Четверг, 22 февраля, 2024

Позывные памяти

Едем домой. Последняя картинка перед выездом: Ночь, тьма, степь под Угледаром. Фонарик часового...

ВОЙНА

Три часа дня. День жарчайший. Мы, мальчишки, играем в «красных» и «белых». Все хотят быть красными. Стаська, девятилетний старший брат, конечно, стал красным командиром. Меня, семилетку, как всегда, в белые...

Современное образование, проблема идеала...

Нелегко сегодня несущим в школу «разумное, доброе вечное» вопреки разрушительным «реформам», в условиях тотального осквернения и опошления информационной среды России...

Холопский  недуг

Когда на душе становилось тоскливо, Анастасии Ивановне помогали замечательные русские… поэты. Томик кого-то из них всегда лежал на столе. Пожилая женщина, бывшая учительница литературы, открыла Некрасова...

Путь к жизни

Врач на войне

«Рассвет приходит к тем, кто видел тьму, 

Во всем ее убийственном величии…

Кто плакал от людского безразличья,

Но безразличным не был ни к кому!..

Рассвет приходит к тем, кто был в пути,

Не зная ни усталости, ни лени.

Кто, обессилев, падал на колени,

Но поднимался, продолжал идти!»

Иван Андреев

 

Неизвестность пугает. Для первобытных племен достаточно и грозы. Паллиативная помощь, адресованная людям, у которых есть болезнь, не подлежащая излечению, обществу непонятна. Все очень туманно, абстрактно, а главное, как бы не имеет к нам с вами никакого отношения. Ведь мы же пока верим, что здесь, в привычной жизни, будем пребывать неопределённо долго, и ничего плохого не должно произойти.

Чтобы разрушить стереотипы, нужны конкретные примеры. Близнецы могут показаться неразличимыми на первый взгляд. Но при общении, всматриваясь, удаётся найти особые черты. Возможно, легко уничтожать людей из кабины самолёта, когда все кажутся такими себе букашками на земле. Другое дело, когда человек стоит перед тобой. Паллиатив многолик, и почувствовать эту жизнь можно лишь приблизившись вплотную. Тогда уйдут и страхи, пробивающиеся к нам из-за границ благополучия. Рассеется и представление о том, что паллиативное отделение это что-то вроде лепрозория, места для отверженных, как пациентов, так и медработников, и лучше обходить это заведение стороной. Паллиативщик, профессионально выполняя свой долг, знает и умеет делать то, что недоступно другим смежным специалистам. Главное, он помогает наполнить смыслом всю пройденную жизнь. Любой желающий, покинув зону комфорта, может приобщиться к этой деятельности, и через терни, приблизиться к просветлению, которое трудно будет переоценить.

Не могу сказать, что всю сознательную жизнь хотел быть специалистом по оказанию паллиативной помощи, работая с пациентами, у которых ограниченный прогноз жизни. С 12 лет, когда посмотрел сериал «Больница на окраине города», загорелся стать кардиохирургом, и для начала выиграл олимпиаду по биологии среди девятикласников. Поступая в мединститут, поделился мечтой с мамой одного из абитуриентов. Она очень критично на меня посмотрела. Что поделаешь, если  за два года вытянулся более, чем на двадцать сантиметров, а в ширь вырасти не успел. Хорошо, что не знал тогда, что мечта в основном останется мечтой, иначе просто забрал бы документы.

Представление о человеке неполно без его окружения. Моя бабушка, папина мама очень хотела, чтобы я стал врачом. Она, человек с большим сердцем, пережившая много испытаний в военное и послевоенное время, не реализовала свою мечту. Получила среднее медицинское образование, посвятила себя семье. Очень любила своего мужа и детей. И каждый год, когда шла вступительная компания в институт, тихо плакала. В конце жизни ей было особенно горько. Умерла, тяжело, когда я пошел в школу. Сахарный диабет не щадил. Последний отрезок жизни провела в больнице. Ампутации в несколько этапов. И помимо страданий физических, осознание того, что забыта медперсоналом, в то время, как рядом лежащие родственники врачей получали максимальное внимание.

Так не должно быть. Человек в праве получить всю необходимую помощь, не смотря ни на что. Придерживаясь любых взглядов, не зависимо от социального положения. Спустя годы, когда был на третьем курсе, мы забрали к себе ее брата. Боли в спине, курс лечения от «остеохондроза», а в итоге инкурабельный рак почки. По опыту вынужден констатировать, что такие случаи не редкость.

Мой дедушка умер молодым. Спортсмен, заступившийся за прохожего на улице, спустя несколько дней получил смертоносный удар в затылок от шпаны, который эхом отозвался в судьбе ребенка, моего отца, так страдавшего от этой утраты. Через время, зародившаяся в детском возрасте способность быть, вопреки всему, спасла его собственную семью. Преподаватель университета, женившийся на студентке, пришёлся не ко двору новым родственникам по причине заготовленного варианта брака по расчёту. Расплата не заставила себя долго ждать. Общественное мнение, подготовленное партийными кормчими, долго представляло угрозу для существования. По сути, мама осиротела ещё тогда, в юном возрасте. Это не помешало ей, через боль, передать свою любовь, переплетенную с отцовской силой, не раз выручавшей в трудных ситуациях.

Мамин папа умер в онкологии, когда мне был год. Через тридцать с лишним лет именно в этом учреждении довелось переждать трудные времена, когда наше хосписное отделение эвакуировалось в связи с интенсивными артобстрелами окраин города. А до этого именно в нём, в хосписе, умерла вторая бабушка, которая противилась моему появлению на свет. Рождение произошло в годы учёбы. Ещё пребывая в утробе матери, слушал лекции на биологическом факультете. В три года повторил за папой по памяти «Доктора Айболита» Корнея Чуковского. В пять, избегая режима дошкольного учреждения, отправился в школу. В десять выполнил взрослый разряд по тяжёлой атлетике, и носил маму на руках. В 16 представлял институт на республиканской олимпиаде.

Есть вещи, которые должны открываться в своё время, когда мы к ним готовы. Развитие продолжалось в студенческие годы. Склонность к хирургии сохранялась, но особенности характера давали о себе знать. Операции по 6-12часов не для меня. Было больше склонности к быстрому результату, «на взрыве», и работа акушер-гинеколога, с меньшей длительностью операций казалась более подходящей. Тем более, какова радость от рождения новой жизни. Даже была непродолжительная практика за границей. От хирургического направления в итоге отказался. Глядя на своих однокурсников, утвердился в мысли, что для работы в этой сфере, как ни в какай другой, нужно быть помешанным, фанатиком. С хирургией просыпаться, засыпать, есть её, в общем, быть абсолютно неразлучным. Это не про меня. Приговор прозвучал на последнем, шестом курсе, когда преподаватель, убелённый сединами, сказал, что хирургическое мышление есть, но не хирург. Была попытка реализоваться в качестве анестезиолога-реаниматолога. Успехи на занятиях, когда тебя выделяют из общей массы, продолжающиеся ночные дежурства, но у судьбы свой план. В конце обучения с рейтингом «выше четырёх» на красный диплом не претендовал. Получение жизненного опыта, помимо учёбы, не могло не сказаться. Распределение. Терапевтом, в район. Но бывало и «хуже». Некоторых распределили рентгенологами. На вопрос, куда? следовала подсказка от юмористически настроенных сокурсников «в Чернобыль». Но подобные размышления от невежества. Рентгенолог высокого уровня  просто незаменимый специалист, напоминающий волшебника в аргументированных заключениях «из ничего».

В конечном итоге всё закономерно. И работа медбратом в кардиологии на последних трёх курсах. И вердикт преподавателя по психологии на четвертом курсе, у которого отпрашивался на конференцию по хирургии. Стремление к узкой специализации это хорошо. Но очень важны базовые знания. До перехода в плоскость теоретической медицины, в 22года, наверное, был одним из самых молодых главных врачей сельской амбулатории. Ответственность за принимаемые решения особенно чувствовалась и при работе в соседнем райцентре, когда терапевтические дежурства проводились в стенах центральной больницы, где все пациенты, которых привозят, и наблюдаются так же в хирургических службах, твои.

Своевременным оказалось возвращение в родной город. Так совпало, что сразу поступили обреченные пациенты, которые, тем не менее, прожили многие месяцы и годы. Через год довелось приступить к работе на кафедре фармакологии, самой, что ни на есть базовой, «ужасной и беспощадной». Итог – участие в написании книги, выдержавшей переиздание. И как бы случайно, в моей библиотеке хранится книга, купленная и подписанная в 10-летнем возрасте, «О фармакологии». И в этот же период была прочитана другая, «Путь к смерти. Жить до конца», дочери Виктора Зорзе, умершей от рака в возрасте 26 лет. Того самого, который создавал первый в бывшем Союзе хоспис, и в котором удалось побывать буквально за несколько дней до переезда в новое современное здание.

