На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Родная школа  
Версия для печати

События и люди

Участник XVIII Международного литературно-художественного конкурса для детей и юношества «Гренадеры, вперёд!»

Меня заинтересовала история одного из старейших предприятий Пензенской области, фанерного завода «Власть труда». Она поистине удивительна.

На этом заводе работает мой папа. Завод известен за пределами Пензенской губернии. А вот кто стоит у истоков основания завода? Решил провести своё исседование…. Предприятие основано в Нижнем Ломове как кустарное производство спичек крестьянином Степаном Камендровским в 1858 году.Спустя полвека фабрика являлась основным производителем спичек не только в губернии, но и России. Качество «Розовой лучинки» Камендровских, в разные годы завоевавшей десять золотых медалей на престижных российских и международных ярмарках, не имело аналогов.

В 1918 году предприятие Камендровских было национализировано. Меняются его название, а в последствии специализация. Сначала это спичечная фабрика «Геркулес», а с мая 1923 года – «Власть труда». В 1937 году, по решению Наркомата лесной промышленности, фабрика реконструирована и приобретает статус завода для производства фанеры.

За годы планового социалистического хозяйствования фанерный завод «Власть труда» пережил войну, реконструкцию, наращивал выпуск продукции, расширял номенклатуру изделий, в том числе экспортных. В 90-х годах, на начальном этапе рыночных отношений, резко сдал позиции, сократил производство фанеры и стал банкротом. Казалось, что заводу уготовлена печальная участь сотен других предприятий страны и области, не вписавшихся в рынок и прекративших свое существование.

Но ОАО «Фанерный завод «Власть труда» повезло. В 1997 году к его руководству пришла административная команда Н.И. Сибримова, и это время можно с полным основанием считать вторым рождением предприятия. В короткий срок были восстановлены и реконструированы цеха, расширены производственные площади, освоены новые виды продукции. Сегодняшний фанерный завод – современное рентабельное предприятие с высокоэффективными технологическими линиями и конкурентноспособной продукцией. За пять лет численность работающих увеличилась вдвое, заработная плата возросла в четыре раза, производительность труда повысилась в пять раз, продукции в десять.

У предприятия хорошие перспективы. В его ближайших планах – увеличение ассортимента и повышение качества выпускаемой продукции, расширение как отечественного, так и зарубежного рынков сбыта, улучшение условий труда и быта рабочих. Не вызывает сомнений, что все задуманное будет осуществлено.

В этой исследовательской работе я попытался сравнить основателей предприятия купцов отца и сына Камендровских и генерального директора завода Н.И. Сибримова. Это сильные, волевые люди, которыми во все времена славилось российское предпринимательство.

Я считаю, что вот такие люди и есть пример для подражания.

Выполняя эту работу я использовал материалы архивов районного краеведческого музея, музея завода и воспоминания рабочих-ветеранов.

 

У истоков

 

Тихо и сонно протекала жизнь в уездном городе Нижнем Ломове. Во всем было какое-то однообразие и скука. В воскресенье над городом плыли звуки колоколов. Это звали к заутрене городские церкви, мужской и женский монастыри.

Оживали улицы ранним утром. В домотканой одежде десятки людей шли на работу.

Конечно, меня заинтересовал вопрос, а какими специальностями владели жители нашего города в середине XIX века? Разобраться в этом мне помогли архивы краеведческого музея, из которых я узнал , что в то время люди владели самыми разными специальностями: более 80 человек плотничали и сапожничали, свыше 60 промышляли кузнечным и портняжным делом. Десятки жителей занимались выделкой кирпича и кладкой печей, обработкой металла и дерева. Были такие специалисты, как живописцы и красильщики, модистки и цирюльники, переплетчики и позолотчики. Всего в конце девятнадцатого столетия насчитывалось почти 400 мастеров, рабочих и учеников.

 

В один из весенних дней 1858 года в Нижнем Ломове появился новый житель Степан Камендровский. Засунув руки в карманы, он долго в задумчивости ходил по берегу реки. Здесь только что приобрел небольшой дом с огородом и вот сейчас медленно прикидывал, где и что расположит. На Волгу бурлачить теперь не поедет, не станет заниматься и хлебопашеством. Завтра отправится в родное село Засечное, скажет отцу о своем окончательном решении переехать в Нижний Ломов и заняться делом – производством спичек.

