Четверг, 18 июля, 2024

Уроки мужества

Отцы этих пацанов на фронте, или вернулись с тяжелыми ранениями, или уже никогда не вернутся. И не озлобились мальчишки. Наоборот, острее стало чувство любви к своему, родному, к тому, что так настойчиво у них пытаются отобрать...

Мудрая, заботливая…

Авторы данной статьи соприкоснулись с благородной и высокодуховной деятельностью преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны во время подготовки третьего тома мемуаров князя Н.Д. Жевахова, одного из строителей подворья в Бари...

Жара за сорок…

Жара за сорок, марево солнца над степями. Ветерок только к вечеру, на красный закат, тогда листва в уцелевших посадках чуть колышется. Кому-то в этой жаре, получая солнечные удары, разгружать снаряды, кому-то рыть сухую землю под норку, кому-то мучиться в прифронтовых госпиталях...

Будем читать и учиться

Казало бы, не время сегодня писать книги о людях труда, но когда прочитаешь «Талант души», то понимаешь, что без пассионариев, без таких героев как Марина Михайловна, мы не сможем достигнуть тех высот духа, которых страна достигла 9 мая 1945 года...

По дороге к ноосфере      

Памяти  академика  Вернадского.  Часть шестая  

Год 1937-й, «ежовы рукавицы».

 «2.VII.937. Узкое.

 Так и не писалось. Не написал и начатое о своём отношении к религии.

Не писал и текущего дневника, хотя и краткого. И сейчас не знаю, смогу ли писать. А боюсь, надо бы.

Вчера приезд новых людей (Кастерины, Кулагины, сегодня – Струмилины, вчера Скочинские, Петровские, Ляпуновы). Вчера письмо Орселю.» – как ни покажется странным для «37-го года» – все вновь прибывшие, люди солидные, деятельные и немолодые, все они персоны благополучной советской судьбы.

Скочинский Александр Александрович (1874-1960), выпускник Петербургского горного института (1900). Профессор Петербургского (1906-17) и Московского (1930-60) горных институтов; академик  (1935). Организатор и первый директор Института горного дела АН (1938) и Западно-Сибирского филиала АН (1943). Лауреат Сталинской премии (1950, 1951), Герой Социалистического Труда (1954). Основатель отечественной школы рудничной аэрологии, борьбы с газопроявлениями и пожарами в горных выработках.

О жене А. А. Скочинского сведений найти не удалось.

Вероятно, Петровский Иван Георгиевич (1901-1973), математик, профессор МГУ с 1933. Член-корр. (1943), академик (1946). Ректор МГУ (с 1951). Петровская Ольга Афанасьевна  (1899-1984), генетик, кандидат наук.

Остальные новоприбывшие нам уже  знакомы, тоже и по «Ноеву ковчегу» 1935, где большинство отдыхающих тоже персоны благополучной советской судьбы.

Орсель (Orcel) Жан Франсуа (1896-1978), французский минералог и геохимик, в 20-х годах  сотрудник Минералогического музея в Париже, с 1937 – профессор и зав. лабораторией при Музее естественной истории. Постоянно в переписке с В.И. После Второй мировой войны неоднократно посетит СССР, Мемориальный кабинет-музей В.И. Вернадского, передаст в его фонды уникальные материалы о работе Владимира Ивановича в Париже в 1922-25 годах.

Ни о религии, ни о науке, ни о чём вообще Академику не пишется – слухи, аресты, казни, аресты, слухи… Гонение на победителей? Какие силы? И какова цель?..  Ничего неясно…

«7.VII.937.

«Manchester Guardian» – два №№ не получаю. Рекламировал. Очевидно, казни (воен[ных]) и аресты произвели впечатление, которое мы только предполагаем, но о котором не знаем. Результат получается худший: слухи самые разнообразные.» – «M.G». английская ежедневная газета либерального толка, издаётся с 1821 (с 1959 – «The Guardian»).

«Вчера впервые более точные сведения, которым можно верить, о закрытом заседании процесса. Между бывшим на процессе крупным военным и мною – два лица, которые не прибавят.» – Возможно, Белов Иван Панфилович (1893-1938), командарм 1-го ранга, командующий войсками Белорусского  ВО,  в 1919 главком войск Туркестанской республики. Был  членом Специального военного присутствия Верховного Суда. —

«Подсудимые, за исключением двух (Фридман или что-то вроде и П.: оба просили о помиловании. Ф., родившийся в Америке еврей, производил впечатление бесшабашного авантюриста). Тухачевский выделялся. Он заявил, что действовал идейно. Что фашист по убеждению с 1925 года, что приветствовал Гитлера. Ягода входил в центр и принимал меры, создавал ложные процессы и губил людей, чтобы охранить центр: Тухачевский-Гамарник-Ягода.» – Фельдман Борис Маронович (1890-1937), с 1931 начальник Главного  управления военно-учебных заведений, затем зам. командующего войсками Московского ВО, комкор. Дал показания о существовании подпольной троцкистской организации во главе с М.Н. Тухачевским, оговорил более 40 командиров РККА.

Среди подсудимых были двое с фамилией на «П». – комкоры В.М.Примаков и В.К.Путна.

Гамарник Ян Борисович (1894-1937), армейский комиссар 1-го ранга. С 1920  председатель Одесского, Киевского губкомов  КП(б)У, с 1923 председатель Дальревкома, Крайисполкома и 1-й секретарь Далькрайкома партии. С 1927 член ЦК ВКП(б). В 1928 секретарь ЦК КП(б) Белоруссии. С 1929 нач. Политуправления РККА, 1-й зам. наркома обороны; в 1930-34 зам предс. РВС СССР. 31.V.1937 покончил жизнь самоубийством.

«Весь мобилизационный план обоих зап[адных] пограничных армий был выдан. Сейчас спешно переделывается – но, конечно, это катастрофа. Тем более, что, конечно, кроме этих арестов много военных арестовано. Я понимаю поэтому, почему Гитлер утверждал, что Сталин непрочен и что военная сила большевиков кажущаяся. Эти его заявления и по радио, и публично сюда не проникли. Эйдеман – латыш, Корк (которого я видел, когда взяли Крым) – немец.»

Эйдеман Роберт Петрович (1895-1937), в Гражданскую войну командовал дивизиями на Восточном и Юго-Западном фронтах, в 1921-24  помощник командующего вооруженными силами Украины и Крыма. В 1925-32 начальник и комиссар Военной академии им. М.В.Фрунзе, с 1932 председатель Центрального совета Осоавиахима, комкор. Возглавлял латвийскую секцию Союза писателей СССР.

Корк Август Иванович (1887-1937), выпускник Академии Генштаба (1914), участник Первой мировой войны, подполковник. С июня 1918 добровольно в РККА на штабных  должностях. В 1919-20 командовал 15-й, затем 6-й армиями, за взятие Крыма награждён Почётным революционным оружием. С 1923 на командных должностях в округах, был военным атташе в Германии. С 1935 – начальник Военной академии им. М.В. Фрунзе, командарм 2 ранга. —

«Люди, по-видимому, средние, кроме м.б. Тухачевского, – как средние люди большинство  управляющих ними – кроме головки – Сталина, Молотова.

Очевидно, сейчас с силой нашей армии не считаются. Насколь[ко] долго она парализована? Счастье, что открылось не во время войны. Но открыто не своими. Здесь полное фиаско. Выбор людей вообще плохой…

Если Ягода жив – может быть, что-нибудь выяснится?» –  Г.Г.Ягода, будет  расстрелян 15.III.1938 после процесса «правотроцкистского блока». Не реабилитирован. —

«Всё время слухи – часто верные – о новых арестах на верхах – не только комунистов.

Арестованы Каминский и Кангелари, его помощник. Арестовано неск. человек в ред[акции] «Правды» (заведующий ред[акцией] бывший меньшевик Заславский – в Киеве когда был, был сотрудником антибольшевистских газет). Он устроил историю с Плетнёвым. Д.б., редакция «Правды» вся sans foi et loi (без стыда и совести).»

Каминский Георгий Наумович (1895-1938), большевик с 1913, в 1915 исключён с медицинского факультета Московского университета. В 1917-21 на высоких партийных должностях губернского уровня (Тула, Баку), с 1930 – секретарь МГК ВКП(б), кандидат в члены ЦК ВКП(б), с 1932 председатель Мособлисполкома. С 1934 – нарком здравоохранения РСФСР, с июля 1936  одновременно наркомздрав СССР. Арестован 25.VI. 1937, осуждён ВКВС 10.II.1938. Реабилитирован в 1955.

Кангелари Валентин Александрович (1883-1937), выпускник медицинского факультета Харьковского университета (1910). Участник Первой мировой и Гражданской войн, занимал командные должности в Красной армии. С 1922 преподавал в Военной академии РККА в Москве. В 1930-34 начальник Военно-медицинской академии в Ленинграде. В 1934-37 первый зам. наркома здравоохранения РСФСР, главный государственный санитарный инспектор. Арестован летом 1937 и расстрелян 26.XI.1937. В 1956 реабилитирован.

Заславский Давид Иосифович (1880-1965), журналист, с середины 90-х в социал-демократическом движении, в 1917-18 член ЦК партии «Бунд», в 1919 исключён из партии за статьи в газетах Киева во время правления генерала А.И.Деникина. В 1934 вступил в ВКП(б), был ведущим журналистом «Правды», писал отчёты о политических судебных процессах, фельетоны. Сведений о его аресте в 1937 не найдено. – «Дама, шантажировавшая Плетнёва, – сотрудник «Правды» Брауде.» —

Анонимный фельетон «Профессор – насильник, садист», опубликован в «Правде»  8.VI.1937, врач профессор Д.Д.Плетнёв  обвинялся в сексуальных домогательствах. Ещё до появления фельетона, в мае 1937 г. Плетнёв был отстранён от редактирования журнала «Клиническая медицина». 19.VII.1937 «Правда» сообщила о закрытом разбирательстве по делу Плетнёва; Мосгорсуд приговорил его к двум годам лишения свободы условно. Арестован  Плетнёв осенью 1937, а в марте 1938 оказался среди обвиняемых на процессе «правотроцкистского блока». —

«Арестован гл. ред[актор] «Индустриальной газ[еты]» – В». – Васильковский Григорий Осипович (1903-1938), журналист, в 1928-34  зам. зав. Экономическим отделом «Правды». С 1935 – ответственный редактор газеты «За индустриализацию». Арестован 16.VII.1937. расстрелян в феврале 1938 (см.: Расстрельные списки. 1937-1941. М.: Звенья. 2000. 502 с.).-

«Арестован Дм. Ив. Мушкетов.

