На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

О нашем батюшке

Из книги «Боже, зри мое смирение»

С первого раза, когда я приехала к Батюшке на остров и потом еще в течение многих лет и встреч с Батюшкой, многое было не сразу понятно, что Батюшка сказал, какой духовный смысл в его словах.

Так, часто он начинал говорить на эстонском языке, и уже много позже стало понятно, что он показывал, что я и другие, стоящие рядом люди, духовно не можем понять Батюшку. Хотя были и такие моменты, когда он говорил на немецком языке и мне было понятно, что он говорил, а он спрашивал у рядом стоявших: «Поняла, что я сказал?»

Часто Батюшка юродствовал и обличал с любовью. Маме моей врачи порекомендовали сделать полостную операцию, и она сильно боялась. Тут вскоре у меня командировка в Москву, и я бегом к Батюшке с этим вопросом.

Он ответил: «Пусть не боится, – и добавил, – она еще молодая. Лет-то ей 35?»

«Нет, Батюшка, – говорю я, – ей 73 года».

«Ну, я-то еще моложе, мне всего 88 лет».

И только, много лет спустя стал ясен смысл, что маме моей «35 лет». Ведь она работала, несмотря на преклонный возраст, и больше всего на свете боялась потерять работу, общение с людьми. Но по молитвам Батюшки все обошлось, маму прооперировали и она осталась на работе. А года через два ей снова назначили операцию, и опять Батюшка сказал: «Пусть делает, омолодится. Пусть не боится. Какая радость для всех вас будет. Как зовут ее?» – и помолился.

Но мама так и не согласилась делать вторую операцию, сказав, что «теперь уже точно я лишусь работы».

И вот, маме моей скоро, если Богу будет угодно, исполнится 79 лет. Почти год назад она оставила работу и жалеет, что не согласилась тогда оперироваться – уж очень ее допекает эта болячка.

И, несмотря на то, что мама моя ездила несколько раз к Батюшке, и любит его стихи и даже наизусть знает несколько из них, но духовно принять и понять Батюшку так и не смогла. И когда я показывала Батюшке фотографию, где было несколько человек, он пальчиком показал на маму и спросил: «А это что за ребенок?» – и только тогда стало понятно, что у мамы детский духовный возраст.

***

 Наша организация сотрудничала с Петербургским Союзом художников и с нами много лет работал один и тот же художник. Он приезжал в наш город, защищал свои работы на художественном и научном совете. Все складывалось хорошо. Когда познакомились поближе, оказалось, что человек глубоко порядочный, любит историю России, крещеный, все время носит крест. И однажды, когда я спросила у него, не собирается ли и он уехать за границу, как уже поступили многие его друзья, он ответил: «Родина это как мать, какая бы она ни была – нет даже такой мысли». Это было как раз в тяжелые годы начала «перестройки». Я уже не говорю о его отношении к близким и родителям – искренняя забота и чувство ответственности.

Был еще такой случай. Его друг должен был поехать в Югославию к своим родителям, а в это время там уже началась война. Он очень переживал за это и когда узнал, что едет его друг и без креста, то тут же надел на него крестик и сказал: «Ну, вот, теперь мне будет спокойнее».

Когда я начала ездить на о. Залит, приходилось иногда ездить через Петербург и я много рассказывала художнику о Батюшке. И однажды он сказал, что хорошо бы, если бы вместе мы могли поехать туда.

И Господь дал нам этот случай. В конце августа у меня была командировка и я взяла с собой дочку. Мы с художником и его женой поехали на машине к Батюшке. Когда ехали по городу Пскову, жена художника говорила: «Давай заедем в этот храм, да еще вот сюда и этот собор…» – На что он ей отвечал: «Что ты хочешь везде сразу здесь побывать. Ведь мы с тобой еще не раз сюда приедем».

Конечно, как и во всякой поездке к Батюшке, не обошлось без искушений. На середине озера у нашей лодочки отказал мотор и на меня напал страх, и мы, с женой художника начали паниковать (вместо того, чтоб молиться), зато моя дочка и художник совершенно спокойно ждали, что нас кто-нибудь подберет, наслаждались прекрасной тихой солнечной погодой.

И вот мы у Батюшки. И ни с чем не сравнимое чувство радости и счастья. Я в совершенной эйфории от всего этого, говорю: «Батюшка, вот они решили повенчаться, когда им это сделать?»

Батюшка говорит: «Да вот пусть сегодня и повенчаются».

Я: «Да как же, Батюшка, когда же сегодня?»

Батюшка: «Пусть завтра повенчаются», – и даже имя священника назвал.

Батюшка благословил нас в обратный путь, и мы летели как на крыльях. На обратном пути даже успели заехать посмотреть ансамбль-памятник Александру Невского. В лесу набрали грибов и ягод и к вечеру вернулись в Петербург.

Я тут же подарила им свой молитвослов, венчальное полотенце и на прощанье напомнила, что Батюшка сказал повенчаться побыстрее. Они были согласны и сказали, что будут готовиться к венчанию.

В ноябре мы с мужем и дочкой возвращались от Батюшки через Петербург домой. И я снова напомнила, чтоб не забыли о Батюшкином благословении. Это было в аэропорту Пулково. Художник с женой стояли, обнявшись, счастливые, и говорили: «Ну, что вы переживаете, вот весной, когда будет много цветов, мы и повенчаемся».

Это была наша последняя встреча. А через неделю позвонили из Петербурга и сообщили, что художник умер, утром у себя на даче встал, хотел ехать на работу и упал замертво – отказало сердце. Умер на руках матери и жены.

А Батюшка все это знал, поэтому и благословил «скоренько» повенчаться.

А ведь если бы мы тогда были духовно внимательными, и запоминали бы в точности каждое Батюшкино слово и выполняли бы его, наверное, Господь и помиловал бы.

***

 В очередной приезд Батюшка в своей келейке показал мне свой молитвослов и спросил:

«Молитвослов-то такой у тебя?»

«Нет, – отвечаю я, – такой был, но я подарила (именно такой молитвослов подарила я тогда художнику), только не читают, наверное, его».

А я так переживала о смерти художника, что уже ругала себя, что если бы я ничего не рассказывала о Батюшке, может быть, все было бы по-другому. И Батюшка как бы ответил на мои переживания:

– Так говори, говори людям-то, когда спрашивают.

***

Дочка закончила 9 классов, оставалось еще два года учебы в школе, и нужно было уже думать, куда она дальше будет поступать, на кого учиться. Сама девочка еще не склонилась конкретно ни к какой профессии, но предполагала, что может быть, как ее мама, поступит на факультет иностранных языков в университет, и тоже будет ездить по «заграницам». А я к этому времени уже много слышала о Батюшке и все намеревалась поехать к нему, но, как говорится, «грехи не пускали». И тут как раз командировка в Петербург, и вот я у Батюшки. И среди других вопросов – куда пойти учиться моей дочери.

«Так в медицинский пусть поступает», – благословил Батюшка, что было для меня полной неожиданностью. Уж, какие варианты мы в семье не проговаривали, но о медицинском даже никто и не думал.

Приезжаю домой с этим известием, а дочка мне и говорит: «Я сама хочу поехать к Батюшке и спросить его», – и вот на зимние каникулы мы с ней на автобусе, а потом шли пешком по озеру. Народу тогда к Батюшке ездило еще не так много, он выходил к людям такой радостный и дочке сказал: «Поступай в медицинский, будешь врачом, и меня лечить будешь».

Для нас это было, конечно, почти несбыточно. Ведь мы знали, какой там конкурс, как трудно туда поступить. Два года пролетели незаметно. За это время мы с дочкой еще не раз ездили к Батюшке и каждый раз он укреплял наши духовные силы, и дочка готовилась в медицинский.

Прозвенел последний звонок в школе, и тут муж нам с дочкой категорически заявляет, что ему предложили протеже, что организуется новый факультет, и практически без экзаменов она поступит в университет. Дома разразилась война. Тогда дочка говорит отцу: «Давай поедем вместе к Батюшке и ты сам спросишь его», – и к моему удивлению муж согласился. Это было в конце мая. Я с нетерпением ждала звонка из Пскова. А там, на озере, в это время был еще лед, но идти по нему уже было нельзя. Но я знала настойчивый характер мужа и по своему неверию думала, что они все равно пойдут по льду и утонут. И целый день рыдала, вместо того, чтобы молиться за них. Батюшка же все знал, все видел Духом Святым. Муж с дочкой благополучно поехали в Печеры и вернулись такие счастливые, радостные, столько рассказов было у них, что даже на некоторое время отошел на задний план вопрос о мединституте.

Вот позади выпускные экзамены в школе и снова возникли разногласия по поводу поступления в институт. Тут муж уже сам говорит дочери: «Давай снова поедем к Батюшке и спросим». Так Господь через дочку привел его к Батюшке, которого он «принял» с первого раза. И как человек неверующий, который не ходил в храм, да еще партийный работник, он сказал: «Я не верю священникам, все они мирские люди, но этот Батюшка – особый, вот ему я верю».

Настал день первого экзамена в мединститут. А враг не дремлет. И утром дочь заявляет: «Я не могу идти на экзамен, у меня стекло в пятку вонзилось». Я в ужасе звоню моей верующей приятельнице, та говорит, что везите дочь на машине, заодно заедете ко мне, я дам святого маслица помазать пятку, где стекло. Так и сделали.

Ждем с нетерпением окончания экзамена. Дочь радостная, счастливая сбегает по лестнице. Уже нет и в помине стекла, и ничего не болит. Вот, что значит выполнить благословение Старца.

И с первого курса было явно показано нам, неверующим родителям, что действительно Воля Божия учиться ей в мединституте. Когда она приносила домой из анатомки кости, кусочки черепа и говорила: «Разве вы не видите, какие они красивые?»

Еще в течение нескольких лет после поступления, дочка ездила к Батюшке. Когда я приезжала к Батюшке и говорила, что трудно учиться в мединституте, Батюшка говорил: «Пусть учится. Да ничего, все хорошо будет, только пусть учится. Скажи, что Батюшка на Залите молится за нее».

Позади переживания по поводу экзаменов. На руках уже диплом об окончании мединститута. Муж просто счастлив, что в семье свой врач. Только Батюшки вот нет с нами.

Когда дочка ездила на похороны Батюшки, то, как врач говорила, что все свидетельствует о насильственной смерти. И очень жалела, что быстро уехала с похорон, и так хотелось еще побыть рядом с Батюшкой. И она говорила, что все чувствовали, что Батюшка не умер. – Он живой и совсем рядом.

Р.Б. Людмила 

***

Очень часто, когда у Батюшки во дворике собиралось много людей, он радовался их приезду и обращался ко всем со словами: «Ведь какое счастье, мои драгоценные, что вы сохранили Истинную Веру! Ведь Бог вот так чувствуется (крепко сжимает одной рукой другую). И если вам кто будет обратное говорить, не верьте. Ведь это мы сейчас в гостях, а потом все пойдем домой. Но, только, мои драгоценные, горе будет нам дома, если мы в гостях были, да что-то нехорошее делали».

«Мы сейчас в гостях, а потом все пойдем домой. В гостях хорошо, а дома лучше. Но там, дома, двоякое направление жизни – там вечная радость для праведников и страшный, геенский огонь для грешников. И это не какие-нибудь выдумки, нет, это – Истина».

«Я только хочу Вам сказать, мои драгоценные, берегите растительный и животный мир. Кошку, собаку, вот именно, надо пожалеть. Ведь это посмотрите, вот как делают (идет по тропинке и, сделав ожесточенное лицо, дергает за ветку). Это же Бог создал, украсил, а ты такую красоту разорил! Это же страшный грех! Ведь посмотрите, как все Бог устроил. Вот кладбище, под покровом леса-то как хорошо!»

Весь Батюшкин облик, все его слова и дела дышали такой любовью ко Господу и ко всему его творению, что людям думалось: если такая любовь у Батюшки, то какая же она у Господа.

Как-то Батюшка шел с людьми по узенькой тропинке, вокруг – трава, и он говорит: «Видите, я палочку несу, мне травку-то жалко», – хотя ноги у Батюшки сильно болели.

В другой раз, вспоминая о лагерной жизни (с большим содроганием), говорил: «Бывало, весь день работаешь, работаешь на холоде, а хлеба дают (и показывает: делит одной ладонью другую пополам) за весь день. И все, знаете, хочется с птичками поделиться. Я ведь с шести лет голубей кормлю. Мне мамушка говорила, что они Бога благодарят».

Батюшка никогда не разрешал убивать домашних пауков, даже трогать их паутинку. С детства у меня было страшное отвращение к паукам, но когда я увидела, с какой любовью относится к ним Батюшка, как тонко знает их повадки и законы, то поняла, что я их тоже жалею.

Про своих необыкновенных котиков – Таляпку и Липушку, Батюшка, ставя их в пример людям, говорил, что они его слушаются, даже и чужих людей любят, как Батюшка любил даже чужих по духу людей и врагов.

Батюшка всех любил и жалел. Бывало, идет из Храма и благословляет с любовью все вокруг: не только людей, но и травку, и дома. Навстречу грязный, пьяный рыбак и к Батюшке обниматься. А Батюшка палочку бросил и искренно, крепко его обнял и наставлял.

Батюшка плакал и молился за весь мир и говорил: «Надо жалеть неверующих людей и всегда молиться, что, Господи, избави их от этого вражеского помрачения».

Как и все великие святые, Батюшка все время думал о цели земной жизни – соединении с Господом. Говорил: «Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом».

А когда Батюшка произносил слова: «Он раб Божий, – подчеркивая «Божий», его лицо светилось такой теплой радостью! И все понимали сердцем, что это самая великая похвала для человека – служить Богу. О суетности всего остального часто читал стихи:

«Все исчезнет в этом мире,

Как трава и цвет в полях,

Нищий в робе, царь в порфире,

Обратятся оба в прах».

 

«Вы простите, вы простите,

Род и ближний человек, 

Меня грешнаго, помяните

Отхожу от вас навек».

(или часто: «пока не навек, еще увидимся»)

 

«Время мчится вперед,

Год за годом идет, 

Торопить ничего невозможно.

Время мало у нас,

Береги каждый час

Для молитвы…»

 

А людям, уклонившимся от пути спасения, читал:

«Душа моя грустью убита,

Я воли твоей не творю, 

И дверь ко спасенью закрыта,

Закрыта дорога к Царю».

Батюшка всегда повторял, что для духовного спасения необходимо несение Креста: «Враг-то ведь он Креста боится, как самого страшного огня. Вот почему и против Креста вооружает. Крест надо носить».

Как и все великие подвижники, Батюшка имел непрестанную Иисусову молитву и советовал творить ее другим. Многие люди спрашивали, как справиться с одолевающими бесовскими нападениями (уныние, хульные мысли, блуд и т.д.). На это Батюшка обычно отвечал, осеняя себя крестом: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». И советовал не обращать внимания на вражеские мысли: «Это бесу тошно, что вы молитесь, вот он вас и смущает».

Выше поста и молитвы – послушание, и Батюшка часто проверял его. Если выполнишь, Батюшка, назвав по имени, скажет: «Я вас давно знаю. И очень гневался и огорчался за непослушание, даже прогонял.

Учил Батюшка и необходимой для спасения духовной внимательности и трезвению. Однажды подвел нас на бережок возле Храма. Погода чудесная, солнышко, на озере тишина, лодочки плывут. Батюшка говорит: «Вот и кораблик поплыл, и чайки летают. А все, знаете, с такой мыслью: душу погубить – какую-нибудь рыбку поймать».