Судьба вернула в отделение, в котором ранее работал. Другое название. Хоспис. И годы борьбы. С равнодушием чиновников, нежеланием коллег сотрудничать с новой службой, незнанием жителей, чьё знание порой носит весьма искажённый характер. Тем не менее, больные были. Многим удалось помочь. Если и покидали нас, то с поддержкой и вниманием. Добавила не изюминки, а перца военная реальность. Отделение с тяжёлыми пациентами уязвимо в период боевых действий. Особые потребности по обеспечению, отсутствие мобильности при необходимости перемещений. Но характер сотрудников, позволил даже в абсолютном меньшинстве вынести то, что наперёд сложно было представить. Конечно, не обошлось без помощи неравнодушных людей, которые протягивали дружескую руку в казалось бы, безнадёжных ситуациях.

При планировании паллиативной помощи важно делать акцент на выездной службе. Те пациенты, которые от нас уходили, а в последующем не поступали, оставались на дому. В условиях ограниченного снабжения, когда значительная часть трудоспособного населения покидает регион, незаменимо наличие выездных бригад, единого реестра пациентов, когда можно оказать адресную помощь, обеспечить элементарно обезболивающими средствами и продуктами питания.

Сталкиваясь с неблагоприятным прогнозом, человек может измениться удивительным образом. У общества инвалидов «Новая жизнь» есть девиз: важно не то, что было, а то, что осталось. Не пытаясь изменить то, что невозможно, человек в состоянии извлечь ресурс, который даст ему новую жизнь, вместо сомнительного подобия прежней. Совершенно точно каждый человек должен нас чему-то научить. Это может быть вовлеченность в научный процесс, благо новые возможности по хранению информации это позволяют, пример духовного мужества и личного роста, которые просто не имеют права оставаться незамеченными, чтобы продолжиться светом в жизни других людей.

 

БОЛЬ

 

У каждого свой опыт, ассоциации, связанные с этим словом. Боль бывает разной. Физической, душевной. Это то, что нельзя измерить линейкой, взвесить. Это то, что человек чувствует, результат, пропущенный через сознание. Эмоции могут варьировать. Для нормальных людей  – отрицательные. Повод может быть как бы незначительным, и тем не менее. Есть люди, которые не чувствуют боли от рождения. Они травмируются, получают ожоги. В общем, разрушают тело. Предположу, что те, кто не чувствуют чужой боли, разрушают душу. Свою.

Когда человек испытывает боль, он нуждается в понимании со стороны окружающих. Первое, что человек делает, ударившись, сдавливает это место. Срабатывает простой защитный механизм, блокирующий проведение болевого импульса. Если повреждение серьёзное, не обойтись без сильнодействующих средств. Но и они не заменят то, что получает ребенок, успокаивающийся после укола на руках у матери. Когда человек перенес острую стрессовую ситуацию, он может описывать её просто фантастическим образом. Но вспомните Канта, с его трактовкой объективной реальности. На самом деле, у каждого человека Своя реальность, и он так увидел, и его ни в коем случае в этот момент нельзя переубеждать. Просто принять так, как есть, и выразить сочувствие. Пройдёт время, он сам поймет, где было преувеличение. Но это будем потом. А мы живем сейчас, и именно в этот момент нужна поддержка.

Есть законы мироздания, которые нельзя изменить. Брошенные предметы не перестанут падать. Вода при определённых условиях не перестанет замерзать. Независимо от существующих правителей и места на Земном шаре. На нашей земле происходит беда. Гибнут люди. Важно то, что умирает не сепаратист или бандеровец, а любимый человек – брат, сын, сестра,… До того, как это произошло, они чувствовали. Боль. Душевную и физическую. После того, как это произошло, боль – удел близких. Что же вы делаете? Те, кто нагнетают ситуацию. Зачем вы хотите людей переломить? Почувствуйте эту боль, чужую боль как свою, и уже потом принимайте решения, как лучше поступить.

Подавляющее большинство людей, как на Западе, так и на Востоке, осуществляет свои действия по идейным соображениям. Уже не помню, от кого услышал. Известный футболист, Владимир Мунтян, на закате карьеры как-то сидел на скамейке запасных, а трибуны скандировали его имя, ожидая появления на поле. Молодой одноклубник удивился, а легендарный спортсмен пошутил, что каждому дал по трояку. Нельзя всем заплатить, денег не хватит. А если сразу и хватит, то завтра точно будет мало, и всё равно схалтурят. Люди могут искренне заблуждаться, но они верят в то, что делают, а значит, чувствуют боль, когда их не слышат, когда теряют близких людей. Можно сколько угодно иронизировать по поводу боли в конечности, которую ампутировали. «Да не притворяйся, как же она у тебя может болеть, ведь её же нет?!» Да, ноги нет, но боль то есть! Тяжелая, фантомная, и с этим нужно что-то делать. У человека может не быть полной информации, объективных установок, но чувства куда денешь?

Можно задавить физически, но нельзя сломить духовно людей, объединенных идеей. Можно по-разному относиться к истории Западной Украины, но условное благополучие, существовавшее в поздние советские времена, оказалось нарушенным, и не потому, что кто-то вдруг заплатил. Тлели угли, много лет. И в особый момент полыхнуло. Внешние проявления обманчивы. Даже если покажется, что Восток задавили, оскорбленная память останется, боль потерь никуда не денется, и спустя годы снова громыхнет, когда выйдут все возможные сроки заключений и биологической жизни для современников. Люди, которые претендуют на роль государственных деятелей, не имеют права на решения в угоду текущему моменту. Различные выгоды – это сегодня, а проклятия потомков – это завтра, послезавтра, и вы ещё встретитесь.

События сегодняшнего дня неизбежно уходят в прошлое. На уровне общества для осознания потрясений характерно несколько этапов, когда за героической фазой, «медовым месяцем» с большой вероятностью приходит разочарование, намного более длительное. Это данные, которые почерпнул на конференции, на которой довелось побывать вскоре после трагических событий в Киеве. Лектор была из Львова. Очень приятная, располагающая. Без яркого макияжа, попытки очаровать. Даже с политическими убеждениями, которые, предположу, не разделяла большая часть присутствующих. Но она непостижимым образом покорила аудиторию. Профессионал в своем деле, с глубинной добротой и светом в глазах.

Если у нас есть оппонент, мы сможем услышать друг друга только при наличии любви. Только простив, и попросив прощение, если ранее были не правы. Простив безоговорочно, без всяких если. Никакими яростными лозунгами делу не помочь. Стрела может ранить один раз. В последующем она уже натолкнется на броню. Создать доброжелательную атмосферу, и только потом вылепить приемлемый для всех результат. Приходилось ли вам видеть ребенка, который ударился, с кровоточащей раной? Мог кто-то, да и тот же родитель, толкнуть, а пострадавшего при этом ещё и наказывают? Допустим, нарушилась целостность и неделимость пусть и не совсем новых, но очень приличных брюк. Абсурдно, но случается. Только любовь, понимание, и прощение. И объективная оценка истории. Если этого не произойдет, все жертвы будут напрасными, и это тупик.

28.05.2014 г.

 

БЕЖЕНЦЫ

 

Впервые с этим словом я познакомился лет двадцать назад.  Обычное детское отделение, банальный повод для знакомства с этими стенами в виде острого бронхита. Не особо примечательные будни. До поры, до времени, пока не появились они, беженцы. Дети из Абхазии, прежде цветущей страны, были вынуждены искать счастья на чужбине. Причина опять же, проста и банальна, но от этого не менее  ужасна. Война. Несколько человек разного пола и возраста, добрые и напуганные, они были счастливы оказаться в больнице, хотя, казалось бы, это сомнительный предел мечтаний.

Спустя годы удалось посетить этот край, воспрявший от пережитого ужаса, но с неизбежными ранами, которые, даже затянувшись, дают о себе знать. Первое напоминание о прошлом возникло сразу после пересечения границы. Наклейка в автобусе с иронично-шутливой надписью «боишься, сиди дома» не остановила, но напряжение присутствовало. Один из снимков, оставшихся на память, неожиданным образом напоминает о том времени, и тех детях. Снимок запечатлел солнце, поднимающееся из-за склона горы. По понятным причинам предметы, находившиеся между мной и горой, оказались немного засвеченными, в том числе и недостроенный когда-то дом, получивший зловещие очертания.

