Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...

Косово как отражение великого подвига и трагизма

в произведениях современного русского писателя Ю. М. Лощица

(Главы из книги)

 

Особенный интерес вызывает у Юрия Михайловича тема Косова, присутствующая в его переводах, оригинальной прозе и поэзии, публицистике и литературоведческих публикациях. Мы имеем в виду переведенные им песни «Косовского цикла» и произведения сербских поэтов-классиков, его собственное стихотворение «Прощание с Сербией», литературоведческие статьи «Дмитрий и Лазарь» (Герои при конце света) и др.

Русскоязычные читатели Беларуси, России и других стран имеют возможность ознакомиться с прекрасным сербским эпосом, передаваемым сербами от поколения к поколению на протяжении многих веков в переводах Ю.М. Лощица. А мы сразу же хотим подчеркнуть, что как переводчик он совсем не случайно обратился прежде всего к «Косовскому эпическому циклу», а также что публикация всех переводов его озаглавлена «Косово близко» [3, c. 240]. Следует отметить, что переводчику вполне удалось донести главное содержание сербских эпических песен – вдохновенное отражение великого подвига и трагизма. Это касается практически всех переведенных текстов: «Женитьба князя Лазаря», «Царица Милица и её братья» «Князь Лазарь выбирает царство», «Косовский бой», «Косовская дева» и «Обретение главы князя Лазаря». В связи с заявленной темой сделаем еще уточнение, что, помимо названного цикла, Лощиц перевел еще такие произведения, как «Косово» Джуры Якшича, «Симонида» Милана Ракича, «Грачаница» Десанки Максимович. Тожекосовской тематики и соответствующего содержания.

Приведем в качестве примера фрагмент перевода одноименного (т. е. «Косово») стихотворения поэта-классика Джуры Якшича:

Руин оскалы – в крови могилы!

Останки славы, останки силы;

Лежат тут кости героев наших,

Над ними взмоет орёл однажды,

Про нашу пажить он небу скажет

О тех, кто долу во прахе страждет [9, с. 261].

 

Оригинал:

Тамо развале

Негдашње снаге,негдашње славе;

Многих јунака ту кости леже,

Из њих се после оро излеже,

И с овог света горе одлета,

Да јаде наше небу докаже [26, с. 343].

 

А в переводе знаменитого стихотворения Милана Ракича «Симонида»Ю.М. Лощиц воссоздает драматичную картину произошедшего в одном из косовских православных храмов. Речь идёт о монастыре Грачаница, где жестокие вандалы осквернили фреску Симониды Палеолог, византийской царевны, четвёртой жены сербского короля Стефана Уроша II Милутина:

Кто погасил твой взор, Симонида?

В кромешный вечер, на грани ночи,

Под сводами церкви исчезнув из вида,

Албанец ножом изрыл твои очи [9,с.263].

 

Оригинал:

Ископаше ти очи, лепа слико!

Вечери једне на каменој плочи,

Знајући да га тад не види нико,

Арбанас ти је ножем избо очи [31, с. 263].

 

Очевидно, что тема осквернения православных храмов глубоко отзывается в душе Юрия Михайловича. К тому же онаактуализируется происходящим в последнее время разрушением православного духовного и культурного наследияКосово и Метохии.

А затронутая уже тема Грачаницы находит развитие с соответствующим обобщениемв переводе стихотворения Десанки Максимович:

О, если бы так глубоко не вросла ты

в нашу землю, святое семя,

если бы в клятвах имя твоё не шептали.

О, если бы каменной ты не была, Грачаница,

если б могла воспарить в поднебесные дали [9,с.268].

 

Оригинал:

Да бар ниси толико дубоко

укопана у ту земљу и нас саме

да се нисмо привикли у тебе клети,

Грачанице, кад бар не би била од камена,

кад би се могла у висине вазнети [31, с. 232].

 

Стоит упомянуть также то, что практически все сербские писатели обращались к теме Косова. Это, можно сказать, своеобразный «долг» каждого из них: отдать дань многострадальной земле, колыбели и очагу сербского народа.

Если определять общие особенности мировидения русского писателя, нельзя не отметить, что в нем весьма значима религиозная составляющая. Юрий Михайлович не забывает о том, что Косово является также колыбелью сербского православия, святосаввия. А нужны ли какие-то дополнительные обоснования правомерности этого, если даже сейчас на территории Косова сохраняется порядка 1300 действующих храмов или их остатков – «церковищ», что по численности равно всем православным храмам у нас, в Республике Беларусь. Поэтому, естественно, в его произведениях при отсутствии непосредственного упоминания Косова как края нередко встречаются названия важных духовных центров – кроме Грачаницы, это и Печка Патриаршия, Крушедол, Шишатовац, Лазарица.

Знакомясь с творчеством Юрия Михайловича в целом, приходишь к выводу, что для него Косово – это «колыбель сербской нации», с которой непосредственно связан «сербский завет». А суть этого завета в народном эпосе отражена посредством мотива судьбоносного выбора между Небесным Царством и царством земным. Именно сделанный выбор, подвиг князя-мученика Лазаря является определяющим моментом цепи событий, относящихся к Косовской битве. И, соответственно, следование завету становится главным мерилом судьбы Сербии.

