июля 1940 года, а непосредственное формирование заняло всего два с половиной месяца – с 18 сентября по 30 ноября того же года. Первым его командиром, с которым часть и встре­тила 22 июня 1941 года, стал майор Аркадий Афромеев, а комиссаром – батальонный комиссар (то есть равный по званию) Яков Журавлев. Организационно полк входил в состав 5-й смешанной авиационной дивизии Ленинград­ского военного округа, а базировался на аэродроме Кресты в Пскове.

Основой для формирования полка стали летчики, имеющие боевой опыт, полученный во время Советско-финской войны. Но такие истребители были в Красной Армии на вес золота, так что большую часть пилотов полка набрали из недавних выпускников военных авиа­ционных училищ. Именно так в него попали все трое бу­дущих героев – младшие лейтенанты Здоровцев, Жуков и Харитонов. Полк имел неплохое по меркам 1940 года вооружение: 46 самолетов И-16 и 20 Як-1. Такая матчасть требовала от пилотов высокой культуры пилотирования, постоянных тренировок, и это тоже стало залогом успе­хов, которые полк одержал в первые недели войны. По­двиги, совершенные летчиками в начале войны и позднее, дали основание 7 июля 1943 года присвоить этой части гвардейское звание: она стала именоваться 103-м гвардей­ским истребительным авиаполком ПВО. За годы войны восемь летчиков полка получили звание Героев Совет­ского Союза, но первыми были Степан Здоровцев и Петр Харитонов.

***

История жизни Степана Здоровцева вполне заслужи­вает гайдаровского определения: «обыкновенная биогра­фии в необыкновенное время». Степан родился 24 декабря 1916 года в Ростовской губернии, на хуторе Золотаревка. Глава семейства Иван Здоровцев, всю жизнь зарабатывав­ший свой хлеб тяжелым крестьянским трудом, сделал все, чтобы его дети смогли получить настоящие профессии, благо время и страна позволяли это сделать. Степан окон­чил девятилетнюю школу, после продолжил учение в Константиновской тракторно-механической школе (семья к тому времени переехала в станицу Константиновскую). Умение обращаться со сложными механизмами пригоди­лось юноше, когда семья в очередной раз снялась с наси­женного места и отправилась искать лучшей доли в Астрахани. Там Степан устроился работать в слесарные мастерские, а потом ушел в судоремонтные – поближе к морю.

Это был первый серьезный выбор молодого человека, и он быстро доказал себе и окружающим, что это не при­хоть и не подвернувшаяся случайность. Всего за пару лет Степан Здоровцев вырос из слесаря-судоремонтника до механика баркаса ОСВОДа (Общества содействия разви­тию водного транспорта и охраны жизни людей на водных путях), а потом и до начальника Астраханской городской станции ОСВОД. Уже на этой должности он получил еще одну морскую профессию – водолаза, поскольку именно таких специалистов не хватало на станции.

Одновременно Степан начал покорение и второго океана – воздушного. Как и многие другие молодые люди той эпохи, он пришел в аэроклуб по комсомоль­ской путевке. Стране, стремительно наращивавшей воз­душный флот, катастрофически не хватало летчиков, и комсомол объявил призыв молодежи в аэроклубы и авиа­школы. Так что дипломы водолаза и летчика-любителя Степан Здоровцев получил в 1938 году практически од­новременно.

К этому времени подошел срок призыва в армию, и можно было только гадать, куда именно военкомат на­правит столь разностороннего призывника. Выбор был сделан в пользу неба: Степан Здоровцев стал курсантом Сталинградского военно-авиационного училища летчи­ков. Он попал в последний набор курсантов, который проходил обучение по двухлетней программе, и уже в ок­тябре 1940 года закончил учебу, получил звание младшего лейтенанта и петлицы с одним «кубарем», а вместе с ними – направление в 158-й истребительный авиаполк, базировавшийся во Пскове.

 

Из учителя – в истребители

Биография другого героя, Петра Харитонова, не менее характерна. Он родился в семье крестьянина Тимофея Ха­ритонова 16 декабря 1916 года (первые летчики-герои были ровесниками с разницей в несколько дней). Детство и юность Петр провел на Тамбовщине, в селе Княжево: помогал родителям, учился в средней школе. Но как только Петру выдали на руки аттестат о среднем образо­вании, он решил строить свою жизнь самостоятельно и отправился на Дальний Восток, туда, где затевалось боль­шое строительство. Однако судьба распорядилась иначе: поработав плотником на дальневосточных стройках, Петр Харитонов решил продолжить учебу и поступил на педагогические курсы, по окончании которых отпра­вился работать учителем в среднюю школу № 12 города Улан-Удэ.