Называют Антипова, Бубнова, Сулимова (?).

В Геол[огическом] горн[ом] Издательстве всё время (3 раза?) сменяются — арестов[ывают] и выгоняют – новые лица.

Арестован Д.И. Мушкетов.» – Голова идёт у Академика кругом,  Мушкетова пишет дважды подряд!.. М. Дмитрий Иванович (1882-1938), геолог, сын выдающегося русского геолога и географа, пионера геофизики Ивана Васильевича Мушкетова (1850-1902). В 1918-27 профессор, зав. кафедрой общей геологии и директор Петербургского горного института. В 1926-29  директор Геолкома, одновременно в 1924-30  директор созданного по его инициативе Института прикладной геофизики при ЛГИ. С начала 30-х годов возглавил отдел геологии Сейсмологического института АН, одновременно директор Горного музея ЛГИ, зав. отделом тектоники Геологического ин-та АН.  Один из организаторов геологической службы СССР. Арестован 29.VI.1937 – накануне Конгресса! – обвинён во вредительстве и терроризме, расстрелян 18.II.1938. Реабилитирован в 1956.

Антипов Николай Кириллович (1894-1938),  большевик с 1912. В 1923-27 секретарь Московского горкома, первый секретарь Уральского обкома, секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б). С 1928 – нарком почт и телеграфа, с 1935 – председатель Комиссии советского контроля и зам. Председателя СНК СССР. Арестован 21.VI.1937, расстрелян в июле 1938. Реабилитирован в 1956.

Сулимов Даниил Егорович (1890-1937), большевик с 1905. В 1923-26 председатель Уральского облисполкома, секретарь Уральского обкома. С 1927 зам. наркома путей сообщений СССР, одновременно с 1930 – Председатель СНК РСФСР. Арестован 28.VI.1937, расстрелян в ноябре 1937. Реабилитирован в 1956.

«Вчера речь Яковлева о семен[ном] плане. Он нападал на Вавилова (не называя) – но покрывает мокрым рядном (наводит тень на  плетень), ибо опытные станции разрушал Яковлев. И он стал во главе!» – Яковлев (Эпштейн) Яков Аркадьевич (1896-1938), большевик с 1913, с 1930 член ЦК ВКП(б). В декабре 1929 – апреле 1934 нарком земледелия СССР, затем зав. Отделами ЦК – Сельскохозяйственным, одновременно Пропаганды и агитации. Арестован в сентябре 1937, расстрелян 29.VII.1938. Реабилитирован в 1957.

«М.б., положение спасёт то, что теперешняя армия не прежняя – у ней нет настоящих военных традиций и что теперешние генералы легко заменимы, ещё легче, чем прежние, т.е. не они фактически представляют настоящую силу армии. Сколько погибло во время арестов этих невидных работников, всё удерживающих?» – Подробнее: Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики  Советов 1917-1920 гг.  М.: Наука, 1988.

Сувениров О.Ф. Трагедия РККА. 1937-1938. М.: Терра, 1998.

Тинченко  Я.Ю. Голгофа русского офицерства в СССР 1930-1933 годы.  М., 2000.

«Казалось ещё недавно, что в армии нет того щедринско-островского духа, который виден на каждом шагу и того разврата и краж, которые чуть ли не вдвое удорожают  каждое достижение.

На малую образованность офицерства указывали иностранцы. Я всегда думал, что это и раньше было.

История с Д.Д. Плетнёвым теперь выяснивает (так в тексте) – Закончить тему Академику не случилось – недостало сил?..

«9 (июля) 1937.

Всё не могу написать и дополнить сводку о своём религиозном развитии.

Пока буду заносить текущее.

Вчера Кулагин поехал на заседание Ленинской акад[емии] сель. хоз. в связи с зерновым планом. Когда туда приехал, он узнал, что арестован президент Академии Муралов, 5-го у себя на даче. Одновременно или раньше арестован был и заместитель нар[кома] земледелия, фамилию забыл (Гаустр?).» – Гайстер Арон Израилевич (1899-1937), экономист. По окончании Ин-та Красной профессуры (1925) преподавал там же, был учёным секретарём аграрной комиссии Комакадемии. В 1931-32 сотрудник Госплана СССР. С 1935 – зам. наркома земледелия СССР, академик ВАСХНИЛ. Арестован 27.VI.1937, расстрелян в октябре того же года. Реабилитирован. —

«Сегодня известие об аресте Крыленко. По-видимому, арестованы и Бубнов, и  Сулимов.» – Крыленко Николай Васильевич (1885-1938), большевик с 1904. Выпускник юрфака Харьковского ун-та (1914). С 1916 в действующей армии, прапорщик. В Октябре член Петроградского ВРК, в ноябре 1917 – марте  1918   Нарком по военным и морским делам, Верховный главнокомандующий. С мая 1918 председатель Революционного (с 1919 – Верховного) трибунала, государственный обвинитель на политических процессах (меньшевики, шахтинское дело, Промпартия и др.) С 1931 – нарком юстиции РСФСР (с 1936 – СССР; объявил Решения партийного руководства – советскими Законами!). 15 января 1938  снят с должности, вскоре арестован. Расстрелян 29.VII. 1938. Реабилитирован (!!). —

«Сегодня Кастерин удивляется, что его английское резюме его доклада в Ак[адемии] (на англ[ийском]), где он впервые сводит свои аргументы против теории Эйнштейна, могли иметь (интерес) в Германии, не вызывают отзвука. В частности, Планку запретили. Из Англии получил отзывы. Запретили отсылать и Планку? Или уже и Планк боится писать в СССР?» – Н.П.Кастерин (1869-1947) &  А.Эйнштейн (1879-1955) см. стр. 242.

Планк (Planck) Макс (1858-1947), немецкий физик, почётный академик АН СССР (1926), лауреат Нобелевской премии (1918), в 1912-43 Непременный секретарь Берлинской академии наук. Основоположник квантовой физики.

Перо В.И., доброго знакомого Н.Кастерина и М.Планка, сторонника теории Эйнштейна – опять замерло… Он заносил текущее, а мысль требовательно обращалась к оправданию сего текущего и его личного – соприсутствия? соучастия? – в таком текущем. Его уверенность неотменимая  во всеконечном торжестве Науки и закономерном становлении эры просветлённого разума – Ноосферы – с годами укрепляясь, вот уже 20 лет  терпит испытания на прочность, последнее время нестерпимые – головы падают вокруг яблокам подобно! Никто ведь этого не желал! Подобное разве мыслилось кому, наоборот! Совсем наоборот?.. И должен же быть у этой жуткой бессмыслицы некий смысл? Умысел? Промысел?..

«19, утро,  (это июль 1937, Узкое).

Арестован, по-видимому, Сулимов, теперь Крыленко. Любопытно: отношение ещё более безразличное. При массе арестов среди интеллигенции – арест среди комунистов  исчезает в своём значении. Даже чувствуется настроение злорадства. Очень ухудшились строгости в лагерях и тюрьмах. В общем, крупных людей, ценных самих по себе – нет, это всё обыденные люди, ничем не выдающиеся. Из генералов м.б.– Тухачевский – из других людей – Бухарин, Радек, м.б., Пятаков, – выше среднего. Мы здесь видим, что положительная творческая работа делается «беспартийной» интеллигенцией, такими людьми как Сталин, Молотов, Гринько, м.б., – а не всей бесчисленной массой комунистов, морально, идейно и по талантливости ниже среднего уровня.

Среди интеллигенции ясно слушается и распространено убеждение, что политика Сталина-Молотова – русская и нужна для государства. Их партийные враги – враги и русского народа, если брать его государственное выражение, несомненно связанное с культурой». – Радек (Собельсон) Карл Бернгардович (1885-1939),  видный партийный публицист, с 1903  член РСДРП; в 1908-17 жил в Германии, член социал-демократической партии. В начале 20-х нелегально выезжал в Германию готовить пролетарскую революцию. В 1927 примкнул к троцкистской левой оппозиции, был исключён из ВКП(б) и сослан. После покаяния в 1930 восстановлен в партии; в 1936 арестован и осуждён по делу «параллельного антисоветского троцкистского центра» (23-30 января 1937) на 10 лет тюремного заключения. Убит в тюрьме. Реабилитирован в 1988.

Пятаков Юрий (Георгий) Леонидович (1890-1937), профи революционер, в 1918-20 возглавлял большевицкое правительство Украины, в 1930-36 член ЦК ВКП(б), в 1923-26 и 1931-32 зам. председателя ВСНХ. Арестован в сентябре 1936, осуждён и расстрелян по делу «параллельного троцкистского центра». Реабилитирован в 1988.

Гринько Григорий Фёдорович (1890-1938), окончил Харьковский университет (1913), в революционном движении с 1906 (эсер, с 1920 – большевик). С 1920  на высоких государственных постах в Украине (нарком просвещения, председатель Госплана, зам. председателя СНК УССР). С 1926 – зам. председателя Госплана СССР, с 1929 – зам. наркома земледелия СССР, с 1930 – нарком финансов СССР. Арестован 17.VIII.1937 по делу «правотроцкистского блока», расстрелян. Реабилитирован в 1959.