« Стану или богачом, или промотаю все деньги», – думал он про себя.

В первый же базарный день вместе с женой в торговых рядах купил два жестяных таза, три ведра. С Волги привез несколько маленьких мешочков с серой, суриком и другими химикатами. Пришел с базара домой и содержимое пакетиков высыпал в тазы, добавил лучинки и разделил их на небольшие дольки. Эти древесные соломки концами обмакнул в зажигательную массу, соломки стали иметь вид спичек. Их было штук сто, сложил все на лавку для просушки. Перекрестился на икону и полушепотом проговорил: «Дай Бог, на счастье». Когда головки просохли, он стал чиркать ими по зажигательной массе, нанесенной на щепку. Все они хорошо загорались, правда, издавали неприятный запах.

Удивительно, что сельский мужик, бывший бурлак, смог сам решиться на сложное дело – производство спичек, суметь рассчитать необходимое количество химикатов и получить зажигательную смесь.

Привезенные химикаты подходили к концу, и приходилось задуматься над вопросом, как их пополнить.

Поеду в Пензу, – размышлял он, – а если и там не достану, то махну в Сызрань или в Саратов.

От своих решений Степан не отступал. Из поездки он возвратился с большим грузом. На базаре купил осиновые и липовые бревна, двуручную пилу, рубанок. Первые спички сам и продавал на рынке. А любопытным говорил, что вот на промыслах купил в лавке несколько коробок и часть из них решил продать.

Так начиналось производство спичек, которое приобрело в дальнейшем огромные масштабы.

Вскоре закипела работа на огороде. Пригласил Степан чернорабочих и плотников, которые стали строить полуподвальное помещение. Он не хотел говорить посторонним, что строит не подвал для хранения вещей от пожара, а небольшое производственное помещение для выработки спичек.

Для него стало ясным, что на производстве спичек он может нажить приличное состояние.

Засеченские мужики, бывая в Нижнем Ломове на базаре, прослышали, что их односельчанин купил в городе дом и занялся изготовлением какого-то волшебного огня. По селу поползли слухи, что где-то купца пришиб – вот и появились деньги.

Слухи об ограблении купца ходили долго. Но как разбогател Степан Камендровский, знал только он один. Никаких претензий со стороны полиции и властей к нему не было, документов об ограблении не поступало. Всякие предположения, догадки людей Степан пропускал мимо ушей.

В начале 1866 года, после соблюдения всех формальностей, спичечная фабрика была зарегистрирована.

Сам хозяин уже не занимался физическим трудом. Главная его забота – приобретение материалов, деловые связи с купцами.

Новостройки, а Камендровский стал уже купцом третьей гильдии, позволяли и дальше увеличивать выпуск спичек. Объявляется набор рабочих. Наплыв желающих был так велик, что объявляется конкурс.

Степан Камендровский дал людям работу, многих спас от голода, ведь к нему шли люди и умоляли дать заработать на кусок хлеба или даже просили работу на дом. В то время особенно не задумывались, какую работу предложит хозяин, главное прокормить семью, не умереть с голоду. Он почти никому не отказывал. Но все больше купец задумывался над тем, что пары химикатов пагубно сказываются на здоровье рабочих. Очень важно, как мне кажется, что Камендровский первым из пензенских фабрикантов хватается за все новое. Он узнает новый метод изготовления спичек по шведскому образцу, что позволило облегчить труд рабочих, очистить воздух.

В столице купец договаривается о поставке двух деревообрабатывающих станков, паровой машины и парового котла. Для него стало ясно, что установка машин сулит большую выгоду и, поэтому делает все быстро. Так были установлены резаки, с помощью которых резали спичечную соломку. Установка машин позволила значительно поднять выработку.

По данным архива спичечной фабрики считается, что в 1888 году при подведении итогов, выяснилось, что больше всех продукции, как и прежде, выработал Степан Камендровский.