Так, наверное, и в духовной жизни – в самое безмятежное время нельзя забывать, что враг ищет погубить душу.

Но Батюшка говорил и то, что остров – надежное пристанище для всех, кто искренне хочет спастись; часто повторял: «Посмотрите: и там – вода, и там – вода, и там тоже – вода, а здесь – сухо!» И, любуясь на летний пейзаж, читал детскую загадку:

«Солнце печет,

Речка течет,

День прибывает. 

Когда это бывает?»

Ответ: весной, т.е., если человек приезжает к Старцу для покаяния и очищения души, то для нее наступает весна – время обновления.

Еще Батюшка говорил о том, что Господь любит людей, «любящих правду и труд» и что для спасения необходимо много трудиться, работать над собой, часто напоминал:

«Работай руками,

Работай умом,

Работай без устали

 

Не думай, что даром

Твой труд пропадет.

Не думай, что дум твоих 

Мир не поймет».

Ленивых учил и обличал своим примером. Однажды Батюшка показал свои стихи и ноты и вспоминал: «Ах, как я трудился! Как же я трудился!»

Он говорил, что после ареста в лагере его сперва все звали Коля-молоденький.

Батюшка, как и многие другие Старцы, говорил о скором повторении гонений на православие. При этом, он, зная каждый шаг ездящего к нему человека, часто предостерегал неосторожных. Одно время я в институте много говорила одногрупникам про Бога. Летом приехала на остров, прихожу к Батюшке, а у него в руках фотография (сорок мучеников, монахи и священники, замученные большевиками на Смоленском кладбище), и он говорит: «Большевики-то и сейчас так остались, нужно осторожно».

Много раз Батюшка читал свое стихотворение «В тридцатых годах 20-го века»:

 

«К Тебе, о Мать Святая,

Я, бедный раб грехов,

Со скорбью и слезами

Пришел под твой покров.

 

Мне много горя грешному

В чужой стране одному,

Как изгнанному Адаму

Из рая вон мечем.

 

Изгнали меня люди 

Из России вон,

Оставил мать родную,

Друзей и отчий дом.

 

Я выслан в даль иную,

Там много лет отбыть –

Мне дали вольну ссылку;

Где хочешь можно быть.

 

Теперь всего лишен я,

Посаженый в тюрьму,

Досада, горе, голод,

Терпеть уж не могу.

 

Решетка, стены толсты – 

Все надоело мне,

И день за днем жду воли,

Но не дождаться мне.

 

Увы, я вновь в изгнаньи

В стране снегов и льда

Где с людом обреченным,

Покорный раб труда

 

В Полярье путь железный

Готовим проложить,

Облегчить жизнь крещенным – 

Страну обогатить.

 

Физически устали,

В зорях недуг слепит,

От скудости питанья

Нас смерть косой разит.

 

Прошу, Святая Дева,

В несении Креста,

Для славы Божьей Церкви

Спаси, спаси меня!»

 

И подчеркивал: «Это моя автобиография».

А однажды мы ехали к нему с рабой Божьей N. Батюшка прочитал это стихотворение. Она спрашивает: «Что, Батюшка, на север погонят?» – Батюшка ответил: «Так и здесь не юг». – Эта р.Б. N. очень хотела иметь духовное рассуждение, и Батюшка ей много открывал. Однажды показывал нам фотографию, где он со священниками и монахинями в Прибалтике. N. и говорит: «Батюшка, а пояс-то у вас архимандритский!» – и Батюшка не стал отрицать, что он тайный монах.

В другой раз говорил про Серафима Саровского, которого очень любил (и многим благословлял молиться именно ему, говоря, что он всегда все исполняет).

Про последнее время людям отвечал, что «нужно готовиться. Молитвы утренние, вечерние читать и другое что, но по силам». Говорил, что «денег будет много, деньги будем есть. Да. Умрем, и некому будет похоронить, – но при этом с большим спокойствием и покорностью воле Божьей, – так надо молиться, и Господь помилует».

Один раз только, когда Батюшка долго не выходил к людям, разговаривая с кем-то в домике, он потом вышел с таким до боли скорбным лицом, каким я никогда еще его не видела. Наверное, лицо его было похоже на лик Господа во время молитвы в Гефсиманском саду. Видно было, что на душе у Батюшки великая тяжесть и, может быть, даже борьба. Обычно Батюшка, какой бы ни был больной или уставший, выйдет к людям, и по молитве Господь дает ему силу – он сразу преображается, становится веселым и бодрым, а тут уже не мог скрыть своего огорчения. Но потом, принимая людей, вскоре стал таким как обычно. Я спросила у одной из бывших там келейниц, о чем же говорили в домике, что Батюшка такой убитый? Та нехотя ответила, что разговор шел об его смерти.

И еще один раз Батюшка, выходя к людям, не мог сдержать слез и даже таких страшных слов: «Мои драгоценные, какие вы счастливые, что вы не священники!» Видно ему, как и Серафиму Саровскому, было открыто, как строго спросит Господь со священства последнего времени за тот пример, который они подают людям.

Иногда Батюшке жаловались, что очень тяжело стало жить, что скоро, как говорят, будет голод. Батюшка отвечал: «Так и слава Богу. Может, хоть немножко к Богу пойдем. А то сытые не очень-то…» – Людям из Прибалтики и других мест, где унижают русских, говорил, что это попускается Господом для смирения нашей гордости и благословлял учить язык народа, среди которого живут. Сам он долго жил в Прибалтике и хорошо знал эстонский и латышский.

Однажды Батюшке желали прожить, как и Феодосию Кавказскому, 148 лет. Батюшка шуткой, юродствуя, отвечал: «Так мне 148 лет мало, я собирался, аж, 150, на целых два года больше».

В другой раз говорил: «Мне хочется еще с вами пожить, чтобы была у вас вера чистая, правая и славная. Мне хочется прожить лет до ста сорока, а потом еще сорок – сто восемьдесят, чтобы и дети, и внуки ваши ко мне приехали».

Батюшка, несмотря на большую образованность, всегда учил простоте, повторял: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного. Не мудруй». И смирение у него было необыкновенное.

Еще в 60-е годы однажды ночью Батюшке было видение: хор ангелов пел небесную Херувимскую песнь, и Батюшка записал. В другой раз ангелы пели ему «Архангельский глас». И про это великое чудо Батюшка рассказывал так смиренно и просто: «Архангельский глас – это ведь моя музыка. Мамушка, мамушка-то моя: «Что ты, что ты мне спать не даешь!» – а я: «Мамушка, ну, если я лягу, я усну, и мотив пропал!» – и утром спел, а она говорит: «Ой, как хорошо».

Говорил Батюшка очень просто, кратко, на вопросы отвечал моментально. Видно было, что говорит он не от себя. Но в этом простом ответе была такая глубина, над ним можно было думать годами и часто в одном слове был ответ на несколько вопросов. Но когда речь касалась Самого Господа, его язык становился необыкновенно изящным, высоким и благодатным. «Господь наш Иисус Христос ради нас воплотился и искупил наши грехи, – говорил он однажды на прощанье, – и нам даровано великое таинство покаяния, благодаря которому мы можем наше окаянство что? – потерять и больше не найти». Батюшкино совершенство выражалось даже в дикции – когда он говорил, было слышно каждую буквочку.

И проповеди Батюшка читал необыкновенные, в течение 30 лет по одной и той же небольшой книжке «Проповеди св. Иоанна Златоустого». Речь, действительно, напоминала Иоанна Златоустого, никогда его проповеди не повторялись и даже очки при этом Батюшка часто, юродствуя, надевал верх ногами. Проповедь говорилась о чем-то важном для всех, но в то же время и для каждого в отдельности.

Батюшка, как преподобный, имел право говорить как бы от лица Господа, и про Господа от своего лица. И часто людям на прощанье напоминал о страданиях Господа, да и его: «До свидания, не забудьте моего страдания. – Или говорил: Ты меня помнишь? – человеку, который временами забывал Божьи заповеди.

Как-то на прощанье Батюшка вдруг сказал: «Я вот вам сейчас свою фотографию подарю». Выносит шоколадку, на обложке медведь на цирковом шаре во весь рост. «Вот, это моя фотография», – говорит. Потом я долго думала, что же общего между цирковым медведем и Батюшкой, и только через много лет до меня дошло, что Батюшка говорил не только об обложке. Как эта шоколадка вся одна сладость и приятность, так сладок Господь и так Батюшка полон духовной радости и сладости Иисуса Сладчайшего и делится ею с людьми. Хотя и про медведя я потом тоже многое поняла.

В другой раз вместе с N. пригласил зайти в его келью. Батюшке принесли покушать. Он попросил меня почитать вслух житие св. Ефросинии Полоцкой. Прочитала страниц десять, смотрю, Батюшка внимательно слушает, а перед ним тарелка супа остывает. Я его прошу: «Батюшка, вы кушайте». А он: «Я кушаю, кушаю». Так показал он нам, что нужно думать, прежде всего, о пище духовной.

Иногда Батюшка применял довольно резкие выражения к большим грехам. На мой вопрос: «Можно ли дружить с неверующими людьми?» – Батюшка отвечал: «Дружить, дружить, и приводить их к вере». – «Так они и слушать не хотят». – «Вот как, слушать не хотят. А родители-то у них есть? И родители неверующие? Ты им скажи: «Мы ведь здесь только временно живем, а ведь там будем вечно-бесконечно. К Богу все равно придем, только вот с чем. А после смерти тела наши восстанут и с душой соединятся». – «Батюшка, они говорят, что главное в душе верить». – «Да, главное – в туалет не забыть сходить» (для таких людей).

Курящим и пьющим Батюшка говорил так: «А я слышал, курцам такое нужно, из уборной. Знаете уборную-то? Почерпнуть, перемешать с водой и пить. Это тем, кто курит и пьет». И еще говорил: «Курение сокращает жизнь, а сокращение жизни – это самоубийство, а самоубийцы Царствия Божия не наследуют». Он даже не пьяницам пить запрещал, говоря: «Ни капли!»

Батюшка – великий чудотворец, и хотя он очень себя скрывал, нельзя было не поражаться, как по его молитве чудесным образом устраивалась вся жизнь в нашей семье: работа, учеба, жилье, личные отношения.

Моя младшая сестренка лежала в реанимации на искусственной вентиляции легких, надежды на то, что выживет, почти не было. Я попросила Батюшку помолиться, он смиренно сказал: «Ну, может, Бог все управит. Запиши мл. Анну» (в записочку, чтобы молиться). Вернувшись, я узнала, что с того дня ей сразу стало лучше и ее уже выписали.

Папа спросил Батюшку о работе и через несколько недель получил такую должность, о которой можно было только мечтать. И много было других чудес.

Что же касается Батюшкиной прозорливости, то ему были открыты все даже мельчайшие мысли человека, он видел, кто и как к нему едет. В этом я убедилась в первую самостоятельную поездку к Батюшке (до этого была один раз с мамой и Батюшка больше говорил с ней). Перед выездом мама дала мне большой качан капусты и сказала: «Увези Батюшке». Я очень роптала (ведь можно купить на рынке во Пскове, зачем тащить такую тяжесть), но мама настояла. Пришлось ходить по Пскову с этим качаном, а ноги были стерты до крови новыми туфлями. Зато когда я приехала к Батюшке и после разговора с ним все утешенные и довольные, стали предлагать ему привезенные продукты, он ничего не брал, и только, глядя на меня и мою капусту, с веселой улыбкой сказал: «Ну, капусточка из дому, так уж возьму! Раз уж из дому».

У Батюшки было много тайных подвигов. Как-то он позволил мне пройти в его дальнюю комнатку, – не помню зачем, – и вдруг увидела, что вся его кроватка усеяна мышиным пометом. Я с ужасом спросила: «Батюшка, они же Вам спать не дают, как же Вы их терпите?». – Батюшка сказал: «Ничего, они мне колыбельную поют: «Спи, Батюшка, спи».

Терпел Батюшка, как все юродивые, и холод, часто в мороз подолгу разговаривал с людьми, накинув только тулупчик, без шапки и варежек.

Как-то я, по обычной для новичков прелести, расплакалась после исповеди у Батюшки (я тогда не знала, что плакать на молитве при людях – признак гордости). Когда мне сказали об этом, я даже возмутилась и пошла выяснять этот вопрос к Батюшке. Подхожу к двери, стучу, выходит Батюшка, но такое чувство, что он не здесь, а созерцает что-то невидимое. Как-то отрешенно и умиротворенно спрашивает: «Что тебе, деточка?»

«Батюшка, правда, что плакать в Церкви – от прелести?» – «От прелести, от прелести». Потом как бы очнувшись, наклонился ко мне и доверительно спросил: «Так, а вы что, плачете?» – «Да». – «Так, значит, вместе будем плакать». Тогда я поняла, что Батюшка, служа, внутренне плакал за весь мир, хотя внешне этого нельзя было заметить, лишь иногда голос его дрожал, особенно на словах: «Христианской кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны, и доброго ответа на Страшнем Судище Христовом просим».

В другой раз передо мной на исповеди стояли два молодых человека. У одного в руках была длинная бумага с исповедью, а другой – просто стоял, понурив голову. Первый исповедовался долго, второй – стал на колени, – слышно было, как он от всего сердца громко просил: «Батюшка, что мне делать?»

Потом, после канонов все с Батюшкой вышли на улицу. На озере большой ветер, на крыше Храма куски железа грохочут, вот-вот оторвутся. Алтарница матушка Анастасия просит помолиться, чтобы крышу ветром не снесло. А Батюшка идет и спрашивает: «Где Евгений? Где Евгений? – Подходит к тому, который писал большую исповедь. – Ты, Евгений?» – «Нет, Батюшка, я Александр» – «А где Евгений?» – «Я, Батюшка», – назвался тот, второй.

«Помолись, чтобы крышу ветром не снесло», – так Батюшка утешил и показал, как искреннее покаяние принято Богом.

Однажды я жила на острове несколько дней не причесываясь. Пришла к Батюшке, а он спрашивает: «Где мой гребешок-то? Сейчас по  карманам поищу. Я, кажется, сегодня не причесывался». Нашел, причесался при мне. «Дай-ка мне зеркальце». – Я подала ему зеркальце. Батюшка посмотрелся в него и довольно сказал: «Ну, вот, теперь хорошо».

Чтобы понимать Батюшкин язык, нужно было к каждому его слову приставлять слово «духовно». Например, Батюшка почти всем людям благословлял уезжать из Москвы и Санкт-Петербурга, говоря: «Там плохой климат» (духовно тяжелая атмосфера).

Батюшка мог даже ударит, но по-разному, и с разным смыслом.

Однажды по дороге на остров купила в подарок Батюшке несколько книг и, приехав, предложила ему их. Особенно Батюшке понравилась одна книжка, и он с умилением прочитал название: «О кратковременности здешней жизни, о смерти и вечной жизни».

В другой раз Батюшка сильно ударил по щеке и сказал: «Видишь, и не упала». В скорости Господь попустил сильное искушение, в котором я устояла благодаря Батюшкиным молитвам.

Еще как-то напало на меня какое-то уныние, разленение, стеснение в мыслях. Пришла к Батюшке, и не успела договорить: «Батюшка, я ослабела духовно», – как получила с полуоборота удар в лоб со словами: «Не сметь слабеть!»

Все вражеские мысли как рукой сняло, и от этой заботливой отеческой строгости стало очень радостно.

