Среда, 17 июля, 2024

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Поэт мужества и трагизма

В 1986 году общество "Знание" выпускало книгу о современном литературном процессе, где публиковали и мою статью. В ней я написал, что выдающийся русский поэт Юрий Кузнецов осмысливает в стихах трагическое состояние мира...

БЛАЖЕН МУЖ ИЖЕ

…гули-гули… – звал на лугу на Радоницу сизарей Лёнька, рассыпая загребущими лапами, – руками их не назовешь, – с веялки остатки золотого силосного проса...

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...
ДомойПравославное ВоинствоБиблиотекаГенерал-фельдмаршал И.В. Гурко:...

Генерал-фельдмаршал И.В. Гурко: новые исследования и материалы

Исторический очерк

Статья посвящена новым данным о генерал-фельдмаршале Иосифе Владимировиче Гурко (18281901), выдающемся военном и государственном деятеле России, и приурочена к 120-летию со дня его кончины. В работе проанализированы воспоминания о нём современников, его переписка с Главнокомандующим действующей армии на Балканах Великим князем Николаем Николаевичем Старшим (1831–1891) в 1877–1878 гг., сообщения газеты «Одесский Вестник» 1882–1883 гг. о деятельности Гурко на посту Одесского генерал-губернатора и командующего войсками Одесского военного округа, сообщения о строительстве нового Православного собора в Варшаве, начатого по инициативе и под руководством Гурко в 1893 г.

 

С 1997 г. благодаря усилиям группы энтузиастов во главе с настоятелем храма св. Иосифа Волоцкого протоиереем Геннадием Ульяничем в родовой усадьбе фельдмаршала Сахарово в Твери началась работа по возвращению народу памяти о незаслуженно забытом герое – Иосифе Владимировиче Гурко. В 2008 г. были найдены останки фельдмаршала и его супруги, выброшенные в 1919 г. в мелиоративную канаву. В 2011 г. останки, после научной идентификации, с воинскими почестями торжественно перезахоронили в усыпальнице в храме. В здании усадебного павильона, построенного в 1897 г. для домашнего музея по проекту Л.Н. Бенуа, половину которого занимает храм св. Иосифа Волоцкого, был вновь открыт музей И.В. Гурко. В 2018 г. перед павильоном был установлен первый в России памятник-бюст фельдмаршала, (скульптор И. Макарова, архитектор Н. Дулько). В современной Болгарии свято чтут память генерала-освободителя: памятники ему установлены в 4-х городах, его имя носят город и несколько сёл, одна из центральных улиц Софии.

В отечественной историографии И.В.Гурко посвящено уже немало исследований[1]. Но несмотря на большую проделанную работу, личность такого масштаба, как Иосиф Владимирович Гурко, требует дальнейшего исследования и осмысления. В частности, до сих пор остаются малоизученными архивные документы из фонда Гурко, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (Ф. 232. Оп. 1. 323 ед. хр., даты: 1774–1916).

В публикациях часто цитируются суждения об И.В. Гурко К.П. Победоносцева, Е.М. Феоктистова, широко известна характеристика Гурко из «Военной энциклопедии» Сытина[2]. Но для настоящей оценки его деятельности важны все возможные воспоминания его современников и их свидетельства о нём. Многое содержится в воспоминаниях, записках и трудах по военной истории генералов и офицеров, служивших под командованием Гурко: начальника его штаба генерала Д.С. Нагловского, генералов Н.Н. Вельяминова, В.Д. Дандевиля, хорунжего князя А.Н. Церетелева и др.; в книгах о Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. А.К. Пузыревского, Н.А. Епанчина и др.; сообщениях русских и иностранных военных корреспондентов, а также санкт-петербургских, одесских, варшавских газет в период генерал-губернаторства И.В. Гурко. Из характеристик и отдельных эпизодов, рассказанных очевидцами, из переписки с разными лицами, перед нами предстаёт образ И.В. Гурко как человека в высшей степени ответственного, честного и прямолинейного до резкости, высоконравственного, преданного России, Государю и своей семье. Он всегда стоял на стороне закона, неустанно действовал на пользу своего Отечества, обстоятельно вникал во все тонкости предстоящего дела или рассматриваемого вопроса. В то же время он был отзывчивым, заботливым и попечительным руководителем, умеющим небольшими средствами достичь больших результатов. Остановимся на нескольких интересных эпизодах.

Князь Алексей Николаевич Церетелев, участник первого Забалканского похода в июне-июле 1877 г. рассказывал: «…Из Акчаира мы выступили по направлению к югу; через час ходу нас нагнал начальник отряда, генерал Гурко. Это коренастый небольшого роста генерал с резким голосом и резкими манерами, очень деятельный, неутомимый и, – это главное его в моих глазах качество – не боящийся ответственности и не ожидающий вечно и во всем приказаний свыше. Начальником штаба у него полковник Нагловский, мягкий, спокойный и рассудительный человек. Представили нас тут же в поле <…> Гурко, едва приехав, решил сделать усиленную рекогносцировку к Тырнову. Ночью спать совсем не пришлось. Приказано было быть готовым к трем часам утра…»[3].