Само определение Косовского предания всегда стоит конкретизировать, и вот что пишет на эту тему профессор И.А. Чарота: «И хотя у комментаторов оно теперь часто заменяется иным выражением – Косовская легенда, а также имеющим негативную коннотацию – Косовский миф, наши народы, как и сербы, не забывали о существовании других понятий: Косовское определение, Косовская этика, Косовский завет… Причем они вполне понимали, что завет сей в духовном плане обрел значение всеславянское, всеправославное, а также и вселенское. В любом случае, имеются все основания говорить о разноплановом и многоуровневом восприятии косовского архетипа, который является значимой составной частью духовно-культурного сознания восточных славян как в прошлом, так и сейчас» [6]. Общеизвестно, что архетип – это так называемое «коллективное бессознательное». В данном случае косовский архетип –  то коллективное бессознательное, которое определяет для православных славян важнейшие ориентиры в пользу «царства небесного».

Складывается впечатление, что Ю.М. Лощиц не менее, чем сами сербы, проникся этим заветом, приняв его глубоко в свою душу. И поэтому с такой болью в своем стихотворении «Прощание с Сербией» пишет он о судьбе Сербии, которая для него предопределяется вот чем:

На прекрасном на Косовом поле

Лазарь-князю голову отъяли

и, ликуя, понесли к Стамбулу [9, с. 133].

 

А дальше русский поэт упоминает череду событий с трагическими героями:

Караджорджа обезглавил Милош

…генералу Драголюбу череп

просверлили титовскою пулей…,

Радована головы лишили …,

А в Белграде главу Слободана

 янычары клыками отгрызли [9, с. 133].

 

Примечательно, что стихотворение, написанное сербским «десетерцем» (десятисложником), по-русски звучит вполне натурально.

В одном из своих интервью Ю.М. Лощиц прямо говорит о том, что благодарен судьбе, считая большой жизненной и писательской удачей свое знакомство с Сербией, которое происходило следующим образом: «От Пушкина к Вуку Караджичу, через Караджича к святому князю Лазарю и другим героям Косова поля, а прямо от них – к Карагеоргию. Ведь всё это – прямой путь к святосаввской Сербии» [22, с.4].

Тема Косова занимает значительное место и впублицистике Юрия Михайловича. Так, ему принадлежит статья «Дмитрий и Лазарь (Герои при конце света)», в которой сравниваютсясудьбы двух великих князей –Дмитрия Ивановича Донского и сербского князя Лазаря Хребеляновича. Неизбежносопоставляютсяивеликие битвы – Куликовская и Косовская. О первой сказано: «Тут, на поле Куликовом … Русь, собрав свои последние силы, одолела полчища темника Мамая…» [12,с.79] О второй же говорится: «Битва была вне пределов Руси, и русские не участвовали в ней. Но тревогу и уныние<…> нетрудно понять: в сражении с войском турецкого султана Амурата потерпела поражение рать сербского князя Лазаря. Не утешало известие, что в битве погиб и сам султан Амурат. Перевес всё же оказался на стороне турок» [12, с. 79].

Юрий Михайлович в своей статье обращает внимание на то, что многих тогда ужаснула близость двух сражений и двух смертей – Дмитрия в Москве и Лазаря на Косово: «Право, не последние ли времена подступают, если две славянские державы почти враз лишились своих вождей?» [12,с.80].

Здесь же, отвечая на поставленный вопрос, он продолжает: «Конец света тогда не наступил. Хотя он мог наступить, по крайней мере, для Руси, для Сербии». И здесь же подчеркивает важную роль православных воинов, настоящих патриотов своей земли: «Конец света не наступил, потому что были эти горячие львиные сердца – Александр Пересвет и Милош Обилич, Ослябя и легендарные девять братьев Юговичей, павшие на Косове рядом с отцом
Юг-Богданом. Были святые сыновья славянства, именитые и безымянные… сербы Косова, рycичи Куликова поля. Вражья сила накатывала с востока, от азиатских песков, с юга, из Малой Азии, с запада от немецких монастырей и феодальных замков. Массив славянства пытались подмять отовсюду, и кое-где это удалось. Но славянский мир выстоял, потому что земля эта не уставала рожать героев. И пока она рожает нам героев, конец света не наступит»
[12,с. 82].

 

***

Подводя итог, нужно отметить, что Юрий Михайлович, затрагивая тему Косова, неизменно имел в виду непреходящую значимость культурного и духовного наследия края Косова и Метохии, а также специфического косовского архетипа и «Косовского завета» не только для сербского народа, но и для всего славянства.

Анастасия Швецова (Минск)

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях нашего времени

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

Соприкосновение миров

Непохожесть, различие, несовместимость – первые определения, приходящие на ум при попытке сопоставления художественных миров Михаила Шолохова и Уильяма Фолкнера...

Мудрость на века

«Мало прожить много, нужно еще это сделать достойно». Эти мудрые слова Евгения Александровича Кулькина, подтверждающие жизненное и творческое кредо писателя, вошли в новый трехтомник афоризмов «Мудрость на века»...

Доброта детства

Повести о детстве – драгоценный жанр русской литературы. Все светлое, чистое, доброе начинается, рождается, расцветает в детской душе и в зрелом возрасте и в старости нет лучше воспоминаний, чем о годах открытия мира людей, человеческих взаимоотношений...