На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

Припомним с благодарностью

О Екатерине Владимировне Новосильцевой (Т. Толычевой)

В предвестие великих реформ и в самый их разворот в русском обществе происходили огромные сдвиги в народном сознании. Дворянское сословие, лишившись значительных преимуществ, приспосабливалось к новым условиям жизни, как могло; подневольный люд, пробуждаясь после длительной, зачастую тяжёлой опеки господ, потянулся к самостоятельному устройству своей жизни, трудовой, земской по управлению. Выдвигались, как насущные, вопросы просвещения и обучения крестьянских детей. Совесть подсказывала вчерашним барыням плотнее сблизиться с сельской действительностью, по возможности помочь воспитанию подрастающих детей. Одни из них открыли школы и стали учительствовать, другие свой талант применили на литературном поприще и потом достигли немалых успехов в отечественной словесности, создав обильную библиотеку для народного чтения. Каждая из творческих особ внесла посильную лепту для общей пользы, и заслуги таких писательниц не забыты доныне, их книжки и теперь переиздают и читают.

К писательницам той поры, потрудившимся над созданием вдохновенных произведений, адресованных русскому юношеству, несомненно, принадлежит Екатерина Владимировна Новосильцева (1820-1885), известная больше под псевдонимом Т. Толычева. Её отец, Владимир Григорьевич, герой войны с Наполеоном, полковник, потомок боевых защитников родной земли, начиная с Куликова Поля и вплоть до военной операции 1830 года, когда он и скончался. А через пять лет умерла и жена его, оставив круглых сирот под надзор родственников. Как старшая из детей, Екатерина Владимировна все свои силы и помыслы отдавала малолетним сёстрам и брату, и это сиротство было для всех и горьким и трудным. Во многом ранние впечатления будут Екатериной Новосильцевой отображены в «Семейных записках», начатых печататься главами в журнале «Русский Вестник» в 1862 и 1864 годах. Вскоре её «Записки» вышли отдельной книгой в Москве, но без этих публикаций. В семейных воспоминаниях Толычевой много ярких картин из русской жизни начала XIXвека. Но литературный дебют писательницы состоялся не в журнале, а в газете «Русская Речь», которую основала подруга и наставница Екатерины Владимировны – Евгения Тур (Елизавета Васильевна Сухово-Кобылина; 1815-1892). Именно в этой газете летом 1861 года была опубликована статья Толычевой «Шеридан и его время». Немного позже в «Отечественных Записках» появилась другая её статья, посвящённая переводам из Беранже. Собственно, на этом литературоведческие исследования писательницы и остановились.

Зато настал её самый яркий и плодотворный период, относящийся к познанию исторической России в связи с её ратными подвигами и святостью подвижников, водителями совести и строителями обителей – этих крепостей духа. Екатерина Новосильцева сочинила замечательные рассказы о жизни Митрополита Филиппа, Стефана Пермского, мытарствах княгини Наталии Борисовны Долгорукой, принявшей в конце жизни монашеский постриг; о монастырях и чудотворных иконах и, конечно же, о боевом прошлом монастырей: Троице-Сергиевом, Кирилло-Белозерском и Спасо-Бородинском, что на Бородинском поле. Здесь, в построенной Маргаритой Михайловной Тучковой святой обители, спасалась душою сама строительница, и вместе спасались её монастырские сёстры, вознося молитвы за всех убиенных на поле брани. Книжки Т. Толычевой о прошлом Святой Руси, о носителях святости с интересом и пользой читались во всех слоях русского общества, в школах и госпиталях. Во многих благочестивых семьях их берегли и усваивали, воспитывая в детях понятия об основе национальной жизни – нравственном поведении и почитании предков.

Другой важной заслугой писательницы надо считать исторические разыскания о воинском долге защитников Отечества и стойкости людей в годы лихолетья. Екатерина Новосильцева собрала бесценные свидетельства участников великих событий, запечатленные ею в следующих публикациях: Рассказы очевидцев о Двенадцатом годе (М., 1872),  Рассказы старушки о Двенадцатом годе (М., 1878); Приёмыш. Повесть из того времени, как французы брали Москву (М., 1870); Рассказы о домашнем быте севастопольских жителей во время осады 1854-55 годов (Русский Вестник, 1880); Смоленск и его предания о Двенадцатом годе (Там же, 1880). В произведениях Т. Толычевой ощущается литературное влияние её наставницы Евгении Тур, на чью книгу «Семейство Шалонских» она откликнулась положительной рецензией в газете «Московские Ведомости» (январь 1880).

