На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Тайна беззакония  
Версия для печати

«Патриотическая» комедия Владимира Мединского,

меняющего свои взгляды и симпатии в зависимости от конъюнктура рынка

«Мы должны давать чёткие сигналы,

куда мы идём, чего мы хотим".

Дмитрий Медведев

 

Некто Владимир Хомяков в "Литературной газете" под заголовком «Патриотическая комедия» поместил вот этот текст:

"Чиновников в нашей стране не любят. И, если честно, есть за что. Когда сторонами конфликта являются чиновник и, скажем, писатель, совсем нетрудно предположить, на чьей стороне окажется общественное мнение. Тем более что вполне в традициях российской интеллигенции определять свою позицию в подобном случае исходя не из того, кто прав, кто не прав, а из того, кто свой, кто чужой.

Недавно довелось мне принять участие в общественном обсуждении одного проекта, предложенного Министерством культуры. Суть его в следующем. Есть в Москве по адресу Комсомольский проспект, 13, исторический особняк, который находится в собственности государства, но занимает его на правах безвозмездного пользования Союз писателей России. Точнее – его центральный аппарат. Как сложились подобные «арендные отношения» – отдельная история, но, что важно, как условие бесплатной эксплуатации в обязанность СПР было вменено памятник архитектуры отремонтировать и в субаренду его не сдавать. Разумеется, никакого ремонта за 23 года и в помине не было, зато в субаренду «золотые» площади в центре Москвы до недавнего времени сдавались вовсю. Благо было что сдавать: из якобы работающих в аппарате СП РФ «на общественных началах» сотрудников ни я и никто из моих знакомых отродясь не видел живьём больше четырёх-пяти человек, считая охранника у входа. Занимаемые же «писателями» площади даже сегодня – более 1400 кв.м.

При этом Министерству культуры из недр аппарата не раз прозрачно намекали, чтобы оно само, за свой счёт, отремонтировало исторический памятник, а затем снова передало его аппарату СПР. Министерство, понятное дело, упиралось, но когда дело дошло до проблем с фундаментом, сумело-таки найти деньги на реставрацию. Причём – привлечённые, а не бюджетные. Об общественном обсуждении проекта АУИПИК по реставрации здания и созданию на его базе Дома российской литературы «ЛГ» уже писала (№ 24). Но наряду с аппаратом СПР теперь планируется здесь разместить целый ряд других писательских и издательских организаций, а кроме того – профильные СМИ, детский центр, библиотеку, литературное кафе… Естественно, столь разумный проект на слушаниях поддержали все присутствующие. За одним-единственным исключением, коим, как нетрудно догадаться, стал СПР, нипочём не желающий ни делиться «своими» площадями, ни на время реставрации поменять их на более скромное помещение на Берсеневской набережной.

Так что вскоре, могу побиться об заклад, следует ожидать очередное трагикомическое действо с организованными «протестами писателей-патриотов» по поводу «отнятого у них чиновниками здания». А теперь – внимание, дорогие сограждане. Скажу смелую вещь: чиновник в споре с нечиновником не всегда априори бывает неправ. К примеру, если горький пьяница, пропивший квартиру, встаёт у префектуры с плакатом «Мне негде жить», требуя предоставить ему другое жильё, которое также можно приватизировать и пропить, мы, при всей нашей нелюбви к чиновникам, вряд ли будем на его стороне. Вот и в истории с особняком речь совсем не о том, что «злые министерские чиновники отбирают дом у российских писателей». Скорее, дело обстоит как раз наоборот: министерство пытается вернуть государственную собственность, которую прибрала к рукам одна из общественных организаций и, вопреки договору, не ремонтировала здание, а использовала для получения коммерческой выгоды.

В сухом остатке есть у особняка на Комсомольском, 13, всего три варианта дальнейшей судьбы. Либо завалится он, похоронив под обломками немногочисленных «собак на сене» из аппарата СПР, причём отвечать за это будет министерство, на балансе которого здание находится. Либо и сегодня уже рулящий хозяйственными делами в СПР ловкий господин Переверзин найдёт способ наложить руку на здание и «правильно» им распорядиться (такие мелочи, как нахождение чего-то в чужой собственности, его никогда не останавливали). Либо здание останется в государственной собственности, будет отреставрировано и станет действительно родным домом для всех, имеющих отношение к литературе. Для Союза писателей России – в том числе".

