На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

По зову Суворина

Записки с родины писателя

За свет,

За мысль,

За тяжкий дар познанья,

Так высоко оттшторивший зенит,

За вечный зов,

За берег ожиданья,

За весь её нетягостный магнит

Воздастся ей.

Егор   Исаев

Из века в век тихо течёт река Битюг, являясь молчаливым свидетелем истории сёл и города Боброва, расположившихся на её живописных берегах. Уютно на взгорье раскинулось большое село Коршево (первое упоминание о нём относиться к 1685 г.) Если бы река могла говорить, она поведала б нам много интересного о судьбах людей нашего края. О многих из них можно писать многотомные книги.

Весь XIX и начало XX   века тесно связаны с просветительской деятельностью семей Сувориных, Федотовых, Скрябиных. Эти люди стояли у истоков народного просвещения села. Летопись Коршево сохранило дату основания первого народного училища- 1850 год. Обучение происходило в отдельной избе, а уроки вёл церковный дьячок с 30 мальчиками. В 1885 году возле храма Вознесения (1818 г.) освящается новое здание народного училища, который подарил сельский староста. Дом-крестовик служил делу образования почти 20 лет.

Потомки А.С. СуворинаВажнейшей вехой просвещения села стал 1904 год. Известный в России книгоиздатель и журналист коршевец Алексей Сергеевич Суворин (1834-1912г.) вложил большие средства в строительство на своём родовом земельном участке современный по тем временам земской школы. Крестьяне на подводах завозили камень под основание здания из-под г. Павловска, проложили дорогу от Битюга для доставки строевого соснового и дубового леса. Дело закипело… Непосредственной работой руководил полковник Пётр Сергеевич Суворин (1836-1913 г.). За несколько месяцев всё было готово. Это был год 70-летия А.С.Суворина. Несмотря на величайшую занятость, он оставляет Петербург и едет на милую его сердцу родину. С удовольствие, какой-то открытостью и присущей ему простотой выступает перед собравшимися односельчанами. И вот школа освящена и открыта. А скоро и первые уроки… Да, построить здание, оборудовать его дело дорогое. Однако этого явно мало без присутствия учителей- подвижников. А где они?

Вот и начинается наш рассказ об учителе с большой буквы, заведующей суворинским народным училищем, Марии Дмитриевне Скрябиной (1879 – 1954 г).

Маша, как и её братья Скрябины и Богомоловы, родилась в селе Берёзовке (ныне Аннинский район). Родители   рано умерли, и детей на воспитание взял их дядя, генерал в запасе Филипп Антонович Лежинский. Этот строгий, но честный и добрый человек дал всем хорошее образование. Маша и Илюша Скрябины стали учителями, окончив Воронежскую учительскую семинарию. Вернулись в с. Коршево, стали преподавать в церковно-приходском училище.

По просьбе А.С.Суворина Бобровское земство набирает учителей в его новое народное училище. (Благо был одновременно со школой построен просторный дом для преподавателей). В списках оказались Филипп Петрович Союзов, его дочь Наталия Союзова, Никанор Сергеевич Колюкаев, священник Митрофан Проскуряков и другие.

Самое главное, что среди других была герой нашего повествования Мария Скрябина. А ведь её давно знал А.С.Суворин, бывая ежегодно в доме друга своего брата- полковника – генерала Лежинского. Как часто она помогала накрывать стол генеральской кухарке! Суворин любовался красотой Маши, её манерами держаться, исключительной воспитанностью, набожностью. В беседе за самоваром раскрывались её высокие интеллектуальные возможности, любовь к детям, уважение к старшим.

А организаторские возможности? Без сомнения были! Часто готовила праздничные или тематические представления с взрослыми и детьми. Это были приятные дни для всех односельчан (ведь при всей их занятости повседневными трудом и бытом, праздники отмечались, нередко - на сельской площади).