В «Воспоминаниях об Этропольских Балканах» неизвестного автора, подписанных криптонимом «В.» и принадлежащих, по всей вероятности, генералу Николаю Николаевичу Вельяминову мы находим яркое описание характера генерала: «…Чуждый всяких мелочных требований и формальностей в боевое время, видевший постоянно впереди только заданную цель и требуя с железною волею ее непременного исполнения, Иосиф Владимирович при всяком обстоятельстве, мешающем исполнению дела, вспыхивал как порох, хотя по наружности был покоен. Только голос его изменялся, и спадал на низкие ноты, как при командовании, да в стиснутые зубы он сильно втягивал воздух. Слова его в это время рубили как палашом того, кто их заслужил, – и кто бы он ни был. Гнев его, однако же, не имел ничего обидного; лучшее тому доказательство – его ординарцы, которым тоже попадало, и которые были привязаны к нему безгранично, потому что близко его знали. Для тех, кто заслужил его выговор – поделом; зато все знали, что когда дело поправлено, – они могли прийти как домой в его приемную комнату, где он обыкновенно расхаживал в шведской куртке между своими ординарцами и адъютантами, занимавшимися каждый своим делом, и нимало им не стеснявшимися. Здесь, каждый мог говорить ему прямо свое мнение о чем угодно, и чем резче, тем лучше, и спорить с ним, хоть до зарезу. Незаслуженного выговора, за пустяки, за формальности, не идущие к самой сути, – никто от него не слыхал. Он преследовал только неисполнительность, небрежность и равнодушие к делу…»[4].

В «Воспоминаниях о Бабе-горе» генерал Виктор Дезидерьевич Дандевиль говорит о прямоте И.В.Гурко как о важном качестве военного: «Иосиф Владимирович, как известно всем, кто служил под его начальством, обладает тем неоцененно-высоким качеством истинно-военного [5]человека, которое сразу привязывает к нему военных же людей. Он видит вещи, происходящие на войне, в настоящем их чисто-военном значении, кто бы ни был автор: Яков или Сидор, и называет эти вещи своим именем, без обиняков. Приказания его и предположения кратки, ясны и неизменны. Над ними не приходится думать: «А что он этим хотел сказать» или «Не хотел же он то-то выразить?». Прям как штык!..»[6].

Священномученик митрополит Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов), будучи молодым офицером-артиллеристом, участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. в составе Русской гвардии, руководимой Гурко. Он написал два сборника рассказов о подвигах солдат и офицеров под общим названием «Доблести русских воинов. Примеры из прошлой войны 1877–1878 гг.». В главе об И.В. Гурко в его словах звучит искреннее восхищение: «Кто не знает генерала Гурко? Сколько раз уже в этой книжке я упомянул имя храбрейшего из храбрых генералов!»[7].

Генерал от инфантерии Пётр Дмитриевич Паренсов вспоминал, что «фельдмаршала Гурко многие считали суровым начальником, тогда как в действительности это был добрейший, сердечный, отзывчивый человек, правда весьма требовательный по службе. Суровость если и была, то внешняя, выражавшаяся преимущественно в голосе, в котором иногда бывало, как выражался сам Иосиф Владимирович, преобладание «басовых нот». К этому надо прибавить и характерную краткость речи, при замечаниях по службе»[8]. Публикуя письма Гурко к Д.С. Нагловскому, Паренсов подчеркивает, что они «покажут нам всю духовную высоту покойного фельдмаршала»[9], и мы, читая их, действительно убеждаемся в этом.

В «Записках Константина Дмитриевича Хлебникова», коменданта Новогеоргиевска, Гурко характеризуется с другой стороны: «Он (Гурко) сразу поднял на надлежащую высоту значение Русской власти <…> Мы сразу поняли, что новый начальник не даст Русскому делу в Польше пропадать, что он не только закрепит все реформы, исполненные с целью привязать ближе Польские провинции к России, но и поведет это дело дальше. <…> Таков уже был И.В. Гурко: он никому не давал покоя и прежде всего самому себе» [10]. Зато слова одобрения и признательности Гурко ценились подчиненными очень высоко и помнились всю жизнь. Хлебников с гордостью и благодарностью рассказывает о поздравительной телеграмме Гурко, полученной им в день 50-летия его службы в офицерских и 25-летия в генеральских чинах. Памятен ему и приказ Гурко от 2 июня 1893 г. по войскам Варшавского военного округа, отданный в связи с переходом Хлебникова на другое место службы[11], их тексты автор записок приводит полностью.

Вспоминая о трагических для России событиях 1 марта 1881 г., Лев Плансон рассказывает о разводе войск с церемонией в Высочайшем присутствии в Михайловском манеже и передаёт характерную сцену с участием Гурко и будущего императора Александра III: ««Его высокопревосходительство генерал-адъютант Гурко изволит еха-а-а-ть!..» — выкрикивает глашатай зычным голосом, повышая его на последних звуках и, минуту спустя, появляется суровый на вид генерал с длинными седыми бакенбардами, садится на поданного ему коня и объезжает выстроившиеся и вытянувшиеся в струнку войска, при звуках встречного марша. С появлением строгого главнокомандующего войсками гвардии и петербургского военного округа, облеченного сверх того, в виду смутного времени, чуть не диктаторскою властью, весь манеж по команде «смирно» замолкает. Окончив объезд, Гурко останавливается недалеко от входа в манеж, поджидая приезда государя императора, и мне врезалась в памяти следующая сценка: пешком, приложив правую руку к козырьку каски, шагов за восемь или за десять от сидевшего на коне Гурка подошел к нему по всем правилам воинской дисциплины ныне в Бозе почивающий государь император Александр III, бывший в то время наследником цесаревичем и вместе с тем, если не ошибаюсь, командиром гвардейского корпуса. <…> Думал ли генерал-адъютант Гурко, подавая с высоты своего коня довольно небрежно протянутую руку в перчатке низко склонившему свой генеральский плюмаж наследнику цесаревичу, что через те же несколько часов это будет его самодержавный государь и повелитель?!.. Видевши эту картинку из жизни, я невольно думаю об изменчивости судьбы, хотя не могу не удивляться и не восхищаться самоуверенностью и даже смелостью Гурко, державшегося с необыкновенными достоинством и самостоятельностью на том посту, на который угодно было назначить его царствующему государю императору. Таким Гурко был, впрочем, всегда, и в этом заключались его сила и значение»[12].