 

Расправа над русской литературой – дело неприличное, грязное, мракобесное. Вот и используются для этого дела никому неизвестные Хомяковы и всем известные модификации михаилов веллеров, произведенные медийными фабриками в качестве ГМ-писателей.

А текст Хомякова, изображающий министра культуры В. Мединского в виде архангела Гавриила, а Союз писателей России – в виде змия, процитировал я полностью, потому что он слишком красноречиво свидетельствует о том, что проект превращения дома Союза писателей России в "Дом российской литературы" Мединскому приходится строить даже не на песке, а на сплошном вранье.

Во-первых, два с половиной года назад государственная комиссия состояние здания признала вполне удовлетворительным. Что могло случиться со зданием, простоявшим почти триста лет и после передачи его Союзу писателей России капитально отремонтированном?

Во-вторых, Союз писателей России не "прибрал к рукам" свой дом , а получил его в пользование в 1970 году по решению Правительства, получил на тех же правах, на каких получали дома или помещения для работы все другие писательские организации – от союзной, до республиканских, краевых и областных. Просто в Москве Союз писателей России оказался единственным, кому власть не позволила приватизировать свой дом в собственность. И, значит, теперь имеет возможность его отобрать. А что касается "ловкого господина Переверзина" и прочих не менее ловких, то и сам Владимир Мединский вступил именно в Союз писателей России, как в старейший, объединяющий все регионы России и все национальные российские писательские организации. Но это не значит, что писатели позволят решать судьбу своего Союза людям, которые либо озабочены лишь собственным благополучием, либо, как Мединский, одержимы желанием расправиться с литературой, сохраняющей, вопреки "либеральным стандартам", высокие традиции русской культуры и духовности.

Опять же, самым наглым и самым бесстыдным враньем является и то, что автор статьи в "Литгазете" в Союзе писателей России "отродясь не видел живьём больше четырёх-пяти человек, считая охранника у входа". Бесстыдным потому, что ни главный редактор "Литгазеты", ни сам Мединский, я уверен, ничего не имеют за душой такого, ради чего они, уважаемые, могли бы работать бесплатно в течении ряда лет. А аппарат Союза писателей России – работает. Пусть и по укороченному графику, но и при этом у Союза писателей по стране проходит мероприятий не меньше, чем у Министерства культуры.

И, к тому же, большинство мероприятий Министерства культуры проводятся с целью разложения и уничтожения культуры.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на самого Мединского: "У нас самый большой, один из самых затратных проектов года – строительство государственного центра современного искусства на Ходынском поле за 5 миллиардов рублей. И главная его задача – поиск и работа с новыми художниками, творцами, с экспериментаторами. Такие же центры существуют по стране. Есть в Екатеринбурге, в этом году будет восстановлен и отремонтирован центр в Нижнем Новгороде, создается в Самаре. Мы строим центры инновационного развития на Дальнем Востоке, в Калуге и Первоуральске. И открываем в ближайшее время по всей стране еще 50 многофункциональных культурных центров, одной из задач которых будет работа с молодыми авторами, художниками, сценаристами, драматургами, писателями. Это – системная политика министерства, и на это выделяются значительные деньги".

Чтобы понять, что такое "современное искусство", достаточно ознакомиться со скандальной деятельностью галериста Марата Гельмана, которого из Перми местная творческая интеллигенция своими протестами выперла как шарлатана. А под "многофункциональными культурными центрами" подразумеваются Дома новой культуры (ДНК), проект которых год назад был презентован в Калуге Владимиром Мединским вместе с Александром Мамутом как одним из основателей института «Стрелка» (профилируется на "производстве знаний, новых идей и оптимальных способов их реализации" и Владиславом Сурковым.