 

Близилось открытие сессии Международного геологического конгресса, 17-ой по счёту, а для России второй – первая, 7-я по счёту, прошла в Москве летом 1897 –  Россия заявила себя Научному миру геологической Державой! Сорокалетие назад, всего за восемь лет до 1-й революции, за 20-ть  до 2-й… И уже 20-ть лет минуло после неё… Невероятные перемены – страна другая!.. Но  возрождается научная традиция, должна возродиться и Держава. Академик поуспокоился, трезво расценив потери, коснулся смысла текущего Великого Перелома. Прежде, увлечённый своей наукою, своим украинством и соблазнами Освобождения, с детства напитанный мотивами франкмасонского Просвещения лавровско-бакунинского, исповедуя ленинское отношение к великороссам, как народу-угнетателю других народов, он энергично между делом порицал-обличал «опасность справа» – самодержавие, чиновников и Союз русского народа – «союзников». Силился было, вместе с Братством, «сеять разумное, доброе, вечное»  в народе.  («Люблю  грозу в начале мая,//Когда весенний первый гром//…   …Ты скажешь: – Ветреная Геба,//Кормя Зевесова орла,//Громокипящий кубок с неба//Смеясь, на землю пролила»… – Ась? Чевой-то Вы, барин?..)  Трезвение пришло весной 1918 в Полтаве (стр. 94). Понимание  грозной серьёзности происходящего – весной 1926, после четырёх лет Европы:

«17.III. (1926, Ленинград) С.Ф.(Ольденбург) отошёл от Пушк[инского] Дома. Боятся быть захваченными и оторванными от Акад[емии].

Издание писем Пушк[ина] с большим трудом. Гос. издательством сейчас приостановлено. Чувство такое, что русское и само слово преследуется.

Нельзя добиться того, чтобы Пушкинский Д. получал право издавать тех классиков, от издания которых Государственное издательство отказывается. Три раза пытались действовать через С.Ф. и напрасно.» – Трёхтомное издание писем Пушкина (редакция и примечания Б.Л.Модзалевского) выходило в 1926-35. 4-й том (письма 1834-36) Б.Л. подготовить не успел. Репринт этого издания  осуществлён  в 1989 издательством «Книга».                      Модзалевский Борис Львович (1874-1928)  историк литературы, специалист по генеалогии; член-корр. РАН (1918). Собрал основные рукописные, изобразительные и книжные фонды Пушкинского дома, издатель архивов Пушкина и декабристов. В 1926 старший учёный хранитель Пушкинского дома.

Четыре года спустя В.И. мог прочесть в Малой Советской Энциклопедии т.7, 1930 года. – «РОССИЯ, б. название страны, на территории которой образовался Союз Советских Социалистических Республик. (…) В исторических работах часто употребляется термин Россия для обозначения совокупности разрозненных и враждовавших между собою феодальных княжеств, областей и т. д., существовавших на территории будущей России с 8-9 веков. Все эти социально-политические образования дворянско-буржуазная историография искусственно соединяла в единое национально-государственное целое и вытягивала в одну эволюционную линию; такая схема обслуживала классовые цели дворянства и буржуазии, стремившихся доказать «вечность» и «незыблемость» основ самодержавной России. Употреблённые в таком смысле выражения «история России», «русская история» кроме того прикрывают и оправдывают колониальную политику угнетения и насилия российского самодержавия над нерусскими народностями; поэтому самое название «русская история» насыщено великодержавным шовинизмом и не может быть принято марксистской историографией. «Термин русская история есть контрреволюционный термин, одного издания с трёхцветным флагом» (М.Н.Покровский). Первая Всесоюзная конференция историков-марксистов (28.XII.1928 – 4.I.1929) окончательно отвергла название «русская история» и ввела в широкий оборот термин «история народов СССР.»      М.Нечкина.»

Под  галдёж о классовой борьбе рабочих и буржуазии (единоличник – мелкий буржуа)  – Россию превращали в этническую химеру (по Л.Н.Гумилёву), подобную Кокандскому ханству или волжской Хазарии с маразмом их бытия и неизбежным скорым концом от всякого крепкого соседа. Потому остатки былой российской интеллигенции сталинскую борьбу с троцкизмом  приветствовали. Густо наследившая русофобией в своих публикациях до 1935 г.  яркокрасна девица М.Нечкина, когда великий Сталин ей глаза раскрыл – трагикомичны её коренные переделки тех публикаций, напр. ст. «Отечественная война» в МСЭ I-го изд. т.6, 1930 год и МСЭ II-го изд. т.7, 1938 год!

Нечкина Милица Васильевна (1901-85). историк, акад. АН СССР (1958). Труды по истории рев. движения и обществ. мысли  России 19 века: «Общество соединённых славян» (1927), «А.С.Грибоедов и декабристы» (1947; Сталинская премия 1948), Движение декабристов (т.1-2, 1955); публикация источников по теме «декабристы». Едва ли не единственная уцелевшая ученица М.Н.Покровского после разгрома его школы (тех самых всесоюзных историков-марксистов) в 1935-38 годах, когда утвердилось понимание: без России, без русской истории – СССР не быть. Подробности  далее.

«23.VII.937.Узкое

Вчера на Конгрессе. Немцы совсем не приехали, (нрзб) и другие указали на  запрещение правительства. В действительности и по существу их отсутствие мало чувствительно, т. к. сейчас немецкая наука не занимает того места в геологических науках, какое она занимала в конце XIX столетия, когда был – в эпоху моей молодости – конгресс 1897,  впервые показавший значение русской геологической науки.

Сейчас наиболее крупные – американцы и русские. Французов довольно много, но крупных никого нет – но геологов собственно крупных у них нет. Наиболее крупные минералоги Лакруа и Кайё не приехали. Руайе – мне кажется – большая будущность.» – Лакруа (Lacroix) Альфред (1863-1948), с 1893 профессор Национального музея естественной истории, с 1914 – непременный секретарь Парижской академии наук.. Почётный член АН СССР (1924). Близкий знакомый Академика. Краткая научная биография А.Лакруа – Вернадский В. И. Статьи об учёных и их творчестве. М.: Наука, 1997.

Кайё (Cayeux) Люсьен (1864-1944), с 1907 профессор Горной школы в Париже, с 1912 – Коллеж де Франс. Член Парижской академии наук с 1928. Руайе (Royer) Луи (1895-1980), минералог и кристаллограф. В 1930-60  профессор университета в Алжире (с 1939  декан факультета естественных наук). С 1960 профессор Марсельского университета. Кавалер Ордена Почётного легиона, лауреат премии по минералогии Парижской академии наук (1944).

«Из крупных американцев никто не приехал, также нет крупных геолог[ов] среди англичан.

Несомненно, политические обстоятельства – опасение у нас внутреннего переворота остановило приезд (Славик, по словам Ульриха), дороговизна, малая авторитетность людей во главе (Губкин и его «молодцы», Ферсман заболел, пролежал начало).» –  Славик (Slavik) Франтишек (1876-1957), чешский минералог. С 1916  профессор Карлова университета 1937-38  ректор, с 1952 академик АН Чехословакии. Близкий знакомый В.И. с 1910-х годов.

Ульрих (Ulnch) Франтишек (1899-1941), чешский минералог, с 1934 профессор Карлова университета в Праге. С 1935 генеральный секретарь Совета научных исследований Чехословацкой республики. Убит немецкими оккупантами в октябре 1941. –       

«Немцы,  по-вид[имому] и австрийцы (есть крупные), не приехали. Но в общем конгресс делает своё дело. Организация минералогического центра, окончательное создание палеонтологического.  Наши палеонтологи есть очень хорошие, но нет ведущих – немцы, французы, американцы.

Арестован Свитальский  – и, говорят, в очень тяжёлой обстановке, т.е. как-будто считает «замешаться» серьезно. Не везёт Укр. ак[адемии]. Свитальский поставил работу настоящим образом, а теперь она будет уничтожена.

Аресты среди учёных продолжаются: энтомологи (Знаменский), опять у Вавилова. По-видимому, вновь арестовывают раньше когда-то арестованных. При такой системе – могут случайно поймать и нужных, и действительно заговорщиков! Но такая система – сколько невинных!» – Свитальский Николай Игнатьевич (1884-1937), сотрудник Геолкома. Профессор ЛГИ, затем Киевского университета. Академик ВУАН (1929), директор ИГН АН УССР (1934), вице-президент АН УССР (1935). Специалист по геологии железорудных месторождений. Арестован 29.VI.1937, осуждён и расстрелян в Днепропетровске 15.IX.1937. Реабилитирован в 1957.

Знаменский Александр Васильевич (1891-1942) энтомолог, с 1913 работал на Полтавской сельскохозяйственной станции, в 1917-30 зав. энтомологическим отделом. С 1930 – сотрудник ВИР, с 1932  зам. директора по научной работе. Организатор службы учёта вредителей-насекомых. Арестован в 1937, погиб в ГУЛАГе.

«Рассказывал Баклунд. Шведское правительство обещало и не дало средств на конгресс. Виновато безграмотное французское извещение. Действительно, совершенно безграмотные люди. И этого не чувствуют.» – Баклунд (Backlund) Хельге (1878-1958), шведский геолог, с 1912 старший учёный хранитель Геологического и минералогического музея Петербургской академии наук. В 1918-24 в Финляндии, профессор университета      г. Або, с 1921  член Академии наук Финляндии; затем жил в Швеции, 1924-43 профессор университета  г. Упсала, с 1928  директор Института геологии.

«И всё же жизнь идёт и что-то вырабатывает. С огромными – ненужными – потерями людьми и деньгами, научная геологическая работа идёт.

Но приятно действуют натуралисты-пионеры  и, конечно, главное сейчас не пионеры, тонкий доклад – хороший – как М.М. Пригоровского о достижениях в изуч[ении] углей. По существу, действительно здесь мы (и американцы) на первом месте.» – Пригоровский Михаил Михайлович (1881-1949), руководитель геологоразведочных работ на уголь в Центральной России, на Урале, Сахалине; возглавлял Комиссию подсчёта запасов углей в СССР. 22.VII.1937 после его доклада «Угленосные провинции и бассейны СССР» Международный геологический конгресс  приветствовала  делегация юных геологов Москвы.

XVII сессия Международного геологического конгресса проходила 21-29 июля 1937 под председательством И.М.Губкина (генеральный секретарь Оргкомитета А.Е.Ферсман). Более 800 делегатов представляли СССР и 242 делегата – зарубежные страны. На открытии выступили Председатель СНК СССР В.М.Молотов и его заместитель, председатель Госплана СССР В.И.Межлаук. Среди специально обсуждаемых Конгрессом девяти тем была «Вопросы геохимии и месторождений редких элементов». До начала Конгресса и после его закрытия прошли геологические экскурсии, в них приняли участие практически все иностранные делегаты. На проведение Конгресса истрачено 8,5 млн. руб., из них 7,9 млн. – государственная субсидия, остальное – членские взносы.

