Понедельник, 15 июля, 2024

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

Сердце храброго мужчины

Здравствуй, дорогая бабушка! Шлю тебе привет из Воронежа. Помнишь, когда ты к нам приезжала и мы гуляли по Воронежу, ты спросила: «Кто такой Андрей Санников? Почему в его честь назвали улицу?»...

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях...

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...
ДомойИсторияПридворные обряды и...

Придворные обряды и обычаи царей Московских

в праздник Рождества Христова

24-го Декабря, накануне праздника Рождества Христова, утром, Государь выходил в Столовую Избу или в Золотую Палату к Царским часам, в сопровождении бояр, окольничих, думных, ближних и приказных людей, стольников и стряпчих. Во время службы Благовещенский дьякон кликал Государю и всему Царскому семейству многолетие, а по отходе часов Царский духовник, протопоп Благовещенский, здравствовал Государю, т.е. поздравлял его. Потом Царь принимал поздравление от бояр: первенствующий из них подходил к нему и от лица всех говорил титло и поздравительную речь по известной, всегда одинаковой форме.

В тот же день вечером к Государю приходили славить соборные протопопы и попы, Царские, Патриаршие, Митрополичьи и других духовных властей певчие дьяки и подьяки. Государь принимал их в столовой избе или в передней палате и жаловал им по ковшу белого и красного меда. Отславив у Государя, соборяне и певчие ходили славить к Царице и потом к Патриарху. – Кроме того Государевы певчие дьяки пользовались в течение всего праздника тем выгодным преимуществом, что имели полное, беспрекословное право славить у всех дворовых и служилых людей, разумеется, небескорыстно. Это видно из того, что в 1677 году дьякам, которые не пустили к себе этих певчих, велено сказать от имени Государя, «что они то учинили дуростью своею не гораздо и такова безстрашия никогда не бывало». За это безстрашие дьяки в свою очередь лишились по указу Царя всяких светлых и даже темных доходов, т.е. поминков и взяток, соединенных с службою в Приказе[1].

В самый праздник Рождества Христова, после заутрени, во втором часу дня, Патриарх, в предшествии соборных ключарей, несших крест на мисе и св. воду, и в сопровождении митрополитов, архиепископов, епископов, архимандритов и игуменов, приходил к Государю в Золотую Палату славить Христа и здравствовать Государя с праздником. Потом и Патриарх и власти ходили славить к Царице и ко всему Царскому семейству.

После Государь, окруженный дворовыми и служилыми чинами, торжественно выходил в Успенский Собор к обедне. Всем сановникам, приезжавшим ко Двору, указом 1680 г. Декабря19-го было вменено в обязанность являться в праздник Рождества Христова в золотых ферезях[2], и потому можно вообразить, каким азиатским блеском сопровождался Царский выход.

Праздничный стол у Государя, в столовой избе или в Золотой Палате, начинался обыкновенно в последнем часу дня, по тогдашнему счету, т.е. в сумерки. У стола были по приглашению: Патриарх, власти духовные, несколько бояр и окольничих. Звать к себе хлеба есть Государь к Патриарху посылал окольничего, а к властям и боярам дьяков. Иногда это приглашение он делал сам, обыкновенно после обедни, в соборе[3].

Приглашение к Царскому столу бояр и окольничих основывалось на их родословном старшинстве, а иногда на их родстве с Государем. Люди не родословные приглашались или по особенному благоволению к ним Государя, или в то время, когдаон хотел наградить их за службу, обыкновенно все награды служилым людям являлись большою частью после стола Царского, за которым были, разумеется, и награждаемые. – Во всяком случае, быть у стола Государева считалось особенною честью и величайшею милостью.

К столу выходил Государь всегда в предшествии стряпчего, который нес Царский скипетр.

Оставляя до другого времени подробное описание всех обрядов, употреблявшихся при Царском столе, мы предложим здесь только весьма любопытную роспись блюд, которые подавались в этот праздник к столу Государя.

