На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

«Нет выше духовной жертвы перед Богом, как любовь...»

Памяти Высокопреосвященного Никона (Софийского)

Высокопреосвященный Никон, в миру Николай Андреевич Софийский, вышел из семьи священника, родился в селе Озарниково Чухломского уезда Костромской области. Село это, по объяснению местных жителей, получило свое название от явления иконы Казанской Божией Матери, близ села на берегу безымянного ручья, и это озарение милостию Царицы Небесной послужило наименованию местности. Николаю было всего 3 года от роду, когда умер отец и на руках матери, Марии Онисимовны, осталось семь детей. Мать мужественно сносила недолю и все силы отдала на то, чтобы дать детям надлежащее воспитание, образование, поднять их и спасти от нищеты Николай Андреевич учился сначала в Солигаличском духовном училище, затем в Костромской семинарии, а в 1884 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. С момента окончания академии начинается для Николая Андреевича долгий путь служения духовного.

Будучи ректором Владимирской духовной семинарии, высокопреосвященный Никон много сделал для просвещения своих воспитанников. Владыка убеждал их памятовать, что грех не развивать, а зарывать леностию таланты, что ничто доброе без труда не приобретается. Преосвященный Никон настаивал, чтобы преподаватели и воспитатели в отношении к детям сухую правду растворяли милостию и любовью, без которых дети при слабости и нежности своей не могут жить и развиваться. Вообще, собрание речей Никона свидетельствует о том, что с особым вниманием в своем служении он относился именно к детям, к теме воспитания и просвещения, ибо был священником нового времени, заботящимся о будущем своей паствы. Один из его учеников вспоминал, что о. Никон был знатоком своего предмета и просто и дельно преподавал' «Его речь не отличалась внешним блеском; она была отрывиста, вдумчива, проста и местами даже смела и рискованна. Это не было робкое повторение учебников и чужих мыслей, а было собственное, выношенное, оригинальное... Цель своего служения юношеству иеромонах Никон полагал не в удовлетворении всякого желания учащихся, но в том, чтобы содействовать развитию в них доброго и искоренять все дурное».

Покидая Владимирскую семинарию, в своей прощальной речи о. Никон обращался к воспитанникам: «Строжил я для вразумления и исправления. Но все строгие взыскания, предписываемые законом и совестью, я всегда растворял милостью; лишь не посвященным в дело они казались сухою правдою. Теперь без вреда для вас могу сказать, что иногда и совершенно прощал даже крупные проступки, когда они не были разглашены, когда не соблазняли и когда помилование, как тайное, не могло подать повода считать проступки дозволенными и, таким образом, служит поводом к распущенности заведения. Теперь без вреда для вас могу сказать и то, что детских шалостей ваших часто, видя, не видел и, слыша, не слышал, когда они не свидетельствовали о нравственной испорченности».

В следующей должности, служа в Таврической епархии, ему довелось встречать несколько раз Государя Императора Николая Александровича и Императрицу Александру Федоровну. Первый раз при посещении ими в 1898 году Балаклавского монастыря, когда в нем закладывали храм в память чудесного избавления Николая II от грозившей опасности в Японии (в 1891 г.), а второй раз в Севастополе при закладке памятника адмиралу Нахимову. Владыка в дальнейшем в своих проповедях на дни рождения Императорской Семьи нередко обращался к размышлениям о значении монаршего служения в России, глубоко веруя в его государственную моральную очищающую силу. В феврале 1899 года Никон определением Синода назначен епископом Нарвским, третьим викарием Санкт-Петербургской епархии. Здесь продолжаются его труды по делу народного образования. Затем он работает в Костроме, где создает Благотворительное общество, помогающее малолетним сиротам, престарелым, оказывающее поддержку учащимся, поступающим в высшие учебные заведения, открывает воскресные школы для малоимущих. Рассуждая о задачах общества, Владыка говорил: «Открывая Общество, мы исполняем лишь сыновний долг по отношению к своей родине». Будучи епископом Вятским и Слободским, он запомнился всем как пастырь, посещающий все приходы, простой в обращении, доступный для всех, милостивый, он никогда не позволял себе обидеть человека, а внушение провинившемуся делал в отсутствие посторонних лиц, дорожа честью и достоинством каждого. Откликаясь душою на все происходившее в Отечестве, помимо церковной деятельности, Никон активно занимался и гражданскими делами. Во время войны с Японией он не только наставлял воинов в своих проповедях, помогал семьям погибших, но и создал у себя в епархии Общество Красного Креста.

