На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Как кукушки свой род ведут

Сказка

Было это давным-давно. Из заморских краёв вернулись на сибирскую землю горихвостки, дрозды, зарянки, славки, да всех и не счесть. С радостью их встретили  синицы, дятлы, кедровки и все местные птицы. Разговорам не было конца. Птицы-сибиряки рассказали о том, как пережили лютые морозы. О трудных перелётах и о том, как скучали по родным местам, поведали перелётные.

Птицы нежились в потоках солнечных лучей. Дышали духмяным настоем, исходившим от молодой клейкой листвы берёз и осин, хвои лиственниц, сосен, кедров, елей и пихт, зеленеющей травы и первых цветов – медуниц, подснежников, фиалок… Славили весну. Их незатейливые песни: цви-цви-тиу; сень-звень; фиу-лиу; негромкие рулады, перемежающиеся свистом, сливались в ликующий хор. Взбудораженные и счастливые, выбирали птицы места для гнёзд.

В один из погожих дней увидели крылатые певуньи на деревьях мохнатых гусениц, которые пожирали хвою и молодую листву, оставляя ветки деревьев голыми.

– Без хвои и листвы лес засохнет и умрёт, – переполошили всех сойки.

– Где нам тогда жить? – забеспокоились кукши.

– Надо не разговоры вести, а спасать деревья. Собирайтесь в стаю и полетим воевать с гусеницами, – поторопили всех  скворцы.

Как словом, так и делом. Полетели птицы на выручку деревьям. Гусеницы по лесу лавиной катятся, зелень без устали грызут. Увидели пернатое племя, распушили волоски-иголки и дружным хором сказали:

– Попробуйте, ухватите нас!

Возмущённые птицы напали на гусениц, но тут же отпрянули назад.

Гусеницы потешаются:

– Не по вкусу мы вам пришлись! Вы думали, что с нами, как с другими мягкими и гладкими червячками, запросто управитесь. Не тут-то было! Мы защищены ядовитыми волосками. Ну, кто ещё желает нас попробовать? 

Пригорюнились птицы, крепко задумались, как деревья от обжор спасти? Прислушался поползень и говорит:

– Кукушки вернулись, слышите – кукуют? Они позже всех прилетают. Может быть, им по вкусу придутся эти страшилища?

Прислушались птицы. Издалека доносилось:

– Ку-ку, ку-ку, ку-ку!

Разыскали кукушек. Они куковали, друг с другом играли, места для гнёзд выбирали. Лето в Сибири короткое, а успеть многое надо – гнёзда свить, яички отложить, птенцов вывести, выкормить, на крыло поставить и улететь зимовать в тёплые края. Про нашествие гусениц кукушки не знали и не ведали. Наперебой стали им птахи о беде рассказывать. Шум, гам на всю округу подняли. Кое-как разобрались кукушки, кто на кого напал и кому помощь нужна.

– Показывайте, где эти страшилища пируют. Уж мы-то деревья отстоим, от ненасытных злодеек защитим!

Налетели кукушки на мохнатых разбойниц и с таким аппетитом стали их есть, что гусеницы перепугались не на шутку. И волоски распушили, и на ветках приподнялись торчком, чтобы напугать бесстрашных птиц. Только  им это не помогло.

Пока кукушки с гусеницами расправлялись, другие лесные певуньи гнёзда построили, яйца откладывать стали. Одна из кукушек, Кукуля, между делом, сказала подружкам:

– С гусеницами к концу лета бы управиться. Когда детей выводить будем, кормить, на крыло ставить?

– И, правда! – забеспокоились подруги. – Надо бы с птицами посоветоваться, как нам быть.

Собрали кукушки птичий слёт. Рассказали о беспокойстве за потомство. Задумались птицы: как им помочь? Парочка зарянок предложила:

– Дайте нам на воспитание одного птенца.

– Как же мы вам дадим птенца? – спросила Кукуля. – Если гнездо некогда свить, чтобы яички отложить да малышей высидеть.

– В наше гнездо яичко отложите, – снова предложили зарянки.

Лесные птицы любили и уважали зарянок за общительный характер и доброту. По соседству с их участком синичка жила. Как-то она заболела, так зарянки заботы о ней на себя взяли, хотя прокормить своих шестерых малышей не так просто. У парочки серых славок, тоже живших по соседству с зарянками, беда случилось: кобчик подкараулил и поймал вначале маму, а потом и папу. Остались птенцы сиротами. Так зарянки взяли их на попечение – кормили, поили, летать и песни петь научили.

