Вторник, 16 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

По ком ты плачешь,...

«ВСУ продолжают подготовку к рывку в районе Харькова и Херсона-Запорожья. На этих направлениях усилился боевой потенциал противника. Постоянные попытки расширить сектор для контрнаступления...

И был вечер, и...

Украинские власти вынуждены признавать успехи ВС РФ не только на Кураховском, Покровском, Краматорском и Купянском направлениях, но и на севере Харьковской области...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...
ДомойЛитературная страницаПоэзияДуше хрустальных люстр...

Душе хрустальных люстр не нужно…

Из новых стихов

СВО

Нерадостно стране родной,

Прогнавшей призрак коммунизма:

Всё симулякры, эвфемизмы –

Вот хмурит лоб очередной.

Коль языки и племена

На Русский мир пошли войною,

Зачем нам мучиться виною?

Не нами выбрана война!

Генштаб, шлифующий слова,

И не по карточкам продукты…

А где, скажи, тот репродуктор,-

С набатным: «Говорит Москва!»

В Москве (в Москве!) – не только там,

В европах – кривда загалдела,

И за попсою оголтелой

Не слышен людям Левитан.

И, хоть предание старо, –

В сороковых, тогда, представь ты:

В стране – ни Сталина, ни Ставки,

Ни сводок Совинформбюро…

Довольно русской лгать судьбе:

«Войны же нет, войну не троньте!»

Нам нужен лозунг «Всё для фронта!» —

И репродуктор на столбе.

ЗНАМЕНИЕ

Пора порухи и туги.

Из розни выросли проклятья.

И вот уже – враги, враги,

Враги, враги – родные братья!

Не черепки уже, не спор

Горшка рязанского с макитрой.

И насмерть бьются триколор

Над Русью – и жовто-блакитный.

Бои! – под Харьковом бои,

Бои в Рубежном и в Попасной.

И женщина, шепча: «Свои!»,

К чужим выходит

С флагом красным…

* * *

Душе хрустальных люстр не нужно –

Огарок бы, когда темно…

Зачем слепить глаза натужно

И блеск подчёркивать умно?

Пусть кто-то ловкий держит марку,

Хваля лукавый блеск и лоск.

А сердце тянется к огарку,

Само – как тот горящий воск.

* * *

Типичная «раша» – задушенный тиной ставок.

Из прежних, из наших, зовущихся нынче «совок».

Ещё не забытый (а ведь позабыли страну!),

Но стёжки пробиты в куге и рогозе – по дну.

Из прежних, из наших, поливочный брошенный пруд.

И удочкой машет тут нашенский, «рашенский» люд.

Рыбачьте, не жалко! – хоть больно водица мелка…

Для щучьей рыбалки годки мои ловят малька.

Их веку не видно, и ловят пока что — «за так».

Карасик завидный – как брежневский медный пятак.

А то, что не вырос… Зато, как советский народ,

Не высох, не вымерз – и даже наживку берёт…

МОЙ ДВАДЦАТЫЙ ВЕК

Литература врёт,

Жизнь превращая – в тему.

Смотрит планета в рот –

Нет, не Христу, а Хэму!

Дышит – не пьёт, не ест,

Руки до боли сжала –

Бредом его фиест,

Жаром Килиманджаро.

Слово – из уст в уста:

Плача, молясь, говея,

Веровать во Христа?

Верить в Хемингуэя!

С ним, что взойдёт на крест,

Может, и я спасуся?

Дай мне ответ, Эрнест

В образе Иисуса!

Хемингуэй не врет.

Он, говоря со мною,

Тянет двустволку в рот,

Липкой давясь слюною…

ШТОРКИ

Он держится, держится, держится – что ты!

Из жёлтых жердёл закрывает компоты;

Всё сам покупает – картошку, крупу ли;

Выносит на улицу кошку слепую,

И сыто мурлычет та кошка слепая:

Он кормит овсянкой её и супами!

Он крошит воробышкам хлебные корки…

И к Пасхе стирает советские шторки –

Руками, как раньше жена их стирала –

Красивые, в рубчик, сама выбирала!

Стирает их чутко – не крутит, не месит…

Он к празднику чистые шторки повесит,

Хоть это и стоит усилий немалых.

И смотрит сиротство с тех шторок линялых…

БУГОР

Мы всё ещё язык разборок любим,

Чтоб отстоять укропа куст – моё, мол!

Жена не огород разбила – клумбу

Над брошенным пожарным водоёмом.

Качая головой, вздыхая тяжко –

«Зачем?!» — её пытала всё невинно,

Сочувственно – всей нашей трёхэтажки

Прекрасная, в годах уж, половина.

И хоть вся жизнь уже – не жизнь, а слёзы,

Не выжить русским бабам без подначек:

Зачем ты тащишь на бугор мимозу?

Сажай уж лучше свой букет болячек!

А что в ответ? Смеясь, тащила сумки

Виновница – и тазики с рассадой:

Минздрав рекомендует от инсульта –

Для круглых… чудаков; а я и рада!..

И восходили на песке (как в сказке, —

Для тех, кто наблюдал из холодочка) –

Созвездья роз и лилий, каны, глазки

Анютины (у нас Анюта – дочка).