Шестого мая 1906 года он был возведен в сан Архиепископа, а 9 июня получил Высочайший сан о назначении Архиепископом Карталинским и Кахетинским со званием члена Святейшего Синода и Экзарха Грузии. Положение экзархов на Кавказе исстари было из трудных, в период управления двух его предшественников, экзархов Алексея и Николая, политическая борьба в Грузии обострилась именно в вопросах церковных. Борьба за самостоятельность грузинской церкви дошла до крайних пределов, значительная часть грузинского духовенства примкнула к недовольным. Высокопреосвященный Никон ясно понимал грузинские церковные настроения, он живо представлял себе и те испытания, которые придется ему там пережить, тем более что после его назначения и еще до отъезда и он сам, и Синод получали от грузинского духовенства предупреждения, чтобы Экзарх не ездил на Кавказ. Архиепископ Никон и после полученных угроз не смалодушничал, а, покорив себя воле Божией, отправился на Кавказ и бестрепетно служил там, выполняя свой архипастырский долг со смирением, кротостью, но твердо.

Действительно, в тяжелую минуту призывался новый Архипастырь править слово Христовой истины на мятущемся Кавказе, и много трудов, энергии и любви требовалось от кормчего церковного корабля в тогдашнее, лукавое время. По прибытии в Тифлис его отказались встречать грузинские священнослужители, с первого дня объявив ему бойкот, старались игнорировать его и «возбуждать в грузинских газетах против него грузинскую нацию путем сообщения небывалых фактов, дабы расстроить и вывести его из равновесия». Епископ Горийский Петр в своей официальной речи приветствия открыто пригрозил ему, призвав Экзарха жить в «мире» с грузинами, так как «кроме браунингов и кинжалов есть в Тифлисе река Кура, куда бросали даже митрополитов».

Экзарх Никон в своей ответной речи спокойно и веско изложил программу деятельности в Грузии. Он сказал, что автокефалия не есть конечная цель Церкви и окончательное решение принадлежит Собору, но, тем не менее, необходимо всесторонне изучить вопрос, с тем чтобы содействовать его правильному решению. «В деле спасения все состоит в соблюдении заповедей Божиих, а не в церковной независимости того или другого христианского народа.. » С первых же шагов своей деятельности владыка обнаружил замечательный такт и дальновидную мудрость. Не смущаясь демонстративно выраженным ему бойкотом, он повел дело так, как будто не замечал этого. Владыка обнаружил неподдельный интерес к грузинскому народу и грузинской церкви" он выписал из семинарской библиотеки все книги, относившиеся к церковной и гражданской истории Грузии, а также поручил приобрести для него учебники грузинского языка, дабы овладеть им. Взгляд Экзарха на вопрос о грузинской автокефалии вытекает из идеи о существе Церкви: он находит целесообразным русскую и греческую часть населения присоединить к русским епархиям, а грузинской части экзархата предоставить известную долю самостоятельности. Он проводил это решение с осторожностью, ибо считал, что всякое необдуманное разделение в данном случае грозит обратиться в раздирание хитона Христова, что есть великий грех перед Господом. Никон желал, чтобы в нравственном сознании ревнителей самостоятельной Грузии отслоились мирские стремления от жажды религиозной, и вопрос самостоятельности перестал быть орудием политических страстей.

И все это на фоне того, что в Грузии против всего русского кипели ненавистью. По инициативе Никона приступили к ремонту знаменитого памятника грузинской церковной древности – Мцхетского собора, был начат пересмотр и исправление священных и богослужебных книг на грузинском языке, благодаря его усилиям Священный Синод решил ввести преподавание богословских предметов в грузинских духовных училищах на родном языке, он же исхлопотал денег для исправленных изданий на грузинском, а также на осетинском и абхазском языках. Много помогал Владыка и школам — извечная его забота. Помогал он и миссионерскому обществу на Кавказе, приобретая книги для ревнителей православия, участвовал и в создании религиозно-философского общества в Тифлисе, объединившего интеллигенцию с Церковью, науку с богословием.

Чувствуя доброжелательное и мудрое отношение к своим проблемам, грузинское духовенство постановило снять бойкот и, не признавая в нем законного архипастыря Грузии, стало, однако, входить с ним в административно-служебные отношения. Всю тяжесть положения, которую приходилось переживать Экзарху на негостеприимной окраине, он сносил стоически, изредка сообщая в письмах знакомым: «О себе и не знаю, что сказать, живу как жил, работаю как работал. Нет помогающих мне, а все ждут ошибок и промахов. Поэтому всегда в напряженном состоянии духа». По-видимому, сам Владыка ожидал трагического конца от «хищных волков» Кавказа. В последний его приезд в Петербург (1907 г.) в беседе с земляками говорил, что «может статься, что и убьют меня, но смерти я не страшусь. Умирать ведь надо и в тихих епархиях, и в мирное время. Так лучше умереть в борьбе за правое дело, за истину святую, на посту воина среди яростных врагов. Это смерть почетная! А что величественного умереть в келий, защищенной даже и от сквозного ветра. Но за что, однако же, грузинам убивать меня?»