Недавно престарелые племянницы нашей героини Нина Борисовна (1930г.р.) и Анна Борисовна (1938 г.р.) передали родному Коршеву бесценные предметы суворинского и скрябинского наследия: стол, стул, светильник, кувшин, множество снимков столетней давности (среди них – дарственный портрет с личной подписью А.С.Суворина за 1911 год в адрес Марии Дмитриевны. ( Разве это не признание её заслуг!). И вот рукопись 14-летнего мальчика. Пожелтевшие от времени тетрадные листы отразили жизнь Пети Геруса до 1911 года. А ведь это сын той кухарки генерала Лежинского, к   воспитанию и обучению которого много усилий приложила Скрябина.

Мальчик пишет о своих жизненных впечатлениях, о походах по памятным местам Боброва и Воронежа. Вот пример ответственного поступка, когда дети, обеспеченные всем необходимым, пешком идут до   железнодорожной   станции Боброва. Мария Дмитриевна и священник Проскуряков рядом с детьми. Дождик промочил всех до нитки. Самого маленького, Петю, Мария Дмитриевна защищает, отдав ему свой зонтик… И вот они уже благополучно едут на паровозе в Воронеж, пьют горячий чай.

В сознании ребёнка особое место занимали беседы взрослых по ходу движения, которые учили их наблюдательности, красоте, взаимоподдержке. А в Воронеже провели 5 дней, жили в Митрофановском монастыре. Вот он пишет о первом дне: « Наш законоучитель отец Митрофан отслужил молебен Святителю Митрофанию. Мы приложились к святым мощам, потом смотрели колесницу Святителя Митрофания, которые подарены ему   Петром Великим…» Путешественники посетили все достопримечательности, в том числе музеи, городские сады, колокольный и сталелитейный заводы, кладбище.

В заключение, посещая музей Дурова, Петя записал, что его поразила надпись на дверях:

«Кто приходит ко мне,

Тот доставляет мне удовольствие,

А кто не приходит,

тот делает одолжение».

И везде доброе присутствие учителей, особенно Марии Дмитриевны, о которой с большой теплотой отзывается юный автор рукописи.

Впоследствии, не без помощи Скрябиной, Петя учится в той же учительской семинарии, кончает её в мае 1917 года и уходит на фронт   Первой мировой войны. А на Рождество   перед 1918 годом печатает письмо Марии Дмитриевне, как матери, с философскими размышлениями взрослого человека о сущности жизни, чувствуя, что уже никогда не увидит родного села. Погиб Петя Герус в горниле революции… А мог бы стать   хорошим учителем! Было у кого перенять.

Вот эти и многие другие черты Скрябиной содействуют её назначению на должность заведующей суворинской земской школой.

       Шли годы. Продолжались трудовые будни и праздники. Мария Дмитриевна полностью отдавалась работе, а семья так и не сложилась, о чём она, безусловно, переживала. Но хозяйкой была прекрасной. Чистота в доме, двор украшен цветами, плодовыми деревьями. Суворин всегда восхищался её искусством.

С большой теплотой и уважением Мария Дмитриевна вспоминала школьные годы при жизни Суворина. А он помогал, как мог: к началу учебного года высылал из столицы на имя заведующей учебники, тетради, наглядные пособия, ручки…для ребят. Не забыты были и учителя: к Рождеству они получали денежное вознаграждение (а дети - сладости).

Лето 1912 года. Полковнику Суворину пришла телеграмма с Петербурга: умер брат Алексей. Односельчане искренне печалились кончине своего благотворителя, не скрывая слёз, приходили в его школу. А Скрябина, как могла, утешала земляков. Для неё было неожиданным известие о завещании высокого покровителя. Он не забыл о малой родине, передав 50 тысяч рублей на учреждение и содержание ремесленного училища в с. Коршеве, а также 10 тысяч рублей, с тем, чтобы из процентов этого капитала выдавалось добавочное жалованье учителям.

Какое было вдохновенье, благодарность и стремление работать над созданием ремесленного училища!

А через год не стало   и Петра Сергеевича Суворина. Мария Дмитриевна участвует в отпевании полковника в храме, произносит проникновенные слова у могилы. Её слушает всё село (и стар, и млад, пришли проститься с Сувориным). Сквозь слёзы, которые лились из её глаз, она увидела, как под выстрелы почётного эскорта из   г. Боброва опустили гроб в могилу вместе с боевой шашкой её хозяина.