О начале второй чеченской войны мы узнали за несколько месяцев на острове. Один из приехавших людей не постеснялся при всех признаться Батюшке, что убил человека. Батюшка мягко спросил: «Так ты, наверное, случайно?» – но он без оправдания исповедовал свой грех: «Нет, Батюшка, намеренно, из-за женщины. Мне старцы в Печерах сказали, что осенью будет война, меня призовут и там убьют, и эти я искуплю свой грех».

Батюшка не отрицал, что будет война, было видно, что он внутренне помолился и сказал: «Нет, не убьют», – дал ему наставление.

Мы еще раз убедились в высоте Батюшки: если другие старцы только открыли человеку волю Божию о нем, то он своей молитвой ее изменил, а, может быть, даже и взял этот грех на себя.

Р.Б. Елизавета

***

Впервые на Залите. Мамина болезнь.

Впервые мы с мужем приехали к Батюшке Николаю летом 1995 года, брать благословение на венчание.

Дома, в больнице осталась моя мама. У нее был диагноз – острая тромбоцитопеническая пурпура, – не сворачивалась кровь. Все тело было в огромных синяках, – лопались сосуды. Изо рта сочилась кровь.

Врачи, лечившие маму, поставили на ней крест, некоторые приезжали для консультации даже из Москвы.

Родственники и друзья опасались, что дни ее сочтены. Возможно, так оно и было…

Никогда не забуду, как я, грешная, впервые подошла к отцу Николаю под благословение.

Взглянув на него, я была поражена тем, что лицо его сияло, светилось как бы изнутри мягким светом. Белым, белее снега.

Все слова забылись, хотелось только стоять вот так, смотреть на этого неземного, дивного старца, чувствуя тишину и радость, которые наполнили душу. Когда я пришла в себя, то попросила отца Николая помолиться о моей тяжело больной маме. Он обещал. А нас благословил венчаться, сказав: «Хорошо, что доехали!»

Вернувшись домой, с радостью узнала о том, что со дня посещения Батюшки, мама пошла на поправку.. А вскоре совсем встала на ноги. Врачи разводили руками и говорили, что не понимают, как поднялась мама, и что произошло чудо.

Это и было настоящее чудо, по молитвам дорогого нашего Батюшки Николая.

***

 Дети

 Всякий раз, ожидая рождения ребенка, я ездила за благословением к Старцу.

По грехам моим роды каждый раз были мучительными и долгими. Но всегда заканчивались благополучно по молитвам Батюшки. Он говорил: «Все будет хорошо», – и иначе уже не могло быть.

***

Батюшкино благословение

Как-то осенью повезла к отцу Николаю на остров Залит свою подругу, которая тяжело болела. Поехали мы вдвоем, а я была на седьмом месяце беременности, ждала третьего ребенка. Прибыли мы к озеру, катера нет. На берегу стоит горстка паломников. Стали тут все молиться, чтобы Господь помог добраться до острова.

Нас согласился довезти на длинной деревянной посудине с мотором, один раб Божий, добрый человек.

Набилось нас полное судно народу. Мне досталось место с краю, у борта. Ну, с Богом, поплыли.

На середине озера задул ветер, поднялись волны. Народ начал взывать к святителю Николаю, помогающему на водах, чтобы не дал потонуть и живыми добраться нам на Залит. Волны уже были такими высокими, что каждый раз очередная волна окатывала меня по шею.

Вода была по-осеннему холодная, а я тогда даже этого не замечала. Было тепло и радостно, верилось, что вот сейчас, совсем скоро, увижу Батюшку.

Уже на берегу у меня мелькнула мысль, как бы не заболеть. За себя я не особенно беспокоилась, а вот младенчика, которого ношу, жалко.

Поэтому попросила: «Отец Николай, Батюшка, благословите не заболеть, промокла сильно».

Батюшка ответил: «Не заболеешь, все будет хорошо, только зайди к кому-нибудь погреться».

Когда все поговорили с ним, прибежали с пристани люди: «Скорее! Скорее! Все на катер, он сейчас уходит, больше вам не на чем будет добраться на землю!» – Народ устремился на берег, потянула мня туда и подруга.

«Ну, нет! – говорю, – Батюшка сказал, что «все будет хорошо», если зайти согреться. Пойдем проситься к кому-нибудь в гости, иначе «хорошо» уже не будет». Так и сделали. Обратную дорогу, по благословению Старца устроил нам Господь хорошую, благополучную и не суетную. Нас довезли на лодочке, потом другие люди домчали до Пскова на машине, и денег не взяли.

Пальто мое на синтепоне и вся одежда подсохли в поезде только в Москве, но за Батюшкины молитвы я осталась здорова.

***

Не кури и не пей

Муж мой был заядлым курильщиком с самой юности. Когда уверовал в Бога, крестился, все хотел бросить, да не получалось.

Курил часто и помногу. Когда приехали на остров, я, побеседовав с Батюшкой, отошла в сторонку. Издалека смотрю, как мой супруг со старцем советуется.

А Батюшка ласково так пощипал его за кончик носа. Удивилась я: «Зачем это отец Николай тебя за нос щипал?» – спрашиваю, а муж не помнит.

«Не было, – говорит, – этого».

«А что тебе Батюшка напоследок говорил?»

«Не кури и не пей, и все будет хорошо?»

На обратном пути, в поезде, мне муж шепчет: «Слушай, я ведь не курил давно, и про сигареты забыл даже». Через некоторое время говорит: «Боюсь радоваться, пойду, проверю, попробую покурить, неужели мне не захочется?»

Возвращается: «Вот так гадость, в рот взять противно», – И выкинул пачку с сигаретами.

«Тебе, наверное, Батюшка снял с носа беса, искушающего тебя на курение», – предположила я.

 Евангельская заповедь

Приехали мы на остров с мамой, а муж с ребятишками дома остался. (А тогда был у меня период, все я к мужу придиралась, была им недовольна).

Иду я к домику Старца важная, деловитая, рассудительная. Размышляю, что вот то надо спросить, да этого не позабыть, – все о суетном.

Только рот раскрыла, отцу Николаю вопрос задать, а он меня: «Мужа-то пилишь?»

Стыдно мне стало, заробела даже: «Пилю, Батюшка». – «А по Евангелию как жена к мужу относиться должна?» – «Любить, уважать», – припомнила я.

«Жена да боится своего мужа!» – Да уж, пристыдил меня Батюшка, всю спесь сбил. В самую точку попал.

Дом

Жили мы на девятом этаже панельного дома, в двух комнатах шесть человек. Тесно. Очень тесно. Поехали спрашивать отца Николая, можно ли нам квартиру на частный дом поменять?

Он ответил: «Рано вам еще, поживите в тесноте». – «А потом-то, потом, даст ли Господь нам дом?» – «Даст! да еще какой! Я сам к вам в гости приду!» – ответил Батюшка.

Некоторое время спустя, дал нам Господь дом – большой, хороший, как раз по нашей семье. «Еще какой!» – по слову Старца.

Как-то глубокой ночью случился у нас, по грехам нашим, пожар. Загорелись надворные постройки. Дул сильный ветер, огонь распространялся со страшной скоростью. Увидев во дворе зарево, я в ужасе начала выбрасывать сонных детей через окно в палисадник, босиком на первый снег. Считаю чудом, что уже через несколько минут приехали пожарные, бились с огнем до утра.

Когда мы вернулись, то увидели – во дворе сгорело почти все, даже сени у дома и входная дверь, на которую накануне пожара муж мой набил гвоздиками православный крест. На этом-то месте и остановился огонь. Вся жилая часть дома огнем не тронута. Огонь чудесным образом обошел и газовую котельную, от которой идут по всему помещению батареи отопления. А котельная была, можно сказать, в центре пожара.

Не сомневаюсь, что дом остался целым благодаря заступничеству Батюшки Николая, что его благословение оградило дом от огня.

***

 Я давно мечтала иметь Батюшкину фотографию, и вот, как-то один человек, даже не особо близкий, вдруг подарил нам несколько больших снимков отца Николая. Когда я взяла в руки фотографию, то от нее пошло благоухание, похожее на запах святого миро, а снимок как бы ожил, оттуда глядел, как из окна, живой Батюшка и улыбался. И вдруг ясно почувствовалось, что Батюшка зовет нас к себе.

Дорога управилась чудесным образом, – моя мама срочно захотела, чтобы мы с мужем и одним нашим ребенком поехали на остров. И оплатила дорогу, а мы сидели тогда без денег.

После мы поняли, что Батюшка позвал попрощаться, ведь это была наша последняя поездка к нему…

Теперь мы остались без нашего дорогого заступника. Раньше времени ушел он ко Господу. Дорогой наш, любимый Батюшка, молитвенник наш, мученик святый, моли Бога о нас грешных!

Р.Б. Анна

***

Возвращались мы с сыном от Батюшки домой (в сентябре) пришли на вокзал в Москве, а билетов нет, только СВ. Сходили на другой – и там нет. Присели в сторонке, думаем, как доехать. Я говорю: «Паша, давай Батюшку попросим, помолимся ему».

Помолились, подхожу к кассе, спрашиваю, есть ли билеты. А кассир отвечает: «Есть, и даже один на нижнюю полку».

***

 В 1996 году ездили мы на машине на остров к Батюшке. Еще туда ехали, чувствовали помощь Свыше. Так, например, свернем с основной трассы покушать, отдохнуть, а по карте посмотрим, а эта дорога сокращает нам расстояние на много километров. Но на обратном пути нас поразил случай. Мы заезжали в Москву по Ленинградскому шоссе (в городе первый раз) и решили, доедем до кольцевой дороги, а по ней на Рязанское шоссе, все равно попадем, а там уж разберемся.

Едем, машин много, а кольцевой не видно. На светофоре спрашивали, где кольцевая, а нам говорят вы ее проехали. Возвращаться – заблудимся, и решили ехать прямо куда выедем – туда выедем. Едем, молимся Батюшке, просим помощи. Нигде мы не петляли, а все прямо по широким и узким улицам выехали прямо на Рязанское шоссе. Всю Москву с одного конца на другой проехали и ни разу не заблудились.

***

 В феврале 1998 года умер у меня дядя в Санкт-Петербурге. Мне сказали, что его похоронили на старом кладбище и, вроде, на Смоленском. Хотелось у него побывать на могилке.

Будучи на острове, на похоронах у Батюшки, мы разъезжались и мне билет дали через Санкт-Петербург (на Москву не было). В Петербурге до поезда было время. Предложили поехать на могилку к Ксении Петербургской, на Смоленское кладбище. С радостью согласился и молился Батюшке, может Господь сподобит побывать на могилке у дяди. На кладбище захожу в контору, в первую дверь после ворот по коридору, в кабинет, сидят двое мужчин за столом, а один в сторонке на стуле. Спрашиваю, есть ли книги, где записывают похороненных, а они говорят: «Нет», – а мужчина, который в стороне сидел, спрашивает, кого я ищу. Я ему назвал фамилию, имя, год и месяц смерти. Он мне дает сектор и как пройти. Даже поразились этому мужчины, которые были с ним в кабинете, как он мог это помнить. Вот так, по молитвам Батюшки, я побывал на могилке у дяди, будучи там впервые.

Р.Б. Александр

 

Вспоминает р.Б. Екатерина

 

К Батюшке я попала первый раз, когда мне было 13 лет. Батюшка был очень бодрый и сильный, быстро-быстро ходил по острову, будто летел, и был весь светлый, как солнышко. Из первых поездок помню, как Батюшка от своего домика идет-летит к храму, вокруг толпа паломников, а сбоку и чуть сзади от Батюшки бежал Батюшкин кот Липа.

Прошли уже полдороги к храму, но Липа от Батюшки не отставал. Он Батюшку очень любил и бегал за ним, как собачка.

А Батюшка вдруг оборвал разговор с паломниками, остановился, оглянулся и ласково сказал:

– Липушка, иди домой.

В ту же секунду кот развернулся и побежал домой.

Животные показывали людям пример послушания.

 

***

 

Когда Батюшка выходил на крылечко, первыми к нему подлетали голуби – садились на плечи, голову, руки. Однажды, когда Батюшка говорил с паломниками, перед ним летал все время белый голубь, садился Батюшке на скуфейку, опять взлетал, хлопал крыльями и ни на секунду не оставлял Батюшки.

Старец, когда голубь вновь сел на него, серьезно сказал паломникам:

– Видите? Он меня защищает.

 

***

 

Со мной по молитвам Батюшки было такое чудо. Когда мне было 14 лет, в нашем храме стали создавать хор из детей и молодежи, кто ходил в Воскресную школу.

Петь я не умела, музыкального слуха у меня не было вообще никакого, «медведь на ухо наступил», как говорят.

В хор брали всех, взяли и меня, но от пения моего затыкали уши.

Зимой мы приехали к Батюшке. У него в ту зиму болела нога и он не выходил из домика.

Мы зашли в домик, а Батюшка сидит за печкой в темной-темной комнате и весь будто светится.

Мне очень хотелось в храме петь, и я Батюшке пожаловалась:

– Хор у нас в храме собирают, и меня взяли, а петь у меня никак не получается.

Батюшка заулыбался и сказал:

– Все будет хорошо.

Я вернулась домой и на первой же спевке регент сказала:

– Слушай, что за чудо? У тебя же никакого слуха не было, а теперь ты поешь.

Прошло совсем немного времени, и я стала петь по нотам с листа (до того нотной грамоте никогда не училась) и потом научилась самостоятельно петь любую партию в хоре. Никто, кто прежде слышал, как я пою, не мог в такое поверить.

Случай со мной не единственный, точно такое же произошло с моим знакомым р.Б. Евгением. Его благословили помогать на клиросе, а он не умел петь и читать по церковно-славянски, и думал уже с клироса уйти, т.к. ничего не получалось.

После того, как Батюшка его благословил и помолился, он стал прекрасно читать по церковно-славянски, и в самом скором времени выучился петь по слуху, и по нотам, хотя прежде он никогда не пел, а ему было уже около 30 лет (по правилам музыкальной науки считается, что после 20 лет человека пению выучить нельзя).

 

***

 

После 9-го класса по благословению Батюшки я поступила в медицинский лицей, а после 11-го – в медицинский институт. К медицине я была не то, что равнодушна – она мне ужасно не нравилась. И я не понимала, зачем же Батюшка благословил мне учиться на врача. Два года лицея и потом два года института я училась только потому, что такое благословение, но медицину по-прежнему не любила, шла, как на каторгу, себя переламывая.

Только после второго курса я поняла, что Батюшка зря благословений не дает. Во время летней практики в стационаре я раз и навсегда «заболела» хирургией, и теперь свою жизнь по-другому и представить не могу, насколько прежде медицина была мне противна, настолько стала интересна. А Батюшка знал это на четыре года раньше, когда я сама и не думала.

Когда Батюшка благословил меня поступать в медицинский лицей, я даже плакала от огорчения.

А когда после второго курса я спросила, есть ли мне воля Божия быть хирургом, и Батюшка ответил, что есть воля Божия, я от радости прыгала и была по-настоящему счастлива. Только наш Батюшка мог вот так направлять судьбы людей, когда сами от сопротивления и думали наоборот, но если выполняли Батюшкино благословение, то все становилось хорошо.

 

***

 

Одна моя знакомая православная учительница поехала на остров, чтобы Батюшка благословил ее уйти из школы, потому что работать было тяжело, за веру ее ругали и она не видела смысла продолжать работу.

