На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Родник

Новелла

На следующий день утром у Кольки немного болели ноги от вчерашней ходьбы по лесу, но дед сказал: «Сегодня мы с тобой пойдём  открывать родник».

– Как это – открывать родник, кто его закрыл и за что?

– Вот и узнаешь. Давай скорей завтракать, время-то не ждёт, а нам многое сегодня нужно успеть.

После завтрака, пока бабушка собирала им будущий обед, дед вынес из сарая отрезок трубы, метровую арматурину и небольшую доску, всё это сложил в большой рюкзак, туда же он положил котелок и пакет с продуктами, и затем с помощью Кольки поднял рюкзак на плечи. В руки взял лопату, которую ещё вчера подточил напильником.

– Ну, пошли, пока не очень жарко.

– А мы термос не взяли, – напомнил Колька.

– Термос не нужен, вскипятим чаёк из свежей водицы.

Выйдя за посёлок, они углубились в лес. Здесь вилась узкая, но довольно натоптанная тропинка, по которой идти рядом было неудобно из-за кустов, растущих вдоль тропы, и Колька всю дорогу видел только спину и покачивающийся рюкзак. Иногда дед оборачивался и спрашивал, не устал ли внук, и не пора ли отдохнуть. Но, Колька, хоть уже и хотел бы немного посидеть, но держался, отвечая, что он совсем не устал и может ещё долго идти без отдыха. Километра через два они вышли на старую вырубку, узнаваемую по полусгнившим пням. Вырубка заросла берёзами и осинами, среди которых ровными рядами виднелись елочки. Дед остановился и повернулся к внуку:

– Видишь, здесь почти десять лет назад вырубили лес на большой площади. Провели посадку хвойных деревьев, а на  уход не хватило средств, а может быть и головы. На таких вырубках сразу появляется возобновление берёзой и осиной. У берёз, которые растут вокруг, каждый год образуется много семян, они очень лёгкие и поэтому ветром разносятся на большие расстояния. Кроме того, и берёза, и осина образуют вокруг пней корневую поросль. Эти породы всегда появляются первыми, их так и называют «пионерами». После вырубки леса здесь посадили ель. Она теневыносливая, растёт обычно под пологом таких «пионеров». Потом, уже лет через шестьдесят-семьдесят ель по высоте выравнивается с берёзами и осинами, а под пологом появляется всё больше молодой поросли елочек.

Берёза и осина живут меньше чем ель, и с возрастом начинают отмирать, а их место занимают другие еловые деревья. Проходит сто-сто пятьдесят лет и на этом месте уже сформируется еловый лес без примеси других пород. Так происходит смена древесных пород. Но этот процесс очень длительный, поэтому обычно на вырубке или сажают новый хвойный лес или производят уход  за самосевом хвойных пород, вырубая вокруг них мешающие берёзы и осины. Конечно, часть и этих пород оставляют – такой лес называется смешанным.

Мы с тобой только что прошли чистый лес – ельник. Полог из ветвей у елей очень плотный, и под ним из-за нехватки света почти ничего не растёт. Да и почва от опавшей хвои становится кислой, что тоже мешает росту других растений. В таких ельниках даже птиц мало. Только в урожайный год птиц привлекают сюда семена в шишках. Вот пень, а вокруг него много еловых шишек разбросано – это обеденный стол дятла. Он сорвёт шишку, вставит её в расщелину у пня и шелушит, выбирая семена. Этот стол служил ему несколько лет. Смотри, сколько маленьких елочек вокруг пня выросло, они разной высоты, потому что появились в разные годы.  

Колька слушал деда и удивлялся тому, как просто, оказывается, происходит и возникновение леса на вырубках, и очерёдность роста и смены древесных пород. Но, конечно, его больше всего удивила находчивость дятла, который приспособил старый пень для своей столовой.

Тропинка шла через вырубку по заросшей колее, слегка поднимаясь. Через некоторое время они вышли на открытое место. Это было большое поле, с редкими берёзками и группами кустов.

– На этой возвышенности  лет пятьдесят назад рос прекрасный  сосновый лес, его вырубили, а новый лес не посадили. Почвы здесь сухие.  Площадь вырубки большая, а по краям её сохранился только еловый лес.  А ель сухих мест не любит. Стали её использовать для сенокоса. Те деревья, которые появлялись, скашивались или вырубались, если мешали заготавливать сено. Поэтому осталась вырубка без леса. Раньше здесь было несколько родников, и ручеёк бежал вниз до самой речки. Когда здесь рос лес, то корни деревьев препятствовали быстрому стоку воды при таянии снега и дождях. Грунтовые воды были высокими и питали водой многие родники. Но, после вырубки леса уровень грунтовых вод значительно понизился, родники исчезли. Весной на открытом месте снег таял быстро. Поток талой воды стал размывать землю по бывшему руслу маленького ручейка. А потом здесь образовался большой овраг. Таких оврагов в нашем районе много, и вся смытая земля выносится потоками воды к реке и оседает на дне.

