На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Моё открытие Корфу

За морями, за долами

Недавно в Москве побывала в музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Знаком он многим «по Аркадию Райкину». Помните – «в греческом зале, в греческом зале…» Не думала, что вскоре, действительно, окажусь в самой Греции и на морском пляже почувствую себя «мышью белой», но только на мгновенье. Не загорелых, светлокожих как я, оказалось там немало.

…Корфу. Самый густонаселённый и второй по величине греческий остров, находящийся на пересечении трёх морей: Адриатического, Средиземного и Ионического.

Всё здесь дышит древностью. Аргонавты скрывались на Корфу от преследования колхидского флота после похищения золотого руна. У берегов Корфу расположены три острова Диапóнтия, самый крупный из которых – Огигия – считается островом нимфы Калипсо, в гостях у которой Одиссей, возвращаясь от берегов Трои, провёл долгих семь лет.

Всё здесь дышит добрым спокойствием и тишиной. Изредка слышится пение какого-нибудь местного темноволосого красавца и русский тихий бас главы отдыхающего семейства. Русские туристы – здесь не редкое явление, а если прислушаться, то можно услышать и украинскую «мову». Сюда приезжают за чистейшим влажным ветром и голубым до глубины морским штилем. Единственное, что может пощекотать ваши нервы – так это морские ежи, о которых пока я знаю только понаслышке.

Кстати, по площади остров равен нашему Воронежу. Но населения здесь в десять раз поменьше.

Узенькие зелёные улочки, по которым гордо расхаживают кошки, защитники греческих монастырей от змей и скорпионов. Закруглённые стрелки дорожных знаков и маленькие светофоры помогают виртуозным греческим водителям ориентироваться в быстром потоке машин. Совсем неподалеку от нашей деревеньки Дасья втиснулся средь перекрестков один из самых маленьких аэропортов мира. Его взлётная полоса не отвечает нормативным требованиям даже приблизительно, отчего, оказывается, не только я покрылась холодным потом, но очень переживал, говорят, «крепкий мужик» – президент Ельцин, когда непогода загнала его самолёт на Корфу.

Скромные низкие домики гармонично расположились средь греческих оазисов. На их крышах празднично искрятся маленькие кругляшки – солнечные батареи (дело в том, что в Греции очень дорогое электричество, на наши деньги – около 5 тысяч рублей в месяц), потому находчивые местные жители солнышком пытаются сэкономить семейный бюджет.

Архитектура греческих построек не случайно напоминает Венецию. Почти четыреста лет остров находился в руках венецианского правительства.

Хожу иностранкой по пляжам, отовсюду – иноязычное чириканье. И почему я в школе филонила на уроках английского?! Возле супермаркета останавливается иномарка с греческими номерами. По жестам понимаю, что меня хотят подвезти. Чувствую себя неловко, и, как испуганная собака, вильнув хвостиком, быстренько убегаю. Нечего позориться со своим дремучим английским перед потенциальным женихом.

Шмыгнула в продуктовый магазин. Как же кардинально греческая продукция отличается от нашей российской! На острове совсем не развита промышленность. Живут за счёт туризма. Сельское хозяйство напрямую связано с ним: море разных фруктов и соков можно купить за бесценок, зато любимый кефир я искала целый час, тщетно пытаясь объяснить продавцу, что я хочу. В конце концов, мне вручили страшно дорогущий (как потом оказалось после домашних подсчётов) пакет молока, и я не спеша побрела в гостиницу. Ну, хотя бы деньги разменяла! Теперь можно со спокойным сердцем ехать на желанные экскурсии.

За обедом я наблюдала коронный казус всего потока. В нашей гостинице «шведский стол». Возле чана с супом стоит официант и с весёлым греческим акцентом предлагает всем желающим «суууп». Русские студентки попросили налить «чуть-чуть», грек так воодушевился и очевидно не понял смысл русского словца. Зато теперь всем девчонкам говорит «чучууу». Решил, что это фирменный русский комплимент. А за ужином он, подмигнув мне, поскакал за подносом с десертами и крикнул: «Спасибос!» Вот уж грекороссиянин!