В дневниковой записи военного министра Д.А. Милютина от 27 ноября 1879 г. мы видим другую картину: «…Был у меня ген. Гурко. Он выражал сетования свои на настоящие неловкие отношения его с наследником цесаревичем, который, будучи корпусным командиром, следовательно, подчиненным главному начальнику округа, не хочет войти в свою роль и ставит его, Гурко, в самое фальшивое положение. С самого назначения генерала Гурко в настоящую его должность, наследник цесаревич не скрывал своего к нему нерасположения»[13].

Кроме корреспонденций и воспоминаний, были исследованы приказы Гурко 1877–1878 гг. Найдены и подготовлены к печати 104 приказа, разбросанные в разных томах 97-томного «Сборника материалов по Русско-турецкой войне 1877–1878 г.г. на Балканском полуострове»[14].

Ещё одна область исследований – переписка И.В. Гурко с Главнокомандующим действующей армии на Балканах Великим князем Николаем Николаевичем Старшим. По сути, это переписка двух русских фельдмаршалов за период с 24 июня 1877 г. по 17 февраля 1878 г., извлеченная из разных томов этого же «Сборника…»[15]. Эта переписка красноречиво раскрывает их как выдающихся военных и государственных деятелей, показывает их высокие личностные качества. Замечу, что переписку полководцев нельзя рассматривать в отрыве от их переписки с начальником штаба Главнокомандующего генералом А.А. Непокойчицким, его помощником генералом К.В. Левицким, а также с генералами Ф.Ф. Радецким, Э.И. Тотлебеном и князем А.К. Имеретинским, так как многие приказы и сообщения Главнокомандующего в разное время передавались Гурко через них. К периоду 1-го Забалканского похода относится 60 писем и телеграмм, из них писем, рапортов, донесений Гурко к Главнокомандующему – 21, все они обстоятельно рассказывают о неимоверных трудностях, которые приходится преодолевать войскам, о героической службе русских воинов и болгарского ополчения. Неоднократно Гурко доносит о зверствах башибузуков и черкесов, о вероломстве турецких войск, пренебрегающих парламентерским флагом. Письмо Главнокомандующего к Гурко в этот период – всего  одно, от 8 июля 1877 г. – сразу после взятия Шипкинского перевала. Приведем его в сокращении: «Любезный Гурко. Не нахожу слов тебе выразить мою глубокую и душевную благодарность. Ты молодец из молодцов. Задачу трудную, мною на тебя возложенную, ты разрешил отлично и к полному моему удовольствию. Поздравляю с Монаршею милостью – ты за взятие Тырнова назначен генерал-адъютантом к Его Величеству. <…> Передай молодцам-стрелкам и всем вообще Царское спасибо, которое Он им через меня приказал передать; и от меня тоже от генерала до последнего солдата мое большое спасибо, что горжусь иметь таких молодцов под своею командою. Да хранит вас всех Господь»[16].

К периоду завершения блокады Плевны и 2-го Забалканского похода относятся более 350 писем названных лиц, из них непосредственно Гурко к Главнокомандующему – 79, Главнокомандующего к Гурко – 58. Донесения Гурко подробны, содержат сведения о совершенных и планируемых действиях его отряда, обосновывают его ближайшие намерения, сообщают о неприятеле, о потерях, убитых и раненых, о пленных и захваченных трофеях, о военных подвигах подчиненных ему подразделений, о трудностях, с какими приходится сталкиваться. Генерал Гурко часто предлагает свой оптимальный план действий, настойчиво доказывая и обосновывая его целесообразность в данных условиях. Главный аргумент при этом – достижение результата с наименьшими людскими потерями, затратами сил, времени и средств. В связи с крайне плохой работой интендантских служб Гурко часто приходится просить о доставке в отряд сухарей, патронов, медикаментов, снарядов для артиллерии, и даже об одежде для своих солдат. Телеграммы Великого князя чаще короткие, ёмкие, в несколько строк, с конкретными приказаниями, но есть и обстоятельные послания, разъясняющие тот или иной приказ или образ действий, извещающие о событиях на других участках военных действий. 17 декабря 1877 г. Гурко телеграфировал Великому князю: «Выход в долину Софии открыт <…> Движение войск встречает невообразимые трудности; подъем орудий на перевалы представляет гигантскую работу <…> Турки были захвачены врасплох…»[17]. В тот же день Великий князь отвечал: «Благодарю Бога, что Господь помог тебе совершить гигантское дело. Спасибо тебе от души, молодец! Скажи моим молодцам-воинам, что они чудо-молодцы, богатыри от первого до последнего. Молю Бога, чтобы благословил вперед. Сообщай по возможности чаще о ходе дела. Николай»[18]. Великий князь и генерал Гурко умели по достоинству ценить своих солдат и их боевые заслуги, и всячески способствовали получению ими заслуженных наград. 24 декабря 1877 г. Гурко, поздравляя Главнокомандующего с Рождеством Христовым, сообщает из Софии: «Господь сподобил нас, собравшись в рождественский сочельник в храме св. Стефана – первого мученика славянства, помолиться о здравии Царя нашего и Вашего Императорского Высочества и о даровании победы предводимому Вами русскому воинству»[19]. 31 декабря Великий князь инструктирует генерала: «Переговоры (о перемирии — М.Б.) должны вестись со мною лично. Пусть шлют доверенное лицо с полномочиями со мною переговариваться в Казанлыке. Продолжай наступать безостановочно, пока не получишь от меня приказания остановиться. Чем дальше пойдешь, тем лучше…»[20]. Наконец, 19 января Главнокомандующий сообщает о долгожданном перемирии и прекращении военных действий[21].

