Воскресенье, 14 июля, 2024

«Пирамида» Леонида Леонова в реалиях...

Творчество Леонида Леонова отличается философской направленностью, стремлением осмыслить кардинальные вопросы бытия. Писателя влечет вечная и нераскрытая тайна человека...

«ЧП» или «военное преступление»

....за открытым окном мерно лупит ПВО, уже второй эшелон защиты. В панорамное окно мне видно одно характерно-тёмное облачко, одно, не более. А что остальные? Выпрыгиваю на балкон...

Жёлтые абрикосы в заброшенных...

...Шёл штурм, повсюду гремело и сверкало, в их дом попало, часть дома завалило, часть горела. Женщина успела вытащить детей, но её мама осталась под завалами в подвале...

Суждено ли третье тысячелетие?

На стыке веков и тысячелетий всегда соблазнительно порассуждать о будущем. Именно соблазнительно, потому что Иисус Христос строго предупредил: "О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один"...
ДомойИнформацияА любовь всё...

А любовь всё жива…

Богатырский фестиваль

Не помню: рассказывал я об этом случае или нет, только вот часто вспоминаю, как мы большой группой возвращались с «Бородинской осени» из Можайска несколько лет назад. Точно, было это десяток лет назад, пожалуй.

Организаторы фестиваля, несмотря на усталость, обсуждали между собой плюсы и минусы фестивальной осени и уже заглядывали в следующий праздник. Артисты тоже искали, где и как они выступили, режиссеры-кинодокументалисты крутились вокруг фильма, получившего гран-при в конкурсной программе.

Одним словом, фестиваль не закончился.

Вот в это время Татьяна Семушина сказала мне:

– Ванечка, я поеду тебя провожать на вокзал.

– Ты чего это удумала? Езжай спокойно домой, ведь устала же – столько концертов, столько впечатлений, столько песен. Я спокойно доеду сам. Не думай – не заплутаюсь.

– Даже и не спорь со мной, болезный. Поеду, провожу и буду знать, что с тобой все хорошо.

Спорить с Семушиной – занятие бесполезное.

– Я тоже поеду, давно так решил, – вступил в разговор Володя Топоров, улыбаясь своими большими искренними глазами.

И вот мы на Казанском вокзале, пьем кофе в какой-то чудной забегаловке и за сорок минут до отправления поезда стоим перед нужным вагоном.

Слово за слово, и наш разговор опять переходит на «Бородинскую осень».

– Тань, а я почему-то ждал, что в концерте в Центре культуры ты споешь «А любовь все жива». Как же хорошо она звучит у тебя.

– Да сама чуть ее не спела, когда встречались с рабочими, да опомнилась как она будет приниматься без музыкального сопровождения? Многие же знают эту песню и любят ее, любят не только исполнительницу, но и оркестр.

Мы с Володей уговорили Таню спеть. Да что тут лукавить – она живет с песней, и песня для нее – воздух. Она ей дышит, радуется, переживает, любит. Прямо здесь, у поезда «Круглое поле», в двенадцатом часу ночи, Семушина запела:

Ветер листья сбивает,

Скрыта мглой синева,

Летний луг умирает,

А любовь все жива!

А любовь почему-то

Не стареет ничуть,

А любовь днём и ночью

Освещает мой путь…

Что же тут началось! Пассажиры вместе с проводницами побросали свои вагоны, и все окружили Татьяну. Слушали, не сводя с нее глаз.

– Да что же это такое? – бегал среди людей начальник поезда. – Время отправления на носу, нас же ждать никто не будет. Останетесь все здесь.

А голос лился, и лились человеческие слезы и улыбки. Лились в благодарности Татьяне Семушиной…

Я сидел в купе и вспоминал, как вот несколько часов назад в Можайске Сергей Котькало объявил выступление певицы, добавив ей звание, присужденное русскими писателями, – заслуженная певица России. Пела Таня, и с нее не сводил взгляда Валерий Николаевич Ганичев. Пела Таня, и к ее голосу прислушивался и соглашался с ним Михаил Иванович Ножкин. Пела Таня, и тихо радовался Виктор Алексеевич Лапкин. Пела Таня, и во все глаза на нее смотрела Анна Сергеевна Евтихеева, преподаватель Ломоносовского университета.

А она пела здесь, в сильном и гордом Можайске, о любви, о счастье, о женщине. Горевала и радовалась, согревала людей песней и вселяла в них надежду…

Я сидел в купе и предположить не мог, что люди, немного обустроившись, будут заглядывать ко мне и расспрашивать о Тане. Я всем им говорил, что это мой друг, а скорее всего – кровная сестра, и породнила нас с ней лет двадцать назад ее искренний русский голос и ее искренняя русская песня.

И уж совсем было неожиданно, когда проводница Ирина внесла в купе поднос, а на нем бутерброды с сыром и колбасой, пирожные, кофе и… рюмочка коньяка.

– Это вам за Таню, – произнесла она и заплакала…

От радости часто люди плачут в Можайске. Даст Бог, и в эту осень также будет.

Иван Чуркин

Последние новости

Похожее

И обязательно спасу застрявших намертво во льду…

Сегодня 40 дней со дня ухода великого человека планеты Земля, полярника всех времен и народов, большому другу и верному сотоварищу В.Н. Ганичева, Союза писателей России Артуру Николаевичу Чилингарову...

Из далека долго…

Рыбинск подарил нам чудесные два с половиной дня. Молитвами владыки Вениамина и святого праведного Феодора у нас здесь все получилось прекрасно! Мы жили в речном училище им. Калашникова...

Нам на гордость Россия дана

После первой моей публикации в этом году о фестивале, посвященном Александру Аверкину, пришло немало откликов, да и просто писем. Люди спрашивали, когда это будет, как добраться до Сасова...

Мы вышли в открытое море жизни

...ушаковцы выдвинулись в открытый двухнедельный поход в Нововолково, на Бородинское поле, источник преподобного Ферапонта, по Можайской линии обороны в Рыбинск, на родину адмирала в Хопылево, в Романов-Борисоглебск, далее Белозерск, Кириллов, Ферапонтово, Вологда, …, но об этом расскажем по завершению второго этапа ХХ Международных Ушаковских сборов...