21.VII.1937 принят статут Международного палеонтологического союза, одним из вице-президентов Президиума союза избран академик А.А.Борисяк.

26.VII. В.И.Вернадский делает доклад «О значении радиогеологии для современной геологии» и вносит предложение образовать Международную комиссию определения возраста горных пород (геологического времени) под председательством американца Лейна. Предложение принимается, заместителем Лейна избран Вернадский. – Лейн (Lane) Альфред (1863-1948), в 1909-35 профессор колледжа Тафта, шт. Массачусетс. В 1922-46 председатель Комитета по геологическому времени Национального исследовательского совета. Комиссия существовала по меньшей мере до конца ХХ века…

29.VII.1937 принято решение о создании постоянной Международной комиссии по минералогии, петрографии и геохимии, председателем избран Ф.Ю.Левинсон-Лессинг.

От имени делегации СССР вносится предложение признать русский язык одним из официальных языков Конгресса. После обмена мнениями, принимается предложение французской и английской делегаций признать русский язык официальным языком XVII сессии и поставить вопрос о введении его в качестве постоянного официального языка на следующей XVIII сессии Конгресса, которой быть в Лондоне летом 1941 года…

Сразу после Конгресса В.И. получил письмо Б.Л. от 25 июля, разъясняющее сумятицу в их переписке с пропажею одного-двух писем, возможно, рукописи  и нарушением книгообмена.

«…Спешу сообщить, что этой книги Вашей я не получал. Очень опасаюсь, как бы она не потерялась вследствие неверного адреса, который я вижу на последних Ваших письмах. Адрес мой: Болтинское почтовое отделение (около Рыбинска), дер. Селихово, дом Никитина, А.Д.Личковой. Прежде была в моём адресе дер. Переборы. Теперь её упоминать не надо и давно не надо, ибо деревни этой уже не существует, а письмо может потеряться…»

Новый адрес упоминался уже в письме Б.Л. от 5 июля, но довольно своеобразно:

«…Вы мне предлагаете прислать временно заказной бандеролью книжку Швиннера «Physical. Geologie» 1936г., где говорится о происхождении Луны. (…) Если это возможно, пришлите её по адресу: Болтинское п/о, дер. Селихово, дом А.И.Никитиной, Анне Дм. Личковой.

У меня почти никаких новостей нет. Служебная работа в области геологии распалась на такие мелкие дела, что не в состоянии меня зажечь и увлечь, а для работы внеслужебной почти не остаётся времени. […]      Большой привет Наталье Егоровне.»

Хорошенькое дело – началось затопление, старый адрес ушёл под воду, семья переехала (не в последний раз), а – «У меня почти никаких новостей нет.» Работа «распалась на мелкие дела», иное дело – происхождение Луны!

А с книжкой Швиннера уехал в отпуск А.Д.Архангельский, о чём В.И. сообщил Б.Л.;  бандероль временно отпала, письма же Академик слал на прежний адрес… Лишь ближе к новому, 1938 году получит  Б.Л. желанную книжную новинку, прочтёт с интересом и выскажет

мнения, позабыв начисто все былые осложнения с нею… Привычное дело для нас. (Вспомним: в большом сердечном письме «тёти Саши» к Нине от 6.Х1.32 приписка: «Оба твои письма пришли на старый адрес. Сей новый запиши.»)

«При строительстве Волголагом гидроузлов и заполнении Рыбинского водохранилища были разрушены и затоплены около 800 сёл и деревень, 6 монастырей и более 50 храмов», – сообщает скромный  путеводитель по Верхней Волге «Русская Атлантида» составитель В.Ерохин, Рыбинск [2001]. Число «800» вызывает сомнения – неужели столь густо заселена была Верхняя Волга? И маловато для такого числа сёл 50 храмов… (М.б. 300 сёл?)  Беда, что к 100-летию Октября многие те сёла опустели бы и  незатопленные. А  столичному мегаполису иметь поблизости «половину Онежского озера» пресной воды отнюдь не лишне…

Наконец, нашлась ли рукопись 5-го издания книги Личкова «Движение материков и климаты прошлого Земли» нам неизвестно – тому изданию так и так было не суждено: Издательство подверглось очередной зачистке…

 

Месяцы август-сентябрь переломного 37-го едва не сделались для Академика итоговыми,  финальными – из письма к Борису Леонидовичу от 7 сентября (незнакомой рукой?), узнаём – Академик уже более двух недель лежит. Диктует. Отнялась правая рука (четыре пальца), называет эндокардитом, первые проявления с 1930 года. «Я не могу писать, могу только с трудом подписывать.» (Начальство!)

Б.Л. отвечает уже 10 сентября, хотя адрес у него опять новый;  отвлечь-ободрить старается: «…Очень интересна статья о границах биосферы. […] Очень много интересного в этой статье, о чём хотелось бы поговорить с Вами. […]

Очень хотелось бы мне Вас и Наталью Егоровну повидать, но когда это будет, я не  знаю. Адрес наш: Болтинское п/о около Рыбинска, деревня Погорелки, дом Ковригина.»

Не получив ответа, пишет 23 сентября своё беспокойство и – ободрение: «…Я часто возвращаюсь мыслью к Вашей идее о происходящем и грядущем перевороте в естествознании в сторону биологии и геологии, и думаю, что Вы правы: этот переворот должен действительно на научной  почве перевернуть наше мировоззрение. (…) Сейчас теория познания опирается на опыт физики, химии и пр. как более современных наук, и теперь она поймёт, что в той же мере важен и интересен теоретико-познавательный опыт биологии, геологии и пр., который теперь обычно не замечаем…» – К тому склонялась и готовилась пойти земная индустриальная цивилизация, вкусившая химоружия Великой войны и отчаяний Великой депрессии. Большевики, вразумясь на погроме России, могли бы выйти в авангард этого разворота – всё спутает и пустит по новому кругу новая Мировая война…

29 сентября Академик собственноручно пишет Б.Л. ответ на оба его сентябрьские письма. «Встал с постели… Буду хлопотать о поездке к дочери.» – Читает старую биографию Агассиса. – «Это книга его вдовы. Агассис вместе с Дана играл огромную роль в выявлении положения человека в планете.» – Агассис (Agassiz) Жан Луи (1807-73), швейцарец, ученик и последователь Ж.Кювье. Отрицал дарвинизм, отстаивал неизменяемость видов. Его исследования способствовали развитию учения о ледниковых эпохах. С 1846 в США. Иностранный чл.-корр. Петербургской АН с 1869. Упомянутую книгу в библиотеках Москвы найти не удалось.

Дана (Дэна; Dana) Джеймс (1813-95), американский геолог и минералог. Дал химич. классификацию минералов (1837). Одним из первых указал на существование подвижных прогибов земной коры с мощными толщами осадочных пород: геосинклиналь и геоантиклиналь (1873). Иностранный чл.-корр. Птрб. АН с 1858. («Д.Д.Дана заметил, что с ходом геологического времени на нашей планете у некоторой части её обитателей проявляется всё более и более совершенный, чем тот, который существовал на ней раньше, –  центральный нервный аппарат – мозг. Процесс этот, названный им энцефалозом, никогда не идёт вспять, хотя и многократно останавливается, иногда на многие миллионы лет. Процесс выражается, следовательно, полярным вектором времени, направление которого не меняется.» Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991. С. 21-22.)

Академик уточняет соображения Б.Л. – «Мне кажется, теория познания в наших конкретных науках о Земле не может дать очень много. Она выросла на научных теориях физики и на научных теориях математического характера, всецело основанных на понятиях.

Между тем в науках о Земле мы имеем дело с понятиями, неотделимыми от реального объекта, и наша логика должна с этим считаться.

Любопытно, что логика Демокрита это ясно выражала.» – Будто провидел Академик грядущую –  когда ещё! –  Инет-цифровизацию, способную, наряду с глобальной пользою,  уводить его «автотрофное  человечество» в мнимости – от живого крестьянского отношения к земле-кормилице, родимой Матери-Земле… Достойная содержательная беседа Учителя и Ученика, всё хорошо-прекрасно у них? О, если бы так!

При начале заболевания Академика  арестована его двоюродная племянница, недавно оформленная его референтом, об этом напишет он лишь годы спустя, взявшись составлять Хронологию своей жизни, напишет дважды, почти подряд:

«5.1Х. Арестована по ложному доносу мой личный секретарь Елизавета Павловна Супрунова, дочь моей двоюр[одной] сестры Екатерины Александр[овны] Чернояровой (Галенковской), служившая в библиотеке. Обвинение связано с местью прежнего квартиранта. Пытались заманить и меня. Писал об этом в НКВД. Совершенно невинный  человек – один из миллионов. IV.1940 – ещё сидит.

Напечатана моя статья в «Труд[ах] конференции по генезису руд железа, марг[анца] и алюм[иния]» (ред. А.Ферсман и И.Малышев) – «Геохимия Мп (марганца) в связи с учен[ием] о рудн[ых] иск[опаемых]». Проходила в Академии в 1935.

5 сент. 1937 неожиданно арестована Елиз. Пав. Супрунова – мой секретарь.           По-видимому, связано с местью (квартирной) мелких агентов ГПУ (обыденное явление). Зиночка (Супрунова, дочь) энергично начала хлопотать. В одном из мест, куда она обращалась, ей указали, что она посылает много книг (моих) за границу. В связи с этим я подал заявление следователю. Я взял содержание дочери – Зиночки Супруновой – на свой счёт: 300 руб. в месяц (то, что получала мать).» – Елизавете Павловне (1894-1943) дали 5лет ИТЛ, В.И. сумел смягчить  её участь, как Б.Личкову и некоторым другим, тоже без вины виноватым; вскоре по окончании срока скончалась в г. Кинешме. Реабилитирована.

Её дочь Зинаида Михайловна, в замужестве Дирина (1919-1997), внучатая племянница В.И., после ареста матери жила в семье Вернадских в их московской квартире, 1937-41 и  1943-45 годы. Окончила Институт иностранных языков (1940), преподавала в Театральном училище им. Б.В.Щукина. Заслуженный педагог РФ.

История, особенно поначалу, невыносимая, кабы вокруг не творилось горшее, о чём В.И. не мог не знать. И едва восстановилась рука, стал сливать слухи Дневнику.

