На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Учитель-передвижник

Очерк

Знали бы мы сейчас земляка – учителя – из далекого восемнадцатого века? Вряд ли. Как говорят в народе: не было бы счастья, да чужое несчастье помогло. В 1794 году перед уездным судом предстал Кузьма Порадин как беспаспортный бродяга. И вот – благодаря судебному разбирательству знаем теперь его биографию. А назвался подсудимый по профессии дьяком-учителем.

Учитель и бродяга – по-нашему времени понятия несовместимые, даже немыслимые. Скажем лучше так: учитель-передвижник? Да. И пускай это вас не удивляет. На юг нынешней Воронежской области, когда-то губернии, переселялись с Малороссии-Украины днепровские жители. Переселялись не от хорошей жизни, ведь от добра добро не ищут. Искали от худа – бежали от притеснений власть имущих. Было это на рубеже XVII-XVIII веков. Новосёлы, как подчёркивают историки, несли в себе особую любовь и потребность к просвещению.

Образование высоко ценилось в народе. Ведь в Малороссии было много общинных школ и среди них высшая славяно-греко-латинская Киевская Духовная Академия. Имелись типографии, в каких печатались книги в защиту православной веры. В воронежской стороне малороссы, чуть обжившись, в своих сёлах-слободах ставили часовни, церкви, а рядом с ними возникали и школы. Вначале «здесь были ели не формальные школы, то такие места и лица (скорее всего из духовенства), у которых можно было учиться грамоте». Это подчеркнул ещё в девятнадцатом веке острогожский краевед-священник Дмитрий Яковлевич   Склобовский. Он же сообщил, что уже в 1733 году в Острогожске на четыре уезда открыли духовную школу. Другой известный в ту же пору воронежский краевед отмечал, что «просвещение черпалось из частных школ, дьячковских и поповских». И ещё – «грамотность в Острогожском уезде, как и вообще во всех уездах Воронежской губернии, населённых по преимуществу малороссами, находится, вообще говоря, в лучшем состоянии, чем в северных уездах той же губернии. Этому обстоятельству южные уезды обязаны, кроме чисто племенных условий, и высшему, сравнительно, экономическому уровню благосостояния и богатства этих уездов».

Кто же учил детей в тогдашних селах?

Вернемся в судебное «присутствие» и послушаем, что рассказывает о себе Кузьма Порадин – дьяк и учитель в одном лице.

– Родился-крестился в слободе Калитве Острогожского полка (так в ту пору именовался уезд). Отец был сыном священника. Тут я прожил до двадцати лет. Выучился грамоте. По смерти отца прожил четыре года при дяде своём – приказчике Попове слободы Ольховатки. От него по приглашению странствующих дьяков ушел в воронежскую слободу Калач…

Там Кузьма при Успенской церкви целый год изучал нотный ирмолай – богослужебную книгу молитвенных напевов, какие исполнялись во время службы. Способного ученика заметил священник расположенной недалече от Калача слободки Голубиновой и пригласил его в свой храм нести службу дьяка, что тогда означало – и учителя. Порадин пробыл в слободке год, вернулся в Калач и ещё год служил при Успенской церкви.

– Заболел я, занедужил, – рассказывает Кузьма, – и ушёл в Азовский Донецкий монастырь, где в молитвах провёл не один месяц. И когда по воле Божьей поправил здоровье, возвратился я к матери в слободу Ольховатку. Гостил у неё и дяди недолго. Взял брата своего родного Ивана, пошли с ним странствовать. Оказались в Харькове. Там по совету и приглашению жителей слободы Ольшаной учил детей. После поселился у помещика Черноглазова и обучал его детей грамоте. Тут меня известили, что мать переселилась из Ольховатки в Россошь к племяннику своему Фёдору и заслабла…

Порадин пошел в Россошь навестить больную. Проведал, погостил, выправил в атаманской управе билет на «вольный выход», отправился на поклонение чудотворным иконам в Ахтырку. Далее он вновь путешествовал из слободы в слободу, от церкви к церкви, нёс службу дьячка и учил детей. Проживая в селе Криничном, под Харьковом, в 1756 году наш земляк женился. Сразу же перебрался в соседнюю слободу Николаевку, где два года пробыл «с дозволения помещицы Лесевицкой» дьячком при церкви.

Странника-непоседу не остановила женитьба. 1758 год – дьяк и учитель в селе Песочин, 1760-й – он уже в слободе Соколов Харьковского полка. В 1764 году перебрался в слободу Комаровку, затем в Михайловку.