В выходные захотелось выбраться в город Керкира (наш отель находится в 40 минутах езды от него). На удивление всех русских сообщу, что у греков в этот день практически все магазины закрыты. Автомат автобусных билетов не хотел мне выдавать сдачу. Пришлось обратиться к местному дворнику за подмогой. Он оказался родом из Албании. Поведал, что приехал сюда подзаработать хотя бы уборкой листвы. На ломаном английском, сходном с моим, спросил о политике. «Правда, что Путин расстреливает украинцев из автомата Калашникова?», – этот вопрос надолго выбил меня из колеи. «No!» – единственное, что смогла ответить и в расстроенной задумчивости шагнула в автобус.

На следующей остановке набилась куча людей. К глубокому разочарованию обнаружила для себя, что никакой культурой от европейской молодёжи и не пахнет. Стоя, едут женщины и дети, старики и инвалиды, а молодые кокетки с мускулистыми парнями сидят, воткнув свои наглые носы в окна. Моё терпение лопнуло с треском, когда порог автобуса с трудом перешагнул дедулька на двух костылях. Мало того, что никто из присутствующих не подал ему руку, так ещё и место уступить здесь никто не собирался. Протиснувшись сквозь толпу бездушных «селёдок», я довольно грубо выкрикнула молодому парню: «Stand up!» Наглец, скривившись, молча, встал. Следующую половину пути я успокаивалась и глядела по сторонам. Практически все вывески меховых и кожаных изделий на русском. Видимо, наши туристы больше всех страдают элитным «шопингом» на отдыхе.

Вот и Керкира. Выскочив из автобуса, бодрыми шагами гуляю по улицам. Карта (которые здесь на каждом шагу) указала, что неподалёку от остановки находится Старая крепость XII века. Это самая древняя и самая мощная венецианская постройка, построенная на искусственном островке.

В ней мне удалось увидеть разноцветные фрески, разглядеть остатки старинных церковных картин, чертежи точнейших греческих застроек древности. Там же я нашла мрачное здание каменной тюрьмы, десятиметровые часы, как кремлёвские, заглянула в дуло русских пушек, освободителей Греции от французов и турок, поднялась на маяк, а потом по крутой лестнице доковыляла до парка. Села напротив каменного Героклида и заснула. Но солнце настойчиво подпекало плечи. Пришлось идти дальше. К остановке. На пути мне встретился памятник студенту. Железный молодой грек с галстуком покорил моё сердце. Как только о нём вспоминаю, сразу улыбка на лице. В Греции студентов любят!

Вот и третий день на исходе. По-гречески выучила первое слово «пшоу» – «пока». Начинаю привыкать к местному климату. Вода уже не такая мягкая и солнце светит терпимо. Ночью тайком искупалась в морском шёлке и теперь собираюсь ввести это в традицию. Заманили меня своей прохладой чёрные волны Ионического моря и круглая, жёлтая, словно апельсин, луна.

Мои наблюдения показали, что самым востребованным транспортом здешних глубинок можно полноправно считать двухколёсный. Видимо, причина в узеньких улочках – «на два ослика», как точно охарактеризовал их английский писатель и зоолог Джеральд Даррелл. Правда, сегодня забавных осликов я обнаружила лишь в сувенирных лавках. Там же покоробило то, что у тех же лоточников большой выбор непристойных «игрушек на память о Корфу». Согласитесь, для страны с высокой древней культурой опускаться до таких «ценностей» не к лицу.

На остановках самые популярные портреты – курящие иностранки. Вероятно, мужчины больше следят за своим здоровьем и чистотой окружающей среды. Видела, как мамаша передала недокуренную сигарету своей дочери. Сигарета на двоих – не прихоть моды. Табачные изделия здесь чуть ли не в десять раз дороже, чем у нас.

Ещё до незабываемого греческого турне разведала, что на острове есть памятник нашему великому русскому полководцу Фёдору Ушакову, прославленному в лике святых. Вооружившись фотоаппаратом и захватив с собой пару ребят – историков из нашего Воронежского университета, двинулась на поиски знаменитого соотечественника, воевавшего в этих краях за независимость Греции против Наполеона и варваров-турок. Когда турки причалили к берегам Корфу, Ушаков, зная, что те задумали разграбить все монастыри, лично из своего кармана выплатил круглую сумму. Грабители забрали дань и скрылись за горизонтом морских волн. Пребывая на острове, Фёдор Фёдорович подарил его жителям независимость, разработал первую официальную Конституцию, сделал православие официальной религией, а греческий язык официальным языком острова. В благодарность греки поставили основателю православного греческого государства – Республика Семи Островов – красивый каменный монумент в прибрежной части города Керкиры. Совсем недалеко от морского причала развивается русский флаг. Взор полководца устремлён в сторону моря. А мне подсказало сердце, что в сторону России-матушки...