«26.IX.1937. Москва.  

 Кругом террор. И на каждом шагу его следствия. Надсон вчера: Зильбер,  который выяснил недавно вирусный характер одной из болезней на Дальнем Востоке (отмечено и прессой), привёз сюда культуры и настроил Совнарком. Нар[ком] здрав  Болдырев (новый – фельдшер или рабочий раньше) потребовал уничтожить всё привезённое. Только благодаря Ворошилову, с которым имел встречу Зильбер – распоряжение Болдырева было отменено.» – Зильбер Лев Александрович (1894-1966), медик-иммунолог, брат писателя В.А.Каверина. Профессор МГУ, с 1935 зав. отделом Микробиологического института АН, одновременно зав. кафедрой микробиологии Центрального института усовершенствования врачей; репрессирован в 1937-39, 1940-44. После освобождения избран действительным членом АМН СССР (1945), награждён Сталинской премией (1946). Впервые изучил возбудитель и разработал способы борьбы с клещевым энцефалитом. Заложил  основы  иммунологии  рака.

Болдырев Михаил Фёдорович (1894-1939), в 1915 окончил фельдшерскую школу на фронте Первой мировой войны. После 1917 занимал номенклатурные должности в Воронежской и Ярославской губерниях. В 1924-28 секретарь СНК РСФСР, с 1932 зав. Московским областным здравотделом. В августе 1937 назначен Наркомздравом  СССР, 16.VII.1938 арестован, расстрелян 25.II.1939. Реабилитирован в 1955.

Трагична судьба и его социального антипода-однофамильца Болдырева Анатолия Капитоновича, минералога и кристаллографа, смолоду активного эсера, з/к и до, и после торжества «русской революции» (1883-1946;  стр. 350).

Пели азартно – «Весь мир насилья мы разрушим//До основанья…» – Насилие, принесённое Октябрём, несравнимо превзошло прежние, бывавшие в России, едва ли не вместе взятые? – «…мы новый мир построим!//Кто был ничем, тот станет всем!» – Говоря строго, «ничем» были ещё не рождённые в том мире; все современники своего мира так или иначе в нём соучаствуют, что-то значат. Их послеоктябрьские потомки, поверив байкам о белом-пушистом дедушке Ленине, новый мир и построят, жизнепригодным в той мере, в какой  сумеют воспринять план и краеугольные ценности мира дооктябрьского. Эту задачу и решал заключительный этап Великого перелома.

«28.IX.1937

У Надсона из лаборатории удалено и арестовано здесь в Москве много сотрудников. У него было относительно много партийных.

Удалён из партии (и Лаборатории) учёный секретарь – Новодворский (нрзб) и образованный микробиолог. Он, между прочим, написал несколько лет тому назад (в) большевистском «Под зна[менем] маркс[изма]» против меня и геохимии. (т.е. Новогрудский.) Это плохое понимание нового, не входящего в рамки сложившихся научных схем и философское их «объяснение». – Новогрудский Давид Моисеевич (1898-1953) был арестован примерно через год после исключения из ВКП(б), до 1945 в тюрьмах, затем работал по специальности в Алма-Ате. После повторного ареста (1950) погиб в ГУЛАГе. Автор разгромной статьи «Геохимия и витализм: о научном мировоззрении акад. В.И. Вернадского» в журнале «Под знаменем марксизма» 1931. № 7-8; (стр. 319-20). –

«Надсон хотел заместить его женой Рохлина – патологоанатома (о скелетах, извлечённых (из) раскопок в районе Уровской болезни). Недавно появилась статья (в) «Под зна[менем] марксизма», в которой Рохлин обвиняется в фашизме, т. к. он нашёл скелетные различия для негров. Явления этого рода (мускулатура напр. китайцев) (известны). К Надсону явились представители бюро и они известили его, что они не могут допустить эту Рохлину на должность уч[ёного] секретаря инст[итута] Надсона.» —       Рохлин Дмитрий Герасимович (1895-1981), рентгенолог, сотрудник (с 1923), профессор (1932) Центрального рентгенологического, радиологического и ракового института в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны – главный рентгенолог ряда фронтов. Член-корреспондент АМН, основоположник рентгенопалеопатологии, автор труда «Болезни древних людей». Жена Д.Г.Рохлина Эмилия Яковлевна (1898-?), биохимик, работала вместе с мужем в Рентгеновском институте по крайней мере до 1934, Академик был знаком с её работами по биохимии дрожжей (1933). Иных сведений о Э.Я.Рохлиной найти не удалось.

Статья-рецензия И.Шмидта и Я.Рапопорта «Расизм под флагом новой науки» в журнале «Под знаменем марксизма», 1937 № 6,  на книгу Д.Г.Рохлина «Рентгеноостеология и рентгеноантропология» – и что свалить ею Рохлина не получилось – ещё пример переломных коллизий: «…В книге Рохлина утверждается, что рентгеновским методом можно устанавливать физиологический возраст человека, а своеобразие скелета коррелируется с состоянием иных органов человека, причём большую роль играют расовые и национальные отличия (…) К великому удивлению советского читателя автор рецензируемой книги исходит из методологических позиций, родственных «расистам»; соответственно фальшива и явно антинаучна и вся разбираемая нами книга Рохлина. Она представляет собой открытую вылазку классового врага».

Следующая дневниковая запись В.И., последняя за 1937 год, сделана в один день с письмом к Б.Л., где Агассис, Дана и Демокрит – тексты несопоставимы!

«29.1Х.937.

Во время съезда по атомному ядру (где были и иностранцы): все считают, что арестованы главные работники одной из двух больших установок по атомному ядру у нас существующих – Харьковского электротехнического института.

Разгромлены астрономы и геодезисты (Герасимович, Нумеров и пулковские (и ташкентские?), астрономы, теоретики-физики (раньше Иваненко – чл.-кор. Акад[емии] – на 10 лет, Крутков, теперь Бронштейн.» – Герасимович Борис Петрович (1889-1937), окончил Харьковский университет (1914), в юности побыл членом боевой организации эсеров, два года отбывал заключение. В 1922-31 профессор Харьковского университета. С 1931 зав. отделом астрофизики, с 1933 – директор Пулковской обсерватории. Был всемирно известным астрофизиком; им впервые определено расстояние Солнца от галактической плоскости (1927), написана монография «Физика Солнца» (1933); возглавлял наблюдения  полного солнечного затмения 19.VI.1936. Арестован 29.VI.1936. Расстрелян 30.XI. 1937. Незадолго до ареста в редакционной статье журнала «Вестник АН СССР» № 4-5 можно было прочесть: «Совершенно неудовлетворительным было выступление на активе директора этой (Пулковской) обсерватории профессора Б.П.Герасимовича, который, по-видимому, извращённо понимает принципы советского единоначалия  в руководстве учреждением и до сих пор не сделал всех необходимых выводов из уроков враждебной деятельности бывших работников обсерватории». – (Одно существенное различие с Д.Г.Рохлиным – Б.П.Герасимович побыл революционером. Таких роковых различий судеб даже  по Дневнику Академика – немало.)

В августе 1936 – сентябре 1937 были арестованы 15 ведущих сотрудников Пулковской обсерватории. По обвинению в создании контрреволюционного центра из сотрудников обсерватории и геологических институтов во главе с Б.В.Нумеровым было арестовано свыше 100 геодезистов, геологов, астрономов и математиков из Ленинграда, Москвы, городов Украины, Ташкента.  20-26 мая 1937 в Ленинграде выездная сессия ВКВС приговорила к расстрелу радиофизика А.П.Константинова, сейсмолога П.М.Каратыгина, геофизиков П.П.Кузнецова, С.К.Гирина (научного руководителя завода «Геологоразведка»), М.А.Балдина, Ю.Н.Лепешинского. Все обвиняемые по «пулковскому делу» после 1956  реабилитированы (подробнее: Блеер В.Н. Официальные данные о судьбе пулковских астрономов // Историко-астрономические исследования. Вып. XXII. М. 1990; Еремеева А.И. Борис Петрович Герасимович (к 100-летию со дня рождения) // Земля и Вселенная. 1989. № 2.

Нумеров Борис Васильевич (1891-1941), член-корреспондент АН  (1929), с1923 профессор ПГИ, ЛГУ. В 1919 основал Главный вычислительный институт при Всероссийском астрономическом союзе, с 1924 до дня ареста – директор Астрономического института АН; организатор специальной комиссии астрономических приборов. Инициатор общей гравиметрической съёмки территории СССР. Арестован в октябре 1936, приговорён к 10 годам тюрьмы. Расстрелян 15.IX.1941 в г. Орле. Реабилитирован в 1956. (Подробнее: Нумерова А.Б., Невская Н.И Б.В. Нумеров (1891-1941) Последние годы жизни. Документы и воспоминания // Деятели русской науки XIX-XX вв. Вып. 1. СПб.: Дмитрий Буланин, 2001).

Иваненко Дмитрий Дмитриевич (1904-1994), физик. В 1929-31 сотрудник Харьковского физико-технического института, затем переехал в Ленинград, где был арестован 4.IV.1935 как «социально-чуждый элемент», приговорён к трём годам ИТЛ, заменённых ссылкой, работал в специальных конструкторских бюро в Свердловске, Киеве. С 1943 до конца жизни профессор физфака МГУ. Автор протонно-нейтронной модели строения атомного ядра (1932). Сталинская премия 1950; (подробнее: Косарев В.В. Физтех – ГУЛАГ и обратно (белые пятна из истории Ленинградского физтеха) // Чтения памяти А.Ф. Иоффе. СПб.: Наука, 1993. С. 105-177).

Крутков Юрий Александрович (1890-1952), физик, член-корреспондент АН(1933). Арестован 30.XII.1936, осуждён на 10 лет ИТЛ. Один из его солагерников вспоминал: «Юрий Александрович Крутков, наш Вольтер, с язвительной физиономией, полной сарказма, оживший бюст Гудона. Всесторонне образованный эрудит и энциклопедист, он очаровывал всех тонкостью своих суждений. В Центральное конструкторское бюро № 29 доставлен из канских лагерей, где работал уборщиком в бараке уголовников» (цит. по: In memoriam. Исторический сборник памяти Ф.Ф.Перченка. М; СПб.: Феникс – Atheneum, 1995. С. 176-177). С 1947 по отбытии срока работал в Абхазии, с 1949 – вновь профессор ЛГУ. В 1952 получил Сталинскую премию «за выполнение спецзадания». Реабилитирован и восстановлен в АН СССР в 1957.