Кроме биографических очерков и записей свидетелей исторических событий Екатерина Новосильцева оставила большое число художественных произведений – повестей, рассказов, мелких заметок о подробностях дел давно минувших дней. Попробовала она себя и в драматургии. Её комедия «Демократический подвиг», поставленная в Малом театре в Москве (1867) высмеивала «передовые» иллюзии радикалов, их рвение к переделкам и ломке традиционных отношений между людьми. Эту комедию тогда же играли на сценах и других театров. В левом лагере поднялся невиданный шум. Разного сорта свистуны и ненавистники России громко потребовали снять со сцены антинигилистическую комедию, и дирекции театров пошли у них на поводу. Кстати, это произведение Е.В. Новосильцевой помечено было другим её псевдонимом – Себинова, от названия родового села Себино, подобно тому как Толычева – от имения Колычево, расположенного в Серпуховском уезде под Москвой, где писательница провела свои ранние детские годы, получив там домашнее образование.

В июле 1885 года Е.В. Новосильцева скоропостижно скончалась. В правой печати помянули писательницу добрым словом, и самый прочувствованный отклик принадлежал перу выдающегося патриота и публициста Михаилу Никифоровичу Каткову, многолетнему её другу и сочувственнику. В газете «Московские Ведомости» Катков тепло вспоминал:

«В числе скорбных для нас утрат в последнее время, одною из самых чувствительных была смерть Екатери­ны Владимировны Новосильцевой, известной в литературе под принятым ею псевдонимом «Толычевой». Её увлёк в могилу скоротечный и тяжкий недуг. Потеря эта была для нас неожиданным ударом. Мы горько почув­ствовали её, но по  случайным обстоятельствам не успели помянуть покой­ную в нашей газете и собрать воедино прекрасные черты её нравственного облика.

Прежде всего, припомним с благодарностью то, что ближе к публике, что из наследия покойной принадлежит всем и каждому, – её литератур­ную деятельность. Она не искала известности, напротив, избегала её и писала, лишь повинуясь потребности своей души. Никогда не говорила она о своих литературных произведениях. Ей было приятно слы­шать от уважаемых ею лиц слово сочувствия, но она никогда ничего не писала, так же, как и ничего не делала, для снискания похвал; ещё менее обрезывала она свои убеждения или понижала свой тон из страха пред чужим и противным ей мнением. Её сочинения запечатлены правдивостью и искренностью чувства, знанием света, высоким образованием и нравственною твёрдостью, не допускавшею никаких сделок с совестью. Она писала в разных родах, но форма бы­ла лишь случайным выражением её мысли, которая везде оставалась себе верною, – и в рассказах для детей, и в воспроизведённых ею житиях святых, и в повестях, и в преданиях старины. В будущем 1886 году совершилось бы двадцатипятилетие её литературной деятельности. Появившиеся в начале шестидесятых годов в «Русском Вестнике» её «Семейные Записки» сразу обратили на себя внимание людей, способных понимать и ценить искренность чувства. Из её произведений особенно замечательны и по внутреннему достоинству, и по литературной отделке — биография Тучко­вой, первой игуменьи Спасо-Бородинской обители, «Крестница Анны Иоанновны»,  «Предания Золотого Клада», «Монастырские предания», «Рассказы о Двенадцатом Годе», которые собирались ею в монастырях и богадельнях, где доживали свой век свидетели событий Отечественной Войны и Московского пожара. Сочинения её читались во всех  слоях общества, и в гостиных, и в избах, и в госпиталях во время вой­ны. Её комедия «Демократический подвиг» имела блистательный успех в Москве, который подтвердился целым рядом язвительных статей в тогдашних петербургских журналах, задетых ею за живое. Это было в 1867 году. Тогдашняя театральная дирекция, запуганная толками, сняла пьесу с ре­пертуара.