Смысл проекта, имеющего столь красноречивую аббревиатуру – ДНК – уточнил калужанам Владислав Сурков: «В Калуге должно быть известно то же, что и в Нью-Йорке, и в то же самое время, а не с 10-летним опозданием, как это принято в России» . То есть огромные деньжищи все-таки вкладываются не во влияние Калуги на Нью-Йорк, а наоборот, и не в"миссию культуры как инструмента передачи новым поколениям свода нравственных, моральных, этических ценностей, составляющих основу национальной самобытности", как об это мечтается даже и в проекте "Основ государственной политики в области культуры", недавно презентованном Администрацией Президента РФ , а в изменение самого генного кода нашей культуры. Изменения в национальных интересах США, чтобы, значит, молодежь наша наконец-то поняла, почему дебильное изображение фаллоса на питерском разводном мосту было увенчано государственной премией.

И это при всем том, что Мединский свою немалую зарплату получает не от Конгресса США, как Саакашвили в его бытность президентом, а из российского бюджета. И как же тут не содрогнуться от признаний Збигнева Бжезинского в том, что «Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России».

Были в Калуге для весьма рьяно "обустраивающих" Россию гостей выставлены и образцы "нового искусства" в виде десяти деревянных ракет, силуэтами своими почему-то напоминающих черт-те что, а так же нечто под названием «Блестящая мысль» в виде зазаборной свалки из деревянных спиралей автора Николая Полисского, творчеству которого сам Сурков, дабы ускорить процесс нашей всеобщей дебилизации, уже успел посвятить свое покровительственное эссе.

А Александр Мамут в деле развития "современного искусства" делает ставку "на трудных подростков". Видимо, потому что подростки нетрудные, читающие приличные и умные книжки про умных и настоящих художников, могут и не опуститься до маразматического уровня любимого сурковского художника Николая Полисского.

А Союз писателей России лишь своим авторитетом, а не бюджетными средствами только что провел церемонию установления копии Знамени Победы на самом западном рубеже нашей Родины, в Калиниградской области. И такую же копию Знамени передал возвратившемуся в Россию Севастополю. И еще проводит патриотический детский конкурс "Гренадеры вперед!", чтобы, значит, на нашу молодежь влияли не только рассадники нетрадиционной морали типа находящегося в ведении Минкульта "Гоголь-центра", а и то, что подразумевается под понятием "духовных скреп". И если уже во многих и многих зарубежных странах стоят памятники Пушкину, то опять же, без помощи Мединского, без государственных средств, лишь своею духовной властью над сердцами и умами граждан, любящих Россию, их устанавливает наш писательский Союз. И однажды такой же памятник от нашего Союза устанавливался в Южной Корее. А корейцы решили приурочить его открытие к визиту в их страну Президента РФ В. Путина. И Владимир Путин охотно поучаствовал в столь важном событии. И вот мне теперь интересно: не получил ли Мединский от Президента какую-нибудь грамоту или медаль за Пушкина аж в Корее? Потому что Союз писателей России никаких благодарностей из Кремля пока еще не получал. Если, конечно, не считать прошлогоднего поручения Президента Мединскому и Собянину помочь писательскому дому с ремонтом крыши и покраской фасада. Ну и еще – вопреки информационной блокаде Союза писателей России и всего того, что связано с русской литературой, – некоторые государственные СМИ об открытии памятника Пушкину упомянули в новостных сообщениях.

Но я бы согрешил против Мединского, если бы умолчал о том, как однажды его ненависть к русской литературе принесла даже и пользу интересам России.

Было это, когда против позиции Президента В. Путина по судьбе Крыма (как и против всего, что противоречит национальным интересам США!) активно выступили в СМИ все или почти все самые любимые Мединским писатели (ну, сам же Мединский постоянно заявляет: "Мой любимый беллетрист Борис Акунин…", "Мне нравятся книги Улицкой…").

