Среда, 17 июля, 2024

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Поэт мужества и трагизма

В 1986 году общество "Знание" выпускало книгу о современном литературном процессе, где публиковали и мою статью. В ней я написал, что выдающийся русский поэт Юрий Кузнецов осмысливает в стихах трагическое состояние мира...

БЛАЖЕН МУЖ ИЖЕ

…гули-гули… – звал на лугу на Радоницу сизарей Лёнька, рассыпая загребущими лапами, – руками их не назовешь, – с веялки остатки золотого силосного проса...

Дедушкины уроки

В июле поспела голубика, и дедушка с шестилетним Андреем отправились за ягодой. Шли, разговаривая о разных делах. На полпути мальчик остановился и удивлённо сказал...

Вечный жребий — думать о народе…

Из литературного наследия Николая Палькина

Все эти стихи Николай Палькин прочел мне в Саратове, у себя в квартире. Они написались в последние дни, говорил поэт, специально для «Роман-журнала XXI век».

Известно, что на стихи Н. Палькина, разными композиторами, написано множество песен, ставших подлинно народными. Их можно услышать в разных концах нашего обширного Отечества.

Вот и в этой подборке, которую по просьбе автора, я передаю в наш «Роман-журнал» в полной уверенности, что в ней любой обнаружит немало таких стихотворений, которые так и просятся на нотный стан.

М. Алексеев

23.10.2000. Переделкино.

 

***

Поддавшись той иль этой страсти,

Живя надеждой с юных лет,

Всю жизнь мы гонимся за счастьем,

Хотя и знаем, счастья нет.

 

Но мчатся, мчатся наши кони.

И манит, манит колея…

А может в призрачной погоне

И есть премудрость бытия?

 

НИЩИЙ

 

Там, где базарные торги,

Там, у ворот земного рая,

Сидит несчастный без ноги.

И кружка у него пустая.

 

Вчера за медом ты спешил.

Скажи, мой господин хороший,

Ты бедному не положил,

Ну скажем так, хотя бы грошик?

 

Напрасно подаянья ждет

Нуждой истерзанный калека…

 

О, как мы любим свой народ,

Не замечая человека!

 

***

В жизни философия для немца,

Как для англичанина закон.

Праздник плоти, именины сердца, —

Только тем француз и увлечен.

 

Русскому же по самой природе,

По его изменчивой судьбе

Вечный жребий — думать о народе,

Напрочь забывая о себе.

 

***

Боже, до чего же мы наивны!

До сих пор не можем разгадать,

Почему мы огненные ливни

Приняли за божью благодать.

 

Мир дерзнув в два счета перестроить,

Да к тому ж по выкройке чужой,

Умудрились разум свой поссорить

Со своей славянскою душой.

 

И все то, что с яростью бесовской

Возвели в намереньях благих,

Наподобье башни Вавилонской

Рухнуло в один единый миг.

 

Созерцаем жалкие обломки,

Ту идею, что лежит в гробу…

Что на это скажут нам потомки?

И к какому пригвоздят столбу?

 

***

Все как было, и все как бывает:

Вечно живы блаженство и страх.

А душа? А душа убывает

И все меньше парит в облаках.

 

Отпадают стихийные чувства.

Все скучнее и проще житье.

Даже редкие вспышки искусства

Неспособны растрогать ее.

 

И ужасней всего в этой  нови,

Обнаженной до черного дна,

Что при виде разбоя и крови

Ужасаться устала она.

 

Все назойливей скука рассудка,

Все сильнее, тужи не тужи.

И так глупо и грустно, и жутко

На живое смотреть без души.

 

И ВОТ КОРАБЛЬ…

 

И вот корабль уходит со стоянки.

Последний трап уже убрал матрос.

Печальный марш «Прощание славянки»

Меня доводит чуть ли не до слез.

 

Скорбит и плачет гордая славянка.

И машут, машут с берега друзья.

И мне себя так почему-то жалко

И жалко тех, кого оставил я.

 

Гремит оркестр, оркестр почти рыдает.

И за кормою пенится вода.

И сердце так тревожно замирает,

Как будто мы расстались навсегда.

 

Не оттого ли всколыхнулись воды,

Не оттого ль волнение в груди,

Что позади все прожитые годы

И только неизвестность впереди?

 

Сойдусь ли вновь с друзьями на стоянке,

Услышу ль шум своих родных берез…

Печальный марш «Прощание славянки»

Меня доводит чуть ли не до слез.

 

***

Сколько б солнце для нас ни сияло.

Мы порою ворчим все равно —

Слишком в жизни отпущено мало,

Слишком мало судьбою дано.

 

И тоскуем о прелестях рая,

И других отравляем тоской,

И клянем эту жизнь, забывая,

Что умрем, не увидев другой.

 

***

Почему-то тяжелые думы

Донимают, меня леденя.

Не хочу, не хочу быть угрюмым.

За угрюмость простите меня.

 

До конца бы остаться мне бодрым

И восторженным, словно дитя,

Чтобы люди сказали над гробом:

«Жил шутя он, и умер, шутя».

 

***

Ну давай посидим хоть немного

На любимой на нашей скамейке.

Мы с тобой расстаемся надолго,

А быть может навеки, навеки.

 

Неужели что пелось, отпелось?

Неужель ничего не осталось?

Ну так что же, прощай, моя светлость!

Ну так что же, прощай моя радость!

 

Я не знаю, где завтра ты будешь,

С кем сердечную скуку развеешь,

Если лучше найдешь — позабудешь.

Если хуже найдешь — пожалеешь.

 

***

А. С.

 

С какой ты страстью щи варила!

Как будто музыку творила.

 

Над пламенем, горевшим густо,

Я жадно напрягал свой слух,

Когда крутой бульонный дух

Вбирала свежая капуста.

 

Мне был отраден каждый звук,

Тобою вызванный с любовью,

Когда со сладкою морковью

Объединялся острый лук.

 

И я не мог не загореться,

Когда поваренная соль

Свою решающую роль

Исполнила на пару с перцем.

 

Крутой бульон в созвучьи твердом

Был соблазнительно речист.

И заключительным аккордом

Лег на душу лавровый лист.

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Сроднились с отчиной

Человек без родины – /то земля без семени. /Чёрный куст смородины почернел без времени. /Было столько пройдено, найдено, потеряно, /Сколько крови полито, троп костьми усеяно...

МОЛОДОСТЬ

Я слышу звуки пианино, /Свиридова бессмертный вальс... /Там за стеной соседка Нина /Опять, наверно, напилась. /Опять не выдержали нервы, /И разрывает жизни мглу...

Я выхожу из леса и…

Я выхожу из леса и… не с места. /И страх и боль не бередят меня. /В черемуховом платье, как невеста, /Стоит деревня в жарком свете дня. /Так много света радости и воли...

Человек должен жить на природе

Человек должен жить на природе, /на виду у Господних небес, /где прямая тропинка уводит /от крыльца прямо в поле и в лес. /Где над крышами изб и скворешен /ветви старых берёз шелестят. /И он должен быть чуточку грешен, /но не более, нежели свят...