Молодой педагог проработал в школе всего пару лет, а затем его призвали в армию. Призывника направили в Читу, в 30-ю военную школу пилотов, которая только-только была создана: приказ о ее формировании был отдан 19 августа 1938 года. Год спустя читинская военная авиашкола получила имя одного из самых знаменитых военных летчиков СССР той эпохи – комбрига Анато­лия Серова, героя Гражданской войны в Испании, по­гибшего в авиакатастрофе годом ранее. А уже в октябре 1939 года Петр Харитонов вместе со всей авиашколой переезжает под Ростов-на-Дону, в Батайск. Здесь быв­ший учитель, а ныне пилот-курсант и доучивался остав­шийся ему год. В июне 1940 года Батайская авиационная школа пилотов имени Серова производит свой первый выпуск: 542 младших лейтенанта ВВС, прошедших двух­летний срок обучения и готовых пополнить стремитель­но разрастающиеся авиачасти Красной Армии. Среди них был и недавний учитель Петр Харитонов, направ­ленный на службу в 158-й истребительный авиаполк на Псковщину.

В полку быстро заметили способного пилота, который много времени уделял изучению и оттачиванию приемов воздушной стрельбы. Такие летчики всегда были на вес золота, и командование решило направить младшего лей­тенанта Харитонова в Пушкин на курсы командиров звеньев, чтобы он мог не только учиться сам, но и учить других. Выпуск из школы ознаменовался для молодого пилота участием в воздушном параде над Дворцовой пло­щадью в Ленинграде, устроенном в честь Первомая. Это был последний предвоенный праздник. До начала войны оставалось чуть меньше двух месяцев…

 

Технология подвига

Хотя Степан Здоровцев и Петр Харитонов совершили свои тараны в один день, и обстоятельства, при которых пилоты пошли на такой необычный способ атаки, были очень и очень схожими, они не знали о совершенном каждым из них до вечера 28 июня 1941 года. Первым пошел на таран Петр Харитонов, который в тот день со­вершал свой первый боевой вылет. Около часа дня группа истребителей 158-го авиаполка полетела на пере­хват немецких бомбардировщиков, прорывавшихся к го­роду Остров. В самый разгар боя, когда Харитонову представилась возможность сбить «Юнкерс-88», вы­яснилось, что пулеметы его И-16 молчат: то ли кончи­лись патроны, то ли система боепитания повреждена вражеской очередью. Тогда младший лейтенант ударил пропеллером своего И-16 по хвостовому оперению бом­бардировщика и сбил его этим ударом. Несмотря на то, что винт оказался поврежден в результате тарана, Хари­тонов сумел довести свой истребитель до аэродрома. Благополучно приземлился, а уже через два часа с заме­ненным пропеллером отправился в новый боевой вылет.

Спустя час после тарана, совершенного Харитоновым, на таран пошел и Степан Здоровцев. Он поднялся на пере­хват фашистского бомбардировщика «Хейнкель-111», от­бившегося от основной группы, догнал его уже довольно далеко от своего аэродрома. Несколько атак оказались без­результатными. Наконец истребителю удалось занять иде­альное положение для стрельбы, но к этому времени он истратил весь боезапас. Тогда младший лейтенант Здоров­цев решил таранить бомбардировщик: двумя ударами бук­вально отрезал ему хвостовое оперение, после чего сумел дотянуть 80 километров до своего аэродрома.

Когда о двух таранах, совершенных советскими летчи­ками 28 июня 1941 года, стало известно командованию, их решено было представить к самым высоким наградам. Эту идею поддержали и в Москве: страна остро нуждалась в примерах не только мужества и стойкости, но и боевых ус­пехов советских воинов.

***

8 июля 1941 года Степану Здоровцеву, Петру Харито­нову и Михаилу Жукову (совершившему свой таран 29 июня), было присвоено звание Героев Советского Союза.

Дальнейшие боевые судьбы троих летчиков сложи­лись по-разному. Младший лейтенант Степан Здоровцев не вернулся из боевого вылета на следующий день после награждения – 9 июля 1941 года. Старший лейтенант Михаил Жуков погиб в неравном воздушном бою 12 ян­варя 1943 года. А Петр Харитонов воевал до Победы и, прослужив в ВВС еще 10 лет, уволился в запас в звании полковника.