Прошло ещё время. Судьба свела с подростком из дома-интерната. Так случилось, что встретились, когда пришел к психологу, в день рождения воспитанника, а он был в кабинете и выполнял одно из заданий. Приятный молодой человек, умеющий выражать свои мысли и радоваться жизни. Точнее, желающий радоваться. Основная проблема для взрослых – он постоянно убегает, несмотря на заботу, которую о нём пытаются проявить. И вдруг он мне показывает свой рисунок – солнце, поднимающееся из-за гор. Вот вам и родственная душа. То, что самому захотелось сфотографировать, он тоже, по-своему, реализовал. Неизбежны и другие ассоциации. Захотелось рассказать о тех, других детях, у которых была полная свобода, но она их совсем не радовала. Понятно, что если бы был родной дом, в котором любили и заботились, не хотелось бы никуда убегать. Это незаконченная история. Хочется верить, что он научится в полной мере ценить то, что есть в настоящем, и направит свои силы на поиск не призрачного, а реального счастья, окружив себя искренними и любящими людьми. Тем более, что есть мечта. Профессия дальнобойщика как нельзя лучше позволяет найти себя в реальной жизни и активно познавать окружающий мир.

Есть и другая, не законченная пока, история. Наши дни. Поезд несёт туда, где тихо и спокойно. И там моя семья. Фраза на ночном перроне «эй, беженец Антон» кажется шутливой, и остаётся почти незамеченной, как и эпизод, случившийся уже в вагоне. Две женщины невдалеке негромко, но монотонно разговаривают, и – о ужас, лишают сна, в который удается погрузиться на боковой полке при росте за 190. Но понимание всё-таки приходит. Вскоре луч света выхватывает из темноты фигуру женщины, приютившейся напротив, с ребенком на руках. Та самая, которая разговаривала. Так не едут отдыхать к теплому морю и ласковому солнцу. Представьте себе решимость человека, готового не спать, оберегая чадо, присев на краешек чужой постели. Так бегут, от чего-то страшного. Если присмотреться, в поезде много детей. Люди по двое спят на верхних полках, пожилые женщины ютятся в тамбуре на своих сумках. А впереди ночь и неизвестность. Оказывается, при упомянутом выше росте, вполне можно расположить рядом и ребенка. Благо, спать уже особо не хочется. А если разобраться, то ты и сам беженец, который совсем не случайно едет в определенном направлении.

Что можно пожелать тем людям, от которых зависит благополучие детей, семей, народов? Тем, кто не справляется со своими обязанностями. Крепкого здоровья. Оно обязательно понадобится, когда придет Прозрение. Оно неизбежно придет. А остальным – сил и терпения.

07 июня, раннее утро, где-то в Днепропетровской области.

2014 г.

 

МАСКИ

Донбасс никто не ставил на колени,

и никому поставить не дано.

Павел Беспощадный

 

Есть хороший фильм, созданный на основе одноименного произведения, «В августе 44-го». В решающий момент перед героем, контрразведчиком, стоит задача «прокачать» подозреваемых в шпионской деятельности людей в форме солдат Красной армии. В итоге он вынуждает их нейтральными и корректными, хоть и жёсткими формулировками, проявить свое истинное лицо. Не обошлось, правда, без жертв.

Получая первый опыт на руководящей должности, пришлось вспомнить этот эпизод, когда обретённые подчиненные решили организовать горячительное застолье. Сходу препятствовать не стал, ожидая максимально увидеть истинные лица. Но и оргвыводы оказались не за горами. И вот снова вернулся к этим воспоминаниям.

Цена истины бывает очень высокой. Не зря говорят, что опыт – хороший учитель, только вот берёт дорого. Трудно найти человека на постсоветском пространстве, которому не известны трагические события в Украине, на Донбассе. Погибли люди. Большое количество мирных жителей. Предположу, что истинное число обыватель узнает очень не скоро. И не потому, что это сложно технически, а по причине отсутствия, а точнее, наличия, политической воли. Повод – победа любой ценой, такой себе пирров праздник для тех, кто разорвав большую страну на части в угоду национальным интересам, отказал другим людям в праве на самоопределение.

Плохо, когда люди перестают быть профессионалами в своей области. Приходилось наблюдать разбор полётов, когда служба экстренной помощи оказалась элементарно не готова к возможному взрыву на складах с боеприпасами. И это хорошо, что на деле обошлось без тех жертв, которые могли быть. Трудно согласиться с тем, когда журналисты, поправ своё призвание объективно освещать факты, используя разные источники информации, демонстрируют умилительную картину встречи жителей города с военными, которые до этого неделями утюжили город из установок залпового огня. В общем, освободители. Ну не бывает так. Даже истинное мнение одного отдельно взятого человека не может отражать общее настроение. Недостоверно, и всё.

Еще в детские годы слышал повествование о писателе, у которого в концовке рассказа, женщина с ребенком на руках, потерявшая всех остальных членов семьи, улыбается солдатам, которые кричат ей с моста «Победа!». Спустя годы проницательный человек указал автору на сомнительность картины. Реакция была неожиданной. Взрыв. «Да, это было не так! Потому, что женщина в рассказе – моя мать!» Что поделаешь, время было такое, что выбирать не приходилось, и воля редактора, представляющего систему борцов за светлое будущее,  кромсала творческую душу. Трудно что-то возразить, и быть услышанным, когда абсолютное большинство послушно употребляет удобоваримый продукт. «Пиплхавает».

Донбасс не стал на колени, господа. Он сорвал маски с тех, кто глумится над человечностью в отношениях между людьми. Не обошлось без искажения формы протеста, но сам он, глубинной сутью – прямое наследие того беззакония, которое произошло на киевских землях, и увековечилось в пламени горящих заживо людей. Посеявшие ветер, не жалуйтесь на бурю. Лучше подумайте о жертвах, о невинно убиенных и искалеченных. Вечная им память.

11.07.2014 г.

 

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

 

Многие знакомы с ощущением, когда выезжаешь днём из тоннеля. В результате контраста можно даже немного ослепнуть. Тот же яркий свет, когда привыкаешь к нему постепенно, с восхода солнца, воспринимается по-другому. Сегодня мне захотелось зажмуриться, когда вернулся в родной край из отпуска. Новости из интернета и со слов знакомых в любом случае воспринимаются несколько абстрактно.

Третье тысячелетие. Расцвет цивилизации. Недалеко от центра Европы происходят события, которые войдут в учебники истории. На окраине миллионного города, более семидесяти лет не знавшего войны, к неприглядному киоску очередь за хлебом. На расстоянии вытянутой руки от развороченного снарядом магазина, в котором продавались цветы. Это то, с чем приходят на праздники, желая что-то приятное, радостное. Сравнивая с тем, что ещё предстоит увидеть, улицы оживлены.

По пути к месту работы жилые дома отмечены пробоинами. Так бывает, когда снаряд влетает в квартиру, в которой до этого момента было уютно, по-домашнему, и люди стремились попасть туда после тяжёлого трудового дня. Со временем так и будет. Для тех, кто остался. Когда пройдет много времени. Можно предположить, что больница, куда эвакуировано несколько отделений, переполнена сотрудниками. Ничего подобного. Многие просто не вышли на работу, потому что людям ничто человеческое не чуждо. Испытывать чувство страха – это нормально. Делюсь уже своими впечатлениям, посетив место, откуда была эвакуация.

Поселок с номинально десятитысячным населением  находится рядом с киевской трассой. Она зловеще пустынна, равно как и прилегающий автовокзал. Картину дополняет воронка на перекрестке, с разрушениями в ближайших зданиях. Корпус стационара со снесённой крышей и разбросанными обломками стоит в мрачном одиночестве. Уже внутри помещения окончательно формируется сравнение с мертвым городом, Припятью. И следы мародерства это лишь небольшой штрих. Здесь надолго не задержишься. Звуки канонады быстро возвращают в действительность. Только куда ни беги, реальность неизбежно напоминает о себе.

Возле ЖД вокзала лежит труп молодого человека в камуфляже. Совсем молодого. Застыл в неестественной позе. Со слов очевидцев, был расстрелян, скажем так, оппонентами, из проезжавшей мимо машины. Меня трудно удивить, по долгу службы я знаю, что такое смерть. Тем не менее, эта картина задевает  очень глубоко. Совершенно точно здоровый человек не может желать подобного исхода. И тот, кто подстрекает к таким действиям, нездоров по определению.

На ночной смене рассказ о колонне техники со значительной группой сопровождения, обещающий жаркие события, воспринимается как руководство к действию совершенно без усилий. Отработаны пути спасения для тех, о ком ты должен позаботиться. Хорошо, что обходится. В свободное время размышлений хватает. Оказывается, жители упомянутого посёлка уже успели задуматься о том, что находятся рядом с секретным ранее военным заводом (его посещал даже нынешний американский президент), на котором многие работали, производя год за годом взрывчатые вещества. Сработал бумеранг.

