Вторник, 16 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

По ком ты плачешь,...

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и...

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...
ДомойПравославная ойкуменаЕвангельская альтернатива

Евангельская альтернатива

Эссе

«Пусти в душу ад – будешь богат».

Русская пословица.

Вот и мы дожили до войны. Те, кто о войне знали только по рассказам своих отцов, по книгам, советским фильмам да по музейным стендам. Теперь и нас, уже давно не военнообязанных, в утренние предрассветные часы вдруг сковывает холод тревожного ожидания. Думаешь о тех, кто в окопах, под обстрелами. Об их родителях. И о своих детях, своих внуках. О наших судьбах.

Тридцать с лишним лет назад уже пришлось пережить нечто подобное. Тогда, в августовские дни 1991 года, тоже возник идущий откуда-то из душевных глубин страх, что стравленные «слепыми вождями» люди вцепятся друг другу в глотки, и прольется большая кровь.

Мне, сотруднику тогдашней программы «Время», была дана возможность выступить в те дни с обращением к людям, которое заканчивалось словами: «Все что угодно, только бы ни кровь!»

Слава Богу, большой крови тогда не случилось. Но государство, в котором и народы, и общественные классы в течение многих десятилетий не воевали друг с другом, а созидали свое новое общежитие, рухнуло. И угроза гражданской войны как закономерное следствие этого обрушения с того времени нас уже не покидала. События 91-го года, а затем и 93-го, стали предвестниками того, что мы сегодня переживаем.

Главное сегодня – осознать истинные причины длящегося с начала 90-х и у нас, и на Украине гражданского противостояния. Именно это, нами сотворенное противостояние, а не злокозненное влияние извне, стало первопричиной кровопролития в Киеве, восьмилетней гражданской войны на Донбассе и нынешней Специальной военной операции, к которой – как это уже было в период и прошлой Гражданской войны – неминуемо подключились неизбывные наши враги с Запада: враги духовные, они же – многовековые враги «по жизни».

В нашем родном Отечестве на уровне духовном, идеологическом гражданское противостояние никогда не замирало. Но сегодня оно всерьез обострилось: неистовствуют консерваторы, либералы, «красные», «белые» и многие другие. В этом мировоззренческом гвалте, осложненном ко всему историческими обидами, увидеть истинные причины противостояния очень непросто.

Естественно, в этих заметках я не претендую на истину. И все же, уповая на профессиональный и жизненный опыт, дерзаю представить своё видение глубинного корня наших бед.

Нынешнюю войну вполне справедливо называют войной между цивилизацией российской и цивилизацией западной и даже войной между воплощенными добром и злом. В таком случае, для начала необходимо понять, в чем же заключаются основополагающие различия между двумя цивилизациями, причем, различия столь непримиримые, что уже много раз они приводили к военным столкновениям между Россией и Западом. В этом рассуждении, к сожалению, нам не помогут ни государственные «телемудрецы», ни даже церковные авторитеты – для них ненависть Запада к России все еще «непонятна», носит «иррациональный» характер.

Очевидны, конечно, вероучительные разночтения между папским католицизмом, на котором сформировался Запад, и истинным Православием, которое исповедует Русь. Но ни пресловутый «филиокве» (еретическое положение об исхождении Святого Духа от Бога Сына), ни столь же еретический догмат о непорочном зачатии Девы Марии, ни другие вероучительные изъяны католицизма не способны вызвать столь серьезное цивилизационное противостояние. Причем, на всех уровнях: духовном, культурном, на уровне экономических интересов, геополитическом, военном и т.д.

Первопричина кроется в другом. Для верующего человека она даже не «кроется» – она лежит на поверхности, и она не может быть непонятной (а вот «прикрываемой» может быть). Это завет Спасителя о мамоне. «Не можете служить Богу и мамоне», – категорически указывает Иисус Христос своим последователям, а с ними и всему человечеству! Слу́жите Богу – значит слу́жите великому закону любви к ближнему, к живому, служите умножению жизни на земле. А если предмет вашего поклонения – мамона, то есть богатство, роскошь, власть, удовольствия, то жизнь свою вы тратите на служение мертвечине, праху, на собирание вожделенных земных благ, что рано или поздно приводит к преступлениям, грабежам, убийствам, войнам. И соединить в одном лице или в одной социальной общности (государстве) два этих служения не дано. «Не можете…» – совершенно однозначно заявляет Господь.