28 мая 1908 года Никон, собираясь к отъезду в Петербург на заседание Святейшего Синода, пришел в синодальную контору. В вестибюле по обыкновению толпились люди. Неожиданно раздались выстрелы, после первого выстрела Экзарх обернулся к палачам, в этот миг пуля сразила его. Неизвестные злоумышленники скрылись... Так трагически закончилась жизнь Преосвященного. Смерть эта всколыхнула волну возмущения по всей России.

Еще во время революции 1905 года владыка Никон составил свое духовное завещание, которое хотелось бы процитировать в наше время – упадка веры и шатания нравов: «...находясь в здравом уме и твердой памяти, делаю сие духовное завещание на случай моей смерти, к которой всегда должно готовиться христианину, чтобы она не застала его врасплох, особенно же в нынешнее, тревожное время, когда жизнь каждого, наипаче высокопоставленного лица, находится в опасности со стороны революционных элементов. Прежде всего, благодарю Бога за Его бесконечную любовь и милосердие к моему именно недостоинству, явленные в рождении меня от служителя алтаря Господня, в воспитании в духовной школе, в поставлении на пастырское служение, в обличении меня монашеством и в возведении в сан Епископский и в быстром движении моем по службе.

Исповедаю, Господи, что я недостоин был высокого сана Епископского и недостойно проходил его; молю милосердие твое простить мне это и пощадить на Страшном суде Твоем и уповаю, что помилуешь меня, кающегося тебе, и утешаюсь, что хотя был плох, но был Твой раб, хотя служил худо, но все же служил и желаю служить Тебе.

Прощаю во всем всех, согрешивших против меня, и разрешаю всех, запрещенных мною в священнослужении, а равно и сам прошу прощения у всех, особенно у тех, кого обидел делом, или словом, или другим каким-либо способом. Прошу у боголюбезной паствы Владимирской молитвы о мне, грешном, да не низведен буду по делам моим на место мучения.

Прошу похоронить меня, как Епархиального Архиерея, в главном древнем Кафедральном соборе, где окажется более удобным и приличным».

Владыку похоронили согласно его завещанию во Владимирском кафедральном соборе.

Владыка Никон был одним из виднейших иерархов русской церкви, не только ученый-богослов, но и «настоящий тип выдающегося практического деятеля», епископ-администратор, распорядитель и устроитель. Этим типом Церковь Христова на протяжении веков строилась в единый порядок, в согласно действующий организм. Современники вспоминали о нем как о человеке «ясных, определенных церковных и политических убеждений, твердого, последовательного и ровного характера», «опытно изведавшего и прекрасно знавшего все изгибы жизни Церкви, духовенства и народа».

Архиепископ Никон обладал особым проповедническим даром. Побуждая священников неукоснительно вещать пастве слово Божие, быть «учительными» и тем исполнять одну из самых важных пастырских обязанностей, Владыка подавал им в этом случае пример сам: при посещении церквей, учебных и богоугодных заведений, мест заключения, по поводу разных событий из жизни государственной и церковной, он первым долгом обращался к слушателям со словом привета, назидания, утешения. Речь его всегда была отмечена духом глубокой веры в Промысел Божий и сердечной любви к ближним.

Темы проповедей архиепископа Никона были весьма разнообразны, в большинстве случаев при выборе их он прежде всего имел в виду миропонимание слушателей, волнующие их в данное время и в данной местности вопрос, событие или случай. Темами его проповедей по преимуществу служили: учение о царстве Божием, о значении для христиан православного храма, о подражании вере и жизни угодников Божиих, о значении времени и т.п. Заботясь о жизни паствы в духе св. Церкви, Владыка, по случаю издания Высочайших манифестов по поводу заключения мира России с Японией и даровании свобод, произносит проповедь о значении мира в общественной и частной жизни и о получении от дарованной свободы для людей пользы только при условии разумного, согласно со словом Божиим, пользования ею; объясняет происхождение царской власти и говорит о значении ее в деле распространения и утверждения христианства; выясняет смысл единоверия, при совершении богослужения у единоверцев. Собрание этих проповедей не потеряло значение и сегодня, тон и манера изложения, речь Владыки и сегодня звучит рассудительно и убеждающе.

Владыка при жизни не желал печатать свои проповеди, хотя многие обращались к нему с этой просьбой, но после смерти мой прадед, племянник архиепископа Никона, Л.И. Софийский бережно собрал его речи, слова и поучения, написал подробное жизнеописание и издал. Книга эта по сей день хранится в нашей семье. К ней мы нередко обращаемся, дабы напитаться духовным словом Владыки Никона.

Мы будем знакомить вас с его проповедями в течение года и надеемся, что вера и любовь, которыми проникнуты они, тронут и ваше сердце.

Даниил Санкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"