На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Солдатские письма

Память

… Солдатские письма, сложенные треугольниками. Сколько их несли почтальоны матерям, женам, детям в сорок первом и в сорок пятом.

Сейчас вспоминается: каждый раз при виде почтальона, направлявшегося к твоей двери, замирало сердце — похоронка? А появился из сумки незатейливый треугольник — радость; живой, значит!

Но были письма и последние.

Вот несколько таких писем. Люди, отправившие их, знали — это завещание. И потому вкладывали в строки самое сокровенное…

Письмо от 30 августа 1941 года Леонид Андреевич Силин написал на фронте. Юрист по образованию, хорошо знавший немецкий язык, Силин был секретарем и членом военного трибунала одной из стрелковых дивизий.

Осенью 1941 года дивизия попала в окружение и с боями прорывалась к своим.

Вместе с тяжело раненными бойцами Л.А. Силин оказался в руках немцев. Выдав себя за врача, Леонид Андреевич получает разрешение на организацию украинского госпиталя, где coбираются оставшиеся на оккупированной территории врачи, сестры, санитарки. Они лечат не только местное население, но и раненых, пробирающихся через фронт.

Под руководством Силина в госпитале начинается подпольная работа: люди пишут листовки со сведениями Совинформбюро, уничтожают у фашистов оружие и продовольствие, с выздоравливающими бойцами готовятся идти в леса — партизанить.

Но этого не случилось: деревенский полицай выдал подпольщиков. 7 марта 1942 года Л.А. Силин был расстрелян.

В первые же дни войны ушел на фронт учитель из деревни Любимовки Запорожской области Григорий Павлович Тарасенко. Бился с фашистами на Дону лейтенант Тарасенко — защищал родное Запорожье, защищал Москву, Волгу — все свое Отечество. И думал о своем сыне, как он там живет без отца.

Госпиталь. Раненый зовет сестру. «Дай бумагу, напишу письмо». — «Погоди, лучше будет, тогда и напишешь». — «Да нет, лучше уже не будет, умираю». — «Кому письмо?» — «Сыну».

И получил Гарик Тарасенко последнее письмо от отца. Вместе с обложкой партбилета…

… Шли бои под Ленинградом. Стоял насмерть осажденный город. Гибли за Ленинград солдаты у самых его стен.

Разведка донесла, что недалеко от города расположен склад боеприпасов, которые немцы приготовили для отправки в Ленинград. Командование поручило уничтожение склада капитану Масловскому.

Ночью, перед уходом на задание Гавриил Павлович достал бумагу. Последнее слово самым дорогим, самым близким людям на земле: где-то, тоже на фронте, жена Полина — военврач; в глубоком тылу — сын.

Задание капитан Масловский выполнил. На рассвете яркие вспышки и грохот взрыва возвестили о том, что смертоносные грузы не достигнут цели. С задания капитан Масловский не вернулся. Товарищи переслали его письмо сыну.

Юрий выполнил завет отца. В 1952 году он окончил суворовское училище. Служил в рядах Советской Армии офицер.

 

Л. А. СИЛИН — РОДНЫМ

30 августа 1941 года

Здравствуйте, мои родные!

Здравствуйте, хотя, когда вы будете читать это мое письмо, меня не будет в живых.

Но и через смерть, через небытие я обнимаю вас, мои родные, я целую вас, и не как приведение, а как живой и родной вам папка. Мальчики и Аня! Не думайте, что я ушел на эту страшную войну из-за желания блеснуть своей храбростью. Я знал, что иду почти на верную смерть. Больше всего я люблю жизнь, но больше жизни я любил вас, Аня и мальчики. И, зная, какой ужас, какие издевательства ждут вас, если победит Гитлер, зная, как будут мучить вас, как будут издеваться над вашей матерью, зная, как высохнет ваша мать, а вы превратитесь в маленьких скелетиков, я, любя вас, должен уйти от вас, желая быть с вами, должен уйти на войну. Я иду на войну, то есть на смерть во имя вашей жизни. Это совсем не прекрасные слова. Для меня сейчас это слова, облеченные в плоть и кровь, в мою кровь.

Аннушка, родная! Знаю, что тебе будет тяжелее всех. Но за то, чтобы ты была в безопасности, я иду в огонь…

Мне нечего больше к этому прибавить. Скажу лишь, что нет в мире человека, которого бы я так любил и которого бы мне было так тяжело оставлять навсегда, оставлять одинокой, как тебя, любимая!