Глядя на зарянок,  и другие птицы захотели помочь кукушкам – принять их потомство в свои гнёзда.

– Вы деревья спасаете, лес – наш общий дом оберегаете. А мы вам детей вырастить поможем, – убеждали кукушек птицы.

– Как же мы потом своих кукушат соберём? Как узнаем, все ли живы, здоровы? Мы выводим от десяти до двадцати птенцов, – беспокоилась Кукуля.

Зарянки успокаивают Кукулю:

– Не беспокойся, не обидим вашего птенца. Приглядим, как за своими, родными.

– И мы не обидим, – уверяют другие птахи.

Супруг Кукули – Кукуш – говорит жене:

– Соглашаться надо. Деревья не отстоим – погубят их гусеницы. То, что нам по вкусу, не всем птицам в пищу годится. К тому же аппетит у нас ого-го какой! Каждая взрослая кукушка только за час съедает до ста гусениц, а за световой день, посчитай, сколько?! Ни одной птице не угнаться за нами в поедании насекомых. А мохнатых гусениц кроме нас никто из пернатых не ест. Получается, что мы главные заступники леса. Птенцов не выведем – кукушечий род изведётся. Тогда деревья от мохнатых разбойниц защититьнекому будет. А лес засохнет, где птицы жить будут?

Посоветовались супруги между собой и согласились отдать потомство на воспитание другим птицам – по одному птенцу в семью. Остальные кукушечьи пары последовали их примеру.

Показали зарянки Кукуле своё гнездо. Его устроила крошка-мама в ямке в густом кустарнике. Устлала сухой листвой и травинками. Гнёздышко получилось тёплое, уютное, от чужих глаз скрытое. Отложила зарянка свои яички и Кукулино приняла. На приёмное яйцо удивилась:

– Надо же, от наших не отличить: маленькое светло-розовое с ржаво-бурыми крапинками!

Вывелись у зарянок птенцы. Среди них и кукушонок, который первым делом выбросил из гнезда всё лишнее, то есть детей приёмных родителей. Зарянки этого даже не заметили, так как приёмыш занимал всё гнездо. Теперь жучки, червячки, мухи и паучки доставались только ему. Рос он не по дням, а по часам. Уже в гнезде не умещается, а крошки-родители кормят его без устали и приговаривают:

– Кушай, детка, кушай маленький, расти большой, сильный!

Кукушонок в ответ красный рот разевает, неустанно принесённую приёмными родителями живность глотает.

То же случилось и в гнёздах других птиц. Но таких птичьих семей немного оказалось, и особого вреда кукушата их роду не принесли.

Поскольку ничто не отвлекало кукушек, управились они с вредителями к середине лета.  Попробовали своих птенцов разыскать, да где там! Ни одна птичья пара не призналась, что кукушонка воспитывает.

– Наш, – говорят. – Роднее не бывает!..

– Что нам-то теперь делать? – спросила Кукуля Кукуша. – С гусеницами управились, детей другие птицы растят. Не то, что вернуть, показать нам не хотят наших крошек.

– Полетим в тёплые края. Тоскливо здесь без птенцов и без дела, – ответил Кукуш.

Погоревала Кукуля, но согласилась с мужем. Полетели они в тёплые края, за ними и другие кукушки потянулись. К осени кукушата подросли, окрепли и тоже в тёплые края улетели. С родителями там встретились. Нарадоваться друг на друга не могли. Зиму вместе прожили, а весной на родину вернулись. И снова их птичья стая встретила. Поведали пичуги, что, как и в прошлом году, на лес гусеницы напали страшные, «волосатые». Спасать деревья надо. Заплакали мамы-кукушки, что снова детей в чужие гнёзда отдавать придётся. Их слёзы капали на землю, и прорастали синими, голубыми и белыми цветами. Их так и назвали – кукушкины слёзки. А там, где ходили кукушки по земле в поисках своих детей, расцвели цветы. Приглядишься – башмачки бордовые, желтые, пятнистые. Их так и нарекли – кукушкины башмачки…

Много времени минуло с той поры, но не перевелись в лесу мохнатые гусеницы. Вот и приходится кукушкам воевать с ними от зари и до заката, определив потомство на воспитание другим птицам. Так с тех пор и ведут свой род.

Любовь Московенко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"