Если сообразим, что обед и следовавший за ним пир или, попросту, попойка были первою и последнею вещью в нашей древней, допетровской жизни, единственным узлом всех домашних отношений тогдашнего общества, то конечно не будем удивляться ни этой, действительно поразительной многочисленности, ни этому всевозможному разнообразию столовых блюд. Должно вообще признаться, что эта часть получила в то время самое полное и притом самобытное развитие. Надеемся, что не будет лишним помещение здесь следующей росписи.

На праздник, на Рождество Христово, Государю подается:

«Перепеча. Хлебец крупичатой. Колач крупичатой. Колачик братцкой, а в нем лопатка муки толченые. Хлебец ржаной ситной. Да на подачу 2 перепечи, да 3 хлебцы. Колач крупичатой, 5 колачей смесных».

Про Государя ж:

«3 лебеди, да к лебедем наскрыли 3перепечи 3 потрохи лебяжьи, авних 18 частей говядины, да к лебедем во взвар и в потрохи 45 золотников шафрану, да во взвар же 3 ковша бастру, 3 груди бораньи. Гусь верченая. Тетерев. Почки бараньи. Порося верченое живое. На блюдо баранины розсолные, лопатки да мышки. На блюдо грудинка боранья. На блюдо грудинка боранья. На блюдо спинка боранья. На блюдо плечико боранье. Порося живое розсолное, под чесноком. Потрошок поросячей. На блюдо щочки да лыточки поросячьи. На блюдо ножьки порьсячьи. На блюдо печенцы поросячьи. Плечо боранье верченое. Курник. На блюдо ухи курячьи шафранные. На блюдо ухи курячьи чорные. На блюдо ухи курячьи белые. На блюдо 3 пирожка подовых с бараниною. На блюдо пирогов пряженных кислых с сыром. На блюдо оладей приказных. На блюдо котломы. Пирог подовой большой с сахаром. Пирог подовой большой с мясом. Пирог подовой с яицы. Пирог подовой с сыром. На блюдо куря в лапше. Коровай ятцкой. Коровяй битой. Коровай ставленой с яицы. Коровай ставленой с сыром. Куря парожное. Кости заечьи. На блюдо заец в лапше. Кострец лосины подо зваром. Часть лосины ребряные подо зваром. На блюдо осердья лошья в россоле. На блюдо осердья лошья крошенаго. На блюдо губы лошьи. На блюдо печени лошьи. На блюдо мозгу лошья. На блюдо пирогов пряженых с сахаром. На блюдо заец россолной. На блюдо пирогов с яицы. Заец в репе. На блюдо пирогов пряженых с сыром. На блюдо, куря рафленое. На блюдо куря безкостное. На блюдо потрох гусин. На блюдо сырников с яицы. На блюдо баранины шестные. На блюдо, часть говядины шестные. На блюдо свинины во штех. На блюдо сырьников с сыром. Юрма, а в ней 120 частей боранины, плеча и бока. На блюдо лытка ветчины во штех. Гусь шестная. Куря верченое, а к нему лимон. На блюдо куря шестное. На блюдо карасей с мясоем. Ставец <нрзб.>. Шти. Пироги столовые с яицы. Оладьи столовые. Кисель белой. Сыр губчатой. Горшечик молочка варенаго».

В таком же количестве и с тем же разнообразием готовились в этот день для Государя и рыбные яствы.

Да Государю ж держать на Рождество Христово, в стол рыбные яствы:

«Ставец ксеней щучьих с шафраном. Спина лососины муромские. Стерлядь паровая. Стерлядь телная. На блюдо лососины муромские свежие, а к ней лимон. На блюдо полголовы осетерки. Щука живая, голова под чесноком. На блюдо 4 сельди переславских паровых. На блюдо 5 сельдей переславских свежих. На блюдо лещ паровой. Сигпаровой. Лодуга паровая. Сырть паровая. На мису ухи налимныя. Коровай телной. Плотица телная. На блюдо три пирожка подовых. На блюдо щучьи ухи белые. На блюдо ухи лещовые. На блюдо ухи мневые с телесы. На блюдо ухи с печеньми со мневыми. На блюдо ухи с молоки со мневыми. На блюдо ухи окуневые. На блюдо коровай с телесы со мневыми. На блюдо ухи корасевые. На 2 блюда 2 коровая. Пирог подовой большой с рыбою. На блюдо 5 кур пряженых в тесте. Пирог подовой большой со пшеном да с вязигою. На блюдо пирогов кислых пряженых с маком. На блюдо пирогов пряженых с горохом». и пр. и пр. [4].