Бронштейн Матвей Петрович (1906-1938), физик-теоретик, выпускник ЛГУ, друг и коллега Г.А.Гамова и Л.Д.Ландау; муж Л.К.Чуковской. Был арестован 6.VIII.1937. (См: Горелик Г.Е., Френкель В.Я. Матвей Петрович Бронштейн. М.: Наука, 1990. 270 с.).

Мы видим: потери естественных наук освещены довольно подробно литературой, а  о потерях наук гуманитарных источники значительно беднее. Долгое время о разгроме «буржуазной исторической науки» была лишь работа Брачева В.С. Дело историков 1929-1931 годов; опубликована СПб, 1998. О разгроме краеведения до появления альманаха Отечество №1, 1990 практически вообще ничего. Причина очевидна – естественные науки интернациональны, гуманитарные национальны в основе своей. Именно здесь проходил нерв первого двадцатилетия победы Октября, когда дело шло о выживании этого нерва как такового. Немало людей попало «на перековку» на стройку Беломорканала за то, что они, «видите ли, были романтиками, они не понимают космополитизма, они, видите ли, за Россию». Перед двухэтажным рубленым Управлением Беломорстроя до последних дней стройки красовался между двух сосен транспарант «Да здравствует Международная Социалистическая Революция!» (Канал имени Сталина, стр. 134-136). В этой связи показательна судьба исторической «школы Покровского», её создание, её монополия и полный разгром.

 

«Историческая школа Покровского».

Основателем «Школы» следует признать Луначарского А.В., наркома просвещения, коего М.Н.Покровский был заместитель. Осенью 1918 Нарком издал в Петербурге (так!) брошюру «О преподавании истории в коммунистической школе», расправясь в ней с этим предметом: «мёртвая история, загромождающая память фактами и цифрами хронологии, должна быть отброшена; преподавание истории с той точки зрения, чтобы научить людей идее постепенности, закономерности, эволюции, должно быть отброшено; преподавание истории в направлении создания народной гордости, национального чувства и т.д. должно быть отброшено; преподавание истории, жаждущей в примерах прошлого найти хорошие  образцы для подражания, должно быть отброшено. И поскольку эти четыре основы должны быть отброшены, остаётся очень мало от преподавания истории в старой школе».

Ничего круче Замнаркома придумать бы не мог, мешал багаж знаний,  ку-уда более солидный, чем у шефа. Навёрстывал заслуги, рьяно перестраивая школу и науку на новый лад – учить идее творческой роли социальных катастроф, жертвенной борьбе за свободу трудящихся всех стран, ненависти к эксплуататорам и «тёмному прошлому» своей страны, ставшей первой в мире страной, «где так вольно дышит человек».

Покровский Михаил Николаевич (1868-1932), большевик с 1905, в 1918-32  зам. наркома просвещения РСФСР, создатель Института красной профессуры (ИКП) и Общества историков-марксистов (ОИМ), с 1929 – академик. Один из организаторов перестройки АН СССР для «нужд социалистического строительства». После смерти М.Н. его понимание истории было объявлено вульгаризаторским и антимарксистским, восстановлены исторические факультеты в университетах и предмет истории в школах.  Подробнее: Артизов А.Н. Судьбы историков школы М.Н.Покровского (середина 30-х годов). // Вопросы истории. 1994 №7; его же – М.Н.Покровский: финал карьеры – успех или поражение? // Отеч. история. 1998 №1. С.77-96; №2. С.124-143. Уместно привести из последней публикации (с.140) характеристику М.Н.Покровского одним из его учеников, С.А.Пионтковским в своём дневнике: «Как большевик из профессорской среды Покровский  принёс в партию две вещи: неуклонное презрение и ненависть к профессуре, великолепное знание этой научной среды, отсутствие всякого фетишизма перед ней и прекрасное знание науки. (…) Это был человек с большими способностями, остроумный и парадоксальный. В личной жизни я знал его, начиная с 1920 г.; это был самодур и рабовладелец. Он не уважал людей и страшно ценил то политическое положение, которое имел. За него он держался зубами и в кровь грызся за увеличение и укрепление своего положения». (Тоже характерный текст).

Похоже, Сталин весьма не одобрял Покровского, но ценил его способность грамотно выступать против оппозиций, сплошь невежественных в полемике, притом опасаясь этой его способности вдруг учинить грамотный историко-революционный скандал, который сплотит против Генсека весь разброд оппозиционный; хороший пример – академик Вернадский в  пух и прах разнёс нахала Деборина и сам в политику ни ногой, надёжно лоялен и полезен… Торжественные похороны Покровского прошли без Сталина. Однако сразу после XVII партсъезда, когда Сталин («могильщик революции», ярлык Троцкого) взялся троцкизм окончательно хоронить, учеников Покровского привлекли к составлению учебников и возрождению академических кафедр Истории. Получилось – Учитель растиражированный, притом иные ученики калибром не слабее, к тому же почти все они «свои», выступают везде «свободно и раскованно»… И 27.I.1936 «Правда» публикует сообщение «В Совнаркоме Союза СССР и ЦК ВКП/б/», осуждающее «ошибочные исторические взгляды, свойственные так называемой «исторической школе Покровского». Аресты этих ошибистов начались уже год назад.

Статья «Судьбы историков школы М.Н.Покровского» называет более 50-ти имён арестованных с XII.1934 по IV.1939, (плюс «и др.», «и ещё ряд учёных»); обозначены  руководящие должности названных – профессора,  завкафедрами и деканы факультетов истории ЛГУ, МГУ, республиканских и областных университетов; замы и директора Институтов истории АН и Комакадемии, ЛИФЛИ, МИФЛИ, ГАИМК и ГБЛ; авторы, редакторы и заведующие отделами Энциклопедий и «Литературного наследства»,  издательств «История фабрик и заводов», «Пролетарий» и «Молодая гвардия», журналов «Историк-марксист» и «Пролетарская революция», «Красная летопись» и «Борьба классов» – о 15-ти из них  статья  рассказывает подробности, дающие абрис Школы в целом.

Основной её состав – местечковая молодёжь, местечковые самородки – крайние даты рождений 1896 – 1906; большинство родились в  стыковые годы веков XIX//XX – те самые «комиссары в пыльных шлемах»; есть среди них и сельские самородки, абсолютное  меньшинство. Все из семей служащих (вероятно, торговцев) и рабочих-кустарей; кончали реальные училища и гимназии, поступили в МГУ и ПГУ, за границей не учился никто. Некоторые попали на войну, воевать не  пришлось, не успели. Революция – второе рождение!

Мировая революция!! «Мы в легионы боевые связали ласточек»… (См. «Повесть о рыжем Мотэле» Иосифа Уткина, 1925.)

В.З.Зельцер (4.VIII.1905, Вознесенск Херсонской губ. –  8.X.1937, Магадан), из семьи служащего. Окончил коммерческое училище и профсоюзную школу. Пятнадцати лет отроду начал читать лекции в Николаевской губсовпартшколе; в 1925 издал свою первую книгу «Революционное движение в Николаеве»; не имея законченного среднего образования поступает в аспирантуру к М.Покровскому. В 1929 распределён ЦК ВКП/б/ в Нижний Новгород, руководит губернским Обществом историков-марксистов (ОИМ), преподаёт в пединституте, комвузе, ин-те подготовки кадров Ин-та красной профессуры. В октябре 1932 инициативой М.Горького переведён в Москву; ведущий сотрудник Института истории Комакадемии, один из руководителей издательства «История фабрик и заводов», много печатается, готовит книгу по истории Трёхгорной мануфактуры. 19 февраля 1935 на партсобрании заступается за своих арестованных друзей Анатольева и Парадизова, исключён из партии. Вскоре арестован, 9 мая 1935 приговором ОСО при НКВД –  на 3 года  Верхнеуральский политизолятор. Пишет в ЦК, требует пересмотра дела, объявляет голодовку – выдержал почти месяц! В мае 1936 этапирован на Колыму, прииск «Таёжный», там рассуждает об отсутствии партийной демократии, незаконных репрессиях, фальши советской прессы… 10 сентября 1937 тройкой УНКВД по Дальстрою приговорён к ВМН. 8 октября расстрелян. Из школьников М.Покровского – самый громкий, прямой и последовательный.

Совсем не то его друзья, за кого заступался он.

П.И.Анатольев (12.X.1897, Екатеринослав – 20.VI.1937, Москва), из семьи развозчика пива; после реального училища статистик в земстве, репетитор. В июне 1917 вступает в Бунд, секретарь Бердянского, затем Екатеринославского губ. союза кожевников. С1919 в РКП/б/, редактирует партийную прессу в Житомире и Екатеринославе, политработа в Красной Армии. Заканчивает историко-экономическое отделение Института народного образования, работает в издательствах; поступает в аспирантуру к М.Покровскому, но ближе сошёлся с другим педагогом из профи революционеров, Невским В.И. (наст. ФИО Кривобоков  Феодосий Иванович; 1876-1937), участник обеих революций, один из руководства Октябрём в Питере. 1918-19 Наркомпуть РСФСР, 1919-20 член Президиума и зампред ВЦИК. С 1924 – директор ГБЛ; ещё один из немалых числом, имевших своё представление о России, ничего общего не имевшее с действительностью, но уверенных, что будет по-ихнему ещё на их веку.

С 1930 Анатольев снс Ин-та истории Комакадемии; избран секретарём парткома института, но конфликтов и дискуссий избегает; много печатается, готовит книгу о Морозовской стачке и другую – о предистории марксизма в России. 2 февраля 1935 арестован за связь с «контрреволюционной группой  В.И.Невского». 5 мая приговором ОСО при НКВД – на 5 лет Верхнеуральский политизолятор. 18 октября 1936 пишет оттуда руководству НКВД о своей невиновности, просит пересмотреть приговор. Перевезён в Москву, обвинён в терроризме, с отчаяния 12 мая 1937 пишет Н.Ежову истеричное письмо: «…Зачем арестована моя жена Жемчужина Ольга Ивановна? Где она? Зачем разрушена моя семья? Зачем уничтожена моя научно-исследовательская десятилетняя работа? Зачем? Почему верят разной клевете людей, изолгавшихся перед партией..? Доколе мне нужно быть в тюрьме среди клоаки людских отбросов? Доколе?!..»  19 июня ВКВС приговорила его к ВМН, на другой день приговор был исполнен.

