На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Тайна беззакония  
Версия для печати

Лицензия на матерщину

Кто выдал её Воронежскому камерному театру и его художественному руководителю Михаилу Бычкову?

Этот текст начался с того, что в редакцию позвонила наша постоянная читательница. Мужу на день рождения, с учетом того, что они оба страстные театралы, дочь подарила  два билета на спектакль «День города» в Воронежском камерном театре.  И хотя прямо на билетах красовалась фраза: «В спектакле звучит ненормативная лексика. Категория 18+»,  они не обратили на  неё особого внимания. Пока в буквальном смысле не были шокированным откровенным матом со сцены. Они с трудом удержались, чтоб не покинуть зал при первых же проявлениях модернизма по-бычковски. И,  если бы спектакль шел с  антрактом,  так бы и сделали. Но,  как  интеллигентные люди, сидя в первых рядах,  просто постеснялись причинять неудобства соседям. Не стали мешать другим зрителям  наслаждаться «высоким искусством» и дотерпели до финала.

 

И пища для размышлений…

Вышеозначенное предупреждение о наличии ненормативной лексики есть и в анонсе этого спектакля на сайте театра. А ещё там написано: «Реальная жизнь делает шаг на театральную сцену. Спектакль уникален тем, что основой для него послужила не пьеса, а живая речь воронежцев - та, которую мы ежедневно слышим на улице. Зрители увидят город с разных ракурсов, глазами разных его обитателей, у каждого из которых своя история и свои переживания. Граница между реальностью и тем, что происходит на сцене, если не стирается окончательно, то уже едва различима - такой подход нетипичен для российского репертуарного театра. Да и для воронежского Камерного театра тоже. Спектакль-сенсация, спектакль-эксперимент. "День города" не для тех, кто ищет в театре просто развлечение и отдых. Он адресован тем, кто ждет от театра живых эмоций и пищи для размышлений».

Размышления нашей читательницы, правда,   не в пользу театра и его худрука и режиссера спектакля. «Мы с мужем вышли с чувством гадливости, - сказала она,  – как будто нас с ног до головы облили грязью. Мы такого просто не ожидали.  Главный же вывод спектакля – в Воронеже живут люди злые, убогие, несчастливые… Город наш плохой! И ничего хорошего авторы спектакля здесь у нас не увидели. С чем я, категорически не согласна. Поэтому больше в Камерный театр не пойду!» 

С одной стороны,  после памятного всем Платоновского фестиваля, в рамках которого Бычков просветил воронежцев в области современного эстонского театра, где на мате актёры просто разговаривали. Напомню, что в спектакле «Оптимистическая трагедия» горячие эстонские парни показали воронежским зрителям не только свой талант, но и всё что у  них есть ниже пояса. После этого ничему вроде бы и не стоит удивляться.

Но с другой стороны, правовая ситуация у нас в стране меняется не в пользу эстонского театра и модерниста Бычкова. Правда, до недавнего времени правовое поле, защищающее нас от всякого рода матерщинников, рядящихся в тогу творцов,  было похоже  на лоскутное одеяло. К примеру, газета «Экономика и жизнь – Черноземье» (№1, от 18 января, 2014 года) в материале «Безнравственность в квадрате?» рассказала об альманахе «Жители меловых гор»,  совместном издании Департамента образования , науки и молодежной политики Воронежской области и Арт-группы «Квадрат». Авторы этого альманах не стесняются ради рифмы   и  самовыражения   откровенно матерится. Газета,  цитируя творцов, которых благословил воронежский  наробраз, лишь обозначила бранную лексику первой и последней буквой. Но даже в этом случае бдительный Роскомнадзор оштрафовал издание  за то,  что мат и в этом случае легко угадывается и прочитывается. А значит,  газета нарушила закон!  Сам же альманах, где матерятся без пунктиров,  им не подсуден, так как не является средством массовой информации!  Они,   как знаменитый герой Райкина отвечают только  за пуговицы, то есть за СМИ. В книгоиздании же, которое в правительстве с ельцинских времен  пор курирует хитренький либерал Сеславинский,  до недавнего времени была  воля вольная для всякого рода извращенцев типа Сорокина.  

Но  с 1 июля 2014 года  со сцены и в книгах безнаказанно   материться уже  нельзя! По инициативе депутата Госдумы  от Саратовской области Людмилы  Боковой, которую поддержал знаменитый кинорежиссёр Станислав Говорухин,   принят  Федеральный закон от 05.05.2014 № 101-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном языке Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка".  Закон запрещает использование нецензурной брани в СМИ, во время кинопоказов и при исполнении произведений искусства на публику. Нарушение закона влечет штраф от 2000 до 2500 рублей для граждан, от 4000 до 5000 для должностных лиц и от 40 000 до 50 000 рублей для юридических лиц.