В 18821883 гг. И.В. Гурко был временным генерал-губернатором Одессы и командующим войсками Одесского военного округа. О его деятельности на этом посту собрано более 200 сообщений из газеты «Одесский вестник» (далее – ОВ)[22]. Кроме многочисленных заметок о смотрах войск, манёврах, торжествах с непременным участием генерал-губернатора, о встречах приезжавших высоких лиц, заслуживают внимания известия об избрании Гурко почётным членом Славянского благотворительного общества под председательством профессора И.Н. Некрасова[23], а также о пожертвовании Гурко средств на нужды общества и о его содействии устройству народных чтений за минимальную плату[24]. Чтения проходили с большим успехом, на них побывали сотни слушателей[25].

Небезынтересны для биографии Гурко сообщения о его посещениях городов Новороссийского края и произведенных там смотрах войск[26], о посещении учебных и общественных заведений, о благотворительной деятельности его жены Марии Андреевны – председательницы Касперовского отдела Красного Креста[27]. В одном из номеров «Одесского Вестника» сообщалось, что по ходатайству Гурко и по Высочайшему повелению, полдень в Одессе отныне будет ежедневно возвещаться выстрелом из пушки, отбитой у турок в минувшую войну[28]. Публиковались в газете приказы и постановления Гурко[29], известия о принятых мерах для предотвращения беспорядков и еврейских погромов на праздник Пасхи[30], сообщения о праздновании 100-летия присоединения Крыма к Российской Империи[31], о личном руководстве Гурко тушением крупного пожара в Пасхальную ночь[32], о торжественной панихиде по генералу М.Д. Скобелеву в присутствии войск одесского гарнизона[33], материалы о дерзком убийстве генерала В.С. Стрельникова, его похоронах[34] и о предании убийц военному суду по распоряжению Гурко[35]. Особенно трогательны репортажи о проводах генерал-губернатора Гурко из Одессы на новое место службы[36], они отличались «редкой торжественностью и задушевностью» – так, что вокзал не мог вместить всех желающих проститься.

Варшавским военным округом и Привислинским краем генерал-губернатор И.В. Гурко руководил без малого 12 лет (с 1883 по 1894 гг.). По его инициативе с 1893 г. в Варшаве с Высочайшего соизволения начался сбор средств на строительство нового величественного и вместительного православного собора[37]. Три пламенных воззвания Гурко к русским людям и его письма-обращения к архиереям русской православной церкви о сборе пожертвований на этот храм были опубликованы в десятках газет и журналов 1893–1894 гг. На них горячо откликнулись архипастыри и люди всех сословий со всех концов нашего Отечества. От однотипного обращения к иерархам отличалось одно письмо – обращение к митрополиту Московскому Леонтию[38], долгое время возглавлявшему Холмско-Варшавскую епархию в период управления Гурко Привислинским краем и хорошо ему знакомому (см. Приложение 1). Строительство было начато в 1894 г., за два года было собрано около 500 тыс. руб. Около трети первоначально необходимой суммы (более 20 тыс. руб.) внес св. праведный Иоанн Кронштадтский, участвовавший вместе с Гурко в закладке собора. Строительство было окончено в 1912 г., уже после кончины И.В. Гурко, и это был один из самых красивых храмов Российской империи[39]. Фельдмаршал Гурко дожил до возведения золотого креста на куполе собора в ноябре 1900 г.

Вот как описывает впечатление от посещения этого собора в 1916 г. писатель Сергей Рудольфович Минцлов: «Увенчанная золотыми куполами громада его выдержана в византийском стиле; по наружному виду это брат московского Успенского собора, только значительно больше его.
Войдя, вы останавливаетесь, пораженные. Сейчас, несколько минут назад, в сумерках мрачных костелов вы чувствовали незримое присутствие грозного, сурового Иеговы – здесь царство света и Христа. Каменные орнаменты стен, колонны – все в стиле XII века; как бы в оправе из них размещены вдохновенные иконы Васнецова, картины из мозаики. Своды, пол, стены, не говоря уж об иконостасе, все драгоценно, все слито в одну гармонию. «Велик Бог земли русской!» – хочется воскликнуть в этом соборе; именно такой, полонящий душу и мысль прообраз православия и нужно было воздвигнуть среди костелов Варшавы. Могучий гул колоколов его слышен далеко; они перелиты из пушек, взятых в 1831 г. при штурме Варшавы. Все изменяется на свете: то, что вчера извергало огонь и смерть, ныне звонит «мир и братство народов»…»[40].