А с письмом в поддержку патриотической позиции Путина объявились лишь русские писатели, среди которых были фронтовики Юрий Бондарев, Михаил Годенко, Семен Борзунов, Михаил Лобанов, а также Валентин Распутин, Валерий Ганичев, Михаил Ножкин, Альберт Лиханов, Виктор Лихоносов, Виктор Потанин, Юрий Лощиц, Александр Бобров и многие-многие другие. И очень многие сайты и блоги принялись это письмо из "Российского писателя" перепечатывать. То есть, русские писатели на волне интереса к теме Крыма вдруг оказались в центре внимания.

И Мединскому пришлось поставить свое Министерство на уши, чтобы появилось такое же письмо в поддержку, но уже с подписями иными, ему угодными, номенклатурными. И сам же журналисту "Газеты. ru " изложил версию появления этого письма: "На заседании одной из секций Общественного совета при Минкульте коллеги высказались, что звучные голоса тех известных творческих деятелей (хоть их и ничтожно мало), кто не поддерживает курс президента в отношении Крыма и Украины, звучат чуть не из каждого утюга. А голоса многих тех, кто поддерживает, — нет".

То есть, всех этих Бондаревых, Годенко, Распутиных, Лихоносовых Мединский за людей не признает. Но наверняка они были рады, что оказались не одинокими, что уже и прикормленная Кремлем номенклатура хоть разочек, пусть и по команде Мединского, но не во вред, а для пользы Отечества пальцем пошевелила.

Я могу лишь сожалеть о том, что в представлении нашего министра культуры работа Союза писателей России заключается лишь в кафешных посиделках, литтусовках и разных прочих сейшенах, что самую важную для литературы работу ведет такая писательская организация, как Пен-клуб, вся деятельность которого состоит лишь в сочинении писем в защиту национальных интересов США (с этими "интересами США" я то и дело повторяюсь, но – независимым от США Китаю и Венесуэле наши деятели культуры и писатели пока еще не спешат продаваться). И после того, как на "общественном обсуждении" своего "проекта Дома российской литературы" (за счет русских писателей и на их обломках!), у представляющего Союз писателей России Николая Иванова было даже не спрошено, сколько кабинетов нужно Союзу для его полноценной работы, я отношусь к Мединскому точно так же, как жители Донецкой и Луганской областей относятся к Коломойскому и Порошенко, возмечтавшим отдать их родную и, заметьте, новороссийскую, а не украинскую землю американским копаниям типа Burisma Holdings, DuPont, Monsanto и прочим для добычи сланцевого газа и производства ГМ-продуктов. И если пиарщикам проекта Мединского мое возмущение кажется " трагикомическим действом с организованными протестами писателей-патриотов по поводу отнятого у них чиновниками здания", то мне так не кажется. Страшной бедой, а не трагикомедией для меня является тот факт, что наш министр культуры ведет войну против русской культуры и литературы. С моей точки зрения, это такое же, хоть и, слава Богу, не кровавое преступление, как и расстрел граждан Украины гарантом их прав и свобод…

…Если Ельцин ввел моду на игру в теннис, то Путин своею мюнхенской речью ввел моду на патриотизм. И если на пике ельцинского правления патриоты шагали по Москве многотысячными толпами и с криками "Банду Ельцина под суд!", то на пике путинского "возрождения Державы" патриотическая Россия ненавидит болотных протестантов, после возвращения Крыма поднимает рейтинг Путина уже даже и повыше Адмиралтейского столпа.

То есть, у "патриота" Мединского появилась надежда, что в тесноте всеобщего ликования "отряд не заметит потери бойца". И на "общественном обсуждении" судьбы Союза писателей России он весьма патриотично объявил: «Наша тема проста: есть разрушенное здание, этим имуществом управляли крайне плохо, это последний осколок собственности Союза писателей СССР, который находится в ведении министерства, все остальное расползлось. Мы предлагаем спасти здание».

Но вот только народ не безмолствует. И в качестве первой реакции на эту державную поступь Мединского я по электронной почте получил от коллеги из Санкт-Петербурга вот эти строки из пушкинского "Бориса Годунова":

И на народ ярмо опять

Хозяин новый, непорочный

Воодрузит, как благодать,

Неукоснительно и прочно.