При этом,  для так называемой обсценной лексики оставлена небольшая лазейка. Закон предписывает, что фильмы, песни и книги с матом (кроме продукции СМИ) продаваться могут, однако лишь в специальной упаковке с указанием «Содержит нецензурную брань». Для тех, кто проигнорирует данное требование, предусмотрены аналогичные штрафы. В случае повторного нарушения положений закона, штрафы увеличиваются. Для граждан наказание составит от 2500 до 5000 рублей, от 5000 до 20 000 придется заплатить должностным лицам (также предусмотрена дисквалификация на срок от 6 месяцев до 1 года) и от 50 000 до 100 000 рублей штрафа предусмотрено для юридических лиц (либо их деятельность может быть приостановлена на срок до 3 месяцев).

Новые статьи 6.26 и 6.27, защищающие нас от матерщины, появились и в     Кодексе об административных нарушениях.  Специально для Бычкова укажем, что отныне  «организация публичного исполнения произведения литературы, искусства или народного творчества, содержащего нецензурную брань, посредством проведения театрально-зрелищного, культурно-просветительского или зрелищно-развлекательного мероприятия влечёт наложение административного штрафа…» Конечно, Бычков знает об этом законе. Но почему продолжает его нарушать? Кто выдал лицензию ему на мат?

От «Каина» до матерщины

Напомним, что общественность Иркутска во главе с Валентином Распутиным оказалась более прозорливой и в своё время после скандальной премьеры «Каина» в православном храме, спектакля поставленного Бычковым по пьесе Байрона, заставила последнего покинуть город. А Воронеж, русский город, где в  культуре   всегда была сильна партия космополитов-либералов еврейского происхождения,  не только приютил беглого посредственного режиссера. За эти годы стараниями  определённого рода критиков создан миф Бычкова.   Для либеральной воронежской тусовки  Бычков, со своим,   судя по всему с еврейским происхождением, раз родителей своих стесняется и в инете не найти ничего про его маму и папу, бабушек и дедушек, стал символом творческой свободы и новаторства.  Ладно  что еврей, евреи тоже разные, есть совсем русские по сути своей и по своим ощущениям, но творческий  путь Бычкова не содержит даже намёка на  прорусскость, а скорее говорит о  тотальной  антирусскости.

О том, как происходило восхождение Бычкова,   недавно напомнил нам анонимный сторонник Воронежского культурного фронта, передав ксерокс статьи замечательного журналиста Виктора Лиходзиевского «Душная территория, или Камера-обскура», опубликованной в газете «Берег» в 2005 году (№12, т 11 февраля). Вот как Виктор отвечает на вопрос,  как был назначен Камерный театр главным в городе. «Табачников, Кройчик, Анчиполовский, го­ворят, разругались с режиссером драмтеатра Ивановым (если не разругались - то как объяснить, что Иванова на московских и международных фестивалях ценят больше, чем в родном Воронеже?) и решили любить Камерный. Постепенно, кстати, и из-за его камерности тоже, вокруг театра  образовывался ореол театральной святости - о Ка­мерном в СМИ либо хорошо, либо ничего».  На наш взгляд, дело даже не в мифической ссоре,  а в извечном свойстве малого народа кучковаться. После прихода на воронежское губернаторство Алексея Гордеева, упомянутая троица еврейских критиков только упрочила своё влияние. А Табачников так даже возглавил областной совет по культуре. А Анатолий Иванов, увы, уже покинул этот мир.

 Но вернемся в 2005 год. Предваряя вопросы о театральной премии,  Лиходзиевский далее пишет, что во всех случаях её получают друзья «друзья жюри»: «Ведь что такое «Золотая маска»? Это детище Эдуарда Боякова, ра­ботавшего некогда в воронеж­ском ТЮЗе, кажется, завлитом, активного и предприим­чивого человека. Помимо пе­речисленных качеств Бояков обладает еще одним - судьбо­носным для Камерного театра - он друг Михаила Бычкова, бывшего главрежа того же ТЮЗа. Эдуард Бояков нашел нефтяных спонсоров, привлек брэнд в виде известного актера театра и кино Тараторкина – и вот вам «Золотая маска».

Ну а  тех же, кто вне этого дружеского круга  мнимые успехи «модного театра»  Бычкова всегда вызывали  удивление.  Вот что писала по следам «Золотой маски» о спектакле Камерного театра  «Фрекен Жюли» в «Теат­ральной жизни» (№5, 2002) московский критик Светлана Овчиннкова: «Отказываюсь по­нимать экспертный совет, при­гласивший спектакль откровенно самодеятельный и не вызывающий ничего, кроме растерянности. Заимствован­ная режиссура, актерская не­внятность…».