Эта жёсткая Евангельская альтернатива многие века назад и развела «по разные стороны баррикад» две изначально христианские цивилизации (хотя ни одна из них не оспаривала и не оспаривает этот постулат). Католическая церковь, а под ее духовным водительством и весь западный мир, соблазнившись мамоной, еще во времена Великого раскола осознанно приступили к сооружению «Царства Божия на земле» – царства денег, роскоши и удовольствий. И по этой причине Римская империя как первый оплот истинной христианской веры пала. Но ее «духовный» наследник – западная цивилизация – и по сей день, не покладая рук, «трудится» над стяжанием вожделенных богатств. Пройдя через обращение в рабов себе подобных, через нещадную эксплуатацию колоний, через развязывание грабительских войн и пролитие рек крови. И сегодня все чётче на хоругвях этой цивилизации проявляется тот, кому она так самоотверженно служит…

На Руси со времён крещения и вплоть до XX века завет Спасителя о мамоне тоже не был самым почитаемым и исполняемым ни в церкви, ни во власти. Хотя, по пророчеству псковского старца Филофея (XVI век), именно русской церкви, и русскому государству надлежит до скончания века хранить чистоту «буквы и духа» Православия. И оттого именовал он Москву «Третьим Римом», который подхватил знамя истинной веры от «Рима Второго» – Византии, в свое время тоже удушенной тяжелыми объятиями мамоны. Метафора «византийское великолепие и роскошь» – единственное, что еще напоминает нам об этой некогда мощной православной империи.

«Третий Рим», оглядываясь на печальный опыт предшественников, должен был бежать от соблазнов мамоны, как черт от ладана. К этому наставлял тогдашнего правителя Руси и прозорливый старец Филофей: «Один ты во всей поднебесной христианам царь. И следует тебе, царь, это блюсти со страхом Божиим, убойся Бога, давшего тебе это, не надейся на золото и богатство, и славу: все это здесь собирается и здесь, на земле, остается».

Но даже на русской земле, как уже было сказано, мамона берет верх над князьями, боярами, позднее над дворянским и чиновничьим сословием, над всеми без исключения русскими царями и даже над иными церковными деятелями. И только простому народу, очевидно, в силу его исконной приверженности общинной жизни – когда нет частной собственности, нет ни бедных, ни богатых, – только ему в России близка, понятна и люба Божия сторона Евангельской альтернативы. И до такой степени в массе своей не принимают русские люди служения мамоне, что в наши дни стали изгоями перед лицом высокомерного «золотого миллиарда».

Сопротивление русского народа чванливому богатству, вызывающей роскоши, самодурству богатеев, несправедливости и бесправию не раз и не два приводило в нашей стране к стихийным восстаниям бедноты, беспощадным бунтам, крестьянским войнам. И вся история России, помимо славных ее страниц, отмечена и скорбными преданиями о сосланных на каторгу, повешенных и даже четвертованных бунтарях. Православная «белая кость» отнюдь не по христианским заветам расправлялась с православной же чернью, голытьбой, голодранцами, голью перекатной. Неслучайно, наверное, именно на Руси-хранительнице людям было столь однозначно явлено мертвящее воздействие мамоны на самый главный завет Христа – о любви к ближнему!

Многовековое противостояние бедноты и богатства привело, в конце концов, к тому, что в начале XX века по России прокатилась череда революций. В 1917 году в очередной драке за власть высшие чины монархии свалили царя, а вместе с ним и трехсотлетнюю династию Романовых. И поделом. Ни один из этих православных венценосцев, если судить по нашей истории, даже не задумывался над тем, кому надлежит служить православному монарху: Богу или мамоне? Ради власти, ради обладания несметными по тем временам богатствами не брезговали ни ложью, ни предательствами, ни даже убийствами.