А ещё были люди пенсионного возраста. Оставшись без света и воды, не имея возможности уехать, они смело шагают навстречу опасности. Мужчины и женщины, разменявшие восьмой десяток, с вёдрами идут на родник за живительной влагой, преодолевая путь, утомительный даже для молодых. Подумалось о нагрузочных пробах. Это тесты, которые проводят для выявления скрытой недостаточности сосудов сердца. То, что происходит на нашей земле, трагическим образом оказывается хорошим индикатором для общества, проявляя скрытую сущность каждого. И если представители старшего поколения находят в себе силы вынести это с поднятой головой, то все вместе мы просто обязаны это перенести, и жить дальше.

01.08.2014 г.

 

БЕЗ ВИНЫ

 

Ирония судьбы. Совсем недавно готовил материал, в котором сотрудники больницы упоминают о залетающих на территорию осколках. Проходит несколько дней, «и замес уже покруче будет». Незадолго до перемирия вместо осколков уже снаряды; разрушены квартиры в жилом доме напротив. Приходилось видеть, как в компании подростков открывали запретный плод, сосуд с огненной водой. Один держится за пробку, другой за бутылку, и можно честно сказать, что «это сделал не я». Если аналогия и может вызывать улыбку, то разве что через слезы. Никто как бы не стреляет, а люди гибнут.

Ещё бывает так, что один супруг приводит другого на семейную терапию, чтобы доктор рассказал тому, как он не прав. Но на войне всегда есть две стороны. Не бывает только белых и пушистых, на то она и война. И как понимать то, что некоторые люди хотят себя так ощущать, чистыми и непогрешимыми. Похоже на позицию ребенка, который неспособен осознавать свою ответственность. Так же по-детски рассчитывать, что придёт кто-то  и обязательно накажет обидчика, а ты останешься в стороне с чувством победителя. При этом переть напролом – это больше похоже на поведение некрупной особи, за спиной которой есть некто побольше.

Существует такое понятие, как локус контроля. Когда он внешний, подразумевается, что человек сильно зависим от внешних факторов, склонен в неудачах обвинять кого-то, но не себя. Внутренний локус, доведенный до крайности, это тоже плохо, чревато возникновением избыточного чувства вины. Но в разумных пределах эта позиция позволяет осознавать ответственность за свои действия. Безусловно, намного сложнее научиться говорить о своих ошибках. В реальности в людях часто могут раздражать те недостатки, которые мы замечаем в себе. Поговорку про бревно в глазу уж точно можно не напоминать. И если человек этого не понимает, то пострадать от нападок могут люди, которые никакого отношения к нашему несовершенству не имеют. Похожая картина с психотерапевтами, которые должны до начала работы найти и проработать свои проблемные жизненные ситуации, чтобы те не обострились в момент рассказа пациента о себе.

В передаче, посвященной политической ситуации, психолог «из народа» делился соображениями, исходя из своего профессионального опыта. Например, если недостаточно сил, чтобы переломить ситуацию, необходимо договариваться. Это направление, заслуживающее внимания. Но как это сделать, если обе стороны видят только свою правоту? Возможно, настойчивость в обвинениях кого-то и есть проявление элементарной незрелости, по определению признак того, что этим человеком делается что-то не так, и оптимальное решение будет принять практически невозможно?

Неспособность к компромиссу – удел лиц несамостоятельных, которые действуют в отведённых рамках. Пора уже повзрослеть, признать, что все могли допустить ошибки, и постараться сообща их исправить, с учётом всех интересов, пока можно ещё хоть что-то сохранить.

10.09.2014 г.

 

«БОЕВИК»

 

Трудно представить человека, который не знаком с этим жанром. Не все, но многие симпатизируют таким фильмам. А почему и нет? Искусственный адреналин. Олицетворение себя с героем, который сильной рукой крушит всё на своем пути. Взять того же Командоса Арнольда Шварценеггера. Справедливость торжествует, плохие парни «смешно» разлетаются от взрыва гранаты. Они обязательно плохие, ведь ты герой, и по определению можешь быть только хорошим.

Должен сказать, что действительность не немного, а совсем другая. Говорю это не как профессиональный военный, а как мирный житель, вовлеченный в вооруженный конфликт. Это совсем не весело, когда идёшь по поселку, и слышишь, как раз за разом  на жилые дома прилетают снаряды. Это страшно. По пути на работу видишь вокруг все новые следы разрушений, под ногами продолжают появляться свежие воронки. Пока наши пути немного расходятся. Характерный нарастающий свист, с последующим глухо-дребезжащим звуком, а в ночное время и с яркой вспышкой. Подобная картина даже приводит в состояние болезненного возбуждения, и чего-то не хватает, когда возникает затишье.

Жутко, когда гибнут люди. Выйдя в магазин, оставшись дома, на больничной койке, когда медикам не удается справиться с последствиями повреждений. Покалеченные тела и судьбы. Немощные люди, потерявшие кормильцев, обречены на голодную смерть. Кому «повезёт», остается без крыши над головой. Снаряды запросто прилетают в центральные районы миллионного города.

Настоящая война – просто ад.  Это не фильм, и не компьютерная игра, в которой есть много жизней. Это даже не жёсткий поединок в единоборствах, когда можно взять паузу после удара ниже пояса. И не бои без правил, в которых тем не менее, есть рефери. Это встреча с беспощадной неизбежностью, один на один, когда нет защиты. Каким бы сильным и оснащенным ты не был, получить гарантию безопасности невозможно. Остается только неизвестность.

Проводить параллель между боевиком и реальной ситуацией это то же самое, что сравнивать суррогатную любовь и нормальные отношения между мужчиной и женщиной. Тем, кто мыслит виртуальными категориями и силовым путем пытается решать судьбы людей, предлагаю избавиться от статуса суррогатора и понюхать настоящего пороха. По– честному. Если и после этого захочется пользоваться прежними методами, обратитесь к психиатру. Или не обижайтесь, когда найдет «обратка». В общем, здоровья всем.

г.Донецк, январь 2015г.

 

ПАЛЛИАТИВ НА ГРАНИ

Трудно – не значит невозможно.                                                                                                      Это просто значит, что придется потрудиться.                                                                 Откровение из соцсети (1)

 

Сложно оспаривать важность паллиативной помощи. Цифры говорят сами за себя. 9 из 10 людей в нашем обществе не будут умирать легко. На данный момент в Украине не менее 500тыс. человек нуждаются в оказании такого вида помощи, еще 2 млн. родственников и близких людей вовлечены в организацию ухода (2). Исключительность гуманной составляющей – отличительная особенность паллиативного направления.

Возвращаясь в прошлом году с Конгресса «Паллиативная медицина в здравоохранении РФ и стран СНГ», проходившем в Москве, подготовил материал, который был опубликован в еженедельнике «Донецкие новости» (3). Спустя время те мысли не потеряли своей актуальности, скорее наоборот. Очень важно единство между людьми. Та основа, общность, которая позволяет относиться терпимо друг к другу, даже если возникают разногласия в других сферах. Так, чтобы инакомыслие не могло послужить поводом для физического устранения оппонента. «Не убий» – одна из основных заповедей христианства. Почему бы такой общностью не сделать деятельность в рамках заботы о людях с неизлечимыми заболеваниями, ограниченным прогнозом жизни. Это пригодится для 9 из 10. Для нас с вами.

Можно услышать возражения относительно того, что это трудновыполнимо. Действительно, сложностей хватает. На примере Харьковского хосписа, который в прошлом году отметил свое 15-летие, от возникновения идеи, до создания структуры, при поддержке власть имущих людей и благотворительных организаций, прошло долгих 10лет. Показательна ситуация в целом по стране. Работает около 20 хосписов; задействовано порядка 750 коек, при минимальнонеобходимых 4.5тыс. (4). Работа выездных бригад, несмотря на отдельные успехи, практически непаханое поле для деятельности. Общество далеко от осознания того, что задумываясь о смерти, не отворачиваясь от умирающих людей, мы получаем шанс заново осмыслить свою жизнь, наполнить ее новым содержанием. И прививать эти навыки лучше с ранних лет, как учат правилам поведения на дороге. Чтобы не пришлось сдавать материал экстерном, прикоснувшись к Вечности. Тем, кто думает, что все свои вопросы можно комфортно решить в современной западной клинике, напомню, что туда еще нужно долететь. Лучше созидать вокруг себя, здесь и сейчас, вопреки всему.

