Среда, 21 февраля, 2024

Холопский  недуг

Когда на душе становилось тоскливо, Анастасии Ивановне помогали замечательные русские… поэты. Томик кого-то из них всегда лежал на столе. Пожилая женщина, бывшая учительница литературы, открыла Некрасова...

Ода русскому огороду

Память моя, память, что ты делаешь со мной?! Все прямее, все уже твои дороги, все морочней обрез земли, и каждая дальняя вершина чудится часовенкой, сулящей успокоение. И реже путники встречь, которым хотелось бы поклониться...

Город разбит сильно…

Сегодня эвакуировали людей из района многоэтажек и частного сектора. Помогали мэру Ясиноватой, а значит и Авдеевки, Дмитрию Шевченко налаживать первый пункт помощи гражданским. Привезли воду, лекарства, хлеб, бензин...

Благоверный Царь страстотерпец Николай...

Император Всероссийский, Царь Польский, Великий князь Финляндский Николай Александрович Романов родился в Августейшей Семье Императора Александра Третьего и Императрицы Марии Фёдоровны 18 мая 1868 года в Царском Селе...

Пока леса листву не сбросили…

Из новой книги

***

Да простят меня Бог и Природа,

В ком и символ, и смысл естества, –

Я ворую слова у народа,

Не стыдясь своего воровства.

Было слово в Начале и Слово –

Было с Богом, само было Бог.

Я хочу, чтобы снова и снова

Обрести каждый смертный их мог.

 

***

По метрикам я – сын земли кубанской,

А по корням отцовским, по нутру:

Я – веточка берёзки таволжанской,

Сосноваяхвоиночка в бору.

Мне не ходить дорогою чужою,

Своя тропинка всё-таки милей.

Где б ни был я – всегда живу душою

На родине, на отчине моей.

Пускай другим ни холодно, ни жарко,

Чья жизнь летит, как по ветру листва.

Ты не суди их строго, Таволжанка,

Иванов  тех, не помнящих родства.

Не слушай ты насмешки их и хохот,

Чтоб чистоты своей не замарать.

Хоть без тебя прожить они и смогут,

Но без тебя не смогут умирать.

 

***

Куда б судьба ни завела,

За что бы ни был я в ответе –

О том, что родом из села,

Пишу я с гордостью в анкете.

И, отразив свои дела,

Подчёркиваю, между прочим,

Что мать – крестьянкою была,

И что отец мой был – рабочим.

Отбив бумажные поля,

Я заклинаю в утешенье,

Что я – не просто так, а я

К полям имею отношенье.

Я – парень сельский – хоть убей! –

Всему я в жизни наловчился,

А вот в телегу лошадей

Я запрягать не научился.

***

Ещё леса листву не сбросили,

Когда внезапно в сентябре

Дороги тонко подморозило

На затухающей заре.

Огнём рябиновым подсвечена

Озябших веток худоба.

Как ты, погода, переменчива,

Как ты изменчива, судьба.

Мне не постичь твои превратности,

В тебе нет веры ни на грош:

Ещё вчера сулила радости,

А нынче вороном поёшь.

Я не страшусь морозов осени,

Что крепнут, ветрами дыша,

Пока леса листву не сбросили,

Пока жива моя душа.

 

МОЯ ФАМИЛИЯ

Я – Молчанов.

Друзья мои милые,

От рожденья немало мне лет.

Между мной и моею фамилией

Знают все– соответствия нет.

Будто горечь вливают полынную,

Чтобы очень права не качал,

Ждут меня не дождутся с повинною:

«Ты бы лучше, Молчанов, молчал!».

В наших душах, потёмками выжженных,

Возродить кто-то должен зарю.

Я – Молчанов.

И я за обиженных

Говорю,

говорю,

говорю…

Для меня будет сущее бедствие

До скончанья отпущенных дней,

Если только придут в соответствие

Мой характер с фамильеймоей.

 

***

Белым снегом заметелило мой сад,

На рябинах красны солнышки горят.

Ветрпозёмкою сечёт по городьбе,

Шелестит, как шустрый веник по избе

В том знакомом – незнакомом мне саду

По тропинке безоглядно я бреду.

Хрупок лёд, как будто весь он из слюды,

Засыпает снег вослед мои следы.

И бреду я, и бреду я наугад,

Белым снегом заметелило мой сад.

Не заметил, как добрёл я до седин,

Как погасли красны солнышки рябин.

***

Утолить сердечной жажды

Не смогу я никогда.

Я увидел Вас однажды

И запомнил навсегда.

Стука сердца не расплавить

Жаром слов в оковах льда.

Только память, только память,

Как кипящая вода.

Засыхает речь от жажды,

Зуд молчания нелеп.

Я увидел Вас однажды –

От видения ослеп.

***

– Победа есть!!!

– Да нет её, – во злобе

Бахвальство бьёт из всех щелей ключом.

В Америке кричат, да и в Европе:

Россия в той Победе ни при чём –

Фашизм союзниками изгнан из Союза.

На то у русских не хватило б сил…

– Конечно же, без помощи французов

Кутузов никогда  б не победил…

***

Свергли серп,

А с ним и молот –

Заплевали всуе их.

Вот и снова мир расколот

На своих и на чужих.

Вот и снова – брат на брата.

Кто их сможет примирить?

А когда придёт расплата,

Будет нечем и платить.

Смуты буйствует стихия,

Разрывает злобно пасть.

Но жива, жива Россия,

Бог поможет не пропасть.

***

Нет, не будут мимолётны

Виды убранных полей,

Над безмолвьем трав болотных

Крик прощальный журавлей.

Есть ли что-то в мире проще:

Затуманенная синь

И задумчивые рощи

Облетающих осин.

И хоть что ты тут ни делай –

Будет всё, как и всегда.

Ничего на свете белом

Не исчезнет без следа.

И в моём прощальном взоре

Отразятся на века:

И остывшие озёра,

И безлюдная река.

                                   Владимир Молчанов (Белгород)

Русское Воскресение

Последние новости

Похожее

Афганская застава  

Как слепые, бредут вдоль обочин сапёры. /Смотрят грустно овчарки, как поводыри. /А ночною прохладой умытые горы /так нежны, хоть заплачь и умри. /Через сорок минут зарокочут моторы...

Вечный жребий — думать о народе…

Все эти стихи Николай Палькин прочел мне в Саратове, у себя в квартире. Они написались в последние дни, говорил поэт, специально для «Роман-журнала XXI век». Известно, что на стихи Н. Палькина, разными композиторами, написано множество песен...

ПУШКИН НА ДУЭЛИ В НИКОЛАЕВЕ

Опять дуэль – как эхо старины, /Как новый отзвук векового спора: /Народ и Пушкин с правой стороны, /А с левой – верноподданная свора. //Беснуется сегодня, как тогда, /С нелепым списком обвинений «веских» – /Временщиков безликая орда /люпаровых, сенгевичей, хоршевских…

Февральский дневник

Был день как день. /Ко мне пришла подруга, /не плача, рассказала, что вчера /единственного схоронила друга, /и мы молчали с нею до утра. //Какие ж я могла найти слова? /Я тоже — ленинградская вдова. //Мы съели хлеб, что был отложен на день, /в один платок закутались вдвоем, /и тихо-тихо стало в Ленинграде, /Один, стуча, трудился метроном. /И стыли ноги, и томилась свечка…