На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Тайна беззакония  
Версия для печати

Послесловие к "Трехтысячелетней загадке"

Написано через много лет после публикации книги

Я перечёл свою книгу об истории еврейства ("Трёхтысячелетняя загадка"), и чувство, которое я испытал, было – неудовлетворённость. "Уж раз автор за­махнулся на такую широкую историческую перспективу, – думал я, – то он мог бы сделать больше конкретных наблюдений, освещающих современное положе­ние и возможное будущее мира". Это я и хочу в некоторой степени попытаться восполнить здесь. При этом все факты (включая и цитаты) берутся из моей кни­ги. Естественно, выводы, к которым я прихожу, в некоторой степени повторяют книгу (или являются уточнением высказанных там мыслей).

Прежде всего, из всех собранных в моей книге фактов следует, что среди каких бы народов ни жили евреи, они всегда рассматриваются этими народами как опасные чужаки.

Конечно, взаимоотношения ростовщика и его должника, помещика и кре­стьянина и т. д. вызывают трения и часто приводят к межнациональным кон­фликтам. Но поразительно то, что наряду с армяно-азербайджанскими проти­воречиями, трениями между русскими и украинцами и т. д. всегда (то есть на протяжении всего периода, от которого мы имеем надёжно датированные ис­точники) упоминается ещё одна нация (или религиозная группа?). Это явление ведь можно наблюдать в течение примерно трёх тысяч лет! Так что оно должно было бы стать предметом серьёзных исторических размышлений. Причём в пе­риоды резкого изменения условий жизни та же самая нация (или религиозная группа?) часто с невиданной энергией участвует в этих изменениях и всегда именно в более радикальном лагере. (Как можно было видеть в Германии в пе­риод "революционной ситуации" в 1920-е гг. и как произошло в нашей стране трижды за XX век: в период революции 1917 г . и её укрепления, в период кол­лективизации около 1930 г . и во время "перестройки" в 1990-е гг.) Причём в ре­зультате таких радикальных изменений жизни в нашей стране погибало каждый раз много миллионов людей: крестьян, защищавших свою землю, или уже не сопротивлявшихся крестьян, или просто людей (в том числе и детей), не научив­шихся "играть по новым правилам".

Само изложение фактов может происходить на самых разных уровнях – от никак не аргументированных и ни на чём не основанных заявлений (например, Диодор Сицилийский или Манефон утверждают, что евреи – это египтяне, зара­жённые какой-то кожной болезнью и изгнанные из Египта) – до корректного, компетентного, хотя и очень осторожного обсуждения какой-то конкретной ситу­ации, вроде книги Вальта и Мершаймера "Израильское лобби" – "The Israel Lobby", но тот же основной вопрос подразумевается. "Вопрос" же заключается в том, что небольшая часть населения страны определяет некоторые важные стороны её жизни. Собственно, аналогичную точку зрения подтверждают и древ­нейшие (из надёжно датированных) еврейские религиозные тексты. Для проти­водействия обсуждению этого "вопроса" применяется по всему миру (в разные времена) широкий диапазон средств: тюрьмы, суды, казни, журналистика и СМИ. То, что большинство народов, сталкивавшихся с еврейством, восприни­мает его как потенциальный источник опасности, поясняют слова современного (и печатающегося в России) автора – Д. Фурмана: "Везде, во всём мире роль евреев в прогрессистских и революционных движениях всегда была совершен­но не пропорциональна их удельному весу в населении". То есть (в согласии с высказываемой в моей книге точкой зрения) принципиальные изменения в об­ществе совершаются согласно некоторым общим законам, и их инициаторами ни в коей мере нельзя считать евреев. Но когда ход Истории приводит к слому традиции, к резкому изменению жизни, тогда возникают "прогрессистские и ре­волюционные движения", в которых роль евреев "всегда была совершенно не пропорциональна их удельному весу в населении".

Как показывает материал, собранный в моей книге, в последние несколько веков влияние евреев во всём мире резко возросло — это, в последние деся­тилетия, связано с процессом, называемым "глобализацией". Кажется, что выполняются суждения немецкого публициста В. Марра, писавшего (в XIX в.) в книге "Победа еврейства над германством": "Мы покорены, да ещё нам запре­щено об этом говорить". Как же в таком положении будут существовать другие народы мира? (Ведь из многих фактов, приведённых в моей книге, видно, что мстительность — существенная черта еврейской психологии, и их участие в "про­грессистских и революционных движениях" часто стимулировалось стремлением к мести за препятствия на пути к желаемым ими преобразованиям.) Поэтому можно предположить, что победа того "прогрессистского движения", которое во всем мире сейчас возглавляется евреями, приведёт во всём мире к террору, аналогичному тому, который свирепствовал в нашей стране в 20-е и 30-е годы прошлого века. Кажется, что у человечества нет стратегии, способной этому противостоять. Но мне представляется, что такой путь возможен. О нём я и хо­чу здесь сказать — это и есть основное содержание настоящей работы.

