На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

О «деле историков»

А.С. Барсенкова – А.И. Вдовина

А.И.Вдовин и А.С.Барсенков – известные русские историки. Это – историки России, исследователи вдумчивые, интересно мыслящие. За плечами у каждого из них – большой опыт научной и преподавательской работы. Они никогда не позволяют себе небрежного отношения к источникам, легковесных утверждений. Поэтому некоторые обвинения в их адрес в приведении якобы «непроверенных» данных, а тем более в якобы «фальсификации» – это преднамеренная ложь.

Любой профессиональный историк знает: практически любая цифра, которая фигурирует в исторических сочинениях, может быть подвергнута сомнению, уточнению. Каково число казненных Иваном Грозным? Сколько русских крестьян подверглось «раскулачиванию» и погибло в лагерях? Сколько советских людей погибло в годы Великой Отечественной войны? Эти и многие другие цифры постоянно уточняются, но ни один профессионал не сделает из этого вывод о недопустимости для историков писать об этих сюжетах. Жанр работы – учебное пособие, и как всегда в таких случаях авторы были вправе использовать те цифры и факты, которые почерпнуты ими не из архивов, а имеются в исторической литературе. Другого пути при создании таких работ просто нет, и это знает любой историк. Так какие же в этой части к ним могут быть претензии? Если споры и могут идти, то лишь вокруг первоисточников информации или вокруг реальных исторических событий.

Далее, важный момент: у господина Сванидзе и его сторонников вызывают неприятие те страницы данной книги, которые повествуют о фактах, давно всем известных. Что, до появления этого учебного пособия в исторической науке не были известны особенности национального состава первого советского правительства (об этом, например, много писал и говорил В.И.Ленин)? Неужели мы раньше не знали о роли в установлении советской власти латышских стрелков? Или о том, каким именно образом на протяжении последних полутора сотен лет складывались отношения с Чечней, не знали о ситуации на Северном Кавказе в конце войны и в послевоенный период? Что, неизвестно о том, какую роль в Победе над фашизмом сыграл русский народ. Неужели не было известно, что представители некоторых народов СССР в силу ряда причин вообще не призывались в ряды действующей армии? Конечно, можно обижаться на что угодно. По логике господина Сванидзе и его сторонников нельзя писать о войне 1812 г. (обидятся французы), о русско-японской войне (обидятся японцы), и так далее: обидятся поляки, шведы…. Кстати, почему не обижаются представители русского народа на констатацию того факта, что в рядах гитлеровцев воевала армия Власова (о чем в книге достаточно много написано), и почему в то же время Сванидзе, Брод и другие «обижаются» на то, что в работе приводятся, повторяю. Известные аналогичные факты, касающиеся других народов? Почему писать о том, что было в реальности, – это «разжигание межнациональной розни», а обвинение авторов в «великодержавном шовинизме» и «имперских амбициях» – это не разжигание такой розни? Почему массовые кампании 1930-х годов с призывами осудить «врагов народа» или «преследования диссидентов» в 1960-е гг. – это плохо, о чем много рассуждает г. Сванидзе с экрана, а нынешняя кампания против историков, поднятая с «нелегкой руки» его и его сторонников в Общественной палате – это хорошо?   Это все загадки, ответ на которые знает, вероятно, только господин Сванидзе!

Учебное пособие, которое является предметом дискуссии, – это обширный труд объемом почти 850 страниц. Почему же предметом обсуждения и осуждения стали лишь несколько вырванных из контекста (да, это именно так, хотя некоторые участники дискуссии это и отрицают) …вырванных из контекста абзацев? А между тем, в работе есть действительно много новых, интересных подходов и наблюдений. Авторы ставят вопросы периодизации нашей истории, вносят много нового в освещение процессов «Хрущевской оттепели», анализируют проблемы социально-экономического развития страны в 1980-1990-х годов. Сегодня это очень актуально, у нас ведь нет единой концепции истории страны, которая связала бы воедино и объяснила бы всю историю нашей страны, ее народов на протяжении более чем тысячелетия. Авторы стараются это сделать. Но этого сторонники г. Сванидзе не замечают. «Ату их!»

Авторы пишут о процессах, которые оказывали влияние на исторический процесс и сами составляют суть этих процессов. Совершенно понятно, что эсеровский и народовольческий террор последней трети ХIX в., революции начала ХХ в., обстоятельства возникновения большевистского правительства, его облик и сущеость проводимой им политики оказывали влияние на характер исторического процесса. И авторы не только имеют право – они должны были писать об этом. Почему же их бить за это по рукам?