Делясь собственным опытом, вспомню время работы в сельской местности, по распределению. В населенном пункте в 30км от райцентра жители решили устроить увеселительное заведение в здании, где располагалась аптека. Прозрение наступило быстро. Когда автобусное сообщение осуществляется два раза в неделю, нехватка медикаментов в острой ситуации ощущается очень сильно. Тем не менее, удавалось решать вопросы, находить людей, чтобы отправить заказ с попутным транспортом. Поэтому, когда в миллионном городе слышу «мы не смогли найти лекарство», предполагаю, и убеждаюсь в том, что кто-то не стал утруждать себявыездом за пределы микрорайона.

В прошлом году были проанализированы данные по состоянию на 01.04.14г., к годовщине создания нашего отделения (и началу активного противостояния в регионе). При усредненном коэффициенте сменяемости штатов в 22,36% в год, в отделении числилось 23 человека, что составило 82.14% от возможного (5). Согласно годовому отчету за 2013 год, было выполнено 251 госпитализаций, умерло 73 (летальность 29.08%). В дальнейшем ситуация сильно изменилась. С апреля 2014г. по апрель 2015г. выписано 111 пациентов (многие госпитализировались повторно), умер 41 человек.  Напрашивается предположение, что представители информированного меньшинства обращались в больницу в крайнем случае, по причинам социального характера, или медицинского, когда неблагоприятных исход был очевиден. При этом абсолютное большинство потенциальных пациентов оставалось без помощи. В ситуации, когда массово уезжают мобильные, трудоспособные люди, количество лиц, нуждающихся в стационарной паллиативной помощи, должно повышаться.

В июле прошлого года, на фоне формирующейся угрозы жизни и здоровью жителей поселка, где расположено хосписное отделение, было принято решение эвакуировать пациентов. 19 человек перевезли из корпуса по адресу улица Туманяна-18, в основное здание ГКБ№21, по проспекту Кремлевскому 12а. На следующий день после переезда кровля покинутого здания была разрушена «Градом». В августе в отделении в смене оставалось работать 6 человек. Беспрерывная круглосуточная работа была возможна только благодаря кооперации с терапевтическим отделением, на базе которого и разместился хоспис, по соседству с эвакуированной неврологией. Практика показала, что можно длительное время (но не бесконечно) работать без номинальной сестры-хозяйки и старшей медсестры. А также выполнятьобязанности, не получая по несколькомесяцев зарплату.

Сложно, когда происходят артобстрелы. Закрытые магазины и аптеки. Кто бы что ни говорил, пролетающие мимо снаряды – это страшно. Постоянное психологическое напряжение для пациентов и персонала. В силу объяснимого чувства страха с некоторыми родственниками для приема передачи пациентам приходилось встречаться вдали от «горячей точки». Маршрут на работу с каждым днем дополнялся все новыми воронками  и следами разрушений. Первое серьезное повреждение здания больницы произошло в сентябре, когда снаряды прилетели на территорию. В последующем это повторялось. Несколько раз мишенью становился корпус детского инфекционного отделения. В ноябре трое сотрудников больницы были ранены перед сменой, когда мина разорвалась возле автобуса. Один доктор погиб, находясь во дворе собственного дома. У многих сотрудников пострадали родственники, были разрушены дома.

Экстремальные ситуации сплачивают людей. Хочется выразить благодарность коллегам из Харькова, которые осенью были готовы принять наше подразделение. Довелось остаться. Трудно переоценить вклад волонтеров, которые помогали не только с уходом за больными, но и в решении различных социальных вопросов. Из гуманитарных организаций первым откликнулся «Красный Крест». С помощью других структур удалось создать запас памперсов, получить более ста наименований медикаментов. В режиме реального времени решалась проблема с продуктами питания. И это результат работы не только персонала, но и инициатив неравнодушных людей.

Но стационарная помощь – лишь вершина айсберга. При испытании на прочность особо проявляются огрехи организационного характера. Основа паллиативной помощи – развитая амбулаторная сеть, и эффективное сотрудничество с социальными службами. Существование единого реестра паллиативных пациентов незаменимо при оказании быстрой адресной помощи, что позволяет, как минимум, избежать случаев голодной смерти. Повышение удельного веса пациентов, госпитализированных по социальным показаниям, ставит под удар потенциально более нуждающихся больных, в т.ч. со стойким болевым синдромом. Отсутствие в городе достаточного количества средств ухода, в условиях экономической блокады, меркнет в сравнении с дефицитом сильнодействующих анальгетиков. Также возникает проблема, когда не только в больнице, но и по всему городу практически не остается патологоанатомов. Возможность проведения аутопсии – неотъемлемый компонент в работе паллиативного отделения. Тщательный анализ случаев смерти позволяет повысить качество оказываемой медицинской помощи, в т.ч. и на догоспитальном этапе (6).

Возвращаясь к нашему отделению, отмечу, что после прямого попадания снаряда в главный корпус ГКБ№21 25.01.15г., мы были вынуждены повторно эвакуироваться. На этот раз, при участии руководства онкологической службы, в Городской онкодиспансер. Дальнейшие события показали, что не зря. 12.04.15г. зафиксировано повторное попадание. Из положительных аспектов – тесное сотрудничество с онкологами открывает новые перспективы для дальнейшей работы. Главное – есть с кем работать, и для кого. По состоянию на 31.03.15г., в отделении трудятся 10 сотрудников, из них трое новых. Госпитализировано 10 пациентов: 4 с онкопатологией, двое с ампутацией нижних конечностей, в результате минно-взрывной травмы и обморожения, двое с последствиями закрытой черепномозговой травмы, больной, перенесщий инсульт, и один человек с полиморбидным состоянием. Планируется возвращение ряда прежних сотрудников, а также переезд в родной корпус. Есть предпосылки для обновления профильной нормативной базы, в масштабах региона. А значит, есть надежда на лучшее, как бы трудно ни было.

Паллиатив – это шанс для объединения и человечности в отношениях между людьми.

С пожеланием удачи в становлении и развитии паллиативной и хосписной помощи,

23-24 апреля 2015 г., Киев

 

                                                       ПАМЯТЬ САУРА

Над могилой Саура ветры кружат упрямо
Над могилой Саура цветут ковыли
И лежат дед и внук, здесь на склоне кургана
Два солдата, два витязя русской земли.

Андрей Бедило

 

Моё знакомство с памятным местом битвы советских воинов произошло шесть лет назад. Оказавшись в непростой личной ситуации, был спасён предложением родственников, которые ехали отдать дань памяти освободителям в День Победы, и решили взять меня с собой. Так неожиданным образом Саур-могила оказалась лекарством от безысходности.

Было свежо, и обезопасив себя тёплыми вещами, мы неспешно поднимались по склону, где в своё время, в 1943году, ещё более неспешно, вгрызаясь в землю, шли к победе наши бойцы. А может быть, наоборот, это было стремительно. Пересидев в окопах ожесточённый обстрел противника, как много раз до этого, и после, советские солдаты, презрев опасность, поднимались в атаку, чтобы в последнем  рывке снести противника. Те, кто легли навечно, на каждом метре этой земли хранят память о тех днях, полных ужаса войны, доблести и несгибаемого воинского духа.

Оказавшись на вершине, понимаешь, ради чего шли такие ожесточённые бои. На многие километры вокруг открывается прекрасный вид на ставшими мирными равнины. Тот, кто владеет высотой, контролирует огромную территорию. Ещё больше можно было бы увидеть с высоты монумента, установленного в самом сердце сражения. Высокая стела тянет как магнит, и в разные годы не одно поколение людей посещало мемориал, чтобы связать свои знаковые даты с этим легендарным местом. Воспользовавшись подаренной когда-то возможностью, мы спокойно делаем фото, а затем спускаемся вниз. Ступени ведут мимо величественных изваяний солдат, кровью которых пропитан каждый клочок земли. Представлены все рода войск, никто не забыт. Венная техника тех лет и увековеченные в камне списки погибших завершают грандиозную картину, и текущие проблемы уже не кажутся достойными столь пристального внимания.

Прошло три года. Совершенно невероятным образом война вновь пришла на нашу землю. В окрестностях Саур-Могилы, недалеко от границы прошла битва с новыми фашистами за дорогу жизни, по которой можно было получить помощь от дружественной страны. Представители националистических подразделений ещё вчера родного государства считали возможным потревожить память предков, сложивших голову, но стеревших в прах коричневую чуму 20 века. Но прах рассеялся и дал всходы. Потрясают кадры, когда сейчас, в третьем тысячелетии, бронетехника вновь штурмует высоту, и вздымается вверх земля от разрывов, вместе с останками защитников Родины. Ты совсем недавно был там и не мог представить себе подобного безумия. От стелы остаются обломки, а барельефы советских воинов изранены осколками и снарядами.