Когда-то по нашей реке и вверх и вниз по течению ходили небольшие пароходы, купцы на баржах возили различные товары. Она, впадая в Волгу, связывала нашу область с Каспийским морем. После вырубки лесов по берегам, река из судоходной превратилась в небольшую речушку. Из-за малой глубины, многих мелей и затонувших стволов деревьев, теперь и на моторной лодке надо очень осторожно плавать. Вот так, из-за оврагов и смыва плодородных почв, теперь нельзя пользоваться огромными площадями пахотных земель. Из-за кратковременной выгоды – рубки лесов по берегам рек – нашему государству нанесён огромный вред,  – рассказывал дед, пока они шли по бывшему сенокосу.

– Каждую весну этот овраг становился всё глубже. Сейчас мы к нему подойдём. Вода на поле не задерживалась, почва летом быстро высыхала, и постепенно весь сенокос зарос вейником и вереском. Косить уже стало нечего. Его забросили, а овраг всё рос и рос. Лет двадцать назад наши лесоводы на вершине оврага и по всему его склону посадили деревья и кусты. Корни кустов и травы стали препятствовать смыву почвы. Теперь склоны оврага заросли густым кустарником и даже ольхой и берёзой, семена которых прилетели из леса. А вот кусты черёмухи, смородины  сюда занесли птицы. Как только прекратился быстрый сток воды, на склонах оврага стали появляться маленькие роднички, которые со временем увеличивались, и теперь по дну этого глубокого оврага опять течёт ручеёк. Вот подойди и посмотри, какой он глубокий!

Подойдя к краю оврага, Колька посмотрел вниз, но дна не увидел. Оно было скрыто разросшимися по крутым склонам кустами ивы и черёмухи.

– А этот овраг когда-нибудь исчезнет? – спросил Колька.

– Для этого нужно ещё не одно десятилетие, а может быть и столетие, и если бы не укрепить его склоны, он бы ещё рос и рос. Таких оврагов очень много и в других районах. Большинство из них возникли после рубки лесов вдоль рек. В результате многие реки обмелели, а часть из них и вообще высохли и сельским хозяйством там заниматься уже невозможно.

Они прошли ещё метров сто вдоль оврага, и подошли к месту, где он начинался. Дед снял рюкзак, достал лопату и топор, спустился по склону, неглубокого в этом месте оврага и позвал Кольку.

– Смотри, здесь вода выступает на поверхность – это родничок. Мы его сейчас освободим и обустроим. Принеси сюда трубу, она там в рюкзаке.

Вырубив кустарник, под которым почва была заболочена, и видны были маленькие струйки воды, дед выкопал небольшую яму. Срезав дерн, он сложил его как небольшую запруду, и положил сверху трубу.  Яма стала заполняться мутной водой, которая, достигнув края трубы, полилась тоненькой струйкой. Нарезав лопатой ещё несколько пластов дёрна, они плотно уложили их на запруду, прижав трубу. Вода текла уже равномерной струйкой, постепенно становясь прозрачной. Чтобы не размывало почву, под падающую струйку они положили доску.

Немного отдохнув, дед стал вырубать кустарник и делать небольшие земляные ступени наверх. Закончив работу, они несколько раз спустились и поднялись, чтобы слегка уплотнить дорожку к роднику. Набрав в котелок воды, с удовольствием напились холодной воды из своего родника.

– Теперь попьём чайку. Давай сделаем таганок, чтобы и другие разводили огонь на этом месте. Иди, принеси дров из леса.

Набрав на опушке сухих толстых веток, Колька вернулся к оврагу, где дед уже соорудил кострище, окопав его и перевернув дёрн вниз травой, чтобы огонь не мог распространиться дальше. По краям кострища были вбиты две рогулины, на которые положен метровый кусок арматуры, принесённой дедом.

– Эта не перегорит, – сказал он, и повесил чайник с родниковой водой.

Сухие дрова весело разгорались, и вскоре чайник уже плеснул кипятком на костёр. Дед, подняв крышку чайника, запустил в кипяток несколько веточек смородины, которую нашёл в овраге. Чай, отдававший терпким привкусом, заедаемый свежими пирожками с яблоками, показался Кольке очень вкусным.

– Вот, внучок, мы с тобой сегодня открыли новый родник. Теперь к нему будут приходить люди, и благодарить нас за такую вкусную воду.

– А как они узнают, что это мы с тобой сделали?

– А нам и не надо, чтобы они знали, кто этот родник облагородил. Мы ведь тоже пользуемся трудом других людей, и хотя не знаем их имён, всё равно благодарим за труд.

Солнце уже клонилось к вечеру, дорога предстояла длинная, и пора было собираться домой. 

Виктор Нефедьев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"