Итак, монархия пала. А великий русский народ, который жил по иным, чем власть имущие, законам, остался. И далее в течение семидесяти лет развитие нашей страны определялось тем, что глубинное неприятие народом жизни ради стяжания богатства совпадало с лозунгами и реальными делами политической силы, заявившей: мир – народам, земля – крестьянам, заводы – рабочим! Подрывалась самая суть российского мамонизма1 – частная собственность помещиков и капиталистов на то, что по праву принадлежало всему народу. Частная собственность, которая неминуемо плодила богатство и бедность. И это был не просто социальный и экономический перелом в жизни отдельно взятого государства, это было явление метафизического свойства. На виду у всего мира России было дано преодолеть одно из самых долговечных и губительных искажений христианского миропонимания. «Золотой телец» был низвергнут. Идеальный выбор в Евангельской альтернативе стал реальностью. Россия, свободная от мамоны, становилась воистину Третьим Римом.

Именно эта уникальная связка народного идеала и политической идеи позволила России сохраниться в годы Гражданской войны и иностранной интервенции, осуществить нетерпящую отлагательств модернизацию, выстоять в Великой Отечественной войне и полностью восстановиться в послевоенные годы. О последовавшей в 90-е катастрофе чуть позже.

О субъективных факторах глубинного и глобального метафизического процесса. Тяжелую работу по разгрому мамонизма и восстановлению в России христианского закона любви («человек человеку друг, товарищ и брат») было суждено сделать большевикам-атеистам. Только они были готовы к этой работе. Следуя своим политическим целям, именно они вскрыли, как действуют механизмы служения мамоне в больших социальных общностях – государствах, и, соответственно, как эти механизмы можно обезвредить? На эти вопросы во многом ответил Карл Маркс – ключевая фигура единой истории человечества, который сформулировал закон прибавочной стоимости, обосновал борьбу общественных классов и выдвинул формационный подход к развитию общества.

Совершенствовал и адаптировал к российской действительности теорию Маркса наш отечественный гениальный мыслитель Владимир Ильич Ленин. Он же разработал и план создания первого в единой истории человечества государства, которое не управлялось мамоной. И этот план Ленин со своими сторонниками и при поддержке народа претворил в жизнь. Появилось уникальное творение – Союз Советских Социалистических Республик, который стал щитом и охранителем для всех народов, сплотившихся вокруг «Великой Руси».

Строительством СССР многие годы руководил Иосиф Виссарионович Сталин, еще один великий сын нашего народа, навечно занявший достойное место в пантеоне единой истории человечества. Главная его заслуга в том, что под его руководством в сороковые годы народ сокрушил объединенные силы мировой мамоны, которая вознамерилась взять реванш над Россией. Мыслимо ли дело: богатейшая Россия – и не под властью капитала!

До нынешних событий на Украине Россия дважды сошлась в смертельной схватке с западными служителями мамоны: во время иностранной интервенции и в годы Великой Отечественной войны. И оба раза наш многонациональный народ под руководством большевиков («По плодам их узнаете их!») и с благословения свыше не позволил врагам разрушить Москву как мистический Третий Рим, как страну, благодаря опыту которой народы земли постепенно прозревают единственно верный способ строительства земной жизни. Советская Россия продемонстрировала миру, каким должно быть справедливое использование национальных богатств, как и каким образом должны распределяться в народе заработанные блага, на какую нравственную и интеллектуальную высоту может подняться народ, получивший доступ к бесплатному образованию, к высотам науки и культуры, к творческому труду ради высоких целей. При этом показала Россия и то, что земные дары могут быть еще более ценными и благодатными для человека, если их обретение освящается Именем Христа (а для огромного числа русских людей это, изначально, необходимое условие благочестивой жизни).

Показал опыт России и другое: что бывает, когда люди предают дарованную им Правду. Рушатся идеалы, исчезают смыслы, воцаряются извращения и хаос. И государство, уникальное тем, что сотворено человеческим гением по особым лекалам и для особых метафизических целей, неизбежно разрушается, погребая под своими обломками массы поверивших ему людей. Как пассажирский авиалайнер, у которого в полете отказала созданная человеческим разумом система управления.

Именно такого рода трагедия произошла с Советским Союзом на исходе XX столетия. Люди, которые по долгу и службе должны были следить за надежностью конструкции государства, в 60-е годы, поддавшись разного рода соблазнам, занялись «частичной» подменой «несущих опор» системы: помимо сугубо экономических преобразований (они подробно описаны специалистами) коллективизм подменили «важностью индивидуального потребления», общественный интерес – личным, моральное стимулирование труда – материальным, социальную справедливость – «дифференциацией заработной платы» и т.д. В результате нововведений всю конструкцию советского государства с годами «повело» в сторону реставрации капитализма с его «священной» частной собственностью.