Но не дотянулись. Тем, кто вновь встал на защиту родной земли, ценой больших потерь удалось отстоять право на память о Великой Победе в противовес непонятному дню согласия с маками в петлицах, как у женщин лёгкого поведения из прошлого. Воины нашего времени отстояли право думать и говорить на родном языке, сохранили веру, несмотря на атаку «европейских ценностей».

Не сразу, но узнаю, что в последних сражениях принимал участие близкий человек. Тем понятней слова исполнителя, которого довелось встретить на авторском вечере. Непосредственный участник событий пронзал душу, делясь пережитым в «Балладе о Донбасской Голгофе»:

…День Победы пришел, полетели года
Дети выросли, мирный рассвет поднимался
Внук родился, не знающий слова «война»
Дед за это с фашистами люто сражался.


…Адским пламенем, дымом повеяла смерть
Страшным зверем фашизм пробудился
Поглотил Украину безвластия смерч
Мерзкий демон войны проявился.


…Восемнадцать ребят на былинной вершине
Отражали атаки озверевших врагов
За волною – волна, за машиной – машина
Град осколков, потоки свинцовых ручьев…

…Враг бежал, опрокинут, варимый котлами

Только кости белеют среди вольных степей
Русским духом былинным разбит и раздавлен
Русским духом нетленным повержен злодей!

 

Прошло ещё три года. Вечерний московский  автобус провозит мимо монумента. Всё тихо, пустынно, буднично. Закатное солнце погружается за горизонтом. В сумраке тонут очертания вершины и искалеченных памятников. Сохранить бы наследие, доставшееся дорогой ценой. Не забыть. Для потомков, для тех, кто ещё не родился.

 

ЖИЛ СВОБОДНО, ПОСТУПАЛ ПО СОВЕСТИ

 

Для меня, врача, волей судьбы ставшего на время сотрудником Администрации Главы ДНР, момент скорби начался позже, чем для других людей. Я узнал о смерти руководителя государства в семь часов вечера, через полтора часа после трагедии, от вернувшейся домой супруги. Первое, что сказал: как погиб?! Настолько невероятной выглядела эта новость. Понимал, что лидер непризнанной во всем мире Республики подвергается опасности, как и то, что меры безопасности предпринимались соответствующие. Знал это, пребывая по долгу службы на соседнем от него этаже.

Невольно вспомнился утренний разговор по работе о вопросе, который лучше решить в понедельник, т.к. идёт подготовка к похоронам. Переспросил, Кобзона? Иосиф Давыдович, наш соотечественник, Герой ДНР, так много сделавший для Донбасса и Республики, ушёл из жизни днём ранее, и Александр Владимирович успел подписать Указ об объявлении траура. Контраст происходящему добавил и рассказ коллеги, которая на днях второй раз за два года работы увидела Первого в столовой в обеденный перерыв. Как и в первый раз, он тепло поздоровался и пожелал «приятного аппетита». Полный жизни и душевности эпизод. Человек, который так себя вёл, вероятно, задумывался о смерти, но не предчувствовал скорую гибель.

Первоначально участие в панихиде планировалось наряду с другими сотрудниками. В дальнейшем получил распоряжение сопровождать семью погибшего во время траурной церемонии, прибыть нужно было рано утром. Удалось договориться, чтобы раньше сменили с предстоящего в больнице ночного дежурства.

Символично, что заехав в Администрацию за сумкой с медикаментами, обнаружил в кабинете заливаемый водой пол, и вовремя прибывшие ремонтники помогли спасти ситуацию. Возникло чувство, что этот визит, вечером выходного дня, предопределён. На дежурстве поступившая пациентка хлопот не доставила, но с больной, у которой ночью трижды срывался сердечный ритм, пришлось повозиться. Провалившись ненадолго в забытье, привёл себя в порядок и отправился навстречу главному испытанию.

В центре города, перед театром, возле памятника, танка Т-34, освобождавшего Донецк от немецких войск, первые жители собрались до семи утра, что вызвало удивление, но оказалось оправданным шагом, т.к. очередь желающих проститься впоследствии протянулась на километр. Подготовка велась ещё час. В центре гроба прикрепили генеральскую фуражку, рядом с эмблемой воздушно-десантных войск. Появились курсанты военного училища, позже съёмочные группы.

Получил вместе с медсестрой задание следить за родственниками Главы, и включаться в работу по мере необходимости. В холле появились и другие команды медиков, с некоторыми из которых приходилось пересекаться ранее по работе.

Первым пришёл прощаться и.о. Главы Республики. За ним офицер в парадном мундире, которого ранее приходилось видеть в камуфляже в рабочее время. Суровая внешность и растревоженная душа. Видно было, что связывало с усопшим нечто большее, чем просто служба.

Далее появлялись руководители ведущих ведомств, с характерными атрибутами. Многие люди, прощаясь, осеняли себя крестным знамением. Со временем администраторам пришлось торопить даже высокопоставленную очередь, чтобы как можно больше людей успели проститься. В четверть десятого открыли доступ для людей с площади перед театром. В среднем проходило 40 человек в минуту, таким образом, не менее 8 тысяч человек получили возможность прикоснуться к последней обители первого всенародного избранного лидера. Звучали траурные мелодии в исполнении прибывшего оркестра.

Нервы не выдерживали! У родственников. У музыкантов. У публичных людей и простых жителей. Особо резонировал душевный стон, который рвался наружу из груди девяностолетнего старика, соседа Александра Владимировича, знавшего его ещё с детского возраста. Саша! Саша! Как же так?! Почему мне столько лет, и я живу, а тебя уже нет?! Его крик проникал в каждую клетку тела. Наверняка одна из многих камер, бывших в зале, могла запечатлеть чувства на лицах людей. Так сложилось, что помощь родственникам оказывалась или военным медиком из ближайшего окружения или бригадой врачей в униформе. Один раз принял участие, когда на улице обморочное состояние развилось у молодой женщины из числа офицеров.

Запомнился министр, бывший в момент взрыва в роковом кафе недалеко от Главы. Он приехал из больницы с обугленным, до неузнаваемости отёкшим лицом и бросающимися в глаза повязками на руках и голове. Среди делегаций было много знаковых фигур. В результате экстраординарного события в одном месте собрались первый премьер–министр А.Бородай, глава Республики Крым, руководители Южной Осетии и Абхазии, байкеры из «Ночных волков» вместе со своим лидером, писатель Захар Прилепин и многие другие. Председатель Народного Совета неизменно сопровождал делегации. Официальную церемонию продлили, но всё равно, всем желающим невозможно было попасть.

После завершения первого этапа, выходя на улицу вслед за траурной процессией, я ощутил, какая пропасть между людьми по разную сторону линии разграничения в охваченном гражданской войной регионе. Между теми, кто восстал против государственного переворота в Украине и «другими», деятельными и бездеятельными пособниками неофашизма. Даже те здравомыслящие, которые в конфликте с действующей властью в Киеве, всерьёз рассуждают о нелёгкой судьбе жителей Донбасса, пострадавших как от вооружённых сил Украины, так и мифических «оккупантов», и будь такая возможность, избавились бы от действующего руководства.

Да, возникали критические отзывы, не всё было гладко, но настал момент истины. За открытыми дверями ярко светило солнце и волновалось море людей, с простыми лицами, аплодирующих своему лидеру. Робко, потом громче и громче, сопровождая это словами благодарности. В кинотеатре напротив неслучайным образом бросалась в глаза афиша «Гоголь. Страшная месть». Со временем. Пока, по военной традиции, гроб помещён на лафете орудия. И многотысячное «Спасибо» сопровождает по пути следования, вдоль главной улицы столицы.

Других медиков и бригад скорых в непосредственной близости не было, поэтому представился ближайшей от меня родственнице пожилого возраста. И в дальнейшем, хоть мы и отдалялись в строю, не терял её из вида, равно как и других членов семьи. Всю дорогу, под звуки траурного марша, гроб осыпали цветами.

Не все долетали, и дорога устилалась розами и гвоздиками с чёрными лентами. На финальном отрезке машина проезжала между двух билбордов, со словами Александра Владимировича: «Живи свободным, поступай по совести, относись ко всему справедливо» и «Мы строим справедливое общество свободных и равных людей». Это воспринималось как завещание для оставшихся. Процессия длилась не менее получаса, солнце припекало, но обошлось без медицинских эксцессов.

Возле здания Администрации головная часть колонны отделилась, и появилось время разместиться в транспорте. Неожиданный момент произошёл, когда девочка в чёрном платке, лет десяти, перепутала меня с мамой, и начала что-то рассказывать, взяв за руку. Растерялся, но быстро разобрались в ситуации. В автобус к родственникам не сразу удалось попасть, т.к. охрана не допускала посторонних лиц. Но и здесь вопрос разрешился. Вновь обошлось без медицинских осложнений, при том, что путь был достаточно долгим, и в автобусе было душно. Сказывалась усталость, ненадолго «отключался», но приходя в себя, каждый раз видел одну и ту же картину: вдали от камер и репортёров, вдоль дороги стояли люди и встречали колонну аплодисментами. Не каждому руководителю так суждено завершить свой жизненный путь.