Я считаю, что у Степана Камендровского есть чему поучиться. Он был целеустремленным, деловым человеком. Необходимо подчеркнуть, что работать Камендровскому приходилось в условиях жесткой конкуренции: к 1882 году в Пензенской области имелось уже 18 спичечных производств, из которых 14 только в Нижнеломовском уезде. И если губерния в конце XIX века по праву считалась одним из лидеров спичечного производства в России, то Нижнеломовский уезд, безусловно, был его центром. Чтобы выдержать такую конкуренцию и не обанкротиться, надо было иметь недюжинный талант. И такой талант купец третьей гильдии наглядно продемонстрировал, увеличив количество рабочих с 15 человек до 95 человек всего за два года. На свой страх и риск всю прибыль он пускал на расширение производства, и уже в 1888 году было выпущено 20 тысяч ящиков продукции, в каждом из которых было по 1000 коробков спичек на общую сумму 35 тысяч рублей. И снова рисковый предприниматель пустил все деньги в дело, нанял еще рабочих, доведя их численность до 350 человек.

Дальнейшее развитие фабрика получила после 1892 года. Разбогатевший купец возвел новые корпуса, механизировал все основные процессы производства и к 1900 году почти полностью электрифицировал фабрику, построил для рабочих барак-общежитие, столовую, открыл фабричную лавку, содержал фельдшера.

В 1889 году Степан Петрович Камендровский начал строительство еще одной крупной фабрики – в Верхнем Ломове. Но все чаще стали давать знать о себе годы, все чаще начинал он задумываться о своем наследстве. Было у купца два сына: Федор и Михаил. Отец стремился, чтобы оба они были купцами, продолжали его дело. Он гордился Федором, а вот Михаил оказался с какими-то странностями, и если бы не богатый отец, ходить ему с сумой. Вызвал он сыновей на разговор и пришли к выводу, что Федору достается фабрика, а Михаилу мельница на Мокше, там можно построить спиртокуренный завод.

Таким образом, Верхнеломовскую спичечную фабрику уже достраивал Федор Степанович Камендровский, т.к. Степан Петрович Камендровский – купец первой гильдии, умер в 1890 году. (По данным архива, похоронен он в семейном склепе за оградой Казанской церкви /ныне там располагается базарная площадь/. Жена его Прасковья Петровна пережила мужа на восемь лет.)

В начале века количество рабочих на обоих предприятиях, без учета надомников, достигло уже 1800 человек. Да еще 150-200 человек занимались извозом. Другими словами, у Камендровского работало почти 60% всех рабочих, занятых в химическом производстве губернии.

В 1908 году его фабрики выпустили продукции столько же, сколько все остальные спичечные производства губернии.

Надо отдать должное качеству выпускаемой продукции – оно было отличным. Спички Камендровского, на которых был изображен лев на фоне восходящего солнца (собственный фирменный знак, чести иметь который удостаивались не все предприниматели), завоевали десять медалей в Нижнем Новгороде, Париже, Лондоне, Лeйпциге, Риме и успешно конкурировали с самими лучшими в Европе шведскими спичками.

Заказы в Нижний Ломов поступали из городов России, стран Западной Европы, а также из Ирана, Турции… Дважды, в 1906 и 1908 годах, Министерство финансов награждало Федора Степановича Камендровского золотой медалью «За усердие». (Мы выяснили, что в 1906 году Министерство финансов России наградило Ф.С. Камендровского большой золотой медалью «За усердие» на Станисловской ленте, а в 1908 г. – золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте).

При изучении архивных материалов, меня поразил такой факт, что купец не шел на уступки и не сдавал своих позиций на рынке сбыта продукции. Это говорит о его финансовом могуществе и напористости характера.

В 1910 году в стране был создан синдикат по сбыту спичек «Русское общество спичечной торговли» или «РОСТ», куда вошли все крупные и средние производители спичек. Фабриканты поделили между собой рынки сбыта и установили единую цену на спички и квоту на производство. Камендровского, с его огромными возможностями, это не устроило. Он отказался войти в синдикат, значительно – на 50 копеек за ящик – снизил цену на спички и стал работать самостоятельно. Некоторые фабриканты в стране разорились. В Нижнеломовском уезде были вынуждены свернуть производство три спичечных предприятия. В итоге синдикат уступил и разрешил упрямому нижнеломовскому купцу продавать спички на юге России. Только после этого Камендровский повысил цену на спички и вошел в «РОСТ».