Потом уж, вслед за смелыми за теми,

Растроганность в реальность облекая,

Светились астры, плыли хризантемы

Июньскими, сквозь август, облаками…

И вновь вздыхала, но уже не тяжко,

А восхищенно (и чуток повинно)

Вся-вся, я говорю вам, трехэтажка –

Не четверть там, не треть, не половина!

ЗАВЕТНОЕ

Вдоль отмели – палаточный народ,

Шашлычный дух, моление мангалу…

Река до круч ведёт, за поворот

Меня, в мирском не сгинуть помогая.

Здесь, сколько гордость глупую не мучь,

Не главный ты, с эпохою на фоне –

Где клёны руки окунают с круч

В непуганое серебро чехони.

Природа здесь таится от людей,

Но дуб подмытый рад мне, человеку:

Гляди! – роняет всплески желудей –

И за рукав рукою держит реку…

В простом порыве этом не лукав –

И у людей порою так бывает!

Река уходит вроде, но рукав

Не вырывает ведь, не вырывает…

* * *

Свет июня – как благая весть:

Теплит свечки бор, глухой и колкий.

И трава-песчанка, листья – жесть,

Выдохнула лёгкие метёлки!

Пусть траве той скоро – ножеветь

(Я тогда в друзья к ней не полезу!),

А метёлкам бежевым – ржаветь

И пылить изъеденным железом.

Тут на водопой гоняют скот,

В зной течёт с горы песок калёный.

Тут весной железо прорастёт,

И не ржой – песчанкою зелёной.

* * *

И от морщин, и от седин,

Опять идущий вдаль,

Я слышу: «Он опять один…

Как жаль его, как жаль!»

Да, это правда, но не вся:

Я всей равнине свой!

И льнёт лесная полоса

Продутою листвой.

И вдоль дороги, где иду,

Знаком и тот, и тот:

Синяк, дыханье на меду,

Завидит – и цветёт!

И донник, нет его добрей,

Встречает как родню.

И, лепестки раскрыв, жабрей

Мне тянет пятерню!

Что так мала, тонка, хрупка,

Как жизнь сама… Боюсь

Я жать её! Лишь стебелька

Растерянно коснусь…

ИЮЛЬСКОЕ

Словам не страшно в сосняке:

Они, сойдясь, не потеряли

Слепое солнышко в строке

С качающимися тенями.

Словам не страшно здесь… Они –

Те, что рассветный луч ловили –

И здесь, в игольчатой тени, —

На солнышке наполовину…

ЗАДАЧКА

Вроде пустяковая задачка,

Только это, знаешь, – как взглянуть…

Внучка нынче главная рыбачка –

Будет подсекать, кричать, тянуть!

У меня в разы задачка проще:

Ворожить, восторг свой выражать.

Без очков (забыл!) червя на ощупь

На мормышку в сотый раз сажать…

* * *

Прогресс, как ни учён и прыток,

Не лечит от таких оском:

Страна околиц и калиток

Мелькнёт в названьи городском…

Прогресс не все болезни лечит –

И предрассудкам платит дань.

И скрип калиток и крылечек

Уснуть мешает городам.

* * *

Громыхнёт – я помяну не Дарвина,

Хоть со школы знаю назубок…

Щука ли небесная ударила,

Звук ломает с треском «ястребок» —

«Господи!..»

Пусть Дарвин усмехается,

Самолётный след ведёт мелком…

Сердце ненаучно трепыхается

Под ребро забившимся мальком.

ПОХВАЛА

Игорю Плахтюкову

Мне с похвалою, как с виной:

Всё холодит и всё не тает…

Пиши недуг мой — со строчной,

Он на заглавную не тянет.

Я просто местный рифмоплёт,

Что стать не смог Вийоном местным.

Меня нежёваным глотнёт

Молва – комком овсянки пресным!

Не пил, не дрался, не влипал

В дерьмо, не парился на зоне…

Стишки кропал. Червей копал –

Как все, за фермою в назёме.

Я слышал небеса? Да ну…

Лишь то, как время утекает…

И колокольчик на Дону

И ночь, и сердце окликает.

Хоть говорят, со стороны

Видней – но что увидишь кроме?

Что мои вирши – как терны,

И ранят, лишь прижмись, до крови?

Хоть в темноте они на вид

Лозой поникшею бывают,

А тронешь – до утра кровит.

И поутру не заживает.

Александр Нестругин

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Сроднились с отчиной

Человек без родины – /то земля без семени. /Чёрный куст смородины почернел без времени. /Было столько пройдено, найдено, потеряно, /Сколько крови полито, троп костьми усеяно...

МОЛОДОСТЬ

Я слышу звуки пианино, /Свиридова бессмертный вальс... /Там за стеной соседка Нина /Опять, наверно, напилась. /Опять не выдержали нервы, /И разрывает жизни мглу...

Я выхожу из леса и…

Я выхожу из леса и… не с места. /И страх и боль не бередят меня. /В черемуховом платье, как невеста, /Стоит деревня в жарком свете дня. /Так много света радости и воли...

Человек должен жить на природе

Человек должен жить на природе, /на виду у Господних небес, /где прямая тропинка уводит /от крыльца прямо в поле и в лес. /Где над крышами изб и скворешен /ветви старых берёз шелестят. /И он должен быть чуточку грешен, /но не более, нежели свят...