Его судьбу полностью разделил, невзирая на разницу возраста и ступеней карьеры, младший из трёх друзей П.П.Парадизов (1906, Людиново Калужской губ. – 20.VI.1937,  Москва), отец – земский фельдшер, затем заводской, мать домохозяйка. «Собственности они не имели, и вся семья жила только на скудный заработок отца.» На день ареста – тоже 2 февр. 1935 – зам. руководителя группы  истории пролетариата Ин-та истории Комакадемии,  зам. редактора «Литературного наследства». 5 мая 1935 ОСО при НКВД раздаёт разные срока изоляции фигурантам дела «к/р группы В.И.Невского»: самому директору ГБЛ Кривобокову-Невскому, его заму по науке И.Г.Кизрину, снс ИМЭЛ Бернштейну А.С.,  инструктору Ин-та массового заочного обучения при ЦК ВКП/б/ М.Л.Ципису и троим друзьям историкам пролетариата Зельцеру, Анатольеву и Парадизову, ему – 5 лет Челябинского политизолятора.

П.П. разрешена переписка, его навещает жена и 19 апреля 1936,  подобно своим        друзьям (и ещё многим сидельцам),  он совершает оплошность – пишет руководству НКВД наивное исповедальное письмо, признавая свои политические сомнения, объясняя их отсутствием самокритики и теоретической путаницей у руководства историческим фронтом; готовый исправить свои ошибки, просит пересмотреть свой приговор. Осенью его перевозят в Москву; далее содержание его «Дела» день в день и слово в слово повторяет «Дело» Анатольева – жизни обоих оборвали в один летний день в Бутырской тюрьме.

Для уяснения коллизии коснёмся ещё нескольких судеб.

Авторитетный историк-марксист, молодой профессор МИФЛИ С.А.Пионтковский арестован 7 октября 1936; при аресте, кроме личных документов, изъят Дневник арестанта, 17 ноября, на первом же допросе, предъявленный ему. Среди прочего, запись от 14 февраля 1930 ответом на всеобщую критику-самокритику гласила: «Вся твоя жизнь и писания – ничто иное, как чернильная клякса. А не то совершенно неожиданно для самого себя из твоих книг вдруг закричит классовый враг, и ты сам сделаешься рупором противоположного класса. Пишешь книгу, любишь её, возишься с ней, жалеешь, а потом окажется, что это ни что иное, как выражение классовых стремлений какого-нибудь буржуазного меньшевизма, троцкизма и ещё какой-нибудь чертовщины». – Золотые слова.

Ибо все они историю даже не переписывали, а сочиняли, выдумывали как бы на пустом месте, расцвечивая двойную жизнь и философию подпольщиков-нелегалов и очерняя поповщину, военщину, бюрократию, кулачество и черносотенство  – всё, что было  и уплыло и требовалось показать, что было исторически обречено. Болезненная нестыковка с действительностью ещё с конца 20-х годов  тревожила их, всех и каждого, не злонамеренного внутренне, но победителем усевшегося  в чужие сани с надеждою катить с ветерком и «за так».  Но чужими были не только сани – «Как кони медленно ступают,//Как мало в фонарях огня!//Чужие люди, верно, знают,//Куда везут они меня…» (Мандельштам, 1911). Чужих людей, при всех убылях их, оставалось тьма тьмущая, закрадывались сомнения-страхи… Правильно ли едем, в нужную ли сторону?.. Что-то долго и тряско? Не ошиблись дорогой?.. Между ездоков  пошли споры и раздоры, чреватые новыми оппозициями взрыво-пожароопасными… Пионтковский был осуждён ВКВС и расстрелян    8 марта 1937 года, в  один день со своими оппонентами Н.Н.Ванагом, зам.директора Ин-та истории Комакадемии; Г.С.Фридляндом, деканом истфака МГУ и А.Г.Пригожиным, директором МИФЛИ.

А.Г.Пригожин, теоретик исторического процесса и общественно-экономических формаций, участник громкой дискуссии по этой тематике, родился 17.Х.1896 в Смоленске, в семье кустаря-кожевника, учился в гимназии, был членом Бунда. В 1918 вступает в РКП/б/ и уходит на фронт, ответорганизатором ЦК КП/б/ Украины служит в политотделе  2-й Конной армии. В 1922 поступает в ИКП, по окончании преподаёт в Комуниверситете трудящихся Востока; примыкает к троцкистской оппозиции, после её выступления в 1927 исключён из партии, отправлен работать по специальности во Владивосток. Вскоре в партии восстановлен, перевёлся в Ленинград, работает зам. председателя Гос. академии материальной культуры (ГАИМК), затем директором ЛИФЛИ. В марте 1934 переведён в Москву, директор МИФЛИ; после убийства Кирова за троцкистско-зиновьевские связи в январе 1935 вновь исключён из партии, 11 апреля арестован. 7 июля приговором ОСО при НКВД сослан на 3 года в Уфу. Отбывал смирно (всё-таки не Магадан), писем «наверх» не сочинял, однако при подготовке «московских процессов» 1936 года вновь арестован и через Ленинград (!) доставлен на Лубянку. Выспрашивали его долго, много очных ставок, ВКВС осудила за террор…

Его товарищ по несчастью Г.С.Фридлянд, ближайший сотрудник М.Покровского и едва ли не самый способный и эрудированный из молодых историков-марксистов, родился 27 сентября 1897 в Минске «в семье рабочего-щетинщика» (кустаря?). С 1913 учится на юридическом факультете Петроградского психоневрологического ин-та (В.М.Бехтерева), там вступает в еврейскую соцпартию Поалей-Цион, в 1917-19 член её ЦК; вышел из П.-Ц. в 1921, поступил в ИКП. С1922 начал преподавать в 1-м МГУ, ИКП, Комуниверситете им. Свердлова. В 1931 серьёзно заболел, вернулся к преподаванию летом 1933. С 1 июня 1934 Г.Фридлянд – декан восстановленного истфака МГУ. Часто встречается с К.Б.Радеком, отводят душу в разговорах, какие тот же В.Зельцер вёл в открытую; притом Радек регулярно публикует шедевры политического сервилизма, подчас запредельно изобретательные, так Зиновьева с Каменевым проводил статьёй в «Известиях» от 21 августа 1936  «Троцкистско-зиновьевская фашистская банда и её гетман Троцкий»!

Фридлянд исключён из ВКП/б/ и арестован в конце мая 1936; как внештатный редактор издательства «Академия» он сотрудничал и с Г.Зиновьевым, и с Л.Каменевым, его тоже долго выспрашивали о разговорах с ними. 7 августа 1936 он письменно признался «в тяжких преступлениях перед партией»; за два месяца до его гибели 8 марта1937, в январе на 10 лет осуждён К.Б.Радек…

Из Бунда и Поалей Циона немало пришло в РКП молодых комиссаров, почти все они вдоль и поперёк пройдут красное болото Гражданской войны, иные в нём потонут. Явный буржуй среди школьников Покровского – Д.Я.Кин (1899/1900 – 8 февр. 1938) – пришёл в Компартию в апреле 1917 года  прямиком из семьи богатого торговца обувью. Уроженец  Одессы, студент Московского, затем Новороссийского ун-тов, став председателем Ревтрибунала, оставил в истории Одессы недобрый след (отмечен И.А.Буниным в «Окаянных днях»). С 1919 он армейский политработник, дослужился до зам. нач. агитпропа Политуправления РККА. В 1923-26 учился коммунизму в ИКП, затем учил коммунизму в нескольких вузах, был членом редколлегий нескольких журналов, стал зам. директора истпарта ИКП. Испортил ему карьеру трибунальский навык молодости – в одной из своих печатных работ он победительно указал на политическую «ошибку» Сталина в мартовские дни 1917-го, его выступление  на партконференции с позиции Л.Б.Каменева… «Ошибку» разъяснили партийные журналы, а Д.Я.Кина отправили в Хабаровск – «всего лишь» зам. председателя Крайплана и зав. агитпропом Дальневосточного крайкома партии… Однако в 1934 он возвращается в Москву на влиятельные должности в ИКП и Комакадемии; возвращения  эти мотивировались «острой нехваткой квалифицированных историков», притом иные из молодых историков-марксистов лично помогали комиссии Фигатнера, сломавшей жизни десяткам именно квалифицированных историков. Д.Я.Кин был арестован

20 августа 1937, никаких вин за собой не признал, но зимним днём осуждён ВКВС за троцкизм-терроризм и приговор исполнен без промедлений.

Начиная от середины 30-х, Кремль последовательно устранял из политики-идеологии всех, имеющих прошлый опыт организации политической борьбы и общественного мнения с позиций, не совпадающих отныне с Генеральною линией аврального построения социализма в одной стране;  также и тех, кто имел с ними тесные связи, общественные и родственные. Ибо все они, наподобие былой РСДРП, увлечённо разоблачали порочность «старого мира насилья», взамен рисуя разные воздушные замки, сами лишённые положительного наполнения бытия, волею-неволей становились точками, центрами притяжения протестных настроений, когда настало время работать, работать и работать, рук не покладая…

Ученик и критик М.Покровского Э.Я.Газганов (24 октября 1900, Стародуб Черниг. губ. –  26 октября 1937 Колыма) из служащих. Не закончив гимназии ушёл воевать («Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…»?), вступил в РКП, был политработником, в 1925-м, накануне поступления в ИКП – комиссар артиллерийского района Киевского в.о. Учась в «кузнице красных профессоров», продолжил политработу: вместе с А.И.Ломакиным и при поддержке комсомольских вождей Л.А.Шацкина, В.В.Ломинадзе, А.С.Кострова и Я.Э.Стэна организовал в парторганизации ИКП «левое меньшинство», стоящее за революционное строительство социализма, за свободу фракций и внутрипартийную демократию.

