На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Правило веры  
Версия для печати

Маленькая дочь

Большая потеря Достоевского

Многие исследователи творчества и биографы Фёдора Михайловича Достоевского, описывая его заграничный период (1867-1871 гг.), указывают, что он не любил Женеву. На это у них достаточно оснований, в первую очередь, строки, оставленные самим писателем: "Женева – город отвратительный, мрачный. Сегодня воскресенье. Нет ничего тоскливее, тягостнее их воскресений». По мнению писателя, там «правит посредственность, уровень культуры низок, всюду пьянство, разврат и порок, а в делах сплошное мошенничество… Как было хорошо в начале, в   Германии! Это Женева   проклятая. Что с нами будет? – не понимаю!" В этот "проклятый" город Достоевского умолила переехать вторая жена, Анна Григорьевна Сниткина, чтобы оторвать его от казино, игре в котором он безрассудно предавался в Баден-Бадене.

Тем не менее, дочь писателя Любовь Фёдоровна Достоевская в своих воспоминаниях оставила такие слова: "После приезда в Женеву у моего отца вдруг наступило отрезвление, и он проклинал эту злосчастную страсть. Женева настолько понравилась моим родителям, что они решили провести там зиму". В Женеве, в сердце Достоевского вошли, быстро сменив друг друга, и светлая радость, и глубокая печаль. Здесь родилась и через три месяца умерла его первая дочь Соня.

Фёдор Михайлович и Анна Григорьевна прибыли в Женеву в сентябре 1867 года и сначала поселились в гостинице "Корона", где часто останавливались наши соотечественники. Затем супруги сняли квартиру в доме № 1 по улице Вильгельма Телля, а позже переехали в дом № 16 по улице Мон-Блан, на котором сейчас висит мемориальная доска в память о выдающемся русском писателе.

Находясь в Женеве, Достоевский живо интересовался европейскими событиями и даже присутствовал на заседаниях «Международного конгресса мира», на котором идеологи мировой революции, в частности Бакунин, призывали к истреблению христианской веры, уничтожению больших государств и частной собственности. Эти безумные идеи нашли своё отражение в романе «Бесы». Здесь же писатель начал работу над романом "Идиот". Он диктует его своей жене – профессиональной стенографистке. Фёдор Михайлович регулярно посещает университетскую библиотеку, частенько его можно было видеть в кафе за чтением русской и иностранной прессы.

В отличие от мужа Анна Григорьевна почти не выходит из дому, она тяжело переносит первую беременность, ей трудно передвигаться и только изредка она заставляет себя совершать необходимые для здоровья прогулки по набережной. Кто жил в Женеве, знает, что местный климат пагубно сказывается на самочувствии   приезжих; нужны месяцы и даже годы, чтобы сердечно-сосудистая и нервная системы подстроились под непростые климатические условия. Самым сложным в этом смысле временем года является поздняя осень, когда с предгорий Альп и Жюры дует ветер под названием "биз". Даже в самом звучании этого слова есть нечто колкое, пронизывающее. «Решительно по три раза в день меняется погода, и припадки мои начались вновь, точь-в-точь, как в Петербурге», – пишет Достоевский своей племяннице Софье Александровне Ивановой.

В феврале 1868 года у Достоевских родилась дочь, которую назвали Софьей в честь любимой племянницы писателя. Рождение девочки придало сил и оптимизма Фёдору Михайловичу. Теперь все свободные минуты он проводил у её колясочки и радовался каждому её движению. «Это – величайшая радость, какую человек может испытать на земле»,   писал Достоевский одному из друзей.

Соню крестили в женевском храме Воздвижения Креста Господня, освященном 14 сентября 1866 года, за несколько месяцев до рождения девочки. Этот первый православный храм в Швейцарии был построен на пожертвования местной русской знати, в частности, великой княгини Анны Фёдоровны, первой жены великого князя Константина, брата Александра I . С тех пор златоглавый собор, расположенный на одной из женевских возвышенностей, стал святым местом для прихожан из России, Украины, Белоруссии, Сербии, Греции, Болгарии, Румынии, Эфиопии и других православных.