Незадолго до революции купец первой гильдии успешный фабрикант, бессменный Гласный городской думы и городской глава намечал строительство в Нижнем Ломове бумажной фабрики.

У меня нет никакого сомнения в том, что он претворил бы в жизнь свои замыслы, но трагические для России события 1917 года расстроили его далеко идущие планы.

Все Камендровские в 1918 году, выплатив рабочим зарплату, срочно уехали в Германию, а затем во Францию, где после смерти и похоронены в Париже на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

А у фабрик отца и сына Камендровских стала складываться своя судьба. Какое-то время дела фабрики вела старшая дочь Федора Камендровского Александра Федоровна. От отца она унаследовала упорство и твердость духа. А 14 марта 1918 года А.Ф. Камендровская за неподчинение новой власти была арестована, но освобождена рабочими и беспрепятственно отправлена на железнодорожную станцию в Каменку. Для руководства фабрикой был избран фабричный комитет в составе трех человек.

 

Перемены

 

В 1918 году спичечные фабрики Камендровского были национализированы и стали называться сначала «Геркулес» (наверное, таким образом новая власть признавала могущество бывшего частного предприятия), а потом «Пчелка».

С 1923 года фабрика в Нижнем Ломове стала именоваться иначе: «Власть труда». А в 1936 году Нижнеломовская спичечная фабрика «Власть труда» решением Наркомата лесной промышленности была преобразована в фанерный завод «Власть труда», который приступил к выпуску фанеры для самолетостроения.

22 июня 1941 года – начало Великой Отечественной войны. Массовая мобилизация кадровых рабочих. За годы войны на фронт ушли почти 200 заводчан, более 60 из них не вернулись с поля боя.

В январе 1942 года завод получил Правительственный заказ на изготовление специальных лыж для фронта. В октябре объявлена благодарность Наркомата лесной промышленности за досрочное выполнение этого задания.

И вот уже без малого семьдесят лет предприятие выпускает фанеру, товарный шпон, а с конца 70-х – и комплекты деталей для изготовления мебели.

Спичечное же производство осталось только в Верхнем Ломове, куда было передано все оборудование с Нижнеломовской фабрики и где до сих пор работает одно из крупнейших спичечных предприятий России.

Впрочем, не потерялся и среди других родственных предприятий и фанерный завод – также одно из крупнейших деревоперерабатывающих производстсв в стране. Правда, за эти годы ему пришлось пережить не только взлеты, но и падения.

Заводов, подобных Нижнеломовскому фанерному, в России, на начало перестройки, было всего 60. Однако, очень скоро половина из них уже не работала, даже такие признанные гиганты, как Жешартский, Банаульский, Сыктывкарский, у которых, кстати, сырье было под боком. Наш же, признанный средним и по размерам производства и по количеству работающих, и по объему выпускаемой продукции, продолжал работать и потихоньку наращивать производство, не смотря на то, что сырьевая база находилась от него в 800 километрах: лес возили из Кирова, Костромы, Свердловска, что создавало дополнительные трудности и требовало лишних затрат. К тому же нарушились связи с Казахстаном, куда предприятие отправляло заготовки для стульев, пошли на убыль контакты с Финляндией, прежде охотно закупавшей отходы производства.

А экономические реформы, тем временем, все набирали силу: росли цены на сырье и материалы, энергоносители, непосильными становились налоги, падал спрос на фанеру в России. В результате в десятки раз снизились объемы производства, с 36 тысяч кубометров они упали до 4 тысяч! На заводе сложилась угрожающая ситуация: рабочие перестали получать зарплату, все больше времени стали проводить в вынужденных отпусках. Директор, успешно руководивший предприятием в условиях советской плановой экономики и более или менее благополучно удерживавший его до 1995 года, когда заводу Всемирной организацией деревопереработчиков была присуждена европейская арка Золотой звезды и он вошел в число пяти тысяч ведущих предприятий с присвоением официального статуса «Лидер Российской экономики», тут, вдруг, упустил ситуацию из рук, не сумел проявить предпринимательские способности и вписаться в новые рыночные отношения.

