Четверг, 22 февраля, 2024

Позывные памяти

Едем домой. Последняя картинка перед выездом: Ночь, тьма, степь под Угледаром. Фонарик часового...

ВОЙНА

Три часа дня. День жарчайший. Мы, мальчишки, играем в «красных» и «белых». Все хотят быть красными. Стаська, девятилетний старший брат, конечно, стал красным командиром. Меня, семилетку, как всегда, в белые...

Современное образование, проблема идеала...

Нелегко сегодня несущим в школу «разумное, доброе вечное» вопреки разрушительным «реформам», в условиях тотального осквернения и опошления информационной среды России...

Холопский  недуг

Когда на душе становилось тоскливо, Анастасии Ивановне помогали замечательные русские… поэты. Томик кого-то из них всегда лежал на столе. Пожилая женщина, бывшая учительница литературы, открыла Некрасова...
ДомойРедакторыНиколай Гаврилов

Николай Гаврилов

Кто говорит, что на войне...

Встречи, люди... Парализованные, за кем некому ухаживать в частных домах на окраинах, где стреляют;  дети в таких же домах; младенцы на руках... Рассказ похожей на тень женщины, что оказалась заблокированной от разрыва снаряда вместе с семьей в квартире с железными решётками на первом этаже...

Привычно и буднично

Донбасс. Сентябрь. ...В эти выходные выборные дни жители Донецка ждут жестких обстрелов... Понять обстановку в городе легко по сухим цифрам статистики: если по городу выпущено около 150 снарядов, кассет, и ракет РСЗО, – это норма, обычный рабочий день. Если 200-250 – это плохо, город местами горит, по районам – сирены «скорых», в больницах массовые поступления… Если 300 и более – совсем плохо, кровавые дни...

Кто говорит, что на войне не страшно

Встречи, люди... Парализованные, за кем некому ухаживать в частных домах на окраинах, где стреляют;  дети в таких же домах; младенцы на руках... Рассказ похожей на тень женщины, что оказалась заблокированной от разрыва снаряда вместе с семьей в квартире с железными решётками на первом этаже...

Кто говорит, что...

Встречи, люди... Парализованные, за кем некому ухаживать в частных домах на окраинах, где стреляют;  дети в таких же домах; младенцы на руках... Рассказ похожей на тень женщины, что оказалась заблокированной от разрыва снаряда вместе с семьей в квартире с железными решётками на первом этаже...

Привычно и буднично

Донбасс. Сентябрь. ...В эти выходные выборные дни жители Донецка ждут жестких обстрелов... Понять обстановку в городе легко по сухим цифрам статистики: если по городу выпущено около 150 снарядов, кассет, и ракет РСЗО, – это норма, обычный рабочий день. Если 200-250 – это плохо, город местами горит, по районам – сирены «скорых», в больницах массовые поступления… Если 300 и более – совсем плохо, кровавые дни...

Небо, которое близко…

...А есть еще образ, он был во все времена, это добровольцы – соль земли. Человек мог уйти на войну по тысяче причин: от несчастной любви и желания всем что-то доказать до банальной петли из кредитов. Но в окопах остаются в основном только те, кому не всё равно, кто не сможет себя уважать, оставаясь в стороне...

Никуда мы отсюда...

Жара. Трава в степи еще не высохла, поджигать не получается, поэтому нет постоянного привкуса дыма. Марево солнца. По ночам – звездное небо. И звездопад. Люди по разные стороны фронта видит в черноте огненные росчерки... В ночной тишине созвездия перемещаются по небу, двигаются какие-то невидимые шестерёнки, крутится небесная рулетка судьбы: кому жить – кому умирать...

Потом, когда пройдут...

Под Новоазовском оказалась семья из Волновахи. Папа, мама, двое маленьких детей. Выезжали они не по гуманитарному коридору: какими-то полями, сами толком не смогли объяснить. Говорят: «Чудо Божье». – Ещё не верят, что вырвались. Сами испуганные, дети с огромными глазами, голоса дрожат от слабости. Не доезжая блокпоста, у них кончился бензин.

Русское Воскресение