Порадина не остановило и рождение сына. С трёхлетним ребёнком из Михайловки перешли в слободу Ивановку, где он сначала при церкви, а потом у приказчика тамошнего графа учил детей.

Подрастали ученики – учитель снова в пути. Он странствовал по сёлам Валки, Угольцы, Берёзово. И снова возвращается в Угольцы, где учит сельских детей.

География странствий Кузьмы Порадина очерчена в пределах нынешних областей России – Воронежской и Ростовской, а также Украины – Харьковской и Сумской.

Из показаний Порадина в суде не ведаем, как он вёл обучение. Видимо, схоже с дьяком церковным Романом Прокофьевым. В Ендовищах Острогожского полка к Прокофьеву приходили учиться дети казаков, даже старшин и священнослужителей – всех прихожан. Преподавал он церковно-славянскую и русскую грамоту, но – на украинской речи, какую хорошо знало тогда и на какой говорило всё население. Дьяк и вне школы находился нередко вместе с детьми. Скажем, по обычаю вместе со своими выпускниками ходил колядовать-щедровать на святки по домам сельских жителей. Собственным примером показывал, как надобно вести себя на людях.

Как утверждает большой учёный, исследователь истории Слободской Украины, Дмитрий Иванович Багалей (именно благодаря ему мы узнали о Порадине), судьба Кузьмы Порадина, какой ровно полвека своей жизни – от 20-ти лет до 70-ти – провёл в странствиях – это обычная, типичная судьба дьяка-учителя тогдашней церковно-народной школы.

Проводников просвещения так и называли: странствующие учителя. Появились они в большом числе сразу при заселении Слобожанщины. Должность дьяка при церкви была единой с должностью учителя тоже при церкви. Школа открывалась при участии прихожан, желавших, чтобы их дети вырастали грамотными. Прихожане сами платили деньги дьяку. Потому-то школа называлась церковно-приходской и одновременно народной.

  Из рассказа Кузьмы Порадина видим, что странствовал-путешествовал он со времён царицы Анны до второй половины царствования Екатерины II, когда уже была упразднена автономия Слободской Украины, запрещены были вольные путешествия обывателей. А Порадин и тогда умудрялся не сидеть на месте, не имея на руках «паспорта», как в старые добрые времена. Интересно объяснение перед судьёй: к нему обращались, его просили учить детей, приглашали из села в село.

Сегодня учитель-передвижник, такой, как Порадин, кажется нам странным и непонятным, но тогда профессия обязывала «охоте к перемене мест». Странствовать должны были все, кто хотел стать глубоко образованным – по тому времени, конечно. Вспомним ремесленников Европы. Мастер не открывал ученику полностью секреты своего ремесла. Чтобы освоить дело как следует, ты должен был путешествовать от одного ремесленника к другому. Схоже обстояло дело и с учителями-дьячками. Каждый среди своих учеников выделял лучшего и брал в помощники. Конечно, один наставник знал больше, другой – меньше. Помимо этого всякий тоже не сразу открывал свою «педагогическую» науку ученику-помощнику. В школах обучали грамматике, письму, чтению псалтыри, пению псалмов на восемь голосов. Пели и «самогласно», то есть на свой голос, и «похоже», то есть на один голос – два текста. Чтобы всё это усвоить, молодые учителя охотно шли в помощники в ту слободу, где славился учитель-дьяк. А тот ведь тоже придерживался правила: учи так пришлого молодца, дабы он не сел на твоё место.

Кто-то из учителей менял место работы реже, кто-то чаще. Таковые, как Кузьма Порадин, странствовали и тогда, когда уже вроде познавали всю премудрость наук. Путешествия для них превращались в обычай, даже в жизненную потребность. К тому же, переходы-переезды были нетрудными. Каждый своё главное богатство имел при себе – в светлой голове. Каждый находил себе пристанище-приют при школе, какая привечала всех: и дьяка с семьей, и его молодого помощника, пожелавшего стать учителем.

В странствиях прожил долгую жизнь и уроженец Калитвы Кузьма Порадин. Сейчас та слобода называется селом Старая Калитва. Нынче Порадиных в селе нет. Таковых не помнят и старожилы. Пресёкся их фамильный корень в здешней округе. Не удивительно. На дворе стоял ещё восемнадцатый век.

Татьяна Малютина (Чалая), историк


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"