Недавний флагман российской экономики залихорадило и потянуло ко дну. Рабочие, полгода не получавшие зарплату, отказались вставать к станкам. Забастовка продолжалась два месяца и получила широкую огласку не только в области, но и в стране.

И, как это часто бывает, в нужное время появился нужный предприятию человек. Уже тогда коллектив увидел во главе своего предприятия Николая Ивановича Сибримова , деловые и моральные качества которого рабочие сумели оценить еще в бытность его посредником, занимавшимся поставкой смолы для производства.

Именно этот человек и смог наладить работу завода, как когда-то Степан Камендровский строил первые деревянные помещения спичечной фабрики, так и Николай Сибримов восстанавливал цеха и помещения завода, создал свою строительную организацию, и теперь все строительные работы делает собственными силами, возрождает разрушенные, убитые леспромхозы, а это прежде всего восстановление сел, возможность работать местным жителям в родном селе, а не искать «лучшей доли» на чужой стороне, обновляет и расширяет механический парк предприятия.

Во время экскурсии по заводу многое бросилось мне в глаза: это и огромные склады, и мощное оборудование, и прекрасный коллектив, но самое главное, на мой взгляд, – ступени одного из корпусов завода. В нем на первом этаже расположены цеха, на втором кабинеты руководителей. А ступени на второй этаж – литые из железа или чугуна, старинные, огромные, крутые, такие, что трудно по ним забираться. На каждой ступеньке клеймо производителя:

«Москва

Бобровъ и Набгольцъ

1901»

Наверное, эти ступени помнят купцов Камендровских, сам этот корпус помнит. Но здание претерпело несколько капитальных ремонтов, а ступени остались прежними, а немного потертая от времени надпись и является связующим звеном между прошлым и настоящим предприятия. Предприятия с такой богатой историей и трудной судьбой.

Связь времен

или « Две личности, один подход».

 

Эта работа начата с небольшого экскурса в историю. И это не случайно. Есть нечто такое, что объединяет прошлое и настоящее предприятия. И это нечто кроется в личностях прежних владельцев фабрики и недавнего руководителя завода. При сравнении этих двух людей можно провести своеобразную параллель: Степан Петрович Камендровский и Николай Иванович Сибримов начинали свое дело с нуля. Один пришел в предпринимательство из бурлаков, будучи по происхождению государственным крестьянином села Засечное Нижнеломовского уезда, другой, не имея за душой никакого капитала, приехал на родину отца из Казахстана.

Николай Иванович Сибримов свой первоначальный капитал начал сколачивать сам в 1993 году с налаживания потерянных экономических связей между предприятиями. Впрочем, рано, в 8 лет, оставшись без отца, мальчишка пробовал себя и в разведении живности, и в выделке шкур, и пошиве шапок, не чураясь никакой работы.

Я считаю, что общее у Сибримова с Камендровскими – это умение проявить характер и без боязни пойти на конфликт, если это на пользу предприятию. Именно такими упорными и рисковыми людьми во все времена славилось российское предпринимательство.

На примере Сибримова видно, что преемственность традиций получила достойное продолжение и в наше время.

Личная заинтересованность в процветании предприятия заставляла Николая Ивановича производить техническое перевооружение завода – здесь установлены современные сушильная, лущильная и дробильная линии, новые прессы, станки, а в ближайшем будущем намечено завершить полную модернизацию производства (было завезено новое оборудование из-за границы / как это делал в свое время фабрикант Камендровский/ из Швейцарии, Италии, Германии)… и увеличивать производственные площади и численность работающих – расширены основные цеха, появились транспортный и лесопромышленный цехи, куда вошли 4 леспромхоза области. Численность работающих возросла с 900 человек в 1996 году до 1810 в 2022 ( а это почти 40 процентов от числа всех работников крупных и средних предприятий в районе!)…