Припомним здесь также и вседневные подачи, которые Государь посылал от своего стола боярам и всем думным и ближним людям. Об этих подачах Кошихин говорит следующее: «Да в тож время, как Царь кушает, раздается всем боярам и думным людем и спалником, посылают к ним на дворы от обеду иот ужины поденные подачи с истопниками по росписи по блюду. И на утрее или того дни в вечеру, приехав бояре за подачю Царю бьют челом» [5]. Не послать кому-нибудь подачи – значило объявить немилость. А если подача не доходила по назначению вследствие ошибки, – то этим наносилось страшное оскорбление и бесчестие тому лицу, к которому не доходила подача и которое, разумеется, заводило по сему предмету целое дело о бесчестье. В 1674 году, в День Рождества Христова, по Царскому указу, Кравчей Кн. П.С. Урусов разослал боярам, окольничим, думным дворянам, думным дьякам и ближним людем «по две подачи с кубки», т.е. с винами, а к боярам сверх того «с корками» (род пирожного). Подачи с кубками в это время посланы были также и к Митрополитам, Архиепископам, Епископам и Архимандритам[6].

Если по какому-либо случаю стола у Государя«на Патриарха, на властей и на бояр» не было, то к Патриарху обыкновенно посылали целый обед, под надзором ближнего человека или окольничего.

После стола, как в праздник Рождества Христова, так и в другие торжественные дни, существовал обычай дарить, до 1588 г. Митрополита, а потом Патриарха кубком, камкою и другими подобными предметами, причем Царский Казначей иди думный дьяк говорил ему от имени Царя благодарственную речь, содержание которой узнаем ниже. Сведение об этом обряде мы почерпнули из расходных книг Казенного Приказа, которые хранятся в Архиве Оружейной Палаты и из которых самая ранняя принадлежит к 7093 (1584-1585) году. В этой книге читаем следующее: «1584 г., Декабря в 26-й день у Г. Ц. и В. К. Федора Ивановича всеа Русии, на празник, на Рожество Христово, Деонисий Митрополит всеа Русии ел и, после стола, Г. Царь и В. К. Деонисья Митрополита дарил, дано ему Государева жалованья 10 арш. камки венедицкой багровой, цена по 10 алтын аршини того 6 р.; да явлен ему кубок, орех индейской окован серебром, и за кубок даны из большаго приходу девять руб. денег. А речь была «а-су преосвященный Деонисей митрополит всеа Русии, Г. Ц. и В. К. Федор Иванович всеа Русии велел тобе говорить: сегодни еси у праздника у Рожестия Христова служил литоргею Божию и о нашом здравье и об нашей царице и великой княгине Ирине Бога и Пречистую его Матерь и великих чюдотворцов молил и о всех православных хрестьянех, и Государь Царь и Великий Князь Федор Иванович всеа Русии дарит тебя». А речь говорил и дары являл казначей Деменша Иванович Черемисинов». Точно такая речь говорилась и Патриархам в продолжении всего семнадцатого столетия. Количество и ценность даров соразмерялись с богатством  царской казны и с благоволением Государя к Святителю. Больше других и самые ценные дары получал Патриарх Никон.

Но в числе этих даров всегдашнее и первое место принадлежало кубку из ореха индейского (кокосового),окованного серебром. Этот индейский орех, как мы видели, был поднесен митрополиту Дионисию и впоследствии подносился Патриархам постоянно, в каждый праздник, в течение всего семнадцатого века. Из рук Митрополита и Патриарха он переходил снова в царскую казну, из которой выдавали за него неизменные девять рублей. Был ли какой смысл, было ли какое-нибудь значение в этом подарке, или это было делом одной привычки – решить, за недостатком сведений, не можем.