Для оценки всей ситуации важно отметить, что "еврейский вопрос" сущест­вовал, как рассказывается в моей книге, примерно так же давно, как это мож­но проследить по письменным источникам. Точнее говоря, в ту эпоху, в которую человечество существовало в форме государств. (А на обсуждение более широ­кой исторической эпохи мы и не замахиваемся.) Так, ряд античных авторов на­зывают тот "Исход из Египта", о котором рассказывает Библия, — "изгнанием". Во всяком случае, ту эпоху можно считать первым письменно зафиксированным проявлением " еврейского вопроса". Но тогда он отнюдь не был "решён", о чём свидетельствует вся дальнейшая история еврейства. Уже на нашей (по крайней мере – на моей) памяти Гитлер не раз говорил об "окончательном решении еврейского вопроса", но в чём заключалась эта "окончательность", как часто бы­вало с планами Гитлера — было не ясно. Ведь большая часть еврейства находи­лась тогда в Америке, и повлиять на их судьбу Гитлер никак не мог. Таков исто­рический диапазон, в котором проявляется "еврейский вопрос". Из этого (и других фактов, собранных в моей книге) можно сделать вывод, что "вопрос" в принципе неразрешим (по крайней мере, в эпоху государственного существо­вания народов). Этот тезис подробнее обсуждается в моей книге. То есть по крайней мере в ближайшие века мы обречены Историей жить с евреями, а они — с нами. Иначе говоря, разумный выход заключается в том, чтобы научиться жить с этим вопросом, который, видимо, не может быть "решён" в настоящих исто­рических условиях. "Вопрос" же для нас заключается в том, чтобы при этом со­существовании мы смогли сохранить своё национальное лицо.

Намёк на тот образ жизни, который мог бы удовлетворить этим условиям, содержится в одном замечании В. В. Розанова. В явной связи с тем же "вопро­сом" он обращает внимание на то, что аналогичная ситуация существует и в жи­вотном мире. А именно: большинство нам известных животных являются или травоядными, или плотоядными. Причём, как замечает Розанов, травоядные объединяются в большие стада, а численность плотоядных каким-то образом удерживается на сравнительно невысоком уровне. Эта аналогия между неевре­ями – травоядными и евреями – плотоядными, подтверждается многими аргу­ментами.

Во-первых, это аргумент численности, указанный Розановым. Действитель­но, даже в период господствующего положения в каком-либо обществе (напри­мер, в нашей стране в 20-е годы или сейчас в Израиле), евреи, несмотря на свою известную "плодовитость", какой-то неизвестной силой удерживаются в жёстких пределах, в то время как окружающий народ плодится, хотя и находит­ся в худших материальных условиях.

Во-вторых, принципиальная роль плотоядных и травоядных в жизни доволь­но близка. Собственно, это растения обеспечивают существование всех живот­ных, превращая солнечный свет в питательные вещества. Травоядные питаются растениями, а плотоядные – травоядными. Но всё же травоядные совершают некоторую часть процесса питания, которая используется плотоядными и без ко­торой они не могли бы существовать. В подтверждение рассматриваемой ана­логии я хотел бы обратить внимание на то, что евреи активны и часто полезные своей деятельности, но они способны лишь, так сказать, "работать на уже вспа­ханном поле". Например, Мендельсон, Малер или Берг были, несомненно, та­лантливыми музыкантами. Но они смогли проявить себя только тогда, когда бы­ла создана западная музыка – Габриэлли, Шютцем, Бахом, Гайдном и др. Или в России евреи были очень активны в последние века (не будем обсуждать слож­ный вопрос — было ли это во благо или на горе аборигенам) — но в любом слу­чае это было возможно лишь после того, как страна была распахана и создано русское государство. И так же обстоит дело с любым видом деятельности, как подробнее описано в моей книге. Но главный вклад в мировую культуру, обыч­но приписываемый еврейству, – это создание монотеистической религии. Од­нако ведь это было то направление, в котором двигалась мысль всего человече­ства в те века! Так, у Гомера часто встречается выражение "Зевс и Судьба так решили". У Платона часто вместо слов "Боги" встречаем — "Божество". Наконец, самым радикальным шагом в направлении монотеизма — была реформа египет­ского фараона Эхнатона, примерно за 1350 лет до Р. X. Она явно оказала реша­ющее влияние на религиозное мышление всего Ближнего Востока. Так что и здесь мы встречаем проявление той же черты.

Да, наконец, я и сам сталкивался с этим явлением. У меня было много уче­ников – евреев. И некоторое число евреев, у которых я учился. Это были талант­ливые и (что особенно важно) — трудолюбивые математики. Но ведь нельзя за­бывать, что сама физико-математическая концепция мира, в рамках которой мы все работали, была создана западно-европейскими (романо-германскими) на­родами. А представители других наций – евреи, русские, китайцы, индусы и т. д. – являются лишь продолжателями уже заложенной традиции.

