На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Родная школа  
Версия для печати

Про медведя и птиц перелетных

Сказка

 Это было давным-давно. Так давно, что даже старая черепаха сама этого не видела, а слышала историю эту от своей бабушки, или даже прабабушки. А прабабушка та – от своего дедушки…

 Жил в ту пору в лесу медведь. Такой, как и сейчас живут. Бродил по лесу круглый год. Весной солнышко его пригревает, летом ягода созревает, осенью грибы да орехи так в пасть и просятся. Хорошо…

 Да вот беда! За осенью зима приходит, морозит-вьюжит. Ой, несладко медведю! То голодно, то холодно, а чаще – и так и сяк вместе. Медведь  уже и шишки грызть, как белочка, и орешки, как бурундук, заготавливать пробовал. Да куда там! Сколько бурундучку надо полосатому, что чуть побольше мышки, и сколько медведю?...

 Придумал тогда медведь с осени на всю зиму наесться. С утра, бывает, поешь – до вечера сыт. Вот ежели есть, пока силы хватит, да наесться, может и до весны не захочется? Заурчал косолапый от мысли такой и на еду навалился. Все, что найдет подходящего – в пасть. Что на виду лежит, или спряталось плохо – туда же. Ягоды, орехи, грибы, травы всякие. Когда и мясом разживется, или рыбку в реке поймает. Муравейник раскопает – тоже медведю еда. Мелок муравьишка, так медведь не по одному его и собирает, не желудь с орехом! Вся еда на пользу, вся впрок. Совсем медведь к зиме круглым стал, жирком заплыл.

 А зима уж не за горами. Листья на деревьях зажелтели, закраснели. Кое-где и осыпаться начали – лес прозрачный стал. Поутру из пасти пар идет – холодно. Значит, скоро совсем приморозит, остыла земля. Хорошо, что  косолапый медведь  – не так пяткам холодно!

 Беспокоится медведь, все думает – «Наелся вволю, но до весны – хватит ли?». Бродит по лесу, переживает.

 Пришел он к кедру вековому, под которым орешками масляными лакомился, сел к корням и призадумался – «Где уж зима эта? Придет, не опоздает…». Грустно медведю.

 Вдруг крылья зашумели у него над головой. Поднял медведь глаза к небу.

 Глядит – расселись по веткам птицы, галдят-переговариваются. Словно торопятся куда.

 – Куда, птицы, собрались, – Медведь их спрашивает, – в непогодь такую? Зима на носу!

 Притихла птичья стая, а вожак их крылья сложил, перышко к перышку, и отвечает:

 – От непогоды и летим, медведь. Надоело нам зимой голодать-замерзать. Летим на Юг, где зимы нету, где тепло круглый год и еды всегда вдоволь. Хорошо, говорят, на Юге!

 Как услышал такое медведь, даже в животе у него от зависти заурчало. «А я что же? – думает, – А мне как же? Я тоже хочу, где тепло и еды вволю. Где зимы-злодейки нету!».

 Вскочил на задние лапы, чтоб к птицам поближе:

 – Я тоже хочу на Юг! Можно мне с вами, птички?! Покажите дорогу, проводите!

 А сам от нетерпения лапами по коре скребет, облизывается. Так ему неохота зиму встречать, от мороза прятаться!

 Сели птицы друг к дружке поближе, щебечут тихонечко, перешёптываются. Решили они, веселые такие, на Юг отлетающие, над медведем пошутить! Вожак на ветку пониже слетел, глянул на медведя левым глазом, глянул правым.

 – Отчего же не взять. Давай, косолапый, с нами. Покажем тебе теплые края! Полетели!

 Медведь так пасть и разинул…

 – Я не умею. Как так – полетели?!

 Загалдела стая, советуют  медведю наперебой:  

 – Так ты и не пробовал летать-то, медведь! Проще простого! Маши крыльями…лапами и лети. Вот как мы. Гляди!

 Стая вся с места снялась, крыльями помахала.  И на место уселась – на медведя смотрит.

Так просто у них получилось, у пернатых….

 Неудобно медведю. Да уж больно на этот самый Юг хочется!

