На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Тайна беззакония  
Версия для печати

Зачем самочинные церкви на Украине сгоняют в одну «поместную»

Очерк

Украина – ахиллесова пята Русской цивилизации. И не отрубить эту «пяту», и защитить её непросто. Здесь мы ведём речь не о Церкви и церковном народе, а о среде псевдоцерковной, особые надежды на которую возлагают ненавистники Русского мира. Рассчитывают, что, дотянувшись до Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП), сумеют дотянуться и больно ударить по Русской Православной Церкви, этой тысячелетней скрепе Русской цивилизации. 

А удар по УПЦ МП, судя по всему, планируется. Отставленный от руководства ведомством безопасности, но рвущийся в украинскую политику бывший шеф СБУ Валентин Наливайченко, работающий на США, однажды очень показательно проговорился и объявил Православие («православный фундаментализм» на его языке) главным врагом «независимой» Украины. Это не простая проговорка. Кто бы ни произнёс сакраментальную фразу «после крушения коммунизма наш самый главный враг – русское Православие», она должна была стать и стала политической установкой для тех, кто ведёт многовековую борьбу с Русским миром. Приходится слышать и другие высказывания подобного рода. О том, например, что «православная идея симфонии – гармоничного единства общества, государства и религии – представляет явную проблему для принятия либеральной демократии», что «православная идея… осложняет принятие капитализма, потому что конкуренция и индивидуальное предпринимательство считаются морально отталкивающим проявлением жестокости и алчности…» (социолог Питер Бергер, статья «Религиозный плюрализм в эпоху плюрализма»). При этом у идеологов глобализма нет претензий ко всевозможным протестантским деноминациям (проще говоря – сектам), к раскольникам любых мастей и калибров, нет претензий (возможно, до поры до времени) и к Римско-католической церкви, потому что «Римская католическая церковь… после продолжительного периода жестокого сопротивления… успешно адаптировалась к плюралистической конкуренции». А вот к Православию претензии есть. И именно к Русскому Православию, которое в отличие, скажем, от Православия в Греции, Болгарии, Румынии, чей суверенитет ограничен членством в НАТО и ЕС, недосягаемо для прямого воздействия идеологии глобализма. 

Для шовинистического украинского политикума, для этих людей, живущих в расцерковлённом мире и давно превративших религию в инструмент политики, навязчивой идеей со времён президента Кравчука является создание «единой поместной украинской церкви, отдельной от Москвы, но канонической, под юрисдикцией Константинополя». Они давно бы этот план осуществили – и украинские власти «за», и среди части архиереев УПЦ МП есть необходимое «понимание», и Фанар готов идти в этом случае навстречу. Да только церковный народ, наиболее стойкая часть священства и часть архиереев видят в попытках разрыва духовного единства с Патриархом Московским и всея Руси приближение апокалиптических времён; люди готовы принять и мученичество, но не покориться. Режим с готовностью поддержал бы создание из раскольников и самосвятов новой псевдоцерковной «поместной» структуры на том пути, который радикалам кажется самым прямым (отнятие храмов, поджоги, репрессии против верующих), но «достижения» такого рода откровенно сомнительны, православные бы их не приняли. Поэтому украинские власти не оставляют попыток решить дело, так сказать, по-хорошему.

Механизмы и схемы создания «канонической поместной церкви» на Украине сочиняются неустанно. Они различны, они совершенствуются. Очередная попытка свести в единую «каноническую» структуру две рождённые духом раскола псевдоцерковные организации – «Украинскую православную церковь киевского патриархата» («филаретовцев» из «киевского патриархата» - «КП») и самосвятов из «Украинской автокефальной православной церкви» («УАПЦ») завершилась в июле неудачей.

Новому объединительному предприятию предшествовал ряд драматических событий. В феврале 2015 года, в годовщину переворота, скончался глава «УАПЦ» Мефодий Кудряков. Его судьба, как и судьба большинства людей, причастных к расколу Русской Церкви, была полна метаний и крутых поворотов. В 1995 году он, состоя в одной организации с Филаретом (анафематствованным и отлучённым от Церкви Михаилом Денисенко), обвинил «филаретовцев» в убийстве бывшего главы «КП» Владимира Романюка (возглавлял «КП» в 1993-1995 годах). Кудряков порвал с Филаретом и перешёл в «УАПЦ», которую со временем и возглавил. Романюк действительно погиб при странных обстоятельствах после того, как обвинил Филарета, своего заместителя, в краже церковной кассы и собирался, согласно данным киевского Управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины, осуществить комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности «киевского патриархата».