Высшей оценкой заслуг того или иного государственного деятеля, помимо наград, в Российской империи являлся Высочайший рескрипт (личное благодарственное письмо императора). За свои подвиги и труды во славу России И.В. Гурко несколько раз получал Высочайшие рескрипты от императора Николая II. В 1901 г. в некрологах И.В. Гурко вспоминались рескрипты, данные на его имя 14 мая 1896 г. и 26 ноября 1899 г. В Приложении 2 мы приводим ещё один рескрипт, от 27 августа 1897 г., данный Николаем II после смотра войск Варшавского военного округа и манёвров под Белостоком.

В 1893 г. в Варшаве была издана книга, автор которой – сам И.В. Гурко: «Свод замечаний командующего войсками по поводу произведенных им смотров-маневров с 1883 по 1892 г.» [41]. Она содержит 84 страницы текста и 5 листов чертежей-иллюстраций. Книга эта, по существу, является «Наукой побеждать» легендарного фельдмаршала (как у Суворова) – заветом солдатам и офицерам, подробной инструкцией, как надо проводить учения всех родов войск, чтобы было «легко в бою».

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1:

Отношение Варшавского Генерал-Губернатора на имя Его Высокопреосвященства: Высокопреосвященнейшему Леонтию, Митрополиту Московскому и Коломенскому, от 29 апреля 1893 г.

 

Московская Духовная Консистория слушали отношение Варшавского Генерал-Губернатора на имя Его Высокопреосвященства от 29 Апреля 1893 года за № 4887, следующего содержания:

Шестнадцать лет еще так недавнего управления Вашего Холмско-Варшавскою епархиею были непрерывным рядом Ваших Архипастырских трудов, забот и попечений об укреплении православия в здешнем крае и удовлетворении религиозно-духовных нужд и нравственных потребностей духовной паствы Вашей. В этих заботах и попечениях Ваше Высокопреосвященство выражали самое теплое сочувствие к осуществлению моего предположения о сооружении нового соборного храма в Варшаве, вызываемом безусловною необходимостию для 43-тысячного русского православного населения в сем городе, большинство коего лишено ныне возможности посещать храмы Божии за крайним недостатком существующих здесь церквей, в коих едва может поместиться одновременно всего – не более 5-6 тысяч душ.

Ныне дело это, с Божьею помощью, приняло, наконец, благоприятное направление. Его Императорское Величество Государь Император, по всеподданнейшему докладу г. Министра Внутренних Дел, последовавшему вследствие моего ходатайства, Всемилостивейше соизволил на открытие по всей Империи сбора добровольных пожертвований на сооружение вышеназванного храма во имя Святого Благоверного Князя Александра Невского.

Я, лично, верю, уповаю и не сомневаюсь, что добрые русские люди и истинные патриоты сочувственно отнесутся к моему воззванию и не откажут в пожертвовании своей лепты на сооружение величественного, достойного Православной России соборного храма в польско-католической Варшаве, на духовную пользу своих русских собратий, несущих здесь посильную службу своему Государю и Отечеству.

С этою верою и упованием, от имени всего православного населения Варшавы, я обращаюсь с прилагаемым при сем моим воззванием и моею усерднейшею и покорнейшею просьбою к первому Вам, Высокопреосвященнейший Владыко, вполне уверенный, что сердцу Вашему доступны и близки религиозно-нравственные нужды Ваших бывших Варшавских чад духовных, глубоко чтущих и сохранивших в своей благодарной памяти Ваши святительские поучения, заботы об них и попечения. Православная Москва, всегда чуткая и отзывчивая на всякое обще-русское, государственное и богоугодное дело, по Вашему Архипастырскому призыву и святительскому слову, несомненно, станет во главе пожертвований на создание так давно желаемого и так настоятельно необходимого нового соборного храма в Варшаве и тем увековечит в исторической летописи православия на этой далекой, западной окраине России и свое и Ваше имя.

Приказали:

Означенное отношение с воззванием пропечатать в «Московских Церковных Ведомостях», предписав духовенству принять деятельное участие в сборе пожертвований на сие дело. Июля 20 дня 1893 г. № 4538 [42].

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2:

Высочайший рескрипт, данный на имя генерал-фельдмаршала Гурко

 

Иосиф Владимирович. Проведя 9 дней в районе варшавского военного округа, Я видел войска на маневрах, на смотру под Варшавой, на встречах в крепостях и на общем параде под Белостоком, и везде они представлялись Мне в блестящем виде.

Искренно сожалею, что здоровье ваше не позволило вам полюбоваться теми войсками, которые еще недавно были предметом столь горячих ваших забот. В особенности Меня порадовали резервные и крепостные войска, созданные большею частью в ваше командование варшавским округом и уже ни в чем не уступающие частям старейшего формирования.

Не сомневаюсь, что тот дух доблести, который вы вселили в минувшую войну в подчиненные вам войска для совершения геройских подвигов, украсивших наши военные летописи, положен был вами в основу воспитания войск варшавского военного округа, более десяти лет усердно и плодотворно работавших под вашим славным руководством на поприще мирных занятий и постепенного боевого совершенствования. Плоды этих трудов, основанных на высоких, внушенных вами, нравственных началах, наглядно обнаруживаются варшавскими войсками во всем их благоустройстве.