Была ли реальная необходимость в этих реформах? Несомненно. В начале 60-х советская экономика и социальная сфера столкнулись с немалыми трудностями: падение роста производительности труда, дефицит потребительских товаров, нехватка продовольствия, снижение общего уровня жизни народа. Однако существовал и адекватный этим проблемам инструментарий для отладки государственного механизма. Но им не воспользовались, выбрали путь внедрения в плановую экономику чуждых ей рыночных инструментов. И, конечно, хорошо знали, что делали. Номенклатура позднего СССР уже чуяла сладостный аромат мамоны и грезила из советских управленцев шагнуть в частные собственники.

Что произошло после «геополитической катастрофы» и реставрации мамонизма в России, нам хорошо известно из собственного опыта. Но подчеркнем самый тяжкий урон, который нанес за минувшие тридцать лет возврат к служению мертвечине, – почти 26 миллионов (по данным Госкомстата) жизней, которых страна не досчиталась из-за преступности, наркотиков, суицидов, разрушения системы здравоохранения, из-за снижения рождаемости. В целом на территории бывшего Советского Союза эти потери выглядят еще ужасающе – по некоторым подсчетам, они составляют 54 миллиона человек. Так что «мирная» мамона – явление не менее людоедское, чем военная машина «цивилизованного» Запада.

Если уж затронута тема людских потерь в пореформенной России, тут же должна прозвучать и тема репрессий в Советском Союзе. Как минимум, почитатели нового мученичества нашей церкви не дадут обойти ее стороной.

Сегодня все, кто изучают это страшное явление или пишут о нем, сводят его причины к сугубо человеческим факторам: идеологическому фанатизму, безрассудной жестокости, мстительности, и «паранойе» тех, кого даже в церковной среде называют не иначе как палачами.

Но помимо человеческого измерения у этого явления есть измерение духовное. Верующим людям негоже забывать, что помимо мира видимого, в котором протекает наша внешняя жизнь, существует и мир невидимый, мир, в котором действуют силы Добра и зла, и который существенно влияет на духовное бытие человека и его реальные действия. И вот вопрос: как должна была отреагировать преисподняя, когда огромный народ впервые в истории человечества осознанно отказался от служения сатанинским силам, обозначенным в заповеданной Христом Евангельской альтернативе? Тем более, что для нее, преисподней, мамона – идеальный инструмент достижения главной цели – порчи человеческих душ! Ответ очевиден: зло с невиданной силой ополчилось на непокорных. Взвинтить страсти, натравить людей друг на друга в условиях ожидания войны и напряженной подготовки к ней не составило большого труда…

Это о силах зла. А что же невидимый мир Добра? Допускаю мысль, что на тот момент и Его реакция по отношению к нам была мало утешительной. Во всяком случае, нельзя не задаться вопросом: могло ли для церкви пройти безнаказанно тысячелетнее соглашательство с мамоной и явное потворство угнетению этим злом многих поколений русских христиан?..

Со времени массовых репрессий минули многие десятилетия. Все участники тех давних трагических событий, как, кстати, «красные» и «белые» времен Гражданской войны, уже в мире ином. Нашей власти над ними нет. Нашему негодованию по поводу их деяний, в том числе, и против церкви – грош цена. Бог Сам вынес им свои оценки. Нам же как разумным потомкам своих отцов, дедов и прадедов, приличествует с почтительной благодарностью исследовать их поучительный опыт и сделать для себя нужные выводы. Чтобы не повторять ошибок. И совершенно не пристало нам на многие годы вперед фиксировать в памяти народа этот печальный опыт «розни мира сего». Красноармейцы на иконах, намалеванные в виде дьявольской силы – это лишь свидетельство ненависти к своим предкам тех, кто это непотребство «благословлял», и кто хотел бы, чтобы ненависть разделяла русских людей вечно.