С красивою наружностью она соединяла блестящий ум; но светские успе­хи и в молодости не соблазняли её. Она не любила света и избегала его. Её интимный кружок, всё более и более редевший, состоял из нескольких лиц, принадлежавших к поколению «сороковых годов». – Ей не было суждено выйти замуж и стать матерью семейства, но обстоятельства сложились так, что ей с ранней молодости пришлось быть главою родительской семьи, и здесь вся жизнь её была подвигом самоотвержения. Все её заботы были посвящены спокойствию и благосостоянию родных. Всё, что зарабатывалось ею, отдавала она сёстрам и бедным. Нужно ли было хлопотать о бедном человеке, она не щадила себя; здоровая или больная, она писала, ездила, обращалась ко всем, от кого можно было ожидать содействия и помощи. Для бедных она со­брала капиталец, на проценты с которого живёт и теперь несколько семей; себя же она часто лишала необходимого. Отказывать нуждающимся она не умела. Одна родственница оставила ей по наследству вексель в четыре тысячи рублей. Должник, явившись к ней, описал ей своё стеснён­ное положение, уверяя, что уплата этой суммы разорит его в конец. Она немедленно разорвала вексель. Доброе дело вывело человека из беды; он завёл торговлю и потом разжился. Однажды случилось ей попасть в его лавку; узнав свою благодетельницу, он уступил ей  50 коп. с 5 руб., ко­торые просил за покупаемый предмет. Она не могла вспомнить этот случай без добродушной улыбки.

Покойный брат поручил ей воспитание своего единственного сына. С той минуты она стала страстною ма­терью, окружила себя всевозможными пособиями для воспитания ребёнка, сама углублялась в занятия, чтобы занимать­ся с ним; он стал главною целью её жизни. У ней был вспыльчивый характер, но когда мальчик попал на её ру­ки, она дала себе слово преодолеть свою вспыльчивость и свято сдержала его.

Екатерина Владимировна принадлежа­ла к тем благословенным людям, которые совершенствуются в течение жизни. В ней, видимо для близких, всё более и более зрел и входил в силу христианский дух. Она всё более и более проникалась великою заповедью Христовою доброжелательствовать «ненавидящим нас». Она прощала личные ей оскорбления, и не любила вспо­минать о них; не терпела, чтобы гово­рили о недостатках добрых людей. Мир и любовь жили в её сердце; но она была чужда недостойного квиетизма и равнодушия ко злу; лжи, обмана, корыстолюбия не могла она выносить, и против всего нечестного восставала со всею энергией своей горячей души.

Она скончалась 7 [19 н.ст.] июля, после тяжких страданий, которые длились два месяца, но которые переносила она с удивительным, героическим терпением, заботясь только о том, чтобы скрывать их от близких. После кончины, искажённые муками черты лица её преобразились; страдальческое выражение сменилось торжественным спокойствием. Один из друзей семейства, взглянув на неё, заметил: «Та­кое выражение заставит поневоле ве­рить в бессмертие души».

Мы привели этот обширный отклик М.Н. Каткова целиком, чтобы читатель полнее узнал о духовном облике талантливой писательницы: это был яркий венок на могилу труженицы.

В заключение упомянем и о другой писательнице – Софье Энгельгардт (1828 – 1894), родной сестре Екатерины Владимировны, тоже в своё время достаточно известной. Софья Энгельгардт долгие годы дружила с великим поэтом Афанасием Фетом, их переписка частично опубликована в трудах Пушкинского Дома (ИРЛИ РАН) и представляет собой немалый историко-литературный интерес. В наши дни в научных кругах всё больше внимания уделяется «женской прозе» далёкого прошлого. Ведь без этих материалов трудно представить живые черты людей, отдававших все силы на благо России, на формирование духовно-нравственных черт характера юношества, готовящегося стать в ряды защитников Отечества, хранителем его национальных ценностей.

Тексты Сказаний о Троице-Сергиевой Лавре и героическом Смоленске подготовили к публикации М.А. Бирюкова и А.Н. Стрижев.

Маргарита Бирюкова, Александр Стрижев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"