Неизменно памятуя о заслугах ваших, Мне особенно приятно выразить вам при настоящем случае Мое особое благоволение и сердечную благодарность.

Пребываю к вам навсегда неизменно благосклонный.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано:

«Глубоко уважающий вас и сердечно благодарный вам

НИКОЛАЙ».

27-го августа 1897 года[43].

 

 

Библиография

 

Бирюкова М.А. Приказы генерала Иосифа Владимировича Гурко 1877–1878 годов https://ruskline.ru/analitika/2019/09/2019-09-30/ prikazy_generala_iosifa_ vladimirovicha_gurko_18771878_godov (дата обращения: 02.02.2021)

<Вельяминов Н.Н.> Воспоминания об Этропольских Балканах. (Из походных записок армейца) // Сборник военных рассказов, составленных офицерами-участниками войны 1877–1878. Т. 3. СПб.: Изд. Кн. В. Мещерского. 1879. Т. 3. С. 388–427.

Гурко И.В. Обязательное постановление временного одесского генерал-губернатора для жителей одесского градоначальства 17 января 1883 г. [О добывании камня] // Одесский вестник. 1883. № 14 (19 янв.). С. 1–2.

Гурко И.В. Приказ по войскам одесского военного округа // Одесский вестник. 1882. № 87 (22 апр.). С. 2.

Гурко И.В. Приказ по войскам, расположенным в лагере под Одессою [по случаю кончины генерал-адъютанта М.Д. Скобелева] // Одесский вестник. 1882. № 142 (27 июня). С. 1–2.

Гурко И.В. Отношение Варшавского Генерал-Губернатора на имя Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшему Леонтию, Митрополиту Московскому и Коломенскому, от 29 апреля 1893 г. // Московские Церковные Ведомости. 1893. № 24 (25 июля). С. 80.

Гурко И.В. Свод замечаний командующего войсками по поводу произведенных им смотров-маневров с 1883 по 1892 г. Варшава: Тип. окружного штаба, 1893. 84 с., 5 л. илл.

<Дандевиль В.Д.> Воспоминания о Бабе-горе // Сборник военных рассказов, составленных офицерами-участниками войны 1877–1878. Т. 3. СПб.: Изд. Кн. В. Мещерского. 1879. Т. 3. С. 295–363.

Завадовский А. Столетний юбилей присоединения Крыма // Одесский вестник. 1883. № 85 (16 апр.). С. 2.

Император Николай II. Высочайший рескрипт, данный на имя генерал-фельдмаршала Гурко // Новое Время. 1897. № 7725 (30 авг.). С. 1.

Милютин Д.А. Дневник Д.А. Милютина. 1878–1880. Т. 3. / Ред. П.А. Зайончковского. М.: Гос. ордена Ленина библиотека СССР: Отд. рукописей. 1950. С. 184.

Минцлов С.Р. В прошлых веках. (Поездка по Польше) // Исторический Вестник. 1916. Т. CXLIII. № 3 (март). С. 852–854.

Одесский генерал-губернатор И.В. Гурко 1882–83. [По материалам газеты «Одесский Вестник» 1882–1883 гг.] (Публ. М.А. Бирюковой)  https://proza.ru/2020/12/01/135 (дата обращения: 02.02.2021)

Паренсов П.Д. Из прошлого // Русская Старина. 1907. № 7 (июль). С. 152; № 10 (окт.). С. 27–44.

Плансон Лев. Казнь цареубийц. (Из личных воспоминаний) // Исторический Вестник. 1913. Т. 131. № 2 (февр.). С. 521–523.

Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877–78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 24. Первый Забалканский поход (Передовой отряд г.-ад. Гурко) и связанные с ним действия на Южном фронте по 1 августа 1877 г. Изд. Военно-Исторической Комиссии Главного Штаба. СПб.: Тип. «Бережливость», 1900. 463 с.

Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877–78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 62. Действия отряда г.-ад. Гурко с 16 по 31 декабря 1877 г. включительно. Изд. Военно-Исторической Комиссии Главного Управления Генерального Штаба. СПб.: Тип. Штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, 1908. 504 с.

Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877–78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 71. Действия отряда г.-ад. Гурко с 10 по 31 января 1878 г. включительно. Изд. Военно-Исторической Комиссии Главного Управления Генерального Штаба. СПб.: Тип. Штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, 1909. 247 с.

Хлебников К.Д. Записки Константина Дмитриевича Хлебникова // Русский Архив. 1907. № 5 (май). С. 45–80.

Церетелев А.Н. Письма с похода // Русский Вестник. 1878. Кн. 9 (сент.). С. 251–272.

Чичагов Л.М. [Митрополит Серафим]. Доблести русских воинов. Выпуск II. Примеры из прошлой войны. Рассказы о подвигах офицеров. 1877–1878. / Сост. Л.М. Чичагов. Изд. 3. СПб.: Изд. В. Березовский, 1898.

(Первая публикация: Чертковский исторический сборник. Выпуск IV. Российская империя: властные структуры и общество / Государственная публичная историческая библиотека России. М., 2022. 444 с., ил. С. 360–380).