Сегодня ветхий мир Запада вновь идет на нас войной. Чего он страшится на этот раз? Почему в очередной раз желает нас уничтожить? Да все по той же причине… Несмотря на тридцатилетнее торжество «золотого тельца» в России, несмотря на явную нравственную деградацию многих русских людей, предавшихся старым соблазнам, несмотря на потребительское помутнение разума большой части нашей молодежи и на то, что даже церковь сегодня явно демонстрирует чрезмерную любовь к земным благам, несмотря на все это Запад хорошо видит: народ наш в массе своей не подвержен тлению – сохраняет верность коллективизму, чувству взаимопомощи, верность Отечеству, вековым идеалам предков. В том числе, и христианскому закону любви к ближнему. А не к мамоне!

Именно этот нерушимый духовный стержень народа – а не размеры нашей страны, наши масштабы и прочая подобная чушь! – вынуждает Запад идти на последний бой с Россией. Православный народ, конечно же, выстоит в этом решительном столкновении. Но его духовное состояние должно быть адекватно враждебной силе, которая ведет с ним войну. Русскому сердцу невыносимо видеть открытое поклонение в нашей стране «золотому тельцу»! Невыносимы несправедливость, потворство предательству, возгревание ради больших денег самых низменных человеческих пороков. А опыт борьбы с пагубой мамоны в нашей стране есть. Надо взять его на вооружение и наполнить сердца наших воинов вдохновляющими идеями восстановления справедливости, уважения к труду, искоренения наркомании, разнузданного разврата, которые угрожают нашим детям и внукам, и которые есть страшные порождения мамоны.

Поразить врага, окопавшегося в нашем собственном доме, значит, во сто крат приблизить победу на фронте.

* * *

А напоследок расскажу об одном почти анекдотическом, но имеющем отношение к теме разговора случае, в котором довелось самым непосредственным образом поучаствовать.

1964-й год. Мы третьеклассники. Учимся в начальной школе небольшого кубанского городка. Беззаветно любим нашу учительницу Александру Ивановну, но последнее время все чаще видим ее уставшей и грустной. Знаем, что всему причиной неустроенное жилье – мы не раз пили чай – не всем классом, конечно, – в ее крошечной комнатке в коммунальной квартире. Все пространство в комнате занимали шкаф, сундук с книгами, топчан у окна и большой стол в центре комнаты. Углы были заставлены картонными ящиками с вещами. Валерка, семилетний сын Александры Ивановны, спал на матрасе под столом. Другого места в комнате не было.

Однажды утром, придя в класс, мы застали Александру Ивановну в слезах. Она, конечно, быстро привела себя в порядок и начала урок, но мы были потрясены: наша Александра Ивановна плачет! Что было истинной причиной тех слез, мы знать не могли, но в своем детском воображении связали их, конечно же, с ужасной квартирой и той страшной несправедливостью, которая – так мы думали – была проявлена к нашей учительнице.

После уроков класс не разбежался по домам. Собрались на совет за школьной оградой. Сердца наши трепетали от негодования. Кому-то пришла в голову мысль идти к председателю горсовета – женщине (откуда мы о ней знали?) и у неё требовать справедливости! Класс, не мешкая ни секунды, сердитой гурьбой направился в центр города.

Горсовет в нашем городке размещался на центральной улице в дореволюционном одноэтажном здании с высоким деревянным крылечком. У этого крылечка и остановилась компания ходоков. Меня и мою одноклассницу Ларису, девочку с характером, отрядили к начальнице: дескать, ведите её сюда.

С напарницей мы прошли в здание и из небольших сеней тут же попали в приемную. Секретарю с порога заявили, что хотели бы видеть председателя. Пожилая женщина от изумления развела руками и без дополнительных расспросов указала на дверь в кабинет. Мы вошли. У большого стола, опершись на стул, стояла женщина с пышной прической – мы сообразили, что она и есть председатель. Перед нею у приставного стола сидели двое мужчин. Все трое с удивлением разглядывали нас. И мы, без лишних слов, заявили, что требуем квартиру для нашей учительницы Александры Ивановны и просим председателя выйти на улицу к классу.

Сейчас это прозвучит неправдоподобно, но Вера Ивановна – так звали председателя исполкома горсовета, о которой, кстати, с добром вспоминают мои земляки, – оставила своих собеседников и вышла на крыльцо. И тут случилось то, о чем мы не договаривались и даже не думали. Весь класс, потрясая улицу Ленина, в один голос закричал:

Бессовестная, бессовестная, бессовестная!..