Подходит она к Батюшке и говорит:

– Батюшка, я работаю учительницей, хочу у вас попросить благословение уйти из школы, работать стало просто невозможно, с тех пор как я к вере пришла…

Батюшка смотрит сочувственно и говорит:

– Да, да, да…

Знакомая обрадовалась, что Батюшка благословил ей уйти с работы и дальше жалуется:

– Учителя против меня ополчились, начальство за веру ругает и говорить запрещает, дети не понимают ничего…

– Да, да, да…

– Я уже, Батюшка, не могу дальше так, мне другую работу предлагают…

– Да, да, да…

– Можно, мне, Батюшка, из школы уйти?

– Так нет, нельзя, работай, работай.

Батюшка никогда не благословлял верующих учителей уходить из школы.

 

Вспоминает р.Б. Нина

 

Придя к православной вере, я поначалу, как и большинство женщин, надевала платок только на службе в храме или у ворот церковной ограды. А моя новая знакомая, имеющая большой духовный опыт, чем у меня, спросила однажды:

– А почему ты не носишь платок постоянно? Бог ведь есть везде, а не только в церкви. Вот, поедем к Батюшке, ты спроси сама у него.

Батюшка ласково и просто сказал мне:

– Православный педагог должен носить платок, – тем самым благословив меня носить его постоянно.

И начались мои мытарства с этого времени.

У меня эти слова вызвали такой неожиданный шок:

Как?! Я – учитель английского языка в светской общеобразовательной массовой школе и вдруг надену платок на голову?! А что скажут и подумают обо мне окружающие люди?! А родственники? А друзья? А ученики, их родители?! Кошмар!

Вот было первое испытание моей веры, пошли всякие искушения с начала учебного года.

Позже я узнала, что благословение Старца надо обязательно выполнять, в противном случае последует смерть или болезнь за непослушание. Радостней и легче мне от этого не стало.

Сразу после отпуска увидела естественную реакцию людей, которые прежде меня в новом виде не видали.

Больше всех и долго не смирялись с моим платочком, особенно, директор и учительница французского языка.

Как-то на большом совещании директор потеряла всякое терпение и даже крикнула мне с трибуны:

– Сними платок!

На что я ей ответствовала с последних мест из зала:

– Не сниму!

О, если б только они все знали тогда, что больше всех я сама не могла смириться с этим платком на голове! Моя внутренняя брань усугублялась еще тем, что шарфик или платок постоянно сползали с головы, то развязывались вдруг и совсем не к месту. Вот так в борьбе с собою незаметно училась терпению и смирению, а уязвленная гордыня с годами тихо посрамлялась. Постепенно вокруг меня все утихло, когда я сама первая смирилась со своим положением, и платочек перестал спадывать с головы. Теперь себя даже и не представляю без платочка, а все былое уже вспоминается как забавный случай. Более того, в нашем городе, в школах, исследовательских институтах, разных учреждениях уже можно встретить женщин в платочках и о них с уважением говорят: Православные.

А мне, через благословение носить платок, Батюшка наглядно показал, что, оказывается, враги у нас не внешние, а внутренние. Смирись, гордый человек сам, и будет вокруг тебя мир и благодать.

 

***

 

В своей многогрешной жизни мне несколько лет предоставлялась счастливая возможность видеть и слышать великого Старца с острова Залита, прозорливого и необыкновенного Батюшку, протоиерея Николая Гурьянова.

В самый первый раз, когда я ехала к Батюшке, перед выходом из дома я сняла выцветший медальон своего небесного покровителя.

Подумала: «Вот, приеду обратно – куплю новый, а пока съезжу и без него». – Оставила и забыла об этом. Первые слова Батюшки, когда Его я увидела, были: «А именную-то иконку надо носить». Он шепнул их мне, когда помазывал маслом. Меня это очень сильно поразило тогда, я вздохнула и вспомнила свои размышления над стары медальоном перед поездкой.

 

***

 

В этот же раз он всех паломников помазывал святым маслом, а меня еще раз хотел помазать. Я ему сказала, что он уже помазывал меня. А Батюшка сказал: «Да? Так, давайте, я еще раз». Он посмотрел на меня и я подставила свой лоб. И через месяц я вспомнила этот случай.

Ехала в храм на попутной машине, которая выскочила наперерез другой машине. Она мчалась прямо на нас. Столкновение было неизбежным. Я успела только закрыть глаза. Но водитель быстро сориентировался и резко повернул машину и мы параллельно съехались на обочине дороги, столкнулись только слегка передними колесами. Никто не пострадал и машины, к счастью, с пассажирами оказались целы. Такое чувство, что какая-то невидимая сила разъединила их и помешала столкновению машин. А следом шел на огромной скорости непрерывный поток автомобилей. Жива осталась только по молитве Батюшки, который предвидел эту ситуацию и помазал меня второй раз святым маслом.

 

***

 

Однажды я возвращалась со Дня Ангела Батюшки. Все кругом цвело, была весна.

Из окна любовалась сиренью и даже мелькнула мысль: «Вот, везде в стране цветет сирень, а дома, когда приеду, уже не застану, наверное, ее цветения и не услышу ее запаха». Каково же было мое удивление, когда по приезде домой, на окне я обнаружила свою декоративную березку, усыпанную всю сиреневыми цветами. В квартире стоял запах сирени. С июня до середины августа березка моя благоухала сиреневым цветом. Я даже подумала, что вместо декоративной березки я приобрела декоративную сирень. И после этого я каждый год ждала, что она весной опять зацветет. И только потом поняла, что это было чудо от Батюшки в ответ на мои мысли в поезде. Чудо это было один раз, чтобы мне показать, что Батюшка видит душу каждого приезжающего к Нему человека, знает его мысли и сердце даже на расстоянии.

 

***

 

Однажды, когда я была на больничном, мне пришла мысль уехать к Батюшке, т.к. лучшим лекарством считаю Батюшкины молитвы и Батюшкино масло. Но, в то же время и сомневалась, что меня могут проведать из школы, а меня не окажется дома. Поделилась своими мыслями со своей близкой духовной сестрой. Она посоветовала мне: «Позвони в школу и скажи, что ты лечишь свой радикулит на русской печке у брата на даче».

Но я никому не позвонила предварительно и все же уехала к Батюшке. Когда я вернулась обратно, то узнала, что, действительно, дети приходили меня навестить, и им из пустой квартиры ответил Батюшкин голос: «А она на даче, у брата».

Так Батюшка с любовью обличил и покрыл мое непослушание.

 

***

 

Когда я поехала впервые к Батюшке, то хотела задать вопрос о перемене своей профессии. Я увлекалась журналистикой и решила перейти работать в одну православную газету. И на мой вопрос: Можно ли мне работать в православной газете, Батюшка ответил: «Можно, можно».

Но самое удивительное для меня то, что, получив от Него положительный ответ, я уже совершенно потеряла желание работать на новом месте.

Мы все в жизни решаем сами, по своей воле, гордыне и желаниям и совершенно не задумываемся о Воле Божией над нами.

А Батюшка, зная, что я работаю в школе, просто помолился обо мне, и все пустое вмиг ушло.

Известно, что Батюшка всегда людям благословлял работать в школе или в медицине.

 

Вспоминает иерей Михаил

 

Приехал я к Батюшке летом 1997 года спросить насущные вопросы. В то время я занимался реставрацией храма. Нагрузка в летний период большая и конечно некогда было следить за своим здоровьем. В последнее время меня очень сильно беспокоили боли в желудке, верующие посоветовали, что когда приедешь к Батюшке, попроси, чтобы он тебе живот перекрестил и помазал Святым маслом. Что я и сделал. Батюшка перекрестил меня, помазал Святым маслом, сказал: «Исцелит Господь», а потом пригласил в домик.

В домике Батюшка усадил меня за стол, достал крынку с простоквашей, смахнул с нее мошек и налил мне в кружку, взял хлеб с колбасой и дал:

«Ешь, батюшка».

Зная, что надо слушаться, я с большим усилием осилил предложенное, а Батюшка, улыбаясь, давал в это время наставления.

Потом Батюшка спросил:

«Еще хочете?»

Я поблагодарил.

А Батюшка шутливо:

«Ну, сходи в уборную, отбавь маленько…»

Сейчас я, конечно, понимаю, таким образом, прикрывая себя, батюшка меня лечил. По приезду домой, я как-то забыл о боли в желудке и продолжал работать. Но каково было удивление врачей, кода я через два месяца пришел проходить фиброскопию (прохожу ее раз в 6-7 месяцев). В желудке они обнаружили две язвы по копеечной монете, и зарубцевавшиеся без терапевтического вмешательства, что, по мнению врачей невозможно. Тогда стало окончательно понятным, почему меня Батюшка так усердно кормил.

 

***

 

В 1998 году я тяжело заболел, врачи констатировали неспецифический язвенный колит. Полгода постельного режима, каждый день температура, питание – чуть ухи. Ходил в туалет до 15-ти раз в сутки. Все лекарства, капельницы только поддерживали. К тому же непереносимость ряда лекарств усложняли и затрудняли лечение. С 74-х кг я высох до 59-х кг. Такого больного друзья под руки привезли к Батюшке. В то время его уже редко выпускали, и, видимо, по молитвам Батюшки, меня вечером, когда стемнело, все же келейницы к нему пропустили. Когда я зашел к Батюшке, он сидел на стульчике и был похож на солнышко. Посещая Батюшку не первый раз, я всегда отмечал, что Батюшка обличал с такой любовью, что казалось, что он хвалит. А когда доходил смысл сказанного, поневоле краснел до ушей. И вот, я больной зашел к Батюшке, поздоровался, а Батюшка начал рассказывать свое стихотворение «Автобиография». Смыслом Батюшка показывал, что он и сейчас в духовной и телесной тюрьме. Я не помню всех подробностей разговора, помню только, что я попросил Батюшку исцелить меня, т.к. очень болен. Батюшка встал, взял Святое масло и сказал, чтобы я открыл живот. Батюшка мазал меня маслом всего: живот, печень, почки, спину, потом перекрестил меня три раза, повернулся, перекрестился на иконы и сказал:

«Исцели тебя Господи, ты еще живой нужен».

А потом добавил:

«Только не оставляйте батюшка духовной жизни».

В этом конечно и ответ, что болел я за грехи и оставление духовной жизни и должен быть умереть за грехи, и только молитва Батюшки пред Богом преклонила милосердие Божие ко мне грешному.

Дня три после встречи с Батюшкой мне было тяжело, а потом резко, как гора у меня упала с плеч, и я пошел на поправку. Остановилось кишечное кровотечение. Я стал крепнуть физически. Через полгода я приехал к Батюшке и Батюшка спросил:

«У вас есть дети?»

Я говорю: «Да, один ребенок».

А Батюшка говорит:

«Нет двое».

Я снова: «У меня один сын».

А Батюшка:

«Нет двое».

Тогда я понял, что Батюшка предсказывает, что у меня будет в семье второй ребенок. Батюшка и сказал, как назвать его.

 

***

 

Один раз я ехал на остров с целью пожить 3-4 дня. Дорогой ехал и роптал на Владыку. По приезду к Батюшке я спросил насущные вопросы. И рассказал о своем ропоте и недовольстве на Владыку. Батюшка улыбнулся, а потом говорит:

«Так он тебя еще и наградит».

Я говорю, что не надо мне никаких наград, т.к. конечно на тот момент я не успокоился как-то, а Батюшка погрозил пальцем и говорит:

«Только не вздумай отказаться» и благословил меня ехать «восвояси».

Как он говорил:

«Ангела мирна, верна наставника хранителя в путь восвояси».

Так в тот раз мне и не пришлось пожить на острове у Батюшки. По приезду домой меня встретила встревоженная матушка – «Тебя срочно ищет Архиерей».

Я, взволнованный, утром пошел в алтарь к Божественной литургии. И…был награжден набедренником. Владыка был добр и участлив. Мне было неловко за неуместный ропот. Теперь понимаешь, что годы общения с Батюшкой самые счастливые, Батюшка шел впереди нас и своей молитвой и любовью оберегал наши души. Учил. Разрешал недоуменные вопросы, открывал Волю Божию, давал нам, сбившимся с жизненного пути правильное направление. Поистине, как нам без тебя идти по узкому пути спасения.

 

Вспоминает р.Б. Наталия

 

Когда мы с мужем первый раз поехали на остров к Батюшке, я не знала и не понимала совсем, зачем это нужно. Мое состояние было такое страшное, что только милостью Божией и молитвами нашего дорогого, ныне уже почившего, Батюшки Николая, мы с мужем и пятилетним сынишкой доехали до острова Залит. Андрейка, так зовут нашего сына, был сильно болен. Во время родов я чуть не потеряла его, мне сделали операцию Кесарево сечение, которая для малыша осложнилась кровоизлиянием в мозг, и еще ему занесли стафилококк. Он был очень беспокойный, все время плакал, был очень слабенький.

До Батюшки мы добирались с большими испытаниями. Андрюшка в поезде кричал не умолкая несколько часов подряд и мы никак не могли его успокоить.

Тогда еще я не знала, что путешествие к Батюшке – это не просто поездка, что человеку требуется потрудиться, чтобы приехать к Батюшке.

Мы застали счастливое время, когда Батюшка выходил к людям. Около Батюшкиного домика было много людей. Меня поразило то, что всюду были голуби на земле, на деревьях, на крыше дома; тут же гуляли кошки, бегали собаки и никто из них не обижал друг друга. Как в сказке. Потом в дверях домика появился Батюшка, от него исходила такая любовь ко всем и тепло, что я потерялась и совсем не осознавала, что со мной происходит. Все люди по очереди стали подходить к Батюшке, а он всех помазывал своим масличком и каждому что-то говорил и наставлял. Когда подошли к Батюшке мы, то он встретил нас, как старых знакомых, взял Андрюшку под ручки, поцеловал его. Малыш заулыбался, а Батюшка сказал:

«Видишь, понимает».

Потом Батюшка помазал нас масличком и что-то долго говорил. Я была в каком-то забытьи и только помню, что рядом с Батюшкой было так спокойно, тихо и хорошо. Муж спросил благословения остаться на острове переночевать.

Мы потом еще приходили на благословение к Батюшке, и каждый раз он целовал сынишку в лобик и мазал его маслицем.

Когда мы вернулись с острова, настало время проходить текущие обследования из-за болезни ребенка. Как же были поражены все врачи, да и мы сами, когда повторные анализы показали бесследное исчезновение кровоизлеяния. Так же таинственно исчез и стафилококк, с которым мы старательно и безуспешно боролись несколько месяцев подряд.

Вот так закончилась моя первая поездка к этому дивному угоднику Божию, который потом не раз еще вымаливал нашу семью и помогал в трудные для нас минуты.

***

 

Это было в июле 1999 года, последнее лето, когда Батюшку еще выпускали. У меня была пупочная грыжа размером с небольшой грецкий орех. Кроме того, у меня после родов были большие осложнения по-женски, и врачи утверждали, что больше я не смогу иметь детей без специальной операции. А когда я обратилась к врачам по поводу грыжи, которая меня очень беспокоила, то столкнулась с тем, что одни говорили, что операция нужна, а другие наоборот, не видели в ней необходимости. Решиться на операцию – дело не простое, вот и решила я спросить вместе с волнующими духовными вопросами у Батюшки и этот вопрос.

Батюшка вышел вечером к ожидающим его людям с масличком и сказал:

«Подходите помазываться, только быстро, вопросов не задавайте».