[1] См.: Гвоздев М.Г. Иосиф Владимирович Гурко. Военный и государственный деятель. Дисс. … канд. ист. наук. (На правах рукописи). Саратов, 2009. Иосиф Гурко и Тверская земля – возвращение памяти: мат-лы науч.-практ. конф. [22 сентября 2011 г. пос. Сахарово г. Твери]. Тверь: Твер. гос. ун-т., 2011. Супрунов А.И. Фельдмаршал Гурко. Тверь: ООО «Типография Алексея Ушакова ТУШ», 2005. Воробьева Н.Н. Фельдмаршал Гурко: От Дуная до Варшавы. М.: Вече, 2019. Гершельман Ф.К., Гурко Д.И. Генералами рождаются. Воспоминания русских военачальников XIX–начала XX веков. / Сост. В.И. Сахаров, Л.В. Манькова. М.: Русское слово, 2002. Салиас де Турнемир Е.В. Воспоминания о войне 1877–1878 гг. / Предисл., примеч. Н.Н. Воробьевой). Харьков: Фолио, 2012. Русско-турецкая война 1877–1878 гг.: забытая и неизвестная / Автор-сост. Н.Н. Воробьева. Харьков: Фолио, 2013.

[2] См.: Победоносцев К.П. Письма Победоносцева к Александру III. (1865–1882). Т. 1. М.: Новая Москва. 1926. С. 388–389. Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы, 1848–1896. М.: Новости, [1991].  Гл. 10. Гурко (Ромейко-Гурко) Иосиф Владимирович // Военная Энциклопедия. / Под ред. К.И. Величко и др. СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1912. Т. VIII. С. 542–545.

[3] Церетелев А.Н. Письма с похода // Русский Вестник. 1878. Кн. 9 (сент.). С. 253.

[4] [Вельяминов Н.Н.]. Воспоминания об Этропольских Балканах. (Из походных записок армейца) // Сборник военных рассказов, составленных офицерами-участниками войны 1877–1878. Т. 3. СПб.: Изд. Кн. В. Мещерского. 1879. Т. 3. С. 399.

[5] В данной и последующих цитатах сохранена орфография и пунктуация источников.

[6] [Дандевиль В.Д.]. Воспоминания о Бабе-горе // Там же. С. 298. Подпись: Д.

[7] Чичагов Л.М. [Митрополит Серафим]. Доблести русских воинов. Вып. II. Примеры из прошлой войны. Рассказы о подвигах офицеров. 1877–1878. Изд. 3. 1898. СПб.: Издал В. Березовский. С. 35.

[8] Паренсов П.Д. Из прошлого // Русская Старина. 1907. № 7 (июль). С. 152.

[9] Паренсов П.Д. Из прошлого // Русская Старина. 1907. № 10 (окт.). С. 27–44.

[10] Хлебников К.Д. Записки Константина Дмитриевича Хлебникова // Русский Архив. 1907. № 5 (май). С. 45–80.

[11] К.Д. Хлебников Высочайшим приказом от 3 мая 1893 г. был назначен членом Военного Совета.

[12] Плансон Л. Казнь цареубийц. (Из личных воспоминаний) // Исторический Вестник. 1913. Т. 131. № 2 (февр.). С. 521–523.

[13] Дневник Д.А. Милютина. 1878–1880. Т. 3. М.: Гос. ордена Ленина библиотека СССР: Отд. рукописей. (Ред. и примеч. П.А. Зайончковского). 1950. С. 184.

[14] См. об этом наш доклад на конференции в Сахарово 22 сентября 2019 г.: Бирюкова М.А. Приказы генерала Иосифа Владимировича Гурко 1877–1878 годов https://ruskline.ru/analitika/2019/09/2019-09-30/prikazy_generala_iosifa_vladimirovicha_gurko_18771878_godov (дата обращения: 02.02.2021)

[15] Переписка И.В. Гурко с В.К. Николаем Николаевичем Старшим содержится в выпусках «Сборника материалов по Русско-турецкой войне…»: №№ 24, 46, 48, 49, 52, 53, 57-1, 57-2, 61, 62, 69, 71, 73, 75, 94 и опубликована в интернете в 3-х частях: 1) Переписка И.В. Гурко с Главнокомандующим. Ч. 1. (Подгот. текста и публикация М.А. Бирюковой)  https://proza.ru/2022/09/24/95 (дата обращения 21.02.2024); 2) Переписка И.В. Гурко с Главнокомандующим. Ч. 2. (Подгот. текста и публикация М.А. Бирюковой) https://proza.ru/2022/09/24/98 (дата обращения 21.02.2024); 3) Переписка И.В. Гурко с Главнокомандующим. Ч. 3. (Подгот. текста и публикация М.А. Бирюковой) https://proza.ru/2022/09/24/101%C2%A0 (дата обращения 21.02.2024).

[16] Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877–78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 24. СПб., 1900. С. 92. № 106.

[17] Сборник материалов по Русско-турецкой войне 1877–78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 62. С. 22–23. № 41.

[18] Там же. С. 23. № 42.

[19] Там же. С. 312–313. № 466.

[20] Там же. С. 480. № 723.

[21] Там же. Вып.71. С. 106–107. № 192.

[22]См. публ.: Одесский генерал-губернатор И.В. Гурко 1882–83. (Публ. М.А. Бирюковой).  https://proza.ru/2020/12/01/135 (дата обращения: 02.02.2021).

[23] ОВ. 1882. № 43 (23 февр.). С. 2; № 44 (24 февр.). С. 1.

[24] ОВ. 1882. № 70 (2 апр.). С. 2; № 79 (13 апр.). С. 2; № 91 (27 апр.). С. 2.