Много исторических мест мы ещё не обошли. В этот раз побывали лишь в Новой греческой крепости, представляющей из себя огромную каменную громаду, как две капли воды похожую на Старую крепость. Только здесь больше кафешек и куча всяких мягких диванчиков в подмогу туристам. На обед мы успели каким-то чудом. И мой любимый грекороссиянин пожелал сегодня нам, опоздавшим, – «Приятный аппетит!».

А вы были на Паксосе или Антипаксосе? А мы были! Эти греческие острова-братья находятся совсем неподалеку от Корфу и всего в паре километров друг от друга. У обоих потрясающее зелёное обмундирование и каменные берега, словно куски раскрошенной халвы. Но почему-то Паксус заселён маленькими домишками, а Антипаксус как будто тоскует в одиночестве. Единственные его посетители – перелётные туристы, которые, накупавшись всласть, делают отворот – поворот на своём корабле в сторону следующих островов. Неподалеку от зелёных братьев распластала свои каменные клешни Посейдонова пещера, окружив себя двумя сквозными арками, которые служат туннелем для морского транспорта. В этих краях бушуют молодые ветра, нагоняют на нежную кожу туристов мелкие мурашки.

Последнюю и самую незабываемую для меня обзорную экскурсию по острову Корфу я слушала во все уши. Путешествие началось с прогулки по летней резиденции австро-венгерской императрицы Елизаветы, получившей прозвище «Печальная Сисси». По словам гида, мне показалось – страдающего увлекательным сочинительством, – неудачи самой стройной и спортивной кокетки (её талия не превышала45 сантиметров) начались с женитьбы на двоюродном брате Франсе Иосифе, с которым они в скором времени «разбежались». Затем у императрицы погибает дочь, и сын заканчивает свою жизнь самоубийством. Елизавета буквально сходит с ума от своих переживаний и решает перебраться на остров Корфу в поисках душевного уединения. Здесь она занимается гимнастикой, неустанно следит за фигурой и осанкой – мясные и мучные блюда исчезают с кухонных столов дворца, а кровать императрицы напоминает походный набор – без матраца и подушки (чтобы не быть сутулой). В свои «за шестьдесят» она походила на сорокалетнюю дамочку. Её странное желание умереть в расцвете сил осуществилось. Один из приближённых слуг на очередном официальном приёме вручил ей букет и вонзил острый клинок прямо в сердце.

Кроме корсета и спортивных тренировок императрица любила прогуливаться по огромному трехъярусному саду, читать Гейне, Гете и Платона, чьи статуи находятся на дворцовой территории. Будучи аристократкой, она с неподдельным сочувствием относилась к простым смертным, разрешала им посещать свои хоромы. Физическое одиночество в жизни не мешало её сердцу любить великого героя греческих мифов – Ахиллеса. Желая любоваться им каждый день, императрица распорядилась поставить десятиметровую статую напротив выхода в сад и украсить её строем пальм и лавра – растением победителя (а не борща). Вот такие причуды в то время кружили головы богатым дамам. Интересно, что дворец вынес на своей шее с десяток хозяев, побывав и больницей, и казино, и гостиницей, а теперь, уже совсем дедулей, носит гордое звание греческого музея.

Ходят слухи, что в гряде Ионических островов сегодня есть принадлежащие российским богачам. В их числе называют эстрадных знаменитостей. Интересно, если это так, то как они обживают здешние места.

Перенесёмся на западное побережье острова – оно мне показалось невероятно сказочным. На вершине пологих гор расположился знаменитый в здешних краях мужской монастырь «Животворящий источник» (по-гречески «Зоодуху Пигис») XIII века. В его древних могучих стенах укрываются от палящего солнца иконы хранителей рода человеческого: Николая Угодника, Матери Божией, Святого Спиридона, покровителя острова, который четырежды спасал жителей острова от смертельных напастей – голода, чумы, тифа и чужеземных грабителей. Кстати, Корфу – единственный из греческих островов, который никогда не был завоёван мусульманами. Местные жители верят, что это святой Спиридон оберегал и продолжает оберегать его.

Святой Спиридон почитался на Руси наравне с Николаем Мирликийским Чудотворцем. Рака с мощами святого Спиридона находится в храме Керкиры на самом виду, она вся обвешана золотыми и серебряными украшениями – дарами тех, кому помог святой. Это вместилище реликвии заперто на замок: хранитель открывает его только для православных туристов, а католикам разрешается поцеловать лишь саму раку.