Все стали подходить по очереди, кто-то стал задавать вопросы и Батюшка сказал, что если будут спрашивать он уйдет. Когда дошла моя очередь, и Батюшка меня помазал, отходя, я вспомнила, что забыла попросить помазать мне живот. Я вернулась и извинившись объяснила о беспокоящей меня грыже. Батюшка начал мне мазать живот и сказал:

«Дак не бойся, не бойся», а когда уже помазал:

«Все у тебя хорошо…(помолчав, добавил) – «там», показав на живот.

Когда все помазались, Батюшка повернулся лицом к часовенке и запел тропарь Святителю Николаю, а затем – Царице Небесной:

«Не имамы иные помощи».

Потом к нему подходили детки и Батюшка их всех благословлял и улыбался, а затем, повернувшись, попрощался, сказав:

«Бегите, бегите, пока свет, а то свет (скоро?) скроется, вам плохо будет», затем пожелал всем «Ангела мирна, верна наставника», благословил всех и ушел.

На следующий день Батюшка снова помазал меня и мою грыжу маслицем и сказал, чтобы я обязательно поисповедовалась, причастилась Святых Христовых Тайн и потом пособоровалась и там уже Господь откроет, надо ли делать операцию.

Когда я вернулась, потом домой и все сделала, как сказал Батюшка, то оказалось, что от грыжи не осталось и следа, а ровно через год у меня родился второй ребенок.

Теперь, спустя несколько лет, стали понятны прощальные слова Батюшки.

Вспоминает р.Б. Христина

 

Моя знакомая р.Б. Валентина с дочерью однажды зимой поехала к Батюшке. Раньше зимой на остров она не ездила и дороги не знала.

В тот день паломников к Батюшке больше не было. Знакомая и дочь вышли из автобуса на пустынной конечной остановке и остановились в растерянности – они не знали куда идти. Людей вокруг – никого, спросить не у кого. Сунулись на какую-то тропку – завязли в снегу. Что делать? Решили уже возвращаться обратно, не побывав у Батюшки.

В отчаянии знакомая просила:

– Батюшка, помоги найти дорогу! Святитель Николай, помоги нам добраться до Батюшки!

Когда развернулись уже идти к трассе, чтобы возвращаться, на остановке появился старичок в тулупе, валенках и шапке-ушанке. Знакомая обрадовалась и бросилась к нему спрашивать – как дойти до острова?

Старичок показал нужную дорогу, объяснил, куда идти и толкнул знакомую в спину:

– Ну, иди!

Пробежав метров десять, она оглянулась, чтобы поблагодарить старичка. Остановка была опять пустынна, ни одного человека. Уйти старичок не мог успеть, вокруг было пусто. Неожиданный помощник исчез так же таинственно, как и появился.

До острова знакомая с дочерью добрались, как на крыльях.

– Как меня старичок толкнул в спину, так и летела всю дорогу, несколько километров.

Знакомая абсолютно уверена, что дорогу к Батюшке ей показал сам Николай Чудотворец.

 

***

 

Однажды, в холодный зимний день, нас приехало к Батюшке несколько человек из одного города. Обратные билеты были взяты на завтра, все прошли длинную дорогу, устали и думали заночевать на острове. Однако, когда спросили об этом у Батюшки, он благословил сегодня же возвращаться в Псков и добавил, что будет теплый автобус.

Местные жители стали нас отговаривать от этого, что холодно, поздно (уже стемнело) и не уехать. Когда мы сказали, что это благословение Батюшки, то нам ответили, что сейчас пошлют человека попросить, чтобы Батюшка благословил нас остаться.

Человека послали, однако Воля Божия не изменилась. Несмотря на все доказательства, что надо переночевать, Батюшка передал нам, что ехать сейчас и будет автобус. Мы шли через озеро, болото и лес в абсолютной темноте. Трещал мороз, градусов 20 с лишним, светили звезды. Некоторые мало знающие Батюшку люди среди нас вспоминали о теплом доме и роптали, что до города в такую поздноту нам никак не добраться и придется устраиваться на ночлег в Толбе. И даже те, кто не первый год ездил к Батюшке, засомневались, ведь по расписанию автобусов уже не было.

В посрамление нашему маловерию и ропоту и в подтверждение нерушимости слов Батюшки, когда мы подходили к трассе, из-за поворота уже выезжал теплый автобус со светящимися окнами, так что на дороге мы не прождали и секунды.

 

***

 

Вспоминается и другой случай. Была сильная оттепель на Новый Год, 1-2 января. В Пскове растаял снег, газоны чистые и пустые, в лесу по дороге к острову - зеленая травка. В довершение к этому сверху посыпался дождь с мокрым снегом. Перед озером остановились в растерянности: бескрайняя водная гладь. Надо льдом – сантиметров 20-30 воды. Пошли. В валенках и теплых сапогах – при каждом шаге в обувь заливалась и выливалась ледяная вода.

Надо сказать, что до прихода в Православие мы были в ереси Иванова, и это испытание восприняли, как Божье воздаяние за наши прежние дела (ивановцы обливаются холодной водой).

Еще с нами шла женщина, инвалид 2-й группы из Братска, пожилая, больная. Но она так стремилась к Батюшке, что всю дорогу летела впереди нас (молодых и здоровых) и пела: «Слава Богу за все»!

Батюшка со всеми поговорил, всех утешил, благословил заночевать: «Завтра по ледку пойдете».

Мы, маловерные, опять не поверили – такая страшная оттепель, столько воды!

Но ночью грянул такой мороз, что утром мы вышли на каменно заледеневшее озеро.

Батюшкины слова всегда исполнялись.

 

Вспоминает р.Б. Татиана

 

Моя дочь училась в колледже, на юридическом факультете; ходила в храм; пела в церковном хоре. Когда ее друзья поехали поступать в духовную семинарию, я решила спросить у Батюшки, что может быть дочери лучше поступить на регентское отделение? Батюшка даже не выслушал моего вопроса, он знал какой вопрос я задам, и сразу сказал: «Нет, нет, нет. Пусть учится».

Дочь доучилась, получила среднее образование, а устроиться на работу не могла, т.к. круг специальностей узок, везде надо было высшее образование.

Она пошла в службу по трудоустройству, но и там не могли ей ничего предложить: то стаж работы нужен, то высшее образование.

Прошло полгода. Я поехала на остров, а Батюшка уже редко выходил. Люди сразу его окружали, и вопросы у всех были такие животрепещущие, что устыдилась просить молитвенной помощи, а только передала Батюшке записку, подумала, что может и так все управится.

Каково же было мое удивление, когда я вернулась домой и услышала от дочери такой рассказ. Как только я приехала на остров, ей позвонили и предложили неплохую работу и одновременно предложили проучиться три года на заочном отделении международного института, юридического факультета, причем за минимальную плату, причем, оплату брать перечислением из заработной платы на льготных условиях. Она согласилась и просто с фантастической скоростью собрала все необходимые документы, поступила на учебу и работу. И вот эти три года прошли, она получила диплом о высшем образовании, имеет неплохую работу, а все по молитве Батюшки.

 

***

 

Время от времени правая рука в плечевом суставе с хрустом, как бы сдвигалась со своего места и начинала ныть. Приходилось резко снижать нагрузки, натирать и все постепенно проходило. И вот в очередной раз рука заболела и никак не проходит, а все хуже и хуже… Стало трудно одеваться; булку хлеба не могла нести – сама рука разжималась; повернуть руку можно было только в определенном направлении, поднять тоже только на самую малость, даже ночью нытье и боль не проходили.

А тут поездка к Батюшке. Столько радости! Жду чуда – Батюшка помолится, перекрестит и сразу все пройдет…

Батюшка тогда выходил и стоял на крылечке, а мы со своими бедами к нему подходили. Подхожу и я: «Батюшка, перекрестите плечо, а то так рука болит!»

«А я сделаю так!..» – Батюшка засмеялся, как над малым ребенком и, взяв мою руку перекрестил в запястье, в локте и плечо…

Чуда не произошло, рука, как болела, так и осталась болеть, а я уезжала в недоумении: ну что же это, Батюшка? Что за загадка?

Раздумий моих хватило ровно на дорогу, а дома суета и мир поглотили все внимание. Мгновенно пролетели две недели. И вдруг я спохватилась – Господи помилуй! А рука не болит! Боль прошла, и я не заметила! Так вот над чем смеялся Батюшка! Какая же рассеянная и невнимательная!

Батюшка с такой любовью и исцелил и обличил за рассеянность.

 

***

 

Муж у меня невоцерковленный, и хотя не причисляет себя к атеистам, но и перешагнуть порог храма, чтобы хотя бы свечку поставить – событие равносильное тому, как если бы в январе снег сошел, и зацвели сады.

А Батюшка говорит мне: «Венчайтесь, обязательно венчайтесь!»

Всю дорогу одна мысль – как сказать, как объяснить, как уговорить… Дома с разных сторон захожу, что надо бы повенчаться…

– А это обязательно?

– Да.

– Ну, надо, так надо! Что я то для этого должен сделать!?

Куй железо, пока горячо! Я летела в храм, как на крыльях: «Господи, помоги! Только бы не передумал, только бы враг не сборол!..»

Священник сразу согласился и назначил венчание в ближайшее воскресение. На исповедь пришли в субботу вечером, утром – литургия и причастие, а днем – венчание. У меня только одно в голове: «Господи, помоги! Батюшка, помоги!»

Потому, что враг навалился со страшной силой; муж – здоровый мужчина, на литургии стоять не мог, ноги подкашивались, а после причастия враг угнал совсем. Ну, думаю, все – угнал враг, и на венчание не придет, но, Слава Богу! Все обошлось! Все по Батюшкиной молитве обошлось!

И я еду в очередной раз на остров и задаю вопрос: «Батюшка, мы с мужем недавно повенчались, а…» – А он перебивает и радостно говорит: «Молись, молись! И все будет хорошо, как надо». – Очень крепко сжал руку мне и еще раз сказал: «Как хорошо, что повенчались! Как хорошо, что повенчались!»

И такая радость у Батюшки, такая радость, что я поняла, что таинство это имеет такой смысл, что я просто не понимаю этого и, видимо, не пойму, пока не будут открыты все тайны мира. А ведь Батюшка каждой паре говорит, и молодым, приехавшим получить благословение на брак и тем, кто уже много лет прожил в супружестве:

«Венчайтесь! Только обязательно венчайтесь!»

Какой же великий смысл в этой, казалось бы простой фразе!?

 

***

Однажды, в осенние каникулы мы с сестрой (тоже учительницей) и племянником поехали к Батюшке. Ночевать на острове не собирались, обратные билеты уже были, а погода холодная, ветряная. Мы решили, пока Батюшка не вышел, сбегать к знакомым, попросить кипятку в термос, будет, чем погреться. Племянник ушел с термосом, а мы чуть подождали, и Батюшка вышел. Сестра бегом побежала за племянником, а Батюшка стал всех помазывать. Только помазал всех, и сестра подбегает, пустой термос у нее под мышкой, а Батюшка ей говорит: «Иди, иди, я тебя помажу» и спрашивает: «Баночка-то не протекает?» А мы с ней – «Нет!» - имея ввиду термос. И уже только, когда вернулись домой, нам растолковали, о какой баночке Батюшка спрашивал. После этого долго еще вспоминали, если кого-то заносило, то спрашивали: «Баночка-то не протекает?»

С какой любовью Батюшка обличал наши дырявые «баночки».

 

***

 

Как-то летом мне довелось несколько дней пожить на острове. И помню такой случай: стоим мы утром у домика, ждем Батюшку, а с пристани три священника идут, один из них с матушкой. Священники еще не подошли, а Батюшка вышел, паломники не подходят, уступая первенство священникам, а те не спешат, т.к. Батюшку не видят, думают, что он не вышел. Тогда Батюшка сам крикнул: «Идите скорее, родненькие, я вас помажу». Священники быстро подошли, а Батюшка с ними заговорил по-эстонски. К тому времени я уже знала, что это означает и ужаснулась: если со священниками по-эстонски, то я-то…

И с таким замиранием сердца подхожу, а Батюшка задумался и запел:

«Радуйся, Благодатная…»

Как же радовался Батюшка даже мысленному, секундному сокрушению. Один священник был из Киева, он говорил Батюшке о расколе в церкви, о колдунах, об экстрасенсах… и спросил, можно ли открыто против них говорить. Батюшка ответил: «Можно, можно. Ой-ой-ой».

С этим священником Батюшка долго пел, он пытался его через пение научить слушаться, а священник не понимал Батюшку и все переспрашивал: «Выше? Ниже?»

Батюшка не отвечал выше или ниже, он просто говорил:

«Вот так надо», – и снова пел.

Другой священник был с матушкой, он подвел ее к Батюшке и попросил благословить руководить детским хором в воскресной школе, а Батюшка очень высоко запел:

«Исенхэй доармо…»

Матушка ответила: «Мне это высоко!»

«Что, что?» – и с сожалением: «А-а-а…»

Отвернулся от нее и запел со священником. Священник только в одном месте неправильно спел, Батюшка его поправил, дальше они пели вместе, Батюшка был доволен. Тогда подошла матушка и попросила: «У меня с голосом и слухом не все получается».

Батюшка уже теплее к ней отнесся, благословил и сказал:

«Господь поможет!»

Батюшка еще помазывал, отвечал на вопросы, пел, читал стихи…

А потом, обращаясь ко мне, сказал: «Ну что же ты… Я же тебе тон задал…»

И только в конце лета, вернувшись из поездки, я поняла, что хоть Батюшка и задал мне тон, а я сфальшивила, сделала все не так, как надо и Батюшка это предвидел.

 

***

 

Одна женщина попросила помазать ей глаза, а то говорит, как песок насыпан, Батюшка помазывал, а сам говорил:

«А ты их не крась, а то ослепнешь, что тогда?»

 

***

 

У мужчины с острова, который подошел под помазание Батюшка спросил: «Мамочка-то дома?»

Мужчина очень удивился и говорит:

«Батюшка, так вы же ее сами четыре года назад отпели».

Батюшка: «Вот я и говорю – дома, дома…»

Батюшка часто повторял, что здесь мы пришельцы и странники, а домой вернемся, как ответ держать будем.

 

***

 

Обычно Батюшка, когда помазывал, тогда и говорил каждому свое. Так делал и в этот раз, но потом вдруг остановился и заговорил для всех, обращаясь ко всем сразу, и казалось, что каждый понимает, что конкретно ему Батюшка говорит. Первые фразы я не расслышала, а потом все старалась запомнить и записать:

«Телом в землю идете,

А душою в ад.

Табак не курите,

Водку не пейте,

Крестики носите,

Потеряете – новый купите,

Утром и вечером молитесь.

Молитвословы есть?

Работайте.

Не работающий,

Да не вкушает.

А обижающих вас молитесь.

Только веруйте, веруйте!»

 

И запел:

«Радуйся, Благодатная…»

 

Прочитал стихи:

«Прошел мой век…»

И закончил словами:

«Рад, я очень рад!» – и ушел в домик, и мы остались, каждый с тем, что Батюшка сказал в назидание.

 

***

 

В обед повариха приносила обед Батюшке, пока она калитку открывала, Батюшка спросил:

«Мужа-то не бьешь?»

«Батюшка, он давно умер».

«Убит!»

И столько боли и скорби в этом слове, что сердце содрогнулось. Но повариха, даже не оглянувшись, после такого страшного обличения, молча прошла в дом.

Да! Батюшка был строгим и грозным! Когда без этого не обойтись.