 Лиходзиевский в своей статье делает очень тонкие замечания о том, что театр  Бычкова – это театр теней, отражение поверхностного мира, где важен не человек, а функция, технология.  Продолжая эти рассуждения, заметим, что Бычков,  по сути,  яркий представитель так называемого  мидкульта, продукт  разложения высокой культуры. Как и масскульт он полностью подчинен зрителю, но всегда пытается выдать себя за подлинную вещь, эксплуатируя при этом открытия авангарда. Пошлость, приправленная высокомерием и мнимым глубокомыслием и ненависть, боязнь маленького, простого человека, который всегда был в центре внимания настоящего русского искусства – вот что такое театр Бычкова.  В одном из интервью Бычков  откровенно признался: «Я знаю в Воронеже большое количество прекрасно воспитанных, интеллигентных людей, но все-таки основная масса воронежцев ассоциируются у меня с серым монолитным роем, двигающимся в сумерках «на салют» с пивными бутылками в руках».

Спектаклем «День города»  режиссер мстительно рассчитался с этим «роем». И специфический зритель Бычкова это как раз те, кто считает себя выше  «серой массы». Это и есть как раз в большинстве своём  настоящие жлобы, лишенные чувства сострадания и сочувствия, лишенные христианского взгляда на человека как на образ Божий.  В русском театре по меткому замечанию Николая Гоголя всегда был смех сквозь слёзы, всегда был «видимый миру смех и невидимые миру слёзы». У Бычкова – обыкновенная «ржачка», с презрением к осмеянному и униженному…

И Бог бы с ним с ним, с Бычковым и его театром. Обозначить бы этот театр красными флажками как «душную территорию» для особого рода зрителей. И пусть там наслаждаются все кому не лень «высоким искусством».  Но государство, областная власть тратит полмиллиарда рублей налогоплптельшиков,  на новое здание Камерного театра, которое уже в народе прозвали «крематорием». И на что? На то, чтобы Бычков мог выразить своё презрение к «основной массе» воронежцев, и рассказать избранным о страданиях лесбиянки?

 

Культурное строительство по-воронежски

На этом фоне как-то особенно горько и обидно воспринимается вот такой  факт нашего так называемого культурного строительства. Как известно, в России  не так много регионов, которые  могут предъявить миру свою причастность к жизни и творчеству гениального русского поэта Михаила Лермонтова, 200-летие со дня рождения которого,  праздновал весь  мир. В  Воронежской губернии Лермонтов побывал весной - летом 1840 года  и гостил  у своего друга Александра Потапова. В селе Семидубравное Семилукского района  от барской усадьбы, где бывал поэт,  мало что сохранилось, но флигель, в котором он жил до сих пор цел и там живут люди.  Пятнадцать лет (!) тому назад местные энтузиасты изготовили памятную доску по этому случаю. Но тогда и местная власть, и сами жильцы попросили не вешать её. Мол,  для начала надо бы привести в порядок изрядно обветшавшее здание. Но, увы, напрасно местные патриоты вместе с Лермонтовым ждали, что губернская власть обратит внимание на этот достопримечательный уголок, который помнит великого поэта.  Показательно, что само село и весь район – это зона ответственности депутата Воронежской областной Думы, председателя областного парламента Владимира Ключникова.  Как водится, он и на этот раз бодро отчитается, как много он сделал в округе в Год культуры… А вот про великого поэта просто  забыл.  Местные же краеведы Владимир Князьков и  Александр Канаев  спустя 15 лет, 14 октября, на Покров, накануне юбилея поэта  всё-таки установили памятную доску  на обшарпанное здание флигеля. Как укор областной власти, которая потратила бездумно сотни миллионов, на сомнительное удовольствие в новом здании Камерного театра сопереживать страданиям лесбиянки… И не нашла сил и средств на восстановление усадьбы, которую освятил своим присутствием русский гений.

 

P. S.  Пока материал готовился к печати на спектакле «День города» побывал один из лидеров Воронежского культурного фронта (ВКФ)  Николай Ганибаев.  «Спектакль "День города", - высказал он своё мнение, -  рисует наш Воронеж, как отсталую провинцию, в которой на фоне разрухи бродят несчастные горожане, все мысли которых сконцентрированы на выпивке или на похоти или на бездеятельном ностальгировании о прошедших временах. Неоднократно повторяется мысль, что Воронеж заполонен сейчас неприятными равнодушными людьми. Пожалуй, самым положительным деятельным персонажем показана несчастная лесбиянка, главной проблемой в жизни которой является отсутствие возможности официально выйти замуж за подругу. Этот спектакль является откровенным плевком в Воронеж и его жителей».  Как нам стало известно, в итоге правление ВКФ приняло решение обратиться по факту нарушения закона со стороны Камерного театра  в прокуратуру. 

Святослав Иванов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"