Писклявые голоса третьеклассников заполняли пространство. Прохожие останавливались и, потрясенные, наблюдали за происходящим. Бедная председатель была настолько ошеломлена этой неожиданной «манифестацией», что на какое-то время онемела. А когда пришла в себя, нелепо выкрикнула в лицо орущим малолеткам:

Вы… не имеете права!

И удалилась в здание.

На следующий день я шел в школу в приподнятом настроении. Вовсю пригревало весеннее солнце, цвели клёны, гудевшие от обилия пчел как электрические столбы на ветру.

Под одним таким деревом недалеко от школы меня поджидала группка мальчишек-одноклассников. Заметив меня, они тут же подбежали и сходу выпалили:

А тебя из школы исключили!

Слова прозвучали так, будто меня исключили из самой жизни. Ноги мои подкосились, и я еле-еле доковылял до школы. И тут же был препровожден в кабинет директора.

За столом восседал большой седовласый и мудрейший наш директор Георгий Георгиевич. Он был очень строг и местами даже грозен. В углу кабинета пристроился еще один мужчина, незнакомый. Скорее всего, как я теперь понимаю, это был представитель районо. Он не был строг и с интересом следил за моим поведением.

Выясняли только одно: кто нас надоумил?

Я стоял ни жив ни мёртв, не чувствуя опоры под ногами, и молчал.

Как потом выяснилось, молчали все, кто прошли через кабинет директора. Сказать нам было нечего.

Невдомек было нашим замечательным наставникам, что коллективизм, острое чувство справедливости, готовность в трудную минуту поддержать ближнего, которые помогли им перевернуть негодный мир, осилить тяготы созидания новой жизни, выстоять в годы войны, были заложены и в наши гены. И вот так неожиданно проявились уже в самом начале нашей жизни.

Когда я вошел в класс, там стояла немыслимая тишина. Александра Ивановна сидела за учительским столом и, уже никого не стесняясь, плакала, закрыв лицо руками. То ли потому, что и ей досталось за нашу выходку, то ли по какой другой причине…

Завершая рассказ об этом анекдотическом для современного читателя случае, скажу только, что все обошлось для нас без экзекуций. По-другому и быть не могло.

Прошло лето и в самом начале нового учебного года, ранним субботним утром в окно моей комнаты громко и настойчиво постучали. Это был мой сосед и одноклассник Санька.

Выходи скорее! Александре Ивановне квартиру дали!

Весь день на двухколесных тачках мы перевозили книги и скромные пожитки нашей учительницы на новую квартиру. Правда, квартира была не новой, в жактовском, как тогда говорили, одноэтажном доме, но, главное, – она была двухкомнатной, просторной и светлой.

А потом всем классом мы отмечали новоселье. И Александра Ивановна угощала нас страшно дефицитной тогда вареной сгущенкой.

Вкус того лакомства, несравнимый с нынешним, помню до сих пор…

Владимир Стефанов

1 Мамонизм, т.е. стремление к деньгам, к обогащению, подвластность мамоне, признание его богом вместо Христа (Н.В. Сомин)

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Гроза

Сад грустил, поникал. Целый месяц не было дождя. Солнце нестерпимо палило. Пожелтели, сжались кое-где листья берёз. Земля на полях трещины дала...

Троичные берёзки

Троицын день в 1642 году приходился на 29 число мая месяца. Старая богомольная Москва, с богоизбранным, благочестивейшим царём и великим князем Михаилом Феодоровичем, радостно готовилась к встрече праздника...

Вознесение

Присутствие Непостижимой Силы /Таинственно скрывается во всем: /Есть мысль и жизнь в безмолвии ночном, /И в блеске дня, и в тишине могилы, /В движении бесчисленных миров, /В торжественном покое океана, /И в сумраке задумчивых лесов, /И в ужасе степного урагана...

РУССКИЕ МИРОНОСИЦЫ

Когда вера коснулась души молодого, чуткого народа русского, тотчас же стало появляться в этом народе множество личностей, напоминающих собою, драгоценными качествами их души, евангельских мироносиц. Они являлись в разных общественных положениях...