Почти через 20 лет после того скандала, в день смерти Кудрякова (февраль 2015 г.), Филарет, торжествуя над оппонентом, призвал «УАПЦ» возобновить переговоры «относительно объединения двух ветвей украинского Православия». Вскоре появилось на свет «духовное завещание» Кудрякова, который призывал из гроба (цитируем) «к продолжению многолетнего курса УАПЦ на сопричастие с Вселенским патриархатом (Фанаром. - С.А.), продолжению диалога с епископатом УПЦ КП и украиноцентричной частью епископата УПЦ во главе с митрополитом Александром (Драбинко) об объединении в единую поместную и канонически признанную Вселенским Православием Православную церковь». Вслед за этим премьер-министр Арсений Яценюк направил письмо главе Константинопольской православной церкви с предложением вновь (после провала аналогичной попытки во времена Ющенко) поддержать «объединительную» инициативу украинских раскольников. Патриарх Варфоломей, который зависит не только от своей американской паствы, но и от официального Вашингтона, с живостью откликнулся. В начале апреля он сообщает в своём послании Яценюку: «… наше желание, как и желание большинства украинцев, заключается в том, чтобы Православная Церковь в Украине стала единой». Патриарх Варфоломей прямо подбадривает в этом письме своего адресата - то ли сайентолога, то ли грекокатолика, то ли иудея: «Если, с Божьей помощью, вы сделаете всё, что в вашей власти... мы как Константинопольская Церковь-Мать сделаем то, к чему мы обязаны святыми канонами…» И далее в том же духе: с выражением поддержки объединению двух псевдоцерковных структур и провозглашению альянса раскольников «Украинской церковью». 

После смерти Кудрякова, обнародования его «завещания» и переписки патриарха Варфоломея с Яценюком дело, казалось, сдвинулось. «КП» и «УАПЦ» создали объединительные комиссии. Начались переговоры. Стороны вели споры, плели интриги, вспоминали друг о друге нехорошее, искали компромиссные решения… 8 июня состоялось первое совместное заседание объединительных комиссий. На мероприятии присутствовали в качестве наблюдателей и, очевидно, «гарантов каноничности процесса» два иерарха, относящиеся к юрисдикции Константинополя: один от украинской церкви в США, второй – в Канаде (есть у Фанара такие «украинские православные церкви»). Договаривающиеся стороны составили документ, в котором выразили желание объединиться. В документе был оговорен дальнейший распорядок действий, установлена повестка. Дабы придать задуманному особую символичность, датой объединительного собора было предложено сделать «14 сентября 2015 года, день церковного новолетия», местом проведения мероприятия – Святую Софию Киевскую (на Руси всего три древних Софийских собора - в Новгороде Великом, Полоцке и Киеве).

Однако всё сорвалось...

***

Представитель Отдела внешних церковных связей УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич отозвался о возможности превращения двух неканонических структур в одну каноническую дипломатично, но сугубо скептически: «Ведь там не будет нашей Церкви. УПЦ КП и УАПЦ – церкви, непризнанные мировым Православием. Некоторые их представители говорят, что в случае объединения их признает Константинопольский патриархат. Но это невозможно». Действительно, невозможно. Однако у «филаретовцев» и самосвятов – свои резоны: им пообещали. 

И вот 9 июля во время второго совместного заседания объединительных комиссий «КП» и «УАПЦ» разразился скандал… Один из «филаретовцев», страстно ратующий за объединение двух расколов, сообщил в сетях: «УАПЦ развернулась на 180 градусов и полностью отреклась от всех интеграционных договоренностей с УПЦ Киевского Патриархата, причем не устных, а письменно зафиксированных! Шокировала всех, кто просто наблюдал за процессом, и тех, кто принимал в нем участие…»

Что же произошло? На встрече выяснилось, что верхушка «УАПЦ» отвергла ряд ранее согласованных с «КП» положений. Малочисленная и маловлиятельная «УАПЦ» пожелала объединяться со сторонниками Денисенко на равных, чтобы делегатов на «объединительном соборе» было поровну. Зашёл спор и о том, кто возглавит новую структуру. Уступать Филарету в «УАПЦ», как выяснилось, не намерены. В «киевском патриархате» вознегодовали, посчитав, что объединение на принципах равенства «несправедливо и неприемлемо». Мол, «КП» имеет поддержку, «согласно опросам», 44% населения Украины, а «УАПЦ» - поддержку всего-навсего 1,5 % населения. 