Конечно, как мы сказали, многие цифры и факты будут в дальнейшем уточняться. Однако в какую сторону? Это еще вопрос, на который еще предстоит дать ответ. В нашей истории многое пока скрыто, и в ряде моментов мы находимся лишь в начале пути. Многие процессы историкам еще предстоит реконструировать, рассмотреть в свете реальной деятельности конкретных людей. Нам предстоит многие остающиеся в науке социологически схемы наполнить реальным конкретно-историческим содержанием. Будут еще открываться новые факты в осознании ранее неизученных событий и явлений, и надо будет давать им оценку. Куда девался золотой запас Российской империи и что происходило в стенах Оружейной палаты после революции? Кто и каким образом наживался на голоде в осажденном Ленинграде? Кто, кроме Берии и Ежова, стоял за кулисами политических процессов 1930-х гг?… Будут возникать новые факты, имена. И конечно, кому-то это может не нравиться, и вероятно всегда будут находиться силы, которые будут этому противиться. И, наверное, они будут использовать все рычаги, которые находятся в их руках. В том числе и административные.

В ходе дискуссии декан Исторического факультета МГУ совершенно справедливо сравнил работу историка с работой врача: лозунгом и тех, и других должно быть «не навреди». Как представитель цеха историков знаю то, что знаем все мы: в истории нашей страны, как и любой другой, есть страницы, которые нежелательно выносить на всеобщее рассмотрение. Есть тонкости, есть факты, которые лучше обсудить и дать им оценку внутри профессионального исторического сообщества. И это вполне естественно. Любые научные проблемы в любой науке с максимальной полнотой рассматриваются внутри научного сообщества, есть тонкости, которые широкой общественности непонятны, не интересны, да и не важны. История, это, как говорил Чернышевский, не тротуар Невского проспекта. Войны, революции, бунты, присоединения, предательства и прочее – в нашей истории сложных и противоречивых процессов было не меньше, чем в истории любой другой страны. Что, в Америке широкая общественность широко обсуждает историю войны во Вьетнаме? Что, испанцы смакуют и широко обсуждают деятельность инквизиции и казни во времена правления Филиппа II? Я считаю, что если данная кампания, начатая в духе процессов 1920-х-1930-х годов, будет продолжаться, то в ход пойдут все более жесткие и крайние аргументы. Вот тогда-то в нашем обществе будет действительно нагнетаться напряженность. Она и сейчас уже стала нагнетаться, и не тиражом в 2000 экземпляров (учебное пособие для ВУЗов), а в Интернете и на страницах прессы.

Неужели это ваша цель, господин Сванидзе? И хочу напомнить: г. Сванидзе заявил, что Комиссия ОП по межнациональным отношениям и свободе «планирует провести экспертизу целого ряда книг, относящихся к учебной литературе»!!! Обратим внимание – «целого ряда». Что, кампания только началась? И каких масштабов она, по мысли ее организаторов, должна достигнуть? И против кого конкретно будет направлена в следующий раз? По всей видимости, она будет направлена против тех, кто не разделяет взглядов Николая Карловича.

В связи с этим хочется спросить г. Сванидзе: а вы уверены, что ваши взгляды на отечественную историю, которые вы довольно регулярно излагаете, воспринимаются всеми в России позитивно? И что вас нельзя привлечь за них к ответу? Вывод один: ваши оппоненты люди благороднее вас, они ведут с вами и вашими сторонниками полемику на страницах академических изданий. А вы и ваши сторонники при слове «история» хватаются за пистолет.

И последнее. Обращаюсь к тем, кому «не нравится» данное пособие. Не надо ругани, господа (не указавший своего имени «историк из РАН», как он сам представился, «лицо нерусской национальности» приводит следующие аргументы: «позор», «истерики», «дурно пахнущий учебник», «грязные подсчеты» и даже еще похлеще, даже неудобно пересказывать; он   назвал уважаемого историка «нерукопожатым»; а как же назвать самого этого господина, который оскорбляет других из-за угла, анонимно, бросается обвинениями, не раскрывая своего имени?).

Не нравится книга? Ну что же, пишите, господа, свои. Не излагайте свои мнения по поводу тех или иных отдельных страниц российской истории в маргинальных телепередачах или в желтой прессе, а напишите свои книги по истории. Серьезные, содержащие определенную концепцию. С цифрами, с фактами, теми, которые найдете и которые сочтете нужным обнародовать. А мы рассмотрим и оценим. Тоже имеем право. Подчеркну: в рамках научной дискуссии.

Ясно одно: данная «дискуссия» войдет во все учебники историографии России как проявление новых черт современного научного этапа.

А.В. Никонов, доктор исторических наук


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"