А тут – новое испытание: 1914 год – Первая мировая война. Мобилизация, слёзы, горе. Скрябина чувствует   необъяснимую тревогу за будущее. Что будет с Коршевом, с Россией? В 1917 году её предчувствия оправдались. Всё! Нет прежней России! В 1918 году новая Советская власть одержит верх над эсеровским сельским советом в Коршеве. Стала не угодной и заведующая народным училищем, как пережиток ненавистного большевиками прошлого.

Так закончилась педагогическая стезя нашей героини, но общественная – впереди!

Уже в годы гражданской войны она примиряет людей, которые враждуют между собой, отражая, кто «белых», кто «красных». Как глубоко верующая христианка, не мола поддержать отдельных представителей сторон, а говорила: перед Богом все равны, только будьте человечными, не проливайте кровь. Но в кровавой бойне трудно остаться равноудаленной. А село несколько раз переходило из рук в руки. И все требовали от населения поддержки, одновременно забирая у него, то коней,   то мужчин насильственным призывом в армию, то продуктами питания.

1921 год дал некоторую надежду. Началась ленинская новая экономическая политика. Скрябина решила, что вернётся в школу. Она так истосковалась без неё за долгие годы изгнания. Однако время шло, её не хотели замечать: слишком близка к церкви.

Начинается сталинский «великий перелом» - коллективизация села. В 1929 году Мария Дмитриевна увидела у своей двери двух старых женщин. Они, словно призраки, стояли в темноте, не решаясь постучать. Кто это – не поняла она. Подойдя ближе к окну, ужаснулась: это сёстры Суворины. Быстро открыла дверь и впустила в себе. Они и поведали, что их дом теперь - правление колхоза «Знамя революции», а им в селе места нет. Обогрела, успокоила сестёр, как могла, а на другой день они ушли. И больше их никто не видал. Говорят, писали письма Скрябиной издалека.

Одна беда идёт за другой. В 1935 году сельская власть объявила о закрытии храма Вознесения. Мария Дмитриевна одобрила задумку церковного старосты и школьного сторожа Ивана Алексеевича Нестерова спасти хотя бы самые ценные иконы и благословила его на богоугодное, но рискованное дело. Нестеров, с согласия директора школы Григория Петровича Боровлева, ночью перевёз ценности из храма и спрятал их на чердаке школьного здания. Какую ответственность взяли на себя эти замечательные люди! Без преувеличения они могли потерять не только свободу, но и жизнь, как враги народа.

К назначенному дню собралось всё население. Активисты демонстративно сбросили колокола. Люди плакали, но стояли безмолвно. Марию Дмитриевну соседи уговаривали сдержаться, не выступать против власти: плетью обуха не перебьёшь. Напомнили о   коршевском восстании 26 марта 1930 года. Тогда угнали в лагеря более 200 человек, и они бесследно исчезли.

В этих тяжких для каждого порядочного человека условиях Скрябина решает открыть в своём жилище молельный дом. В Коршеве тогда было трое приходских священников. Все они подверглись гонениям. Особенно пострадали двое из них. Иван Митрофанович Проскуряков умышленно обкладывался непосильными налогами, за невозможность уплаты которых он лишался свободы, не допускался в храм. Выселенный из Коршева, жил подаяниями, сошёл с ума и умер в безвестности. Иван Николаевич Федотов и вся его многочисленная семья жили в особняке напротив храма. В голодный 1892 год этот дом стал штабом по оказанию помощи нуждающимся людям. Тогда здесь были А.С.Суворин и А.П.Чехов, первый создавал общественные столовые, а второй – лазарет для тяжелобольных.

И вот сельская власть решает открыть здесь больницу, а семью священника лишают всего имущества и изгоняют из дома. На другую работу брать тогда духовных лиц не хотели. Средств   для существования не было. Мария Дмитриевна Скрябина помогает Федотовым чем может, хотя и смой не легко. А когда стало ясно, что Федотову больше   невозможно жить в селе, она советует ему тайно перебраться на её бывшую родину – в Аннинский район (у неё там были родственные связи). На некоторое время он устроился дворником, помогая семье выжить. Вскоре его нашли, арестовали, объявив антисоветчиком,   и расстреляли   в г. Воронеже в 1938 году.