Откуда взялись эти цифры, неизвестно, но чуждое Церкви радение «филаретовцев» о демократии как-то понять можно: объединяться на равных с малочисленной «УАПЦ», влияние которой колеблется в пределах статистической погрешности, раскольникам из «КП» обидно. Вместе с тем надо сказать, что «УАПЦ» откровенно брезгует иметь дело с «киевским патриархатом» и не доверяет ему. Взаимное неприятие было зафиксировано и в официальных документах. Дважды «УАПЦ» принимала «решение о воздержании от общения с главой УПЦ Киевского Патриархата». Проявлялось это и на личностном уровне… Один из многочисленных советников украинского президента и ярый сторонник «киевского патриархата» Олег Медведев с отчаянием восклицает: «Киевский Патриархат разочарован и расстроен таким окончанием очередной – пятой за 20 лет – попытки вести диалог с УАПЦ». За 20 лет? Они не забывают. Да и мы помним. 

18 июля исполнилось 20 лет со дня побоища на Софиевской площади, спровоцированного «филаретовцами», боевиками УНА-УНСО и спецслужбами. 

Этот кровавый инцидент, имевший место в 1995 году, сегодня можно расценить в ретроспективном плане как преддверие будущего майдана. Глава пресс-службы УПЦ МП Василий Анисимов в статье «Скелеты в шкафу филаретовского раскола» пишет: «Леонид Кучма жестко подавил провокацию: ОМОН избил, потравил слезоточивым газом не только боевиков, но и прикрывавших их депутатов, и послов западных держав – обливаясь слезами, с Софиевского майдана бежали в разные стороны и Леонид Кравчук, и дипломаты, и филаретовцы, по крайней мере, двое из них погибли в давке — в память о них был установлен крест. В отставку были отправлены премьер-министр Украины, правоохранители». Примечательно, что правоохранители на первых порах «плотно занялись филаретовским мафиозным спрутом: под псевдорелигиозной крышей обнаружили и коммерческий банк, и бизнес-структуры, занимающиеся всем чем угодно – ввозом иномарок, торговлей бытовой техникой, нефтью и т.д. на миллионы долларов…». Однако на Кучму со стороны Запада было оказано давление. Бывший украинский президент до сих пор так и не рассказал, хотя грозился это сделать, «всю правду» о побоище 18 июля 1995 года. Вот и Денисенко в 20-ю годовщину тех событий не стал призывать к их расследованию. Ему тоже есть что скрывать. И вспоминаем мы сейчас о тех событиях лишь потому, что это была первая попытка организовать «единую поместную церковь» для анафемы-Филарета. 

Не приходится сомневаться, что профессиональные украинские шовинисты с провалом попытки номер пять не смирятся. В самое ближайшее время следует ожидать попытки объединения раскольников из «киевского патриархата» со сторонниками Александра Драбинко – фактического главы украинствующей пятой колонны в УПЦ МП. Их многое сближает. Оба полагают себя в первую очередь украинцами, а христианами – в самую последнюю… Оба – и Денисенко, и Драбинко – обвинялись в своё время в совершении уголовных преступлений, а последний ещё и в похищении монахинь. Однако здесь речь не о попытках их «объединения», свидетелями которых мы, видимо, вскоре станем. 

Сегодня уместно напомнить слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, сказанные им шесть лет назад, во время архипастырского визита в Киев 28 июля 2009 года: «Сегодня мы чтим память Святого Владимира, который великим деянием – Крещением Руси – содействовал основанию нашей Поместной церкви, которая уже 2000 лет существует... Есть Поместная церковь в Украине, если бы ее не было – не было бы сегодня Украины… Патриарх Московский и всея Руси живет в Российской Федерации, в городе Москве, но это Патриарх Московский и всея Руси... И здесь нет никакого империализма, никакого господства одних над другими, здесь есть ясная православная эклезиология: Патриарх – это отец для всех вне зависимости от того, какого цвета паспорт в кармане».

С этим мы и подходим к торжествам, посвященным 1000-летию успения Крестителя Руси, святого равноапостольного князя Владимира.

Степан Ахматов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"