Леня! Мой старший сын и заместитель!

Тебя зовут Леня, как и меня.

Значит, ты — это я, когда меня уже не будет. Наша славная, добрая мамка, так много она в жизни страдала, так мечтала о хорошей, спокойной жизни, но ей это было не суждено со мной. Пусть же ты дашь ей счастье. Пусть в тебе она видит лучшего своего друга и помощника. Я знаю: тяжело детям расти без отца, особенно мальчикам. Но ведь я умер ради того, чтобы вы, мои мальчики, росли — тяжело ли, легко ли, но росли, а не погибли под германскими бомбами. Я умер, как подобает умирать мужчине, защищая своих детей, свою жену, свой дом, свою землю. Живи же и ты, как жил и умер твой отец. Помни: мама — мой лучший друг, ближе мамы у меня никого не было. Поэтому мама знает, что хорошо и что плохо, что я делал и чего не делал, за что я похвалил бы, а за что и поругал. Всегда во всем советуйся со своей мамой, не скрывай от нее ничего, делись с ней всем, всем…

Леня Силин, мой заместитель и старший сын, прощай, сынка, и не забывай!

Геня! Мой младший сын и помощник!

Я тебя оставляю совсем маленького. Ты даже не запомнишь лица и голоса твоего отца. Но твой старший брат — мой старший сын и заместитель Леня Силин — тебе расскажет, как жил твой отец, как он вас любил, он расскажет тебе про твоего папку. Наша мама тебе расскажет, как жил, работал и боролся за лучшую жизнь твой отец. Все, что я написал твоему старшему брату, относится и к тебе. Слушай Леню Силина и маму, и тогда, я верю, ты будешь хорошим, смелым и честным человеком.

Мальчики Леня и Геня!

Учитесь хорошо, изучите тщательно немецкий язык, немецкую культуру, немецкие науки. И все это вы должны употребить на гибель и уничтожение немецкого фашизма. Старайтесь перенять у немцев их самое грозное и страшное оружие — организованность и четкость.

И когда почувствуете себя сильными, пустите все это в ход против фашистов. Помните, сыновья мои, пока существует фашистская Германия как государство, пока существует хотя бы один вооруженный фашист, пока бесконтрольно работает хотя бы одна фашистская лаборатория или завод, до тех пор Европе, миру, человечеству и вам лично, и вашей маме, вашим женам и детям грозит смертельная, страшная опасность.

Помните: фашизм вообще, а германский в особенности — это смертельная, кошмарная проказа, коричневая чума, которая грозит всему человечеству… Пусть же кровь вашего отца, пусть же пепел вашего отца стучит в ваши маленькие сердца, мои мальчики, и пусть последний вооруженный фашист почувствует вашу страшную месть!

Мальчики и Аня! Главное без меня — спокойная и внимательно четкая организация жизни и поступков. Я верю, что враг будет разбит и что победа будет за нами. Если же нет, уничтожайте врага, где и как сможете. Мальчики, слушайте нашу милую, любимую, родную мамочку, она мой самый родной, близкий и любимый друг…

Прощайте, целую и обнимаю в последний раз. Тебя, Генечка, тебя, Леньча, тебя, Анночка. Прощайте!

Ваш отец.

Всегда ваш Леня Силин старший.

 

ЛЕЙТЕНАНТ Г. А. ТАРАСЕНКО — СЫНУ

Декабрь 1943 года

Мой дорогой сын Гарик!

Когда ты будешь читать это письмо, пройдет много лет, отгремит война, и на освобожденной земле зацветет снова счастливая и радостная жизнь, какая была до войны. Когда ты был совсем-совсем маленьким, лежал еще в качалке и сквозь сон улыбался, мы с мамой думали, что ты счастливый, что тебе не придется переживать того, что переживал я в детские годы. Я думал вывести тебя в люди и радовался твоим первым словам, твоим первым мыслям. Пришли дни пагубной войны, и ты с мамой поехал в эвакуацию за Волгу, спасаясь от смерти, от детоубийц, а я пошел на защиту Отечества. Ты, наверное, как сквозь сон, припоминаешь последнее прощание в марте 1942 года в чужой хате станицы Кайсацкой. Ты долго ждал меня и не дождался. Я, как и сотни, тысячи других отцов, погиб в борьбе с заклятыми врагами — немецкими фашистами, которые напали на нашу страну, нарушили мирную жизнь, принесли много горя нам.