 

***

 

Страшно было слышать от Батюшки, если он говорил:

« Я вас ничем не покормил».

Некоторые не понимали, что Батюшка о духовной пище говорит, и они отвечали:

«Да что вы Батюшка, мы не хотим» - это очень огорчало Батюшку.

Или когда Батюшка говорил:

«Я купаться пошел, а вы куда?»

И если не понимали его, о какой грязи он говорил, то становился серьезным и грустным. И уже совсем уже ужасались, когда одной женщине на вопрос:

«Можно ли приехать?»

Батюшка ответил:

«Не нужно! Дорого!»

Это уже звучало, как приговор. И как обнадеживающе звучало Батюшкино:

«До свидания. Приезжайте скорее! Ветер-то слабенький, переплывете!»

Значит, не все потеряно. Можно приехать к Батюшке, духом приехать, только работать надо над собой, над душой своей.

 

***

 

Были ответы у Батюшки, которые заставляли думать. Так я была свидетелем, как в одно утро несколько женщин подходило к Батюшке и все просили и просили благословить в монастырь. Батюшка благословлял, а на вопрос:

«В какой монастырь?»

Отвечал:

«В любой женский, где возьмут».

Одна из женщин даже стала объяснять в каких монастырях она была и ее там приглашали, но не знает, какой выбрать. Батюшка так же отвечал:

«В любой женский, где возьмут».

Только одной женщине он сказал:

«В деревянный».

Женщина отошла в недоумении, ее утешали, что Батюшка пошутил, но Батюшка не шутил – он был очень серьезным.

 

***

 

Мне Батюшка тоже загадывал загадку, когда я попросила благословение на новый учебный год.

«Педагог – это хорошо. Работай, работай! А что преподаете?»

«Математику».

«А физику не преподаете?»

«Нет, только математику».

«Величина деформации прямо пропорциональна действующей силе, закон Гука».

И засмеялся, очень добро, как над ребенком, который не понимает очевидного.

И только много позже духовная сестра мне подсказала отгадку, растолковала, что это значило.

Величина деформации (моей души) прямо пропорциональна действующей силе (моей силе работы над душой) – закон Гука, какая простая отгадка!

Батюшка видел, что этой силы нет, нет работы над душой, т.к. нет деформации души, вот он и засмеялся, видел плачевность моей души и, подавая надежду на исправление, одобряя начать работать над душой.

 

Вспоминает р.Б. Любовь

 

Мой сын служил в Туле. Служба заканчивалась, и я его уже ждала домой. Последнее время перестала получать от него письма. Встревожилась. Но думала, что домой собирается, решил не писать. Прошло два месяца – от него никакой весточки. Пришлось звонить в часть, где он служил. Командир мне ответил: «Ваш сын в Чечне». Можно представить состояние матери, когда сын на войне. На войне жестокой, несправедливой, в мирное время. В тот год там шли ожесточенные бои. Сколько слез было пролито от неизвестности.

А до армии мы с сыном ездили на остров к Батюшке нашему, у которого были уже не раз. Батюшка благословил его и сказал: «Какое окаянство-то в армии не служить. Помня Батюшкино благословение, я вновь обратилась к нему за помощью. Верила, что если Батюшка помолится – все будет хорошо. Так оно и вышло. Как только Батюшка получил мою просьбу – на следующий же день мне сын позвонил из Чечни и сообщил: «Мама, не переживай. У меня все нормально. Скоро вернусь». – Я была потрясена – с войны позвонить? Спросила: «Откуда ты и как позвонил?» – Он ответил: «Из Толсто-Юрта. Командир ко мне подходит и говорит: Хочешь домой позвонить?» – Чудеса. А Батюшка ответил: «Вернется живым. Я за него помолюсь». – И действительно, по Батюшкиным молитвам сын вернулся домой живой и невредимый.

 

***

 

Мой муж вел неправильный, не христианский образ жизни, хотя был крещеный и брак у нас венчанный. Долго терпела, молилась, ждала улучшения. В очередной раз, когда я поехала к Батюшке Николаю на остров, спросила: «Как мне быть? Нет больше сил терпеть».

Батюшка мне с любовью ответил: «Передай ему, если будет так себя вести – уйдешь к другому». (Это он мне сказал дважды).

Выслушала я этот ответ и думаю, как это уйдешь к другому? Брак венчанный, второй раз замуж выходить нельзя при живом-то муже. И только через несколько лет стало ясно, о каком Другом Батюшка мне напоминал. Это о женихе Небесном. Вскоре я по Батюшкиному благословению ушла в монастырь.

 

***

 

Наш Батюшка всегда наставлял иносказательно, обличал с любовью, говорил духовно, а мы, мирские, не всегда это понимали. Например, домик моей мамы каждую весну затопляет талой водой – наводнение. Однажды я Батюшку попросила: «Батюшка, помолитесь, пожалуйста, мама боится, что наводнение будет большое и вода опять зайдет в дом». Он ответил:

«Водичка в доме – это хорошо-о-о».

Спросил, где живет моя мама, дважды помолился. В тот год наводнение у нас было небольшое. А Батюшка-то имел ввиду другую воду, он духом знал, что у мамы в доме самодельная качалка – в любое время года вода дома, не надо на улицу выходить. Маме сейчас 86 лет и она все вспоминает Батюшкины слова: «Водичка в доме – это хорошо».

 

Вспоминает р.Б. Ксения

 

Однажды на остров к Батюшке приехали мать с сыном из Петербурга. Батюшка стал обнимать этого молодого человека, и все время называл его: «Брат ты мой небесный!» Через некоторое время я узнала, что мать стала приезжать к Батюшке одна. Ее сына, который, оказывается, был хирургом, вскоре после поездки на остров забрали в Чечню и там его выкрали бандиты. Несколько последних лет о нем так и не удалось ничего узнать. Единственным утешением матери теперь остается воспоминания того Батюшкиного приветствия: «Брат ты мой небесный!»

 

***

 

Батюшка часто давал людям приезжим хлебушек, говорил:

– Это вам пригодится – дорога-то вон какая…

И местным жителям, бывало, выйдет за калитку и кричит, зазывая на помазание. Они помазывались охотно, но не понимали его юродства, когда Батюшка говорил:

– Я хотел вам хлебушек дать…

Они отвечали:

– Не надо, у нас есть!

А он им все время говорил про Хлеб Жизни Вечной, которого видел духовными очами, у них нет.

 

***

 

Батюшка предупреждал:

– Голод будет – так радуйтесь, что с Господом говорить будете. А то ведь когда сытенько – так не хотим просить.

 

***

 

Мальчик Саша, 16-ти лет, стоял службу у Батюшки, когда он служил, и всю службу умывался слезами, плакал почти навзрыд, видно, чувствовал то, что другие не видели. После литургии с заплаканными, но счастливыми глазами, пошел ко Кресту. Батюшка сказал ему:

– Ты вырастешь, пойдешь в мужской монастырь и будешь великим монахом.

 

***

 

Инокиня Христия из одного северного города приехала к Батюшке и рассказала, что у них на приходе есть одна девочка Надя 9-ти лет, которая видит необыкновенные сны: Господа, Божию Матерь в сопровождении дев. Девочка эта отличается тем, что чувствует себя очень грешной и виноватой перед Господом.

Царица Небесная в сонном видениии указала девочке, где находятся мощи св. Василия Мангазейского. Являлся ей и сам Василий Мангазейский. Девочка увидела его стоящим на снегу и спросила, не холодно ли ему. В ту же минуту увидела, как снег вокруг него растопился и святой оказался на маленькой зеленой лужайке посреди огромного снежного массива. Надя поняла, что такое тепло исходит от горячей молитвы, и спросила Василия Мангазейского:

– Что такое северное сияние?

Он ответил:

– Это покров Божией Матери.

В разговоре с Батюшкой инокиня Христия спросила – не наваждение ли это, не прелесть ли. А Батюшка ответил, что нет, такие дети, теперь, бывает, рождаются. Все так и есть.

 

***

 

Однажды, когда приехала на остров, Батюшка пригласил к себе в дом, но примечательно при этом, что первым прошел сам, все время, придерживая двери так, чтобы они были открыты только слегка, и говорил:

– Проходи бочком, узко.

Это было не раз, и я поняла, что Батюшка показывает – как узок путь в Царствие Небесное.

 

***

 

Были простые и смешные случаи, хотя и со значением. Один раз, народу было мало, и Батюшка пригласил в келию. Там помолился на иконы, потом протянул руку к радио и перед тем, как включить и повернуть регулятор громкости, сказал:

– Ельцин, говори! – и действительно, в это время транслировали выступление Ельцина.

В другой раз Батюшка точно также повернул громкоговорителя и сказал:

– Евсевий, говори! – в это время в прямом эфире слово держал архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий. Это было 24 июля в день Великой Равноапостольной Княгини Ольги при открытии памятника Александра Невскому.

 

***

 

Как-то летом мы с сестрой приехали к Батюшке, подошли к домику и стали ждать, когда выйдет Батюшка и мы увидим его хотя бы из-за заборчика, т.к. во двор охрана паломников давно уже не пускала.

Полчаса спустя к домику Батюшки подошел правящий владыка Евсевий в окружении еще четырех архиереев. Их, конечно, всех пропустили к Батюшке и, очевидно, перед ними решили сделать вид демократичности, и пустить во двор и паломников. Для нас это был настоящий праздник, хотя объявили, что Батюшка болен, лежит и примет только епископов. Мы стояли у дверей Батюшкиного домика, а владыки прошли в келию и по очереди подходили к лежащему Старцу. С одним из них Батюшка заговорил на языке той прибалтийской страны, где находилась его епархия. К сожалению, тот владыка не понял, что Батюшка знает, в каком народе приходится ему служить и вместо Батюшкиной прозорливости решил похвалить его по-мирскому:

– Он заговорил со мной по-литовски, он еще в памяти, – поделился он с другими коллегами по сану и они стали оживленно беседовать…

Стоявший здесь же, среди других паломников маленький мальчик Серафим возмутился духом и сказал своей маме:

– Что они говорят? – Батюшка возрасту не подлежит!

Епископы ушли на кладбище и через несколько минут вовсе покинули остров. Только один из них вернулся снова и вошел во двор, куда уже подошли и местные, островские женщины. В это время отворилась дверь и к общему ликованию появился Батюшка, как всегда, с маслицем в руках. Батюшка вышел к народу, хотя епископов принимал лежа. Он сначала благословлял, потом пел, потом заплакал:

– Жалко вас…

Батюшка, это нам Вас жалко, закричали в ответ залитские, но Батюшка повторил:

– Жалко вас…

Немного времени спустя я спросила у Батюшки:

– Батюшка, Вы сказали «жалко» - значит, мы погибаем?

Он посмотрел просто и твердо и сказал:

– Да.

 

***

 

Одна женщина из Петербурга приезжала к Батюшке с двумя детьми. Однажды, встречая ее благословением, Батюшка спросил:

– Ленушка, а третий-то где?

Она поняла, что речь идет о третьем ребенке, но тут же забыла об этом. А вскоре, так получилось, они с мужем удочерили девочку из детского дома и в следующий раз она приехала уже с тремя детьми. Каково же было ее удивление, когда Батюшка встретил ее вопросом:

– Ленушка, а где четвертый?

Через год она родила еще сына.

 

Вспоминает р.Б. Вера

 

Андрей, студент из нашего города, неожиданно перешел в зарубежную церковь, хотя до этого долго ходил в наш храм Московской Патриархии. Местный священник не раз приглашал его вернуться, но он упрямо стоял на своем. Хотя ему трудно приходилось добираться, зарубежная церковь была в другом городе. Когда он узнал, что я скоро еду к Батюшке на остров, просил спросить в какой храм ему ходить. По приезде на остров я только успела у Батюшки спросить: «Андрей ходит в зарубежную церковь и…»

Батюшка, не дождавшись конца вопроса, сказал: «Передайте ему, пусть ходит в тот храм, куда вы ходите».

Этим ответом Батюшка показал, что он не только знал его вопрос, он знал, что мы из одного города, что были раньше прихожане одного храма и что у него благословение местного священника ходить в тот храм, куда ходила я.

 

***

 

Батюшка даже знал мысли, с которыми едет к нему человек. Когда я первый раз в 1992 году собиралась на остров к Батюшке, долго думала, что обуть, и решила надеть скромные черные туфли. При встрече Батюшка сказал: «А туфли-то какие хорошие».

Другой раз, когда я также собиралась на остров и решила надеть кожаную куртку из-за того, что она не промокает. При встрече Батюшка сказал: «Хорошие стали делать куртки, не мокнут под дождем».

Моя сестра сказала, что Батюшка видит, с каким сердцем человек привозит ему подарки, приношения и если человек другого духа, бывают случаи, когда он не берет, выбрасывает или отдает другим. Когда я Батюшке везла в подарок арбуз, в дороге думала и переживала о том, что Батюшка мой арбуз не возьмет, я грешная и совсем ничего в вере не понимаю. Во дворе Батюшка принимал людей на пороге своего дома. Когда я отдала Батюшке арбуз, он взял его и, улыбаясь, сказал: «Вот сейчас его брошу, разобью». Потом посмотрел на меня с улыбкой и повернувшись понес его себе в домик.

Так меня Батюшка утешил.

 

***

 

Когда я другой раз приехала к Батюшке на остров, вместе со мной подошла одна приезжая женщина и спросила у Батюшки: «Что делать? У меня серьезное заболевание». – Батюшка настойчиво ответил: «Нужно делать операцию». – Женщина очень расстроилась. Пока Батюшка за калиткой разговаривал с пришедшими людьми, эта женщина плакала и смотрела умоляюще на Батюшку. Поговорив с людьми, Батюшка пошел по направлению своей калиточки. Женщина плача последовала за ним. Батюшка неожиданно обернулся и сказал ей: «Ну ладно, обойдешься без операции».

 

***

 

Вначале, когда только начала приезжать к Батюшке, считала себя грешной и действительно ничего не знающей. Я сказала Батюшке: «Я такая недалекая, ничего не понимаю». – Батюшка ответил: «Близкая». – Потом, когда я возгордилась, поступив в монастырь, и стала приезжать к Батюшке уже чаще, превозносилась и в мыслях осуждала тех, кто приезжал к Батюшке в модных, не скромных одеждах. И когда с такими мыслями подошла к Батюшке, он как будто меня не видел, отворачивался от меня. А тем, которых я осудила, говорил с любовью: «Мои драгоценные…».

Так любит Господь всех приходящих к нему со смиренным сердцем и отвращается от гордых.

 

***

 

Когда я была с сестрами своего монастыря зимой у Батюшки в келье, он говорил, что очень недомогает, а сам, превозмогая боль, брал веник и у нас подметал под ногами снег. Я много лет езжу к Батюшке, и знаю, что у Батюшки каждое движение и фраза имеет глубокий духовный смысл. А все мы тогда, сидящие в келье, были в гордыне и в тяжелейшем духовном состоянии. И своим поведением Батюшка показывал, как Господь болеет, когда монахи живут по плоти, а не по-монашески. Обличал с любовью, что у нас, иноков, нет настоящего монашеского делания, что очищает нашу духовную грязь, которую мы принесли ему в образе мокрого снега.

 

Вспоминает р.Б. Александра

 

Один раз, когда я жила на острове еже несколько дней, дожидаясь Батюшкиной Всенощной и Литургии, пошла к домику, где уже собралось несколько человек паломников. Вышел Батюшка, всех помазал, ответив на их вопросы. Я пристроилась в конце и передо мною уже оставалась одна пара, которая брала благословение на венчание, как вдруг Батюшка, обращаясь ко мне, сказал:

– Проводи куда им надо, покажи дорогу.