 Помахал он лапами, попрыгал под кедром. Взмок весь. Только на вершок от земли отрывается – и все. «Вот отъелся! Тяжелый слишком, не взлететь! Эх, сам виноват…»

Вожак птиц почесал затылок крылом, задумался.

 – Это тебе, медведь, с земли подняться трудно. Залезь на дерево, да повыше. Оттуда, как ветер тебя подхватит, наверняка полетишь!

 Зашумела птичья стая: «Полетишь! Полетишь!»

 Охота пуще неволи! А уж как медведь на Юг захотел, в сытый край, и не передать! Вонзил он когти свои в кору кедровую, и полез…

 Кряхтит, тяжело ему тушу раскормленную вверх тащить. Упирается-подтягивается, до ветки толстой долезет – отдохнет. И дальше карабкается, все выше и выше. А птицы галдят, подбадривают!

 Забрался-таки на самую верхушку. Высоко-о! Вниз смотреть боязно. А медведь и не смотрит, вдаль глядит – где он, Юг теплый, где жизнь беззаботная?! Готов уже лететь, ветра ждет.

 Поднялись на крыло птицы, вокруг медведя летают. Тут и ветер подул, холодный, северный. Зашумел в кедровых ветвях, засвистел.

 Крикнул вожак птиц медведю, что пошутили они, чтоб слезал медведь вниз, да не услышал косолапый за ветром – сильно задуло, заскрипел старый кедр.

 – Полетели, птицы, на Юг! – Зарычал медведь. – А то не успеем, вот-вот зима пожалует!

 Лапами замахал, в ветер прыгнул, и полетел… Да не к Югу теплому, а к земле-матушке. Повезло ему, что до самого низу ветки встречал, да что жиром оброс со всех сторон…

 Грянулся косолапый о землю – дух захватило. Сидит, в глазах все кружится, на том месте, чем ударился, сидеть больно… Лапами, головой покрутил – вроде цел…

 А птицы вниз спустились, к самой земле, на кусты-ветки расселись и давай над медведем незадачливым смеяться – «Вот глупый, летать удумал, как птица. Поделом тебе, косолапый!». Крыльями от смеха машут, потешаются.

 И больно медведю, и обидно. Зачем так его провели? Не видать ему теперь Юга…Зарычал он жалобно, заплакал.

 Вожак стаи к нему подсел поближе. Стыдно ему стало.

 – Ты уж прости нас, медведь, не хотели мы зла. Пошутили по-птичьи.

 Медведь на него лапой махнул. От обиды под корни кедра векового залез, в нору глубокую, чтобы птиц-обманщиц не видеть. Тепло под землей, листьев туда ветром намело – мягко. Наплакался косолапый, пригрелся…и уснул.

 Стыдно птицам. Но, делать нечего, надо на Юг лететь – торопит зима, приближается. Покружили они над берлогой, где медведь засыпал, покричали, прощения прося, да и подались в теплые края.

 Пришла зима. И пока трещала она морозами, холодила и землю и воздух, превращала воду в лед, спал медведь сладким сном под старым кедром в своей берлоге. Шумела над ним пурга-вьюга, снегом все занесло. Тишина в лесу, холодно, голодно, а медведю все нипочем – до весны наелся, до весны и проспал. Какие уж он сны видел – никто не знает, может и про Юг. Медведь, он не очень разговорчивый, не рассказывал…

 Слетали птицы на Юг, перезимовали. Хорошо там, слов нет. Но дома лучше. Весной вернулись. Теперь всегда, как  только весна приходит – возвращаются!

 С тех пор и повелось. Медведь, как зиму почует, ест-наедается, спать собирается – понравилось ему, сытому, сны смотреть. Птицы на зиму на Юг летят – на то и крылья. За ту шутку стыдно им перед медведем до сих пор – перед отлетом кричат над лесом обязательно – у медведя прощения просят. Хоть и знают, что не ответит им косолапый – обиду затаил. А уж когда обратно летят птицы, и того громче кричат – домой ведь летят, домой!

 Но затем еще, думаю, кричат-то… чтоб медведь весну не проспал!

Дмитрий Акимов (С.-Петербург)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"