Распределён в ИМЭЛ, готовит к изданию 9 том собрания сочинений В.И.Ленина, одновременно – зам. редактора исторического отдела БСЭ. Нежданно ему припоминают его институтские инициативы и знакомства, объявляют строгий выговор и отправляют в Смоленск инструктором обкома; с 1932 он директор местного пединститута (бывшего университета). Но в феврале 1935 – новая чистка партии от замешанных в оппозиции – Газганов, как «не пользующийся политическим доверием» теряет работу. В Москве с трудом устраивается в Центральную научную сельхозбиблиотеку, но вскоре за былые связи с Шацкиным, Стэном и В.Д.Резником он исключён из партии, уволен с работы, а затем арестован и 21 мая 1936  осуждён Особым совещанием при НКВД на пять лет и этапом отправлен на Колыму. Через год, после «дела военных» и самоубийства начальника Главного политуправления Красной Армии Я.Б.Гамарника, родного брата жены Газганова Фани Борисовны, вероятно по этой причине, он снова арестован, а 14 сент. 1937 Тройкой УНКВД по Дальстрою приговорён к ВМН и 26 октября приговор исполнен.

Соратник Газганова по «левому меньшинству» и товарищ по несчастью в женитьбе А.И.Ломакин родился 4 апреля 1901 в селе Борисовка Курской губ. в семье священника. Резкое различие происхождения не помешало обоим прожить совсем одинаковые жизни с почти одинаковым скорым финалом. Едва закончив реальное училище, Ломакин ушёл в политику. В декабре 1917 вступил в РКП/б/, стал одним из организаторов Курского союза рабочей молодёжи, на I-м съезде РКСМ избран в ЦК. «Дан приказ – ему на Запад//Ей – в другую сторону,//Уходили комсомольцы на Гражданскую войну…» – Был политработником 13-й армии, членом Дальбюро ЦК РКСМ в Чите и Владивостоке, секретарём Смоленского и Николаевского губкомов комсомола, завотделом ЦК комсомола Украины. Осенью 1924 направлен на курсы марксизма-ленинизма Комакадемии, через год поступает на историческое отделение ИКП.

Распределён в ИМЭЛ, сектор лениноведения, готовит 16-й том второго издания сочинений Вождя революции. Нежданно и ему припоминают студентское вольнодумство, со строгим выговором отправляют в Ташкент, завкафедрой местного Комвуза. С весны 1931   А.И.Ломакин зам. зав. культпропотделом  Средазбюро ЦК ВКП/б/ и фактически руководит Среднеазиатским филиалом Института истории революции. Казалось бы, так ли уж худо?..

Но то ли курянину не по нутру азиатский климат-колорит, то ли местные националы не жалуют опальных русаков, то ли в столице  нужны «свои люди», то ли что-то ещё – летом 1933 Ломакин возвращается в Москву заведующим группой истории СССР Ин-та истории Комакадемии и завкафедрой истории партии Высшей школы профдвижения… Как  вдруг осенью 1936 его исключают из партии – «за неразоблачение врага народа» – своей жены Люции (Революции) Джапаридзе (1906-1988), историка, дочери одного из «26 бакинских комиссаров», расстрелянных в 1918! Но оставляют на работе в Институте… Как вдруг – арест 10 августа 1937, два допроса, очная ставка с В.Г.Фейгиным, бывшим секретарём      ЦК РКСМ, и Ломакина судит ВКВС! Из всех обвинений он признал лишь хранение двух тетрадей выписок из книг Троцкого «Моя жизнь», «Перманентная революция» и «Русская революция», которые давал читать семье Джапаридзе – 10 лет ИТЛ с конфискацией имущества… Дальнейшая судьба А.И.Ломакина не прослеживается.

Похожий финал карьеры и у ближайшего сподвижника М.Покровского И.Л.Татарова (Кагана; 1901, Вильно – ?, Дудинка), арестованного одним из первых, 18 декабря 1934, и обвинённого, правда, кроме троцкизма, ещё и в завышении партстажа и бытовом разложении, а осуждённом 15 января 1935 года ОСО при НКВД на 5 лет ИТЛ… Без вести пропал в  Севвостоклаге и его друг Я.С.Цейтлин…

Чтобы так вот люди исчезали – при полном непротивлении родных и ближних –  нужна тупая всеобщая привычка исчезновения людей и громадная всесильная структура, набившие руку кадры, материальная база. Ленинградский «Большой дом» на Литейном – штаб-квартира местного ОГПУ-НКВД – втихую построен одновременно с громким Беломорканалом, немалый и по меркам ХХI века. «Самый высокий дом Ленинграда, – невесело пошучивали современники,– с него Колыму видно». Или свердловский «Городок чекистов»  (квартал гостиницы «Исеть»)  – рукой подать от Ипатьевского дома (снесённого Ельцыным в 1977) – о населении того Городка по опыту П.П.Лазарева см. выше, стр. 331-32.

«Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, – к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом  – смысл и сущность красного террора.» – Лацис Мартын Янович (1888-1938), один из зачинателей и теоретик Красного террора; см. выше стр. 112. Эта откровенная памятка геноцида была опубликована лишь однажды, в дальнейшем её заменят лукавые «сфальсифицированные обвинения»…

Привычка к насилию нарабатывалась у населения с первых шагов Октября. О методиках Агранова и Зиновьева начала 20-х годов «ожечь-прижечь» «калёным огнём», то есть скорыми расстрелами см. выше стр.169-70.

Н.И.Бухарин, «любимец партии», к 10-летию Октября высказывается печатно и чуть  ли не весело: царевны, дочери Николая II, «в своё время были немного перестреляны, отжили за ненадобностью свой век, да и потеряли популярность в народе.» «Но по есененщине надо дать хорошенький залп». (Выделено в газете – «Злые заметки». Правда, 12 января 1927.) В дальнейшем он и Демьян Бедный (Придворов Ефим Алексеевич (1883-1945) в своих живописаниях извечной русской порочности зашли так далеко, что были одёрнуты сверху…

В.Киршон, один из литературных вождей, с трибуны XVI съезда ВКП/б/, помянув «оттенки» чуждых идей книги А.Ф.Лосева «Диалектика мифа», гвоздит: – А я думаю, нам не мешает за подобные оттенки ставить к стенке. (Аплодисменты. Смех.)

И подобного, и не только у Бухарина и  Киршона – немеряно!

И оба эти кроволюбивые болтуна, и оба ожигателя-прижигателя в особо крупных размерах, кровавые лацисы-петерсы и множество подобных им, «рыцарей революции», кто создавал людоедскую машину террора и обслуживал годами, и множество активистов «сознательного меньшинства» – идеологов и оправдателей террора – уйдут, порою толкая один другого,  в «жертвы культа личности», утаскивая за собою ещё и ещё… Под шумок, пользуясь случаем, не слабо усугубят мрачную картину многие тысячи «цыплёнков жареных, цыплёнков пареных» втихую, ради удобства личного прозябания, подставляя «органам» нехороших-неприятных родичей, сослуживцев, соседей, попадаясь и сами…

Ибо порядочность в революцьонных условиях легко становится глупостью, опасной дурью, а подлость воспроизводится обвально, в геометрической прогрессии, потому «Есть у Революции начало – нет у  Революции конца!» – излюбленный слоган  Баламута, врага рода людского, плодящего гнусиков с их вечной непримиримостью изощрённой к чужим и чужому при трепетной заботливости о своих и своём. Глашатаем бесконечной (перманентной) революции в России выступил Л.Д.Троцкий, оттого вся лживая безжалостная практика геноцида, каким обернулась для России та революция, получила в речах и статьях ярлык троцкизма. Большой народ, как водится, безмолвствовал, без слов разумея и принимая народившийся культ Удерживающего, как единственную управу на всевластный троцкизм. И к году 37-му мельница Красного террора, устроенная для перемалывания побеждённых, станет массами забирать в перемол и победителей – «половина зэка из ЦеКа»…

Рождённые в те годы – вторая половина 30-х – спустя 20 лет, уже после Мировой войны, после  нашей Победы в ней и голодухи послевоенной, после хрущёвского ХХ съезда и Первого спутника Земли наслышаны были по молодой-то впечатлительности, как всё у нас могло быть лучше, скорее и бескровнее, не случись в 37-м году культа личности  Сталина с его Большим террором против честных коммунистов. Следовали скупые подробности и среди них мелькнуло, что дымовою завесою, прикрытием начала Большого террора была кампания, посвящённая 100-летию трагической гибели великого поэта А.С.Пушкина… Достаточное представление о размахе и мобилизующем настрое тех всесоюзных траурных торжеств даёт материал Инета «Пушкинский юбилей 1937 года».

(Продолжение следует)

Борис Белоголовый 

 Ссылки на части 1,2,3.

https://archive.voskres.ru/literature/library/belogoloviy.htm

https://archive.voskres.ru/literature/library/belogoloviy1.htm

https://archive.voskres.ru/literature/library/belogoloviy2.htm

 Ссылки на части 4,5.

https://voskres.ru/literaturnaya-stranica/biblioteka-literaturnaya-stranica/po-doroge-k-noosfere-2/

https://voskres.ru/literaturnaya-stranica/biblioteka-literaturnaya-stranica/po-doroge-k-noosfere-3/

Борис Белоголовый

Последние новости

Похожее

Приятели

Как-то раз, в начале июля, собирала я подосинники возле забора, выходящего на соседнюю дачу. Камушек упал ко мне сверху в корзинку, ударил в крепки подосинник. Откуда? Кто это может быть?

Наш Пушкин

Первая мировая война, окончание которой мы отмечали в ноябре 2018 года, просматривая передачи Евровидения, а кому повезло, видя все своими глазами…

Взрыв на реке Вилие

Рассказ человека, который не погиб во время Великой Отечественной войны, тогда как часть его, увы, так и остается "без вести пропавшей" по сей день, вместе с теми, кто тоже "без вести"... Иван Тимофеевич Кузнецов всю свою жизнь старался вернуть память павшим и себе...

Мгновенья прекрасной и яростной жизни

...Потом был поставленный студенткой Лиозновой институтский спектакль«Кармен», где Инна Макарова танцевала придуманный Лиозновой испанский танец. Герасимов как раз ставил «Молодую гвардию». Позвал Александра Фадеева. Тот увидел и сказал: «Это же Любка Шевцова!»...