[25] ОВ. № 108 (19 мая). С. 2; № 116 (28 мая). С. 1.

[26] О пребывании И.В. Гурко в Николаеве: ОВ. 1882. № 113 (25 мая). С. 1; в Елисаветграде: ОВ. 1882. № 114 (26 мая). С. 1; в Бессарабии: ОВ. 1882. № 129 (12 июня). С. 1; № 140 (25 июня). С. 1–2; в Александрии Херсонской губ.: ОВ. 1882. № 120 (2 июня). С. 1; в Евпатории: ОВ. 1882. № 180 (14 авг.). С. 1–2; в Севастополе: ОВ. 1882. № 185 (20 авг.). С. 1; в Бендерах: ОВ. 1882. № 198 (5 сент.). С. 1; в Ростове-на-Дону: ОВ. 1882. № 200 (8 сент.). С. 1; в Очакове: ОВ. 1882. № 118 (30 мая). С. 1.

[27] ОВ. 1882. № 62 (19 марта). С. 2; № 160 (20 июля). С. 1–2; № 213 (25 сент.). С. 1.

[28] ОВ. 1882. № 137 (22 июня). С. 2; № 212 (24 сент.). С. 2.

[29] Гурко И.В. Приказ по войскам одесского военного округа // ОВ. 1882. № 87 (22 апр.). С. 2; Гурко И.В. Приказ по войскам, расположенным в лагере под Одессою [По случаю кончины генерал-адъютанта М.Д. Скобелева] // ОВ. 1882. № 142 (27 июня). С. 1–2; Гурко И.В. Обязательное постановление временного одесского генерал-губернатора для жителей одесского градоначальства 17 января 1883 г. [О добывании камня] // ОВ. 1883. № 14 (19 янв.). С. 1–2.

[30] ОВ. 1882. № 67 (25 марта). С. 1; № 68 (27 марта). С. 2; № 69 (1 апр.). С. 1.

[31] В Симферополе 8 апреля 1883 г. в память 100-летия присоединения Крыма к России был заложен памятник императрице Екатерине II. При его закладке упоминалось не только, что событие происходило по Высочайшему соизволению императора, но и в период  «управления Одесского генерал-губернатора генерал-адъютанта Гурко». См.: Завадовский А. Столетний юбилей присоединения Крыма // ОВ. 1883. № 85 (16 апр.). С. 2.

[32] ОВ. 1882. № 69 (1 апр.). С. 1.

[33] ОВ. 1882. № 143 (29 июня). С. 2.

[34] ОВ. 1882. № 65 (23 марта). С. 1–2.

[35] ОВ. 1882. № 64 (21 марта). С. 1; № 65 (23 марта). С. 2.

[36] ОВ. 1883. № 127 (11 июня). С. 1–2; № 133 (18 июня). С. 1–2; № 134 (19 июня). С. 1.

[37] Бирюкова М.А. Живая вера фельдмаршала Гурко https://ruskline.ru/analitika/2020/11/22/ zhivaya_vera_feldmarshala_gurko и. http://www.voskres.ru/army/publicist/biryukova4.htm (дата обращения: 02.02.2021).

[38] Митрополит Московский и Коломенский Леонтий (в миру – Иван Алексеевич Лебединский, 1822–1893) был назначен на этот пост Высочайшим рескриптом от 17 ноября 1891 г.

[39] Варшавский православный собор во имя св. Александра Невского был разрушен в 1924–1926 гг.

[40] Минцлов С.Р. В прошлых веках. (Поездка по Польше) // Исторический Вестник. 1916. Т. CXLIII. № 3 (март). С. 852–854.

[41] «Наука побеждать» фельдмаршала Гурко. (Публ. М.А. Бирюковой) https://ruskline.ru/analitika/2020/ 09/21/nauka_pobezhdat_feldmarshala_gurko и http://www.voskres.ru/army/library/ gurko.htm  (дата обращения: 02.02.2021).

[42] Московские Церковные Ведомости. 1893. № 24 (25 июля). С. 80.

[43] Новое Время. 1897. № 7725 (30 авг.). С. 1.

Маргарита Бирюкова

Последние новости

Похожее

Минута молчания

Почему я плачу в День Победы, /почему бывает горько мне? /Не терял я ни отца, ни деда, /никого из близких на войне, /и весь год живу, не вспоминая /(будто так и надо) про войну… /А приходит день в начале мая, /день, когда молчит на всю страну /гулко поминальная минута…

Пылающий Донбасс

Первый раз на Донбасс я попал шестилетним ребенком из-за задержки поезда идущего в Мариуполь. На станции Макеевка мне купили тоненькую книжку «Битва на реке Кальмиус»...

СЫН ВСТАЁТ НАД ГОРЕСТЬЮ ЗЕМНОЙ…

Вновь воркуют белые голубки – /и ничью не чувствуют вину. /Делаю поспешные покупки – /провожаю сына на войну. //Рвался я в бои в семидесятых, /стих свой дерзкий поднимал за Русь. /Побывал в краю чужом в солдатах – и к далёкой памяти вернусь...

Ещё не тёк Урал

«Жизнь столь открытая и известная, какова моя, никогда и никаким биографом искажена быть не может, – писал А.В. Суворов,. – Всегда найдутся неложные свидетели истины, а более всего я не требую и писать. Сей есть масштаб, по которому я желал бы быть известным»...