И далее была такая приписка: "Даже у нас в Питере ходят слухи, что подвалом в доме Союза писателей России уже завладели родственники Мединского, а вы там в Москве сопли жуете".

Увы, такие слухи поползли и по Москве, когда у писателей был отнят подвал и верхний этаж, и когда вдруг с очень даже большим размахом началась реконструкция подвала (площадь 674 кв.м), вроде бы уже вполне обустроенного и под кафе, и под рестораны и под всё то, чем Мединский мечтает украсить Дом российской литературы. И сам же Мединский масла подлил в эти тлеющие слухи: на "общественном обсуждении" своего проекта почему-то ушел от ответов на вопросы, касавшиеся судьбы подвала. И тем более, почему-то не стал он отвечать на вопрос о том, кто будет инвестировать "спасение здания".

Да и странно, что в соответствии с Приказом от 12.08.2013 г. № 1129 Министерства культуры Российской Федерации согласована передача подвала в аренду Автономной некоммерческой организации содействия развитию кулинарного искусства и культуры общественного питания (АНО "СРКИ И КОП") для оказания услуг общественного питания со сроком аренды на 10 лет. Какая связь кулинаров с российской литературой?

А ведь мы знаем, что по нынешним законам памятник архитектуры во владение получает тот, кто его ремонтирует. И не владелец ли подвала втихую оказался инвестором? А если оказался, то на каких условиях? И не получится ли так, как это всегда у нас получается: после пары лет ремонта смета расходов вдруг удвоится, и надо будет в авральном порядке искать дополнительные средства. И придется умолять владельцев подвала спасать бесценный памятник архитектуры. Бесценный в том смысле, что по закону, приобретая памятник архитектуры в личное пользование, можно потратиться лишь на его ремонт.

Не получится ли так, что Мединский спит и видит, как войдет в подъезд своего частного дворца, помнящего не только Шолохова и Твардовского, а и декабристов, и многих прочих важных представителей древних аристократических фамилий?

Я бы на месте Мединского эти слухи развеял прежде, чем брать на себя грех расправы над нашей русской литературой.

Тем более, что и борьба Музея им. Андрея Рублева с внедрившимся на его территорию рестораном не закончилась успехом только потому, что, как пишут на своем сайте музейные работники, министр культуры занял позицию ресторана, а не культуры.

Но слухи о том, какая на самом деле судьба готовится писательскому дому – это всего лишь слухи.

Я вполне допуская, что подвалом в писательском доме завладел некто Мединскому незнакомый, и, может быть, даже на конкурсной основе завладел. Я допускаю, что и инвестор для "спасения здания" был найден Мединским законным способом. И вполне возможно, что в условиях санкций против российских госчиновников со стороны США и Единой Европы Мединский на расправу Союза писателей России пошел, чтобы иметь какие-то заслуги перед Западом. Чтобы позвонить кому-то в США и доложить: «Можете спокойно спать. Писательского гнездовища государственников и патриотов в России больше не существует. Остались только такие, как я». Чтобы в наше очень и очень неспокойное время затем уже и самому спать спокойно. Ну, докладывал же Горбачев 25 декабря 1991 года президенту США о том, что СССР больше не существует. И теперь Горбачев в ус не дует.

 

…В следующих своих публикациях я, конечно же, продолжу размышления о зловещей "патриотической комедии" нашего государства в области литературы и культуры. А пока предлагаю читателям все-таки угадать, что стоит за проектом Мединского:

а) желание внести свой вклад в зачистку русской литературы и за это получить от Конгресса США надежную крышу?

б) мечта о том, чтобы в старинном доме, помнящем Шолохова и Твардовского, декабристов и многих иных представителей знатных родов России, поселился новый аристократический род Мединских?

 

…Или давайте по примеру жителей Новороссии начнем писать обращения к Президенту РФ В.В. Путину с просьбой защитить нас от (аж страшно сказать!) культурного геноцида.

Ведь для этого в наш писательский дом даже не надо вводить войска!

Николай Дорошенко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"