Внутренне я пороптала и не поняла – «куда надо, какая дорога», ведь и так все ясно: прямо до храма и направо до пристани. Но, когда за послушание пошла их провожать, женщина приблизилась к самому моему уху и смущенно спросила: «Вы не подскажете, где здесь туалет?»

Вот куда им было надо! Батюшка знал и переживал даже о такой нужде.

 

***

 

То, что Батюшка знал мысли каждого – с этим я сталкивалась много раз. За них он и обличал, и вознаграждал.

Перед всенощной пришлось немного задержаться дома, т.к. приехали знакомые, и нужно было их накормить с дороги, да к тому же, кто хотел причаститься у Батюшки по его правилам, после службы вечером кушать было уже нельзя, с дороги можно было попить только чаю. Поэтому я спешила накормить друзей, но при этом очень переживала, что опоздаю к Батюшке на службу. Ругала себя мысленно, что ничем не могу пожертвовать, ведь и сама после всех перекусила, а Батюшка, не то, что я, раньше всех приходит в храм священнодействовать. С такими мыслям, сгорая за себя от стыда, не шла, а бежала в храм. Рывком, отворяя двери, буквально ввалилась и замерла на пороге, растерянно перекрестилась, т.к. по моим подсчетам служба должна уже начаться, но хор молчал, и народ еще переходил по храму от иконы к иконе, покупая и ставя свечи. Но самое удивительное было то, что в храме стояла абсолютная тишина, а Батюшка стоял у алтаря, ласково смотрел на мои торопливые движения и сказал:

– Сашенька, иди я тебя благословлю. – Меня пронзила Батюшкина любовь, я, конечно, не подошла, а подбежала. Батюшка благословил, повернулся и через минуту послышался его возглас начала службы.

 

***

 

Справедливости ради, надо заметить, что Батюшка относился так только к тем, кто казнил, укорял себя и ничего о себе не мнил. Но как только внутри появлялась отрава гордой мысли, Батюшка переходил на «вы» и мог по 5-10 раз переспрашивать имя, показывая, что Господь гордых не знает.

 

***

 

Всегда было необыкновенно интересно, когда Батюшка в конце литургии говорил проповедь. Вернее, он никогда не говорил, не ораторствовал, а незаметно, для одного Господа юродствуя, всегда будто бы читал по книжечке, хотя часто оказывалось, что книжечку эту он держит «вверх ногами». Многие понимали, что Батюшка говорит сам, духом, тем более, когда прочитывал ключевые слова-обращения:

«И вот, именно, мои дорогие, Господь заповедал ту Истину, которая необходима нам в дороге. Мы ведь здесь все временно, а потом пойдем домой – а там – вечность-бесконечность… И вот, именно, мои дорогие…»

Помню, как Батюшка с амвона, опять же будто по книжке, рассказывал о том, как Господь проповедовал, и его стремились слушать и в пустыне, и на озере. Батюшка всегда простыми словами доносил богословские глубины. И тогда он сказал, что хоть многие стремились и стремятся слушать Господа, но этого мало. Недостаточно даже и внимательно слушать Слово Божие, надо его исполнять.

 

***

 

Однажды, когда вместо батюшки, уже служил другой священник, Батюшка с утра бегал по острову и говорил: «Мне еще надо обойти мой остров». Когда началась всенощная Преображения, Батюшка пришел в храм и стал недалеко у дверей, стоял просто и вместе с тем величественно, как само смирение. Утром на Преображение Батюшка пел литургию на клиросе, а когда перед чашей выстроилась очередь причастников, он сошел с клироса, скрестил руки и тихо пошел ко Причастию в общей очереди.

Нам казалось, что от белой Батюшкиной головы излучается свет. Когда литургия закончилась и все пошли ко Кресту, вместе со всеми и Батюшка. Он сначала поцеловал крест, потом руку священника.

 

Вспоминает р.Б. Людмила

 

Впервые я услышала о Батюшке от сотрудницы, которая с другими паломниками ездила на остров Залит к о. Николаю Гурьянову и столько чудес рассказывала и с такой любовью говорила, и мне советовала съездить, зная, что у меня много неразрешимых жизненных вопросов.

Батюшка представлялся мне таким маленьким, худеньким, стареньким, в маленьком домике, почти сказочным персонажем.

И я говорила – зачем я поеду к Батюшке? Но когда я приехала к Батюшке, он встретил меня моими словами:

– Зачем ты приехала?

А Батюшка предстал таким величественным и добрым, в черном облачении на фоне белой двери, и мне показалось, что это (святой) необыкновенная живая икона.

В конце первой встречи Батюшка сказал:

– Еще увидимся.

Я с недоверием отнеслась к этим словам, т.к. такого труда стоило приехать, но как и все, сказанное Батюшкой – сбывалось, и я, действительно, в течение многих лет и не один раз в год приезжала на остров к Батюшке.

 

***

 

В один из первых приездов нам с дочкой посчастливилось быть даже на службе, и Батюшка нас причащал Святых Христовых Тайн. В этот же день нам надо было ехать до Москвы, а билетов у нас не было, и я вышла к поезду в надежде, что договорюсь с проводником, т.к. летом очень трудно с билетами. Вдруг слышу, моя дочка бежит по перрону с вещами и зовет меня: «Мама, мама, нам тетенька билеты принесла» – это была дежурная по вокзалу, которая и помогла дочке нести вещи. Так за минуту до отхода поезда мы чудным образом сели в вагон. Конечно, это было чудо по молитвам Батюшки.

 

***

Однажды весной мы с приятельницей поехали к Батюшке по последнему льду, а болото уже почти все растаяло. Но Батюшка встретил нас с такой любовью и благословил, чтоб на обратную дорожку через озеро нас подвезли. Вот идем мы по болоту и думаем, что хорошо бы к автобусу успеть, но никак не получится, надо, чтоб в запасе часа полтора-два было. И вот выходим к деревне, смотрим на часы и обе удивились, что как бы время остановилось, и на автобус мы успели. Вот уж поистине «… и возвратилось солнце на десять ступеней по ступеням, по которым оно сходило».

 

***

 

На работе нам выдали карточки пропуска со штрих-кодом, я сразу к Батюшке – не печать ли это антихриста? Не успела достать карточку и показать Батюшке, как он ответил: «Не печать, не печать. И, Слава Богу, что дали, благодарите Господа».

 

***

 

Мне очень нравилось ездить по заграницам, возить туристические группы и неоднократно возникала мысль – может мне создать свою турфирму, уйти с работы, но решиться сама на это без благословения Батюшки не могла. И вот в очередной приезд задала этот вопрос Батюшке. Он ответил:

«Работай, где работаешь».

Но уж очень мне хотелось эти делом заниматься, и я хитро так спрашиваю у Батюшки:

«Батюшка, а можно мне помогать другим турфирмам?»

Батюшка:

«Так ты и так им помогаешь».

А я действительно привозила для других фирм договора, другие важные документы. Так и доработала я до пенсии на своем предприятии, где благословил меня Батюшка. А сотни туристических фирм уже распались.

 

***

 

У моего брата были большие проблемы, связанные с его коммерческой деятельностью, так что была угроза его жизни или, по меньшей мере, тюрьма. А брат был не крещеный, Батюшка благословил его покреститься. И вот, по молитвам Батюшки он покрестился и, Слава Богу, все обошлось. Но потом брат заболел, Батюшка опять сказал:

«Пантелеимон-исцелитель исцелит его».

И опять, по молитвам Батюшки, Господь помог моему брату. Мы с мамой сильно переживали, что брат живет в не венчанном браке, но как мы не уговаривали – он то отшучивался, то раздражался, то говорил, что жена не соглашается, так что мы уже всю надежду потеряли. И вот, в очередной приезд, я сказала Батюшке об этой печали. Он сказал:

«Обвенчается» и помолился за него.

И вскоре звоним брату, узнать как у него дела, а он говорит: «Можете нас поздравить, мы повенчались».

Вот так, своей любовью, Батюшка помогал моему брату, хотя он ни разу так и не побывал на острове.

Часто Батюшка говорил:

«Только водку не пейте и табак не курите. И без креста – ни шагу».

Однажды во дворе Батюшка пел:

«Мира Заступница, Матерь Всепетая!

Я пред Тобою с мольбой:

Бедного грешника, мраком одетого,

Ты благодатью покрой!

Если постигнут меня испытания –

Скорби, утраты, враги –

В трудный час жизни, в минуту страдания

Ты мне, молю помоги!

Радость духовную, жажду спасения

В сердце мое положи;

В Царство Небесное, в мир утешения

Путь мне прямой укажи.

 

Вспоминает р.Б. Инна

 

В 1993 году, за месяц до ухода на пенсию, я, будучи в командировке в Москве, в сложной ситуации сказала: «Господи, если ты есть, помоги мне, потому что люди отказали мне и некого просить». Он немедленно мне помог, хотя не было никакой надежды, и я стала понемногу приходить к Вере. Мне рассказали о Старце на о. Залит и я поехала к нему за советом, как жить.

Села в поезд на Псков и сразу же заболело горло, чувствую жар. Все думаю – ангина. Долгое ожидание парома в Толбе, дождь, ветер, глотать не могу, разболелась. Наконец погрузка закончилась, и мы едем к Батюшке. Мы постучали в маленький скромный домик, который нам указали. Открывают не сразу, хотя кто-то за дверью подкашливает. Моя попутчица не выдержала, стучит еще раз. Наконец нам открывают. Батюшка спрашивает:

«Что, утонуть захотели?»

Я набралась смелости и говорю: «Да, Батюшка, дорога к вам трудная, волны сильные на озере».

Уж потом я узнала, что истинный смысл батюшкиных слов, что в грехах мы тонули. Нас всех помазывает масличком и просит помолиться о нем, потом ласково спрашивает:

«С чем приехали, что хотите?»

И сразу говорит:

«Слово – серебро, а молчание – золото».

Я-то и этих слов не поняла, болтливая и, наверно, много говорила о своих близких, и что неладно в нашей жизни. Батюшка и спрашивает:

«Дети-то крещеные? А брак-то венчанный?»

Я говорю: «Нет, Батюшка и муж-то даже не крещеный».

«Жить без венца – это перед Господом беззаконие».

Я говорю: «Мы зарегистрированы».

«Так надо венчаться и детей, как же ты мать не крестила?»

Мне стало стыдно, говорю, что я ведь и неверующая всю жизнь прожила.

«Дети от не венчанных родителей рождены в блуде, что же ты хочешь? Надо все исправлять».

Так, с любовью, Батюшка обличил и наставил меня, что надо жить по-другому.

Потом я еще раз подошла к Батюшке и говорю: «Чтобы собрать деньги на дорогу, я продавала луковицы тюльпанов, я люблю цветы, и вам привезла луковицы для посадки.

«Ты любишь природу? Я тоже сам вырастил все эти деревья из зерен и черенков и посадил много деревьев на острове», стал рассказывать, откуда какое дерево.

Потом Батюшка спрашивает:

«А где луковицы?»

Я ему подаю. Он взял и делает жест, что дает мне за них деньги, говоря:

«Вот тебе на несколько поездок хватит».

Я спрашиваю, можно ли мне эти тюльпаны посадить здесь, во дворе.

«Так ведь негде здесь».

Потом Батюшка долго разговаривал с моими спутниками, а я, пока шел разговор, искала глазами, где посадить цветы. Когда Батюшка со всеми поговорил, то ушел в домик и вышел с совочком. Говорит:

«Пойдем садить Тюльпаны, покажешь как».

Я, счастливая, говорю, если здесь негде, так может на кладбище? И мы все пошли сажать тюльпаны на могилку Батюшкиной мамочки. Я посадила один тюльпан, а остальное Батюшка сказал, сделает сам.

«Ты ведь мне показала как».

Батюшка благословляет нас в дорогу, и мы бежим на пристань, а в сердце радость необыкновенная. Опять сильный дождь и ветер. Мы едем на пароме, потом на открытой машине. У моей куртки полные карманы воды. Тут я вспомнила о своей ангине, а ее уже нет, ничего не болит. Мы успели купить билеты за несколько минут до отправления поезда. Все последующие разы, как только я сажусь в поезд, отправляюсь к Батюшке, сразу начинается ангина, а на обратном пути все проходит.

Вот такое мое первое путешествие к Батюшке, который открыл мне, что я должна жить по-другому, исцелил от болезни, благословил заниматься тюльпанами и приехать к нему еще.

По молитвам Батюшки и духовных сестер на следующий год окрестился мой муж, который за неделю до крещения сказал, что он лучше повесится, но не пойдет не предаст веру предков-лютеран. Потом мы, с Божией помощью, два пожилых человека обвенчались, крестили взрослых детей, венчались и они. По грехам нашим все это было трудно, но первые шаги к Вере мы сделали с Батюшкиной помощью, его молитвами очень изменилась наша жизнь.

 

***

 

Мужу сделали сложную операцию. Через несколько дней поднялась температура 39 градусов и три дня держалась, несмотря на регулярные уколы. Ситуация была критическая. Мои близкие люди советовали мне позвонить Батюшке на остров, но я стеснялась его беспокоить. И только когда температура стала 40, я моментально дозвонилась до знакомой женщины на острове. Она сходила к Батюшке, попросила молиться за болящего и температура сразу снизилась до нормы и больше не было высокой до выздоровления.

 

***

 

Мне нравилось чтение Псалтири и очень хотелось научиться читать по-старославянски. Я пробовала учить азбуку, но мне это не давалось. И я попросила у Батюшки благословения читать на старославянском. Он благословил меня и сказал:

«А когда люди попросят тебя так и читай».

И с тех пор я стала читать.

 

***

 

Ездила к Батюшке, как к родному человеку, который все понимает, знает и поможет, и не было для него маловажных вопросов.

Отца я не помню. Он с финской ушел на германскую и в начале войны пропал без вести. Мама была неверующей. Я даже не знала крещеные ли они. К кому пойти с такими вопросами: как поминать мою маму, если ее звали Полина, можно ли отпеть отца. На все вопросы Батюшка знал ответ. Он сказал, что маму поминать Пелагея, а отец мой погиб и я выполнила наказ Батюшки отпеть отца, а земельку посыпать на могилку мамы.

 

***

 

Однажды, получив благословение в дорогу, я отошла почти к калиточке и одевала рюкзак. Вдруг слышу люди, говорят, что меня Батюшка зовет, они расступились и дали мне подойти. Батюшка говорит:

«Иди, я тебя благословлю, не потеряй сумку. Дома-то без сумки не нужна будешь».

Он перекрестил меня и рюкзак. Когда мы в Пскове зашли отдохнуть в Снятогорский монастырь, я, помня наказ Батюшки беречь сумку, не поставила у порога, а пронесла в келию подальше. Когда мы собирались домой, оказалось у моей спутницы пропали сапоги, так что до дома она добиралась, в чем Бог послал. Смысл Батюшкиного наказа я поняла потом – это обличение моим близким, которым нужна не я, а то, что в сумке, т.е. материальное.

 

***

 

Мне очень хотелось взять несколько каштанов с Батюшкиного дворика, но я не смела просить. И вот Батюшка говорит мне:

«Подыми каштаны вот тут и тут» и показывает где.

