На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

«И стонет раненое Слово, стучась в оглохшие сердца…»

Литературная композиция по творчеству Николая Рачкова

1. О том, что вначале было Слово, и Слово было Бог, «звонкий жаворонок России», современный петербургский поэт Николай Рачков не то, что помнит и не забывает – ему родной землёй дарована чудодейственная сила русского глагола, чтобы говорить с людьми Божьими устами, чувствовать и понимать глубинный смысл высокого русского Слова.

 

2. Слово поэта одухотворено, очеловечено, оно бессмертно и божественно.

 (Стихи читают 2 чтеца по очереди, как бы ведя диалог).

 Исчезнет всё. Но не оно.

Не отречётся, не разлюбит.

Тая бессмертия зерно,

Оно кричать о жизни будет.

 И вспыхнет из забытых снов,

 Их хаоса слепых молекул.

 И колокольно, властно – вновь

 Оно над новым грянет веком.

И человек над синью вод,

В объятьях девственного дола

И выстрадает, и поймёт

Предназначение глагола.

 Чтоб вновь с душою во хмелю,

 Ресницы опуская ниже,

 Всей грудью выдохнуть:

 – Люблю…

 И задохнуться:

 – Ненавижу…  (Слово).

 

1. Поэт не приемлет никаких «мук творчества», ибо поэтическое слово для него – это светлая песня души, как песня вольной пташки, а «звонкая песня жаворонка» по заказу, по расписанию – не поётся.

Слово – это души озаренье,

Не причуда, не вычурный свист.

Не насилуйте сихотворенье,

Как гармошку плохой гармонист.

 Если в песне – ни смысла, ни лада,

 Если в сердце не вспыхнул огонь, –

 Не играйте, прошу вас. Не надо.

 Отложите в сторонку гармонь.

 

2. Поэт черпает магическую силу своего слова в живительном пушкинском роднике поэзии.

Заря сюда

испить скликает

Всех,

кто давно от жажды сник.

Нет, в Болдине не иссякает,

Звенит он –

Пушкинский родник!

 Из века в век

 он щедро льётся.  

 

 Пока он жив,

 нам не пропасть.

 И счастлив тот,

 кому придётся

 К нему

 иссохшим ртом

 припасть.

Какая

 в нём сокрыта тайна? –

Ни тина не берёт,

ни ржа.

Его струя

всегда хрустальна,

Чиста,

живительна,

свежа!

 

1. Слово и язык Пушкина для русского человека как Благая весть во спасение, как вера в высокое предназначение русской судьбы.

 «Мороз и солнце…» – это Пушкин,

Мы твёрдо знаем наперёд.

И сомневаться разве нужно?

Его в душе хранит народ.

 «Пока сердца для чести живы»,-

 Какая сломит нас беда?

 Не для вражды,

 не для наживы

 Мы в этом мире, господа.

Среди эпох, идей и мнений

Любому с малолетства люб

Непостижимо русский гений

С печалью африканских губ.

 Эй вы,

 Не тратьте зря усилий,

 Нас не возьмут ни ложь, ни тол,

 Пока есть Пушкин у России,

 Пока звучит его глагол!

 

2. Когда речь загрязняют, слово оскверняют, сердце поэта кровоточит от боли, чувствуя, как разбивается целостность мира, как расшатывается земля под ногами, мельчает народ.

 

1. И он бросается на защиту родного языка, учит бережному, осторожному, трепетному отношению к нему, ибо существует и словесное поле битвы высших сил добра и зла, горних высот и адовой пропасти.

 

2. Поэтому служение Слову – категория и духовная, и гражданская, и героическая: ведь язык – тоже родина, и требует защиты.

В телевизоре в деланном раже

Вновь оратор уродует речь…

Наше дело с тобой – быть на страже,

Не коверкать язык, а беречь.

 Не отчаиваться бестолково,

 Не вскипать, как в момент молоко.

 Надо помнить, что русское слово,

 Словно знамя, держать нелегко!  (Словно знамя).

 

1. Знамя русского языка держать, ох, как нелегко!

 

2. И ослабевшего в постоянной борьбе с невежеством человека одолевают неуверенность и сомнения в нужности для людей тернистого пути поэта.

1. Но в диалоге с обывательской теорией побеждает Совесть – категория божественного начала в человеке.

А можно бы жить и бездумней, и легче –

Приятели жили, не дуя и в ус.

Зачем мне печаль на некрепкие плечи,

Людского терпенья возвышенный груз?

 Спасла ли кого моя горькая дума?

 Кого-то утешила радость моя?

 Костёр на душе – со времён Аввакума,

 Да что там, – пылает все дни Бытия.

И жжёт меня слово, лишая надежды

На призрачный даже, на скромный уют.

И слёзы других опаляют мне вежды,

И рвут моё сердце,

И спать не дают…

2. Выбор Слова: доброго, злого, равнодушного, эгоистичного, миролюбивого, поэтичного, площадного, любви или ненависти – формирует личность, судьбу, лечит, спасает или разрушает.

1. И поэт призывает:

 Сохраните себя, своё сердце и слово,

 В этом мире – иного не будет в судьбе.

 Это страшно: прожить за кого-то другого

 То, что было отпущено только тебе.  (Сохраните себя).

 

2. Язык во всём его литературном, духовном, научном, гражданском звучании – великое достояние человека и щедрый подарок Бога. Язык Николая Рачкова – русский.

 

1. Ему, великому и могучему, поэт и поёт славу, величает его и передаёт как бесценное наследство потомкам.

То нежно звучит, то сурово

Высокое русское слово.

Оно, как державная слава,

Сияло в устах Ярослава.

Его возносил, как молитву,

Суворов, стремившийся в битву,

И Пушкин, в волнении строгом,

Держал, как свечу перед Богом.

Храните и в счастье, и в горе,

На суше его, и на море.

Не будет наследства другого

Главнее, чем русское слово!  (Русское слово)

 

2. Его молитвенная поэтическая песнь «Не за себя прошу»– это шедевр духовно-патриотической словесности, формирующий национальное сознание, дух единства и соборности народа.

 

1. Это и молитва, и клятва, которую вместе с поэтом воссылает русский человек к небу,

надеясь на прощение и спасение.

  (Далее под звучание церковной музыки).

Не за себя прошу,

Поднять не смея взора:

И в нынешние дни,

и в завтрашние дни

От дьявольской войны,

От мора и террора

Беспечный мой народ

спаси и сохрани.

 Прости его за то,

 что в этой жизни грешной

 Доверчив он и смел,

 талантлив и велик.

 Спаси и сохрани

 его могучий, нежный,

 Вобравший шёпот трав

 и гром небес язык.

В решающий момент

не дрогнет он и бровью

И встанет за Тебя

под гибельной пургой.

К Твоим стопам, Господь,

он припадёт с любовью

Как никакой другой,

как никакой другой.

 Будь милостив к нему

 и не карай сурово,

 Из всемогущих рук

 его не оброни.

 Во имя всех святых

 и для всего благого

 Спаси и сохрани,

 спаси и сохрани.

Зоя Ивановна Шаталова, учитель-методист СОШ №22 г. Николаева, председатель РНО «Русич-Николаев», руководитель школьного театра «Русич»


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"