На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Детская молитва

Рассказ

Этого дома уже нет. Его снесли во время очередной кампании по благоустройству, но когда-то он выделялся своим массивным и мрачноватым двухэтажным фасадом в начале одной из старых улиц Сергиева Посада. В доме было много комнат-квартир и огромные общие кухни с керосинками. Сейчас на пустыре, где стоял дом, высится высокий бетонный забор, окружающий какое-то государственное предприятие, и ничто не напоминает о прежней постройке, но я, проходя мимо, всегда вспоминаю одну историю, рассказанную старушкой, жившей в этом доме.

Дело было в начале 50-х годов. Лавра уже открылась к радости всех православных, и толпы богомольцев со всех концов страны собирались в наш, тогда единственный во всей Средней России, действующий монастырь. Монашеская жизнь ещё только возрождалась. Монахов было немного. Часть лаврских построек ещё эксплуатировалась городом. В стенах проживали семьи горожан. Власти двурушничали. С одной стороны: вот вам, пожалуйста, монастырь с богослужениями, которые вроде бы никому посещать не запрещено, с другой: приобщение к святыне массы людей крайне нежелательно. А посему явно не пускать в лавру богомольцев нельзя, но запретить им ночёвку в городе можно. А так как многие паломники приезжали из самых дальних мест, им волей-неволей приходилось искать, где главу приклонить. Наберёт какая-нибудь благочестивая загорчанка этих неприкаянных к себе домой, а ночью рейд. Милиция, дружинники обходят частные дома и квартиры поблизости от лавры и забирают постояльцев. Начинается проверка документов, нотации, придирки, а то и привод в милицию. Хозяевам и того хуже. Время суровое, с людьми не церемонились, особенно, если эти люди верующие, то есть другого сорта, инакомыслящие. В общем, в то недоброе время этих рейдов боялись, как чумы. Впрочем, всегда находились люди, оказывающие гостеприимство паломникам Христа ради, готовые пострадать за веру и даже в более тяжкие годы.

И вот на Пасху одна из таких доброхоток-загорчанок, проживавшая в упомянутом доме, после торжественной и радостной праздничной службы возвращалась домой в окружении целой группы богомольцев. Среди последних был ребёнок: девочка лет шести-семи, с большими умненькими глазками и косичкой, выбивавшейся из-под белого платочка. Она бодро вышагивала своими маленькими ножками, несмотря на усталость после продолжительной пасхальной службы.

Придя домой, наскоро разговелись, чем Бог послал, и поскорей уснули – время близилось к утру. Только хозяйке не спалось. На душе, вопреки праздничной радости, было неспокойно. А ну, как нагрянут с проверкой! Правда, не только она оказала в эту ночь гостеприимство приезжим. Все её соседи сделали то же самое – и справа, и слева, и внизу. И всё-таки она, вздыхая, ворочалась на постели и прислушивалась к каждому звуку извне. Вот у соседей зазвучали чьи-то громкие голоса. Что-то задвигалось, заскрипело. Сквозь толстые стены старинного дома звуки доносились неясно, но тревожно. На цыпочках, не дыша, испуганная хозяйка двинулась к входной двери. На пути – комната с постояльцами. Здесь все спят. В углу горит лампада, и в её неверном свете поражённая женщина вдруг видит маленькую коленнопреклонённую фигурку, истово и неторопливо творящую крестное знамение крошечной ручкой. Хозяйке видна косичка из-под белого платочка, лицо же обращено к лику Божией Матери на иконе. Старуха, застыв, смотрела. Текли минуты. Шевелились губки, но слов не было слышно. Снова маленькая рука совершала крестное знамение, и головка в белом платочке склонялась в поклоне – девочка продолжала молиться. Хозяйка повернулась и спокойным шагом возвратилась в спальню. Сон пришёл к ней сразу. Наутро оказалось, что был рейд. Забрали всех соседей, но в дверь, за которой молился ребёнок, даже не постучали.

1990

Священник Савва Михалевич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"