Третьим аргументом в пользу рассматриваемой аналогии является то, что плотоядные (например, кошки) могут существовать и охотиться, только если они мало заметны. В частности, они должны всё время вылизывать себя, устраняя запах (это замечание принадлежит А. Г. Ефремовой). С этим можно сопоставить неприязнь евреев к обсуждению "еврейского вопроса". Например, в моей кни­ге несколько раз цитируется книга В. Топорова "Двойное дно". В предисловии автор описывает своё парадоксальное положение "не своего" ни в какой национальной группе, что придаёт его наблюдениям своеобразную интересность. В частности, говоря о "еврейском типе поведения", он пишет "...среди опозна­вательных признаков надо, несомненно, назвать болезненную реакцию на саму постановку еврейского вопроса, зачастую присущую и людям нееврейского про­исхождения, состоящим в браке с евреем или еврейкой, особенно при нали­чии детей".

Между этими сопоставлениями и реальными проблемами, которые сейчас встают перед человечеством (или встанут в ближайший век), имеется прямая связь. Обратим внимание на то, что влияние еврейства во всём мире (в разви­тии капитализма, в социалистическом движении и в постсоциалистическую эпо­ху) стало особенно заметно в последние десятилетия, совпадая с периодом гос­подства европейской (или, как её иногда называют, Западной) цивилизации в мире. Но в нескольких моих работах (публиковавшихся последние лет 10) я при­водил аргументы, указывающие на то, что эта цивилизация сейчас клонится к упадку. Происходящий сейчас экономический кризис – лишь одно из подтверж­дений этих мыслей. Вероятно, Западная цивилизация из этого кризиса сумеет как-то выбраться, но он является лишь репетицией её глобального краха. Мож­но думать, что неизбежное (как мне представляется) крушение господства За­падной цивилизации над всем миром даст возможность как-то по-новому пост­роить отношения между еврейством и другими народами. Собственно, в этом заинтересованы и сами евреи, так как другие народы должны сначала "вспахать поле", на котором, как выше было отмечено, они и способны трудиться. Но вряд ли они сами способны это осознать. В их "генетическую программу" твёрдо за­ложена уверенность в том, что они призваны быть "учителями человечества".

Иначе говоря, тогда это изменение отношений станет реально возможным. Но произойдёт ли это в действительности — зависит от нашего поведения (и по­ведения наших потомков). Здесь приходит на ум мысль, высказанная Достоев­ским в одном черновом наброске: "Все эти парламентаризмы, все исповедуе­мые теперь гражданские теории, все накопленные богатства, банки, науки, жиды, – всё это рухнет в один миг и бесследно – кроме, разве, жидов, которые и тогда найдутся как поступить, так что им даже в руку будет работа" (Собрание Сочинений. М., 1984, т. 26, стр. 167—168). Это высказывание звучит сейчас гру­бо из-за употребления слова "жиды", которое в настоящее время является бран­ным. Но ведь когда писал Достоевский, оно таким не было. Стоит заменить это слово любым употребительным сейчас синонимом, и мы получим поразительно точное предвидение того, что действительно произошло в России – сформули­рованное за 40 лет до предсказываемых событий.

В такой ситуации естественно вспомнить об обсуждавшейся аналогии, под­меченной впервые, вероятно, Розановым. Ведь и травоядные, и плотоядные су­ществуют на земле многие миллионы лет. И, пользуясь указанной аналогией, можно подметить формы возможного сосуществования евреев и других наро­дов, не посягающие на национальное существование этих других народов. Ведь надо же верить опыту жизни!

В частности, травоядные животные существуют, объединяясь в большие стада. Параллельно этому можно предположить, что народы земли способны обеспечить своё автономное существование в форме более или менее нацио­нально-однородных государств – что и происходит на протяжении всей истории (примером является современная Россия). Нации, объединённые в такие госу­дарства, должны выработать в себе "образ плотоядного", опасного для нацио­нального существования. Народы, следуя инстинкту самосохранения, должны стремиться охранять нацию от проникновения "чужаков" на позиции, существен­ные для её жизни.

С примером такого поведения я сталкивался, когда гулял когда-то по окре­стностям Москвы в обществе своей собаки. Собака явно напоминала коровам волка. Поэтому, увидев её, объединённые в стадо коровы опускали головы и, выставив рога, наступали на собаку. Этот приём, видимо, эффективен — он да­ёт возможность диким травоядным защититься от хищников. Например, как рас­сказывают зоологи, волки редко нападают на оленя, находящегося внутри ста­да, иначе они рискуют быть убитыми рогами или копытами оленей. Чаще волки задирают больного оленя, отставшего от стада.

Таким образом, ряд давно выработанных природой приёмов служит для поддержания численности популяций травоядных на постоянном уровне. Эти же приёмы, с соответствующими изменениями, могут служить (и давно служат) аналогичной цели в социальной жизни человечества. Разумеется, изменения бу­дут иметь место — не напрасно же вид Homo sapiens тысячи лет существует в со­стоянии человечества. Должно же было выработаться отличие современных на­ций от стада коров!

*Наш современник   № 11, 2009

Игорь Шафаревич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"