 

НИКОЛАЙ ГАСТЕЛЛО

На рассвете 6 июля на разных участках фронта летчики собрались у репродукторов. Говорила московская радио­станция, диктор по голосу был старым знакомым – сразу повеяло домом, Москвой. Передавалась сводка Информ­бюро. Диктор прочел краткое сообщение о героическом подвиге капитана Гастелло. Сотни людей – на разных участках фронта – повторили это имя…

Еще задолго до войны, когда он вместе с отцом рабо­тал на одном из московских заводов, о нем говорили: «Куда ни поставь, всюду – пример». Это был человек, упорно воспитывающий себя на трудностях, человек, ко­пивший силы на большое дело. Чувствовалось – стоящий человек.

Когда он стал военным летчиком, это сразу же под­твердилось. Он не был знаменит, но быстро шел к извест­ности. В 1939 году он бомбил белофинские военные заводы, мосты и доты, в Бессарабии выбрасывал наши па­рашютные десанты, чтобы удержать румынских бояр от грабежа страны. С первого же дня Великой Отечествен­ной войны капитан Гастелло во главе своей эскадрильи громил фашистские танковые колонны, разносил в пух и прах военные объекты, в щепу ломал мосты. О капитане Гастелло уже шла слава в летных частях. Люди воздуха бы­стро узнают друг друга.

Последний подвиг капитана Гастелло не забудется ни­когда. 3 июля во главе своей эскадрильи капитан Гастелло сражался в воздухе. Далеко внизу, на земле, тоже шел бой. Моторизованные части противника прорывались на со­ветскую землю. Огонь нашей артиллерии и авиация сдер­живали и останавливали их движение. Ведя свой бой, Гастелло не упускал из виду и бой наземный.

Черные пятна танковых скоплений, сгрудившиеся бен­зиновые цистерны говорили о заминке в боевых дей­ствиях врага. И бесстрашный Гастелло продолжал свое дело в воздухе. Но вот снаряд вражеской зенитки разби­вает бензиновый бак его самолета.

Машина в огне. Выхода нет.

Что же, так и закончить на этом свой путь? Скользнуть, пока не поздно, на парашюте и, оказавшись на террито­рии, занятой врагом, сдаться в постыдный плен?

Нет, это не выход.

И капитан Гастелло не отстегивает наплечных ремней, не оставляет пылающей машины. Вниз, к земле, к сгру­дившимся цистернам противника мчит он огненный комок своего самолета. Огонь уже возле летчика. Но земля близка. Глаза Гастелло, мучимые огнем, еще видят, опаленные руки твёрды. Умирающий самолет еще слуша­ется руки умирающего пилота.

Так вот закончится сейчас жизнь – не аварией, не пле­ном – подвигом!

Машина Гастелло врезается в «толпу» цистерн и машин – и оглушительный взрыв долгими раскатами сотрясает воздух сражения: взрываются вражеские ци­стерны.

Мы помним имя героя – капитан Николай Францевич Гастелло. Его семья потеряла сына и мужа, Родина при­обрела героя.

В памяти навсегда останется подвиг человека, рассчи­тавшего свою смерть как бесстрашный удар по врагу.

П. Павленко, П. Крылов

*  Газета «Правда». 10 июля 1941 г

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Православный мир и Тамерлан

Нашествие Тамерлана на Русь в конце XIV века – одно из самых малоизученных событий отечественной истории. В первую очередь это касается исторической науки нашего столетия...

Минута молчания

Почему я плачу в День Победы, /почему бывает горько мне? /Не терял я ни отца, ни деда, /никого из близких на войне, /и весь год живу, не вспоминая /(будто так и надо) про войну… /А приходит день в начале мая, /день, когда молчит на всю страну /гулко поминальная минута…

Пылающий Донбасс

Первый раз на Донбасс я попал шестилетним ребенком из-за задержки поезда идущего в Мариуполь. На станции Макеевка мне купили тоненькую книжку «Битва на реке Кальмиус»...

Вехи русского освоения Якутии

Завоевание Сибири постепенно совершалось. Уже все от Лены до Анадыри реки, впадающие в Ледовитое море, были открыты казаками, ... покорены смелыми подвижниками Ермака...