Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...
ДомойЛитературная страницаПоэзияДруг души неразлучимый

Друг души неразлучимый

Из литературного наследия Анатолия Гребнева (Вятка)

ФРОНТОВИК

 

И соседи давно уж не рады –

Снова, сдвинулся Ванька, дурит:

Он костер разжигает в ограде

И кричит: «Севастополь горит!»

Урезонивать Ваньку без толку,

В этот час его лучше не тронь.

В белый свет он палит из двустволки

И орет: «Батарея, огонь!»

Он крушит, что попало, неистов,

По команде: «В атаку! Вперед!»

Разобьет подчистую фашистов,

Севастополь России вернет…

Успокоится,

Баньку истопит.

Но друзей вспоминая, твердит:

«Севастополь родной,

Севастополь…

Слышишь, друг,  –

Севастополь горит!»

 

ДАРЕНАЯ ГАРМОНЬ

               Памяти Ю. И. Белова

 

Друг души неразлучимый,

Удалая голова!

Ты прости – на сорочины,

И сама едва жива.

Мне гармонь Твою вручила

Безутешная вдова,

Мол, и так хватает муки –

Что теперь ни говори –

Ей твои привычны руки,

Не раздумывай – бери!

Эх, гармонь, моя зазноба,

С перепевом перепляс!

Мы тебя любили оба,

Гулеванили не раз…

По тебе, мой друг, тоскуя,

Я на грудь гармонь возьму,

В алый мех ее целуя,

И прижму, и обниму.

Ты нас всех скорбить заставил,

Но, как сердце ни круши,

Ты оставил в ней, оставил

Золотую часть души!

И опять я нашу гряну,

Ту, что в сердце берегу:

– За товарища я встану,

Никуда не убегу!

Перезвон в небесной бездне,

Перезвон из края в край.

Где ты, как ты, друг любезный?

Если слышишь – подпевай!

 

* * *

      Памяти Н. Бурашникова

 

Убитый вечером осенним,

Ты был из хора тех певцов,

Кто край любил свой,

Как Есенин,

И неприкаян, как Рубцов.

И перехватывало горло

Не водка – боль родной земли.

И ни деревня, и ни город

Тебя приветить не смогли…

Тебе размашистая смелость

Дана природою была.

Вот жаль,

Что песня не допелась,

Едва лишь голос обрела.

 

ИНОСВЕТЫ

 

Взгляд сторонний

мог бы не заметить,

Но была – ручаюсь головой! –

Чудная деревня

Иносветы

Рядышком с дорогой трактовой.

На сто верст озера да болота –

Жуткие, зыбучие, без дна.

По ночам там глухо ухал кто-то,

Вздрагивала эхом тишина.

Там ребята – трости из баббита,

Духарные гирьки-кистени.

Не одна головушка

пробита

Там бывала в праздничные дни.

Только не боялся я нимало

Ни ножа, ни гирьки на ремне:

Лебедыо царевной из тумана

Выплывала милая ко мне.

Я не помню, как мы с ней

расстались,

В синь-тумане дремлют те года.

Но в душе моей она осталась —

Незабвенной юности звезда!

Я приехал,

А деревни нету.

И живу я с думой об одном,

Что найду,

быть может, Иносветы

Не на этом свете.

На ином.

 

ИМЯ

 

В этом имени легком – Галина –

Глубины до конца не постичь.

Клич мне слышится в нем журавлиный,

Журавлиный рыдающий клич.

В нем я вижу родную долину

На изломе июльского дня,

Где дубы, как живые былины,

Не о нем ли шумят для меня?

Где простор луговой нараспашку,

Где небесные слышу слова,

С ним усну я на светлых ромашках –

И над нами

Сомкнется трава.

 

* * *

А ты, красивая такая,

Струилась телом и влекла.

Желаньям нашим потакая,

Нас луговая скрыла мгла.

Мы утолили нашу жажду

Так неожиданно и всласть.

Но это было лишь однажды.

Та ночь, как сон, оборвалась.

А жизнь чем дальше,

тем короче.

Но ты во мне, со мной, светла.

«Вся жизнь – одна ли, две ли ночи?»

Но эта ночь у нас была.

 

***

                              М. Г.

 

А там, где нынче я бываю,

Где поневоле

Надо быть,

Я как повинность отбываю,

Но не могу тебя забыть.

Я среди тех, кем нынче занят

На перекрестках бытия,

Ищу

С такими же глазами,

С такой же статью,

Как твоя.

А может, где-то

В эту полночь,

В невыносимой тишине,

Ты тоже помнишь,

Тоже помнишь,

Тоскуя,

Помнишь обо мне…

 

В МАСТЕРСКОЙ ХУДОЖНИКА

Владиславу Рожневу

 

И все-таки лучшее Слово —

На запах,

На вкус

И на цвет –

Оттуда, где сердца основа,

Оттуда, где родины свет.

И только ли дружеским кровом

В твоей, бородач, мастерской —

Мы связаны голосом крови,

Разгульной славянской тоской.

И в гибельном гуле столицы

Лишь тем ты и выстоять смог,

Что помнил родимые лица

И в сердце

Родное берег.

Прицельный твой взгляд Кудеяра

Вдруг вспыхнет веселым огнем!

Ты шутишь о кисти недаром:

– Пойду,

Помашу кистенем!

И словно кувшинки из тины,

Бог весть, из какой глубины –

Являются миру картины,

Рождением чуду равны.

А то, что стакан не в простое –

Ни мне, ни тебе не в укор.

Все это, мой милый, пустое.

Все это другой коленкор.

 

***

Россия слезы вытирает,

Свои теряя рубежи.

Уходят в землю ветераны –

В могилы,

словно в блиндажи.

Их не болезни подкосили —

России попранная честь.

Ведь то, что сделали с Россией,

Они не в силах перенесть!

И если мы за Русь не встанем —

Они из тьмы следят-глядят —

Восьмиконечными крестами

Врагу дорогу преградят!

 

ОСТАНОВКА

 

А колеса всю ноченьку будят

И поют эту песню внакат:

– Будь что будет!

Да-да!

Будь что будет! —

Я к тебе загляну наугад.

Без меня пусть

на бешеном «скором»

Курит в тамбуре

Хмурый транзит.

Здесь я взгляд твой запомнил

С укором,

Здесь перрон по-родному сквозит!

Здесь, я знаю,

Печальное счастье

Осуждает мои куражи.

Может быть,

я смогу достучаться

До твоей одинокой души…

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Сроднились с отчиной

Человек без родины – /то земля без семени. /Чёрный куст смородины почернел без времени. /Было столько пройдено, найдено, потеряно, /Сколько крови полито, троп костьми усеяно...

МОЛОДОСТЬ

Я слышу звуки пианино, /Свиридова бессмертный вальс... /Там за стеной соседка Нина /Опять, наверно, напилась. /Опять не выдержали нервы, /И разрывает жизни мглу...

Я выхожу из леса и…

Я выхожу из леса и… не с места. /И страх и боль не бередят меня. /В черемуховом платье, как невеста, /Стоит деревня в жарком свете дня. /Так много света радости и воли...

Человек должен жить на природе

Человек должен жить на природе, /на виду у Господних небес, /где прямая тропинка уводит /от крыльца прямо в поле и в лес. /Где над крышами изб и скворешен /ветви старых берёз шелестят. /И он должен быть чуточку грешен, /но не более, нежели свят...