В день Рождества Христова, как и в другие большие праздники, Цари Московские не садились за стол без того, чтоб не накормить прежде так называемых тюремных сидельцов. Так в 1663 году «на праздник Рожества Христова кормлено на большом тюремном дворе тюремных сидельцов девять сот шестьдесят четыре человека, а на ту кормлю куплено тысяча хлебов, четыре стяга говяжьих, перед говяжий, да три туши свиных» [7].

Известно, что у нас, до Петра Великого, женщина была удалена из общества мужчины. Этот дикой обычай, под гнетом которого жили наши бедные прабабушки, не сознававшие впрочем его дикости, существовал только в высшем слое тогдашнего общества, а в низших рядах никак не мог держаться по причинам  весьма достаточным и довольно известным. В высшем, боярском кругу мужчины жили сами по себе, женщины также сами по себе, и не было звена, кроме некоторых свадебных обрядов, которое бы хоть несколько сближало тот и другой пол. Самым полным выражением раздвоения общества на две половины – мужскую и женскую, была семейная жизнь Царя и Царицы.

У Царицы было свое особенное, затворническое отделение дворца, был свой Чин или штат придворный, состоявший из одних только женщин. Таким образом, независимо от всех церемоний, происходивших в Палатах Царя, на ее половине также приносилась дань обычаям того времени, также происходили свои обряды. В праздник Рождества Христова, окруженная дворовыми боярынями, она принимала в своей золотой палате духовенство, приходившее к ней славить Христа, и приезжих боярынь, которые являлись к ней с поздравлением и, по особому официальному зову, обедали за ее столом[8].

Эти приезжие боярыни, – жены высших сановников или родственников Царицы, при поздравлении в этот день подносили ей и царевнам перепечи, каждая по тридцати.

В 1663 году, Царице Марье Ильиничне и Царевнам четырнадцать приезжих боярынь поднесли четыреста двадцать шесть перепеч[9].

Подобным образом в день Рождества Христова, после обедни, Царица посылала к Патриарху от себя и от каждой Царевны по пяти перепеч[10].

Может быть, дары перепечами были облечены значением, служили символом чего-нибудь, – но раскрыть этот символ, найти корень как этого, так и других многих обрядов предоставляется пока трудам будущего времени.

Иван Забелин

 ПРИМЕЧАНИЯ И.Е. ЗАБЕЛИНА:

  1. Древ. Росс. Вивл. Ч. X. изд. 2.
  2. Указатель Законов Максимовича. Т. II. стр. 188.
  3. Повседневные дворцовые записки. II, стр. 135. М. 1769.
  4. Акты Исторические Т. II. № 356.
  5. Кошихин 20.
  6. Записки торжествен. выходам Ц. Алексия, хран. в Главном Архиве М. И. Д.
  7. Расходная Книга приказу Тайных дел 7172 года.
  8. Дела Царицыны Мастерской Палаты.
  9. Дела Царицыны Мастерской Палаты.
  10. Древн. Рос. Вивл. Ч. IV. стр. 325. изд. 2.

Подготовка текста и публикация М.А. Бирюковой.

 

* Московские Ведомости. 1846. № 155 (26 декабря).

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Православный мир и Тамерлан

Нашествие Тамерлана на Русь в конце XIV века – одно из самых малоизученных событий отечественной истории. В первую очередь это касается исторической науки нашего столетия...

Вехи русского освоения Якутии

Завоевание Сибири постепенно совершалось. Уже все от Лены до Анадыри реки, впадающие в Ледовитое море, были открыты казаками, ... покорены смелыми подвижниками Ермака...

Египет и Синай глазами русских паломников

Египет, как никакая другая земля на свете, наиболее полно представляет историю диалога человека с вечностью, противостояния земной культуры и всепоглощающего времени. Неслучайно, наглядным символом этого стали египетские пирамиды. Тысячелетиями, смотревшими с них, человек пытался измерить собственное величие и значение...

Под охраной Святого дня

1854 год. Одесса. С Великого Четверга англо-французский флот стоял пред городом. В Великий Пяток неприятель ещё теснее обложил берег. Архиепископ Иннокентий, в слове своем пред плащаницей, сказал, что враги наши ратуют на нас за то, что мы отстаиваем крест Христов...