На кладбище пешая процессия продолжила движение. Сильные мира сего, приехавшие из разных стран, смешались с простыми людьми и шли по пыльной дороге, отдавая дань уважения тому, кто рискнул взвалить на плечи груз ответственности за свободный выбор миллионов людей, бросил вызов истории, реализуя их надежды. Непосредственно у места погребения звучали уже последние прощальные слова. Говорили о том, что враги обессмертили героя, о приверженности выбранному для Республики пути и наказании для тех, кто спланировал убийство.

Представители Кавказа традиционно проявили внимание к супруге и родителям погибшего. Людей было много. Время от времени некоторых выводили в сторону, в тень. Предупредил о возможных последствиях для годовалого мальчика, напомнив отцу, военному, о необходимости головного убора. Всю семью сложно было держать в поле зрения. В один из моментов, когда понадобилась медицинская помощь и возникла проблема со связью, выручила ближайшая бригада медиков, к которым подоспела машина скорой помощи.

Вопреки мнению отдельных граждан, спекулировавших на теме закрытых похорон, гроб открывали, для самого близкого круга, когда охрана стала плотным кольцом. Волей судьбы Глава получил смертельное ранение от взрывчатки, которую разместили у входа в здание, над головой. Непосредственно перед погребением в чистом небе появилась большая чёрная птица. Направившись к собравшимся, она покружилась над могилой и улетела в сторону, набирая высоту и испуганно заметавшись, когда грянул залп.

Подумалось: главное, чтобы бы не попали. Обошлось. Постепенно люди расходились. Из приехавших машин выгружали несметное количество цветов и венков, создавших холм у креста. Один за другим, уходили родственники. Большую часть заготовленной для медикаментов воды раздали тем, кто не смог о себе позаботиться. Невольно взгляд сфокусировался на супруге Александра Владимировича.

Ещё в годы учёбы пришла мысль, что женщина необычайно красива при рождении ребёнка, измученная, но возвышенно красивая. В этом случае скорбь одухотворяла лицо. Вспомнились слова одного из выступавших с просьбой не погружаться в горечь утраты до конца, до безумия, чтобы остались силы воплотить то, что было задумано нашим руководителем, первым всенародно избранным.

Наталья Владимировна и исполняющий обязанности Главы, в сопровождении охраны, уходили последними. Вечер давал о себе знать. Стояла мягкая летняя погода. Ненадолго присел на лавочке возле могилы Исаака N., погребённого в далёком 1985г. С фотографии на меня и в сторону свежей могилы смотрели очень добрые глаза. Вскоре специальная машина забрала в город.

Среди обилия плакатов, размещённых вдоль дороги, бросились в глаза те, на которых Александр Владимирович, незадолго до смерти, адресовал поздравление с наступающим Днём освобождения Донбасса от фашистских захватчиков. Главы уже нет, праздника ещё нет. Будущее не определено, но присутствует вера в лучшее. А вера народа, продолженная делом способна на великое – реализовать ту идею, которая зажглась в сердцах миллионов людей, через боль и потери, к новой жизни, достойной и свободной.

 

ЧТО СТОИТ ЗА ФИЛЬМОМ «ДЕТИ ДОНБАССА»?

 

Наверняка вам приходилось слышать такой вопрос: стоит ли реализация грандиозного замысла жизни одного ребёнка? Возникают даже дискуссии по этому поводу. Но это теория. На практике есть войны, череда региональных вооруженных конфликтов, среди которых тот, который происходит в Донбассе, в самом что ни на есть сердце цивилизованного мира, в эпоху возможного торжества гуманизма. И фильм «TheDonbasschildren».

Держим в уме: дети Югославии, Ирака, Сирии, Ливии. Скорбный список можно продолжить. Отличительная особенность – информационная блокада вокруг событий на Востоке Украины образца 2013года. «Просвещённый Запад» в лице своих руководителей приложивший руку к возникновению гражданской войны заботливо оберегает своих обывателей от неприятной правды, не забывая при этом о значимости такой важной для продолжения человеческого рода темы, как толерантность.

Режиссер Любомир Данков – человек, не в первый раз взваливший на свои плечи непомерный груз глашатая истины. Если в своё время Петр I прорубил «окно в Европу», построив Санкт-Петербург, то этот человек готовит окно для современной Европы, которая рискует распрощаться со своим сытым видимым благополучием, не зная истинной картины мира вокруг себя.

Ранее серия интервью с жителями Донбасса, переведенными на болгарский язык. Теперь фильм, документальный, уже получивший за короткий срок признание профессионалов. «Золотая картина Америки» – награда на кинофестивале 2019года. Эта картина – дань памяти тем, кто погиб, по официальным данным это более ста детей. Это внимание к тем, кто остался покалечен, лишен родительского тепла по причине гибели родителей.

Это жест участия к тем людям, которые потеряли своих детей и обречены бороться за здоровье тех, кто пострадал от пуль, осколков снарядов. Мы не можем достоверно знать имена заказчиков этого шабаша, равно как и глубинные смыслы их далеко идущих планов. Даже цена остается пока неточной. Если вдруг чудесным образом противоборствующим сторонам удастся согласовать реальный мирный план и в одночасье прекратятся боевые действия, эхо войны неизбежно будет преследовать нас. Сколько ещё мин и неразорвавшихся снарядов могут дождаться своей кровавой жатвы?

В Донецке, столице одной из непризнанных Республик, показ фильма «Дети Донбасса» состоялся после триумфа на многих фестивалях в различных странах. Будучи в свое время одним из интервьюируемых Любомиром, я получил приглашение посетить показ фильма, за что хочу выразить слова признательности автору.

Сила контраста заключалась в том, что открыл приглашение, вернувшись с отдыха. Донецкая Народная Республика – богатый край, в котором есть леса, реки, бескрайние поля, даже горы, и конечно же, море. Та его часть, которая оказалась отвоеванной. И у жителей есть возможность для отдыха. Его доступность – то, над чем предстоит ещё много трудиться. Но все равно луч света есть.

Донбасс – не только кровь и слезы, но и позитивные эмоции. Но перепад оказался весьма велик. Соседство жизнерадостных детей на пляже и тех, чьи лица с укором смотрят с экрана. Но не немым. Эти дети говорят. И благодаря помощи неравнодушных людей их должны услышать все зравомыслящие люди.

Перед показом журналист местного телеканала обращалась к будущим зрителям с вопросом: чего вы ждёте от просмотра? Относительно себя могу сказать, что было ожидание сопоставить своё восприятие сложившейся ситуации с опытом автора и получить новую информацию, иное видение, ранее недоступное.

Неизбежно у меня есть личный опыт. В конце мая 2014г., после обстрела аэропорта с применением боевой авиации, вывез семью из города. Прекрасно помню чувство тревоги и витающей в воздухе неотвратимой неизбежности. Отчаянные попытки сограждан сохранить жизнь для самых дорогих.

Белые ленты на машинах и указатели, что в машине ребёнок. Жертв не удавалось избежать. Сотрудница, с которой довелось работать в одном кабинете, потеряла дочь при пересечении одного из блокпостов. Вернувшись к работе, получил взгляд на вооруженный конфликт изнутри, продолжая оказывать врачебную помощь в окрестностях аэропорта.

Печально известный Куйбышевский район Донецка. На одном из перекрёстков посёлка Октябрьский 26 мая 2016года был установлен мемориал в память о более чем 200 погибших жителей посёлка, среди которых было 6 детей.

Я хорошо помню семью сотрудницы 21-й больницы, которая много месяцев жила с четырьмя детьми в подвале этого лечебного учреждения, невольно став героем многих телевизионных репортажей. Долгое время, переживая обстрелы, дети даже боялись приблизиться к дверям, не говоря уже о том, чтобы выйти на улицу. Когда снаряды разрушали кровлю 33-й школы, я находился в непосредственной близости от неё, и после обстрела видел, как пылает крыша на фоне ночного августовского неба, той самой школы, в которой после Победы в 45-м учился мой отец, и в которую спустя многие годы пошёл мой сын.

Ёе удалось восстановить, и радостно было видеть в фильме кадры с обновлённым зданием. Моему ребёнку к началу учёбы также удалось восстановиться. Не раз убеждался в том, что он тонко чувствует изменения в микросоциуме.