М.Д. Скрябина заменила священнослужителей. В её доме постоянно стали собираться самые стойкие христиане. Эти действия и поступки простой женщины не могли остаться без ответной реакции властей. Однажды к ней пришли активисты села с целью запретить собрания верующих. Мария Дмитриевна отказывается это сделать. В ответ- угроза высылки на Север. Не растерявшись, она впервые подтвердила свои родственные связи с Вячеславом Михайловичем Скрябиным, то есть Молотовым - правой рукой Сталина. Это помогло. Молельный дом остался неприкосновенным вплоть до нового открытия храма Вознесения.

Жительница села, учитель Никифорова написала об этом так:

В селе Коршеве Молитвенный дом открылся,

Как светом солнечных лучей,

Внутренность дома огнём осветилась:

Зажглись в нём лампады и свечи,

Раздались священные речи -

Божественным словом полны…

Наступили грозовые сороковые годы. На Великую Отечественную войну ушли 1200 коршевцев, перенесших страшные испытания, более пятисот из них не вернулись домой. В это время сталинское руководство пересмотрело своё отношение к вере.

Мария Дмитриевна жила недалеко от храма, поэтому было особенно больно видеть, как подводы с зерном заезжают в церковь, разобрана кирпичная ограда, надгробия знаменитых односельчан (в том числе и П.С.Суворина) подверглись вандализму,   уничтоженных   икон, лепных украшений алтаря и т.д.

  Она пришла к заключению: надо собирать подписи верующих и добиваться открытия храма для богослужения. Десятки верующих пошли по селу, собирая голоса, однако власть косо смотрела на новые «выходки» Скрябиной (но явных препятствий не было – знали мнение «верхов»).

Нина Борисовна Богомолова вспоминает, как в 1949 году последнее зерно было вывезено из храма – он стал снова действовать по своему назначению. А сколько трудов требовалось Марии Дмитриевне, церковной двадцатке по крохам восстанавливать храм! Епархия назначила приходским священником отца Николая.

Учительница Никифорова снова откликается стихами на деяния Скрябиной:

Как истинная христианка,

Ты послужила Великому Богу,

Дыша неизъяснимой верой

И любовью к Великому Творцу вселенной.

Ты с усердием стремилась

К открытию Божьего Храма.

И после долгих неутомимых трудов твоих,

И твоих достойных сотрудников,

Желание твоё свершилось:

В селе Коршеве церковь открылась…

Лицо уже пожилой М.Д.Скрябиной светилось радостью, да она этого и не срывала, всех целовала и обнимала. Она сделала своё дело, исполнила долг до конца!

После этих счастливых дней окружающие люди стали замечать, как сильно сдаёт здоровье Скрябиной: она сгорбилась, походка стала шаркающей, руки - трясущимися, но глаза горели по-прежнему!

Последний раз она появилась в храме 19 декабря 1953 года, когда выступала с благодарностью в адрес настоятеля Николая, который отмечал свой день ангела. Съехались в Коршево священники Бобровского церковного округа. На ряду с чествованием именинника, все с почтением общались с Марией Дмитриевной, выражали ей благодарность за верную службу Богу, родным и близким людям.

В марте 1954 года её не стало… Похоронили на сельском кладбище со всеми церковными почестями. И сейчас к могилке с мраморной доской, где выбиты скромные слова «Учительница Мария Дмитриевна Скрябина (1879-1954 гг.)», приходят благодарные односельчане и гости, кладут венки и живые цветы.

В годы войны сталинское руководство пересмотрело своё отношение к вере, и храм Вознесения   в Коршево был вновь открыт. Уцелевшие иконы были возвращены в храм. До 90-х годов ХХ века коршевский храм был единственным действующим в Бобровском районе за исключением Успенской церкви в городе Боброве.

В настоящее время храм полнокровно начинает действовать. С 2005 года настоятелем храма на постоянной основе становится отец Андрей Семилетов. Жизнь храма заметно обновляется, что привлекает ещё больший интерес верующих. Без веры нет будущего в России.

с. Коршево Бобровского района Воронежской области

Александр Ляпин, учитель истории, краевед


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"