Я очень обрадовалась и собрала. Один из них был раздавленный, но и его я взяла, как он сказал. Так Батюшка проверял мое послушание и, зная мои мысли, сделал мне подарок на память.

 

***

 

Один раз, когда я приехала к Батюшке и подала ему батон, он сначала не взял, говорит:

«Самой в дороге пригодится».

Уже зная, что Батюшка не берет ничего от людей, находящихся в гордыне, мнящих себя праведниками, я мысленно обвинила себя за состояние своей души. Видя мое огорчение, Батюшка сказал:

«Тебе же тяжело, давай батон, полегче будет».

 

***

 

Когда я в очередной раз собиралась на остров, наши верующие думали, что Батюшке передать в подарок. Многие предлагали что-нибудь вычурное, типа кожаной куртки. А одна раба Божия сказала, что Батюшка любит что-нибудь попроще. Вспомнили, что у Батюшки фуфаечка старая, а он ее очень любит. Муж у меня рабочий и меня спросили, нет ли у него новой черной фуфаечки. Такая нашлась и я с радостью повезла ее на остров.

Батюшка к нам вышел совсем раздетый, в одном подряснике, а было очень холодно. И хотя он часто от меня ничего не брал, а тут за послушание доброму совету человека, который знает Батюшкины вкусы, с радостью принял этот подарок. Он покорно подставил руки, и мы помогли ему одеться. А потом он сказал весело:

«Смотрите, какой я куркуль. Спасибо мужу передай».

 

Вспоминает р.Б. Ангелина

 

Давняя знакомая, знавшая Батюшку с моих слов, никогда не была на острове Залита. Человек еще мало воцерковленный, делающий первые робкие шаги к Богу, она очень близко к сердцу восприняла известие о смерти Батюшки в августе 2002 года и мой рассказ о поездке на похороны Старца. На следующий день ей дома среди бела дня было яркое видение. Она увидела могилу Батюшки, покрытую очень красивыми сиреневыми цветами и огромный Батюшкин портрет, с которого он смотрел на нее с любовью и по-доброму улыбался. Ее поразили его глаза, излучающие такую великую любовь, доброту и свет, что душа ее и сердце сильно возликовали, и долго сохранялось хорошее настроение. Видение продолжалось десять минут, и она потом в точности описала вход на кладбище, саму могилу и на ней расположение креста.

Дивны дела, Твои, Господи!

 

***

 

Свидетельствует о силе Батюшкиной молитвы человек очень мало верующий и почти не посещающий Церковь. Однажды ей в руки попалась газета, где подробно говорилось о Батюшкиной смерти, о пытках и издевательствах сатанистов над ним. Она внимательно прочитала и ужаснулась, что неужели еще такое может быть в наше время и в нашей стране. Содрогнулась от боли и страха за Батюшку. Очень сильно взволновала ее гибель необыкновенного православного Старца, о котором женщина прежде никогда не слышала, т.к. была неверующей. Весь вечер она переживала и скорбела за Батюшку, как за близкого ей человека. Узнав, что люди продолжают обращаться к нему за молитвой со своими бедами и после смерти, робко помолилась и она, быть может, даже впервые в своей жизни. Помолилась о проблемах на работе, и на следующий день, два трудных дела, которые предстояло расследовать, непонятным ей образом, как-то благополучно разрешились и отпали.

Батюшка всем помогает и с Небес видит и слышит каждого, кто к нему обращается за помощью.

 

***

 

В каждой поездке к Батюшке всегда обнажались слабые стороны своей души и открывались новые страшные язвы ее, когда случались разные искушения. Всякий раз, только познавая свою немощь и гниль души. На пути к Батюшке на остров Залита какие только сети не раскидывал враг рода человеческого, чтобы уловить неопытных паломников, желающих спасения, нанести им вред и ущерб, учинить какие-нибудь препятствия, чтобы помешать человеку приехать к Богу, подсовывает не тех людей в дороге, а в искушениях похищает всю благодать, полученную у Батюшки.

А мне однажды и на обратном пути довелось в яркий солнечный день испытать стрельбу невидимого врага увесистыми снежками с неба. Но по молитве Батюшки ни один из них не попал в меня, а только падали мимо, расплющиваясь о лед.

В этих поездках нелегко постигалась духовная наука. И Батюшка, говоря много на немецком и эстонском языках, а, иногда произнося разные химические формулы, вспоминая законы физики и математики, показывая тем самым мне, что законов духовных я вообще не знаю.

Да, очень уж непростая эта наука духовной жизни, самая сложная наука для нас из всех, которые есть на Земле.

 

Вспоминает р.Б. Маргарита

 

У моей сестры сын женился 10 лет назад. Детей у них не было. Лечились оба у врачей, обращались к разным светилам, но все напрасно. Врачи ставили диагноз бесплодие.

Я посоветовала сестре поехать к Батюшке и попросить его молитв. Хотя моя сестра не глубоко верующая, послушалась меня, поехала к Батюшке, подала записку и попросила Батюшку помолиться, чтоб Господь дал им ребенка. Батюшка помолился, и в этой семье родилась дочь.

Младший сын моей сестры по молитвам Батюшки поступил в институт, куда деревенскому парню со слабыми знаниями поступить просто невозможно.

 

Вспоминает р.Б. Александр

 

Когда я первый раз приехал на остров с мамой и сестрой, мы подошли к сторожке возле храма и постучали – оттуда вышел Батюшка. Мама спросила:

«Батюшка, можно с вами поговорить?»

Батюшка ответил:

«Нет, нельзя, я глухой».

Мы засмеялись и переглянулись, тогда Батюшка сказал:

«Что вы хотели?» и повел нас в храм.

 

***

 

Однажды летом, когда я еще был маленьким, мы продолжительное время жили на острове. Сразу после приезда мы видели Батюшку, но потом целых три дня келейница не пускала к Батюшке даже на благословение. Поэтому было очень тяжело и грустно на душе, но по молитвам Батюшки Господь даровал силу терпения. Когда же удалось подойти к Батюшке, то он улыбнулся, приободрил и сказал:

«Иди, иди, сынок, я тебя за все три дня благословлю».

 

***

 

Около восьми лет назад, Когда Батюшка еще свободно ходил по острову, он пришел в домик, где мы остановились. Мы с другом сидели в это время в комнате, и когда Батюшка вошел, все предложили ему сесть. Батюшка в ответ улыбнулся и посмотрел на нас:

«Я молодой, это они-то старенькие, мне-то всего 85 лет».

После этого Батюшка пел с нами духовные песни, рассказывал стихи. Потом мы поняли Батюшкино обличение, что духовно мы уже старые, у Батюшки же «плоть немощна, дух же бодр».

 

***

 

Мы стояли у калиточки с народом и ждали Батюшку. А по всему острову летом паслись несколько лошадок, которые подходили к паломникам, прося хлебушка или другого угощения, правда, иногда слишком настырно: тормошили пакеты, сумки, пугали людей. Их можно было достаточно легко отогнать прутиками, но одна женщина, когда конь подошел близко к калитке, подняла полено и ударила им коня по морде. Через некоторое время вышел Батюшка с помазанием и сказал:

«Животных-то обижать не надо. Все живое ведь создание Божие».

 

***

 

Помнится, в шесть лет я сидел вечером дома и рисовал церковь. Мама отдыхала тут же на диване. Нарисовав колокольню, я изобразил отходящие от нее волны звука. Тут же мы с мамой услышали удивительный по своей мелодичности колокольный звон, хотя уже был двенадцатый час ночи, да и раньше такого звона никогда не слышали. Мы с мамой изумленно переглянулись, выключили свет и легли с молитвой спать, потому что сошла такая благодать, что ничего не хотелось делать.

Когда же мы в следующий раз приехали на остров, то услышали звон, призывающий к службе, и поняли – это та самая мелодия, слышанная нами в квартире, которой Батюшка чудным образом звал нас к себе.

 

***

 

В детстве я очень хотел узнать, как выглядит ангел-хранитель, и передал это вопрос Батюшке с нашими паломниками.

Батюшка ответил:

«Ангелы – они в белых одеждах с крыльями, они такие: в армию пойдет – пули будут свистеть, а его ничто не коснется. Вот такой Ангел-Хранитель».

 

Вспоминает р.Б. Нина

 

Впервые приехала к Батюшке на остров в 1999 году. Меня волновал вопрос: есть ли воля Божия принять монашество? И когда я об этом спросила Батюшку, он сказал: «С этим надо поторопиться, уж и волосы седые». И много раз слышала, как Батюшка говорил примерно также – «старая» или «седая». Потом я узнала, что это означает непослушная и мало исправимая, т.е. если я не потороплюсь с монашеством, то уже не могу исправиться.

 

***

 

Когда приехала к Батюшке в другой раз, Батюшка благословил меня в монастырь иконой Божией Матери и сказал: «Только эту икону никому не отдавай».

Вскоре вышла келейница Батюшкина, Валентина Васильевна, и стала просить у меня эту икону. И тут же ее отдала ей. Батюшка знал и обличил меня, какая непослушная.

 

***

 

В следующий приезд решила остаться пожить на острове, хотя даны мне были деньги на обратную дорогу, решила, на всякий случай, спросить Батюшку, можно ли мне отправить деньги.

«Поспешишь – людей насмешишь» – ответил Батюшка.

Буквально через час приехала знакомая и передала, что мне надо ехать срочно домой. А Батюшка знал это раньше меня.

 

***

 

Батюшка всех помазывал маслицем, помазал и меня и пошел к домику своему. Я же мысленно обратилась к нему: «Батюшка, как мне спастись?». Батюшка резко повернулся и сказал: «Стопы мои направи по словеси Твоему, и да не обладает мною всякое беззаконие». Батюшка знал, что я в то время жила как раз беззаконно.

 

***

 

Батюшка помазывал маслицем. Вдруг услышала, что Батюшка читает свои стихи:

«К Тебе, о Мать Святая,

Я, бедный раб грехов,

Со скорбью и слезами

Пришел под Твой покров».

Мне стало понятно, что стихами с любовью обличает меня Батюшка, показал, что мне грустить!? Пришла в монастырь Божией Матери и нахожусь под ее покровом.

 

***

 

Однажды, вместе с группой паломников, стояла возле калитки Батюшки. Все ждали, когда из своего домика выйдет Батюшка. Вдруг подошла ко мне лошадь и начала трепать меня за плечо. Я испугалась и ударила ее, чтобы она ко мне не приставала. После этого вышел Батюшка, который этого ничего не видел и сказал: «Нельзя обижать животных, даже мышку. Поймает кошка и Слава Богу, а обижать не надо».

 

***

 

Уезжая домой, обратилась к Батюшке: «Батюшка, благословите меня на дорогу». – Он ответил: «Не благословляю, а благословляю на кладбище со мной рядком». – Я испугалась, а, оказывается, Батюшка не благословляет уезжать от него духом.

 

***

 

Одна женщина обратилась к Батюшке: «Батюшка, я очень болею по женским делам. Помолитесь за меня». – Батюшка ответил: «Терпи и благодари Господа, что Он по своей милости дал тебе болезнь, а то была бы большая, большая беда».

 

***

 

Москвичка обратилась к Батюшке за советом: «Батюшка, мы приезжали с сыном, он сильно пил. Сейчас не пьет, женился. Просит взять ссуду (заложить квартиру), чтоб завести свое дело. Я боюсь, запьет сын и ссуду погасить не сможет и останется без квартиры».

Батюшка ответил: «Можно дать ему деньги, пить не будет, деньги вернет в срок».

 

Вспоминает р.Б. Алексей

 

После школы, в период ужасного духовного неустройства (увлекался восточной философией), крестная с сыном предложили съездить на остров к Батюшке. Чудом, по молитвам Батюшки, мы попали на остров, т.к. весной, из-за льдов катера еще не ходили, а когда оказались на острове, то льды на озере сомкнулись и мы несколько дней прожили на острове. В это время задумывался, что скоро предстоит армия и что нужно заниматься спортом, чтобы быть готовым к службе. Тетя посоветовала попросить благословения у Батюшки. Подойдя к домику, на крылечке стоял Батюшка, я попросил благословения идти служить в армию. Батюшка благословил и ответил: «Армия-то не портит». А затем спросил у Батюшки, заниматься ли спортом? А Батюшка ответил: «Ну, в армии винтовкой–то еще намашешся». И получилось так, что по молитвам Батюшки и служил в сорока километрах от дома, и в увольнения ходил почти каждые выходные, и в отпуск сходил на 35 суток, и автомат всегда был на плече. В семье у нас: дед, отец, зять в армии служили связистами и мне тоже очень хотелось быть связистом. И надо же, Батюшка так все «устроил», что под конец службы командир назначил быть связистом, а остаток службы прошел как по-маслу.

 

***

 

Когда мы с крестной и ее сыном приехали к Батюшке на остров, мы долго перед этим были в дороге и живя на острове все думал, где бы помыться. Вскоре, паломник, с которым мы остановились неподалеку на ночлег, подошел и спросил, не пойду ли мыться в баню? Я очень удивился и согласился. Батюшка думал, переживал, молился за всех, кто приезжал к нему. «Отмыл» Батюшка по своей любви от «восточной грязи».

 

***

 

Когда мы подошли к Батюшке, все хотелось спросить, чем в дальнейшем заниматься, и когда спросил, то Батюшка благословил поступить в медицинский институт. А конкурс при поступлении очень большой и поступить трудно. Но по благословению Батюшки поступил, учеба шла хорошо, на экзаменах всегда хорошие билеты попадались. Во время учебы в медакадемии все чаще задумывался, какую профессию в дальнейшем выбрать. Как и все парни хотел быть хирургом, а родственники говорили, что по моей медлительности, рассеянности все больные будут «оставаться на столе», и посоветовали спросить у Батюшки. Когда в очередной приезд спросил у Батюшки, каким врачом быть в дальнейшем, то Батюшка ответил: «Положись на Волю Божию, врачом будешь, не оператором».

С того момента, хотя все хирургические мечты рухнули, но среди терапевтических специальностей ничто на сердце не ложилось. При усилии родственников, наконец, выбрали две: окулист и аллерголог. Когда поехали к Батюшке и, подойдя, спросил, можно ли быть окулистом или аллергологом, то Батюшка не благословил и сказал: «Чтобы совсем голову потерять».

И только гораздо позже, слушая интервью ифекционистов во время эпидемической вспышки в Облиевской, из последних сил подумал: «Если терапевтом, так хоть может инфекционистом». А летом, в очередной приезд, (Батюшка уже последнее лето выходил к людям), после помазания, спросил у Батюшки: «Можно ли быть инфекционистом?»

А Батюшка уже уходил, а затем повернулся и так ласково сказал: «Можно, можно…».

Какова была радость на душе. Вот такой наш Батюшка.

 

***

 

Однажды, когда мы стояли у Батюшкиного домика, Батюшка вышел и сказал: «Нельзя обижать животных, даже мышку. Поймает кошка и, Слава Богу, а обижать не надо». И тут я вспомнил, что летом, в деревне, специально поймал мышонка и отдал его кошке. Батюшка с большой любовью относился ко всему живому, и всех людей этому учил.

 

***

 

Сильно мучило пристрастие к спиртному и курению, и никак не мог бросить. Когда стояли у крылечка и разговаривали с Батюшкой, крестная пожаловалась, что курю, а Батюшка взял за волосы, подергал и сказал: «Водку не пей, табак не кури». И только Батюшка, помолившись, избавил от этих вредных привычек.

* Журнал "Новая книга России", №5-7/2003 г.

Редакция журнала «Новая книга России»


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"