И расширяется ассортимент выпускаемой продукции – на сегодня здесь производят более 10 видов товаров народного потребления и 8 наименования фанеры, в том числе клееной экспортной, огнеупорной, большеформатной, а скоро будет поставлена на поток и вибропоглащающая, успешно прошедшая испытание в одном из московских институтов…

И заботится руководитель о сырьевой базе – при Сибримове предприятие стало активно сотрудничать с лесхозами области, в том числе и Ломовским, закупая у них березу и давая им возможность выживать в столь непростое время…( Николай Иванович говорит: «Зачем же везти лес из Кировской, Тамбовской, Рязанской областей, у нас полно своего леса. Надо его здесь заготавливать…»)

Уместно будет привести и такой красноречивый пример: каждый второй вновь построенный вагон в России отделан нижнеломовской огнеупорной фанерой.

Мы поинтересовались у Николая Ивановича: что же все – таки помогло ему, по сути заново возродить предприятие?

А я сейчас и сам удивляюсь. На каком-то небывалом энтузиазме вытянул. К тому же у нас прекрасный коллектив, с такими людьми горы можно свернуть. Да и я бы не мог предать, раз меня выбрали. Я пообещал, что никого не выгоню на улицу. Лишних людей на заводе нет.

 

И все же, на мой взгляд, ответ находится простой, как все гениальное: он всего– навсего никогда не боялся нового, чувствуя себя в новой среде, как рыба в воде. ( Так когда-то и поступал Камендровский, добиваясь рецепта изготовления шведских спичек. Ведь он посылал нескольких доверенных людей изучать эту технологию на фабрику в Чудово к фабриканту Лапшину. Чудовский фабрикант не спешил раскрывать секрет производства шведских спичек, но посланцы из Нижнего Ломова все же узнали новый метод изготовления спичек по шведскому образцу.)

Так и Сибримов собрал лучших специалистов в городе, свез оборудование с умирающих родственных предприятий страны, довел его до ума, набрал молодежь, свободную от догм, которая не побоялась наладить выпуск продукции вопреки ГОСТам…

Сегодня только налоги, отчисляемые заводом, исчисляются десятками миллионов рублей. Сегодня фанерный завод, как никакое другое предприятие в районе выступает спонсором всего и вся, что не может не радовать жителей города, района, да и областного центра.

Он находит средства на оказание помощи школам, на восстановление храмов и монастырей, на финансирование спортивных и других массовых мероприятий, на поддержание талантов земли нижнеломовской, на содержание прекрасного культурно-спортивного комплекса и на многое-многое другое.

Фанерный завод «Власть труда» в 2004 году удостоен звания «Лидер бизнеса Поволжья», а также неоднократно признавался одним из лучших предприятий Пензенской области.

Может кто-то добился бы и больших успехов, но совесть Сибримова чиста. Все, что он мог сделать за это время, он сделал. Это далось нелегко, но он выполнил данное когда-то коллективу обещание: поднять производство чего бы это ни стоило, и не сокращать кадры.

И как когда-то Степан Камендровский мечтал передать свое дело сыновьям, так и Николай Сибримов сказал о себе: « Я, очень рано потерявший отца, всегда мучился вопросом, что останется после меня? Что я успею сделать для своих детей? Набить деньгами их карманы – не выход: легкие деньги наследники легко и проматывают. А вот оставить после себя надежное производство – самое то! Пусть развивают его дальше».

Сегодня Генеральным директором завода «Власть труда» является Александр Щукин. Он продолжает дело своих предшественников.

Сегодня завод растет и развивается. Объемы производства продукции давно уже перекрыли уровень советских времен. Но руководитель уверен, что вершины трудового коллектива еще впереди.

 

ИСТОЧНИКИ

 

 Фотодокументы архива фанерного завода «Власть труда» и архива районного краеведческого музея.

  1. С.А. Ступин Три эпохи завода, Пенза 2003г.

  2. Публикации районной газеты «Маяк»

  3. Публикации печатного органа фанерного завода «Власть труда» «Наша газета».

  4. Воспоминания ветеранов – работников завода.

Кирилл Влазнев, уч. 9 «В» кл., МБОУ СОШ №1 им. Тархова С.Ф., г. Нижний Ломов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"