Мощи святителя Спиридона поражают одним своим видом – Божией милостью они полностью нетленны. Они весят как тело взрослого мужчины, имеют температуру человеческого тела и сохраняют мягкость.

Ученые разных стран до сих пор не могут объяснить феномен нетления этих мощей, которые почти 1700 лет пребывают в неповреждённом виде.

В Православном мире святитель Спиридон известен как «ходящий» святой – бархатные башмачки, надетые на его ступни, изнашиваются, и несколько раз в год их заменяют новыми. А изношенные башмачки разрезают на части и как великую святыню передают верующим. Есть теперь такая святыня и у меня…

Не нужно обладать большой наблюдательностью, чтобы заметить, как много маленьких храмов разбросано по лесистым холмам греческой земли. Во времена турецких гонений греки, чтобы спасти священные иконы, зарывали их в землю или отправляли вплавь по воде. Позже на местах вновь обретенных реликвий строились часовни и церкви.

С везде растущими греческими оливками связана особая история. Чтобы украсить этими растениями плантации, правительство решило схитрить, пообещав, что каждое посаженное оливковое дерево будет обменено на 1 золотую лиру. А кому не хочется стать богатеем? Вот и кинулись все заниматься посадкой. Так хитрое правительство, не исполнив своего обещания, волей судьбы сделало Грецию страной – оливией, родиной оливкового масла. Оливковые деревья здесь, кстати, одни из самых высоких в мире. Высота некоторых достигает пяти-шести метров. Особым образом проходит здесь сбор урожая. Жители Корфу никогда не трясут деревья и уж тем более не срывают плоды самостоятельно. Они просто расстилают полотно и ждут, пока полностью созревшие оливки не упадут сами. Именно благодаря этому масло, полученное из местных оливок, как говорят греки, обладает особым вкусом, цветом и изумительной лечебной силой.

Наш «Икарус» двинулся дальше. Теперь дорога серпантинными змеями поднималась на смотровую площадку, которая спряталась на самой вершине горы – в четырёхстах метрах над уровнем моря. Здесь, в скромной деревушке Лаконес, открываются волшебные виды. Жаль, фотографии через автобусное стекло не могут передать всех чувств, которые охватывают в тот самый момент, когда автобус превращается в маленькую божью коровку и, усиленно жужжа, парит над пропастью. А ты через маленькие чёрные крупинки – тонированные окна, смотришь вниз и боишься пошевелиться…

Греческое солнце медленно уходило в горы. Экскурсия близилась к завершению. Затарившись сувенирами, мы, с пустыми желудками и до отвалу накормленные интереснейшей информацией, распрощались с гидом. Напоследок он нам признался, что небольшое количество экскурсий на русском языке связано с кардинальным различием наших алфавитов. Только самым терпеливым и дотошным грекам удаётся в совершенстве овладеть нашим языком.

Задала экскурсоводу несколько вопросов о греческом образовании. Узнала, что школьное состоит из 12 классов. Техникумов в Греции нет совсем. Из вузов представлены только государственные, для поступления в которые требуется сдать ЕГЭ. Три года подряд можно пытать судьбу, пересдавая неудачные баллы. А если всё же не повезло – придётся остаться школьным бездарем навсегда. Наверное, не случайно у греков популярны частные европейские вузы.

Последний день моего пребывания в стране древних мифов оказался самым сладким, как последний кусок пирога. Море впервые заволновалось. Так уж ему не хотелось меня отпускать. Островное солнце одарило меня прощальными веснушками, ветер весело дунул в лицо – не грусти. С недовольством в душе понимаю, что мои греческие дни (по крайней мере, в этом году) сочтены. Зато столько впечатлений в фотоаппарате, а ещё больше – в памяти! Сказочный остров, необычные люди, тропические кипарисы, смешное сиртаки… останутся со мной навсегда. Скажете, огречилась в конец. Не скрою, есть немного!

Моя мечта – отдыхать здесь каждый год. А где-то в глубине подсознания кроется мыслишка – завладеть этим островом или хотя бы приобрести здесь дачный участок. Почему бы не повторить слова Наполеона: «Корфу имеет для меня столь большое значение, что потеря его нанесёт роковой удар по моим планам...»?

Екатерина Мушурова, студентка факультета журналистики Воронежского госуниверситета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"