Там же, спустя три месяца протоирей А.К.Петров отпевал несчастного младенца. Неожиданная смерть девочки от воспаления лёгких страшно поразила Достоевского. «Это маленькое трёхмесячное создание, такое бедное, такое крошечное, – пишет он, – для меня было уже лицо и характер. Она начинала меня знать, любить, и улыбалась, когда я подходил. Когда я своим смешным голосом пел ей песни, она любила их слушать. Она не плакала и не морщилась, когда я её целовал, она останавливалась плакать, когда я подходил. И вот теперь мне говорят в утешение, что у меня ещё будут дети. А Соня? Где эта маленькая личность, за которую я, смело говорю, крестную муку приму, только чтоб она была жива?»

«Первые роды моей матери были очень тяжелы, – вспоминает Л.Ф.Достоевская. – У неё не было молока, и она не могла кормить своего ребёнка. Искали кормилицу, но не нашли её в Женеве. Швейцарские крестьянки не покидают своего местожительства; матери, желающие, чтобы их детей вскармливали кормилицы, вынуждены посылать их в горы. Моя мать отвергла с негодованием требование расстаться со своим сокровищем и решила вскормить маленькую Соню на рожке. Соня, как и большинство перворождённых, была также очень слабой. Моя мать была малоопытна в уходе за ребёнком. Добрые старые женщины, помогавшие ей ухаживать за девочкой, знали ещё меньше. Бедная маленькая Соня прозябала по мере сил в течение трёх месяцев и затем предпочла покинуть нашу планету».

Её похоронили на кладбище Пленпале, в центре Женевы. У этого старого кладбища (первые захоронения здесь, за городскими стенами, были сделаны ещё в 1482 году) есть и другое название - "Королевское". Но никакой связи с монархией. Когда-то на широкой поляне, прилегавшей к территории современного кладбища, проводились состязания лучников. Победитель удостаивался звания "Короля стрелков". Эта традиция существовала с 1509 по 1847 годы, а затем – демократия обязывает – "король" лучников стал именоваться… "президентом". Поначалу здесь хоронили только протестантов, но с 1821 года конфессиональные ограничения стали постепенно исчезать. В 1869 году, примерно через год после смерти Софьи Достоевской, кладбище перешло в муниципальную собственность, и чуть позже городские власти своим декретом открыли его для усопших любых вероисповеданий. Вопрос автора о наличии на кладбище других православных могил искренне удивил руководителя городской ритуальной службы: "Что вы, мы не ведём подобного учёта, для нас они все равны".   В 1883 году вводится понятие "концессии", т.е. платы за место, которая по тем временам была относительно высокой, не по карману простым горожанам. С тех пор Королевское кладбище становится элитным, и здесь хоронят только женевскую знать.

В самом углу, слева от входа, на просторной поляне, свободной от помпезных памятников, растёт старый тис . Он сам как живой памятник прошлому, повидавший на своём длинном веку и живых и мёртвых. Его густая развесистая крона укрывает от дождя и солнца небольшую площадку, посыпанную мелким гравием. На площадке лежит маленькая каменная плита, её верхняя часть слегка приподнята, как будто опирается на подушку. Заботливые служители кладбища ежегодно высаживают в её изголовье кустик бегонии, иногда добавляют примулу.   Под лёгким дуновением ветерка нежные лепестки цветка склоняются над выбитым на плите православным крестиком и коротким текстом на французском языке: "Софья. Дочь Фёдора и Анны Достоевских". В этом скромном надгробии отражается строгое чувство меры - безусловный атрибут духовной культуры.

Плита была установлена в 1986 году "Международным обществом Достоевского". Опеку над могилкой взял на себя проживающий в княжестве Лихтенштейн известный российский меценат барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн, дальний родственник Достоевского: его дед и сын писателя Фёдор Фёдорович были женаты на родных сёстрах.

Первые недели после похорон Анна Григорьевна часами просиживала здесь, оплакивая своё дитя. Летом того же года Достоевские уехали сначала в Веве, а затем во Флоренцию.

Сегодня Женеву часто посещают наши соотечественники. Многие из них любят пройтись вдоль развалов блошиного рынка на Пленпале в поисках какого-нибудь старинного сувенира. Некоторые, купив сувенир, заходят потом на расположенное неподалёку кладбище Пленпале, на могилку Сони Достоевской, чтобы почтить таким образом память её отца, знаменитого русского писателя. "Сувенир" в переводе с французского означает "память".

Александр Токарев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"