Но я умираю, глубоко уверенный, что ты, мой любимый сыночек, будешь жить в свободной цветущей стране — стране социализма, будешь учиться в советской школе, самостоятельно выбьешься в люди и, как я когда-то, будешь узнавать из истории про дни Отечественной войны, читать рассказы про самоотверженные подвиги героев войны. И ты, мой любимый сыночек, не покраснеешь за меня, за своего отца, а сможешь гордо сказать: «Мой отец погиб в борьбе за будущее счастье, верный присяге и Отечеству!» Я в жестокой борьбе с фашистами своей кровью завоевал тебе право на счастливую жизнь. Знай, мой любимый сыночек, что и моя кровь оросила землю, по которой ты можешь ходить, строить счастливую жизнь, о которой я так мечтал. Пройдут годы, десятилетия, могилы врагов зарастут бурьяном, чертополохом, а нам, защитникам, свободная Родина построит памятник Победы. Смотри на него и вспоминай меня. Прочитай это письмо и то, что не поймешь, спроси у мамы — она тебе расскажет. Ты шагай вперед, борись за лучшую жизнь, а если твоему любимому Отечеству станет угрожать враг, будь достоин меня, своего отца. Не пожалей жизни за свою Родину. Целую тебя, мой любимый сыночек, на всю жизнь крепко, крепко.

Твой отец

Григорий Алексеевич Тарасенко.

 

 

КАПИТАН Г. П. МАСЛОВСКИЙ — СЫНУ

4 января 1944 года

Ну вот, мой милый сын, мы больше не увидимся. Час назад я получил задание, выполняя которое живым не вернусь. Этого ты, мой малыш, не пугайся и не унывай. Гордись такой гордостью, с какой идет твой папа на смерть: не каждому доверено умирать за Родину. Приму все меры, чтобы это письмо переслали тебе, а ты с ним будь осторожнее, не пугай свою бабусю.

Славному городу Ленина — колыбели революции грозит опасность. От выполнения моего задания зависит его дальнейшее благополучие. Ради этого великого благополучия буду выполнять задание до последнего вздоха, до последней капли крови. Отказаться от такого задания я не собирался, наоборот, горю желанием, как бы скорее приступить к выполнению. В ожидании машины роюсь в неугомонных мыслях, с молниеносной скоростью задаю сам себе вопросы и тут же даю ответ. Одним из первых вопросов будет такой: какие силы помогают мне совершить мужественный поступок? Воинская дисциплина и партийный долг. Правильно говорят: от дисциплины до геройства — один шаг. Это, сын, запомни раз и навсегда. А пока есть время, надо отвинтить от кителя ордена, поцеловать их по своей гвардейской привычке. Рассказываю тебе обо всем подробно, хочу, чтобы ты знал, кто был твой отец, как и за что отдал жизнь.

Вырастешь большим — осмыслишь, будешь дорожить Родиной. Хорошо, очень хорошо дорожить Родиной. У меня есть сын. Жизнь моя продолжается, вот почему мне легко умирать. Я знаю, что там, в глубоком тылу, живет и растет наследник моего духа, сердца, чувства. Я умираю и вижу свое продолжение. Сын, ты в каждом письме просил и ждал моего возвращения с фронта. Без обмана: его больше не жди и не огорчайся, ты не один. При жизни нам, сынка, мало пришлось жить вместе, но я на расстоянии любил тебя и жил только тобой. Вот и сейчас думается, хоть я буду мертвый, но сердце продолжает жить тобой, даже смерть не вытеснит тебя из моего скупого сердца.

В своем прощальном письме прошу командование определить сына воспитанником суворовского военного училища, желательно в Ленинградскую область — это для того, чтобы он мог посетить Поддорский район, Сокольский сельсовет, потому что возле деревни Хлебоедово закончит жизненный путь его отец. Когда начнется мирная жизнь, возродятся колхозы, сын будет шефом колхоза деревни Хлебоедово.

Прощай, мой сын, прощай, дорогая жена! Поля, Юра! Жена, сын! Радость вы моя, кровь моя, жизнь моя! Люблю, люблю до последней капли крови! Выполняйте мое завещание.

Целую, искренне любящий Гавриил.

Соб.информ.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"