Пришёл к выводу, что появившаяся не в привычные сроки речь – результат того напряжения, которое впитывалось от взрослых и неуклонно нагнеталось ещё с довоенного времени, ноября 2013г., «невинного» Майдана. Меня удивило появление на премьере большого количества детей, которым явно не было шестнадцати лет, именно таким было заявленное ограничение по возрасту. Но быстро прояснил для себя ситуацию.

Это не для наших детей, не для тех, кто отличает залпы от «прилётов», калибр орудия и близость опасности. Именно об этих навыках и упоминается в фильме. Наоборот, осознание того, что ты не забыт, играет большую роль. Все пережитые потрясения неизбежно откладываются в подсознании, возможность увидеть ситуацию со стороны, подобной той, в которой самому приходилось бывать, позволяет вновь проиграть ситуацию и снизить остроту восприятия.

Любая проблема должна быть проговорена, очень важно, чтобы была возможность поделиться своими бедами и быть услышанным. К чести создателей фильма, они смогли глубоко отнестись к полученному видеоматериалу. Без попыток спекулировать на эмоциях, разжигать ненависть, предоставляя душераздирающие кадры. А предъявить, безусловно, есть что.

Фото «Горловской мадонны», сраженной замертво с ребенком на руках, известно многим. Но и тех кадров, которые были, достаточно. Как можно спокойно отнестись к тем, на которых изображено разорванное лицо маленькой девочки. Пришлось выполнить несколько оперативных вмешательств, чтобы края раны сошлись и получился приемлемый косметический эффект.

Документальное подтверждение многих и многих разрушений жилых строений – нелишнее доказательство, которое обязательно ляжет в основу обвинительного приговора. Главная особенность фильма – истории, и то, как они преподносятся людьми, пострадавшими от военных действий. Не перестаю удивляться тому, как люди делятся пережитым.

В большинстве своём видишь не злобу, а неизмеримую горечь потерь. Совершенно непостижимо, как появляется улыбка на лице матери, которая, раскладывая фотографии, рассказывает о своем погибшем мальком сыне, какой он был замечательный.

При этом у неё ампутирована рука и рядом дочь-подросток, перенесшая ранение. Возникает вопрос, кто всё-таки входит в целевую аудиторию для этого фильма? Помимо жителей Донбасса, для которых стороннее внимание как бальзам на раны. Для людей, которые нажимают на спусковой крючок или отправляют снаряд на головы абстрактных «сепаров» это, по логике вещей, должен быть повод для радости, смертоносные орудия достигали своей цели, в том числе попадая во двор детского сада.

По счастливой случайности обошлось без жертв, в упомянутом случае детей оперативно спрятали в убежище. Мы помним, что формулировка «их дети будут сидеть в подвалах» была утверждена на самом высоком уровне. Нужно признать, что перекраивается карта мира, идёт глобальная борьба Добра со Злом, как бы пафосно это не звучало, и мы на острие происходящего.

Как и то, что «добрые» очень разнородны, и может быть большое количество взаимных претензий, которые нужно отложить на потом. Отстояться в стороне не получится, каждому придётся сделать свой личный выбор, не забывая о высказывании, которое связывают с Данте Алигьери: самое жаркое место в аду уготовано тем, кто в период морального кризиса предпочел нейтралитет. Главное – выстоять в принципиальной борьбе за то, чтобы можно было называть себя Человеком, и продолжить свой род.

Может быть, этот фильм для тех, кто на фоне возникшего кризиса стал выезжать за границу три раза в год вместо пяти, и очень переживает по этому поводу. Или для тех, кто сможет сформировать «51 процент» вместо семидесяти трех, огорчив неожиданным выбором заигравшихся кукловодов.

Безусловно, это лента для тех, кто пока в принципе не в курсе происходящих событий. И возникает вопрос, а что дальше? Что делать после того, как все ознакомятся с беспристрастным взглядом на, происходящее, без оценок и интерпретаций, вооружившись только фактами?

Что делать после того, как появятся люди, реально готовые изменить ситуацию к лучшему? Один из героев фильма, перенесший гибель супруги, ранение дочери и свое собственное, упоминает опыт Израиля, спецслужбы которого спустя десятилетия находят и карают преступников, не находя возможности для прощения.

Вопрос открыт. Приходится слышать с телеэкранов, от условных оппонентов, что украинские вооружённые формирования «не могут обстреливать мирное население». Это хорошо характеризует того, кто искренне в это верит. Но факты – упрямая вещь.

Прежде всего, нужно изменить национальное самосознание и не позволить героизацию преступных элементов. Во время Великой Отечественной войны генерал Н.Ф.Ватутин освобождал Украину от фашистов, убивших миллионы мирных украинцев, и был смертельно ранен в перестрелке с диверсионной группой УПА. И кого сейчас возводят на пьедестал? Правда прежде всего, а верные решения обязательно возникнут, в чем и будет лепта создателей фильма «Дети Донбасса». Это не та лента, перед которой можно сказать «приятного просмотра», но она просто необходима.

 

МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ПРИТУПИТЬ ПАМЯТЬ, ЧТОБЫ У ЗЛА ПОЯВИЛСЯ ШАНС

 

День Победы – праздник со слезами на глазах. Это устойчивый оборот речи. У меня первая ассоциация связана со звучанием легендарной песни в исполнении Льва Лещенко. То, что естественным образом воспринималось современниками крупнейшей битвы за Жизнь, для всего человечества. Звучало из года в год и должно было накрепко передаться потомкам. Передалось.

Но не всем. Появились неустойчивые души, которые смогли поддаться влиянию наследников нацистов и повернулось вспять колесо истории.

Вновь стали актуальными те лозунги, под которыми громили фашистов много лет назад. Помню, как представители старшего поколения говорили о праздновании Дня Победы. Сразу после войны не было привычных нам массовых торжеств. Слишком свежа была память о той цене, которую пришлось заплатить.

Помимо павших, живые свидетели, потерявшие здоровье, искалеченные.

Сейчас на нашей земле переходит в завершающую стадию операция по восстановлению исторической справедливости. Помимо правды, она несёт боль и слезы, как самих участников, праведных и заблудших, так и их близких.

Есть выражение, что смерть одного человека это трагедия, а смерть миллионов – статистика. Мы не должны позволить превратить в абстракцию судьбы наших людей, чтобы никогда более не притупилась память и не появилось у Зла шансов на реванш.

На днях погиб мой знакомый, гражданский, отправившийся добровольцем на борьбу с неонацистами. Он получил ранение от рук снайпера, при штурме Азовстали.

Ему было 28 лет, остался осиротевший 8-месячный малыш. Безутешная мать, потрясенная супруга, замершие в горе родные и близкие, которым удалось найти тело и с почестями предать земле.

Я был на похоронах, поминках. Видел ролик к 18-летию погибшего, с многими фотографиями за все годы и детским музыкальным сопровождением. Моя душа просто выворачивались на изнанку, глядя на жизнерадостного ребенка с предначертанной судьбой.

«Контрольный выстрел» – взгляд сына в объектив на руках у отца, завершающего свой славный жизненный путь.

Сейчас проходит акция «Письмо солдату, с участием детей, для бойцов на передовой. Я поговорил со своим ребенком, которому 9 лет, напомнил трагические страницы истории нашей Родины. Мы вместе подготовили письмо. Вспомнили нашего родственника, который в 15 лет приписал себе два года и ушёл на фронт, чтобы вернуться с Победой и продолжить свой подвиг трудовыми буднями.

Всем тем, кто на переднем крае, и кто поддерживает воинов в тылу, торжества правды, мирного неба, и только счастливых слез!

Виталий Фролков

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Позывные памяти

Едем домой. Последняя картинка перед выездом: Ночь, тьма, степь под Угледаром. Фонарик часового на последнем блокпосте. А там, куда нам надо, во тьме ярким заревом сверкают красные вспышки на полнеба. Грохочет тяжелый бой. Но нам надо... Активизация под Угледаром...

Город разбит сильно…

Сегодня эвакуировали людей из района многоэтажек и частного сектора. Помогали мэру Ясиноватой, а значит и Авдеевки, Дмитрию Шевченко налаживать первый пункт помощи гражданским. Привезли воду, лекарства, хлеб, бензин...

Влад

Многие помнят его эксклюзивные кадры про уши убитых боевиков (спецназовцы «Гюрзы», мягко выражаясь, тогда «шалили» и после успешной операции по взятию Бамута использовали такие трофеи)...

ПАРАД ПОБЕДЫ

Завершилась война. Никогда не забыть мне всенародного ликования 9 мая 1945 года. Радость Победа смешалась с горем миллионов матерей и вдов, оплакивавших гибель близких им людей. «Прошла война. А ты все плачешь, мать», – писал А. Твардовский...