На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

"Борьба с собой такая трудная!"

Письма настоятелю тюремного храма

Без даты.

Добрый день, уважаемый отец Феогност!

Обращается к Вам ... Мне двадцать лет. Сейчас я нахожусь в заключении и должен пробыть здесь десять лет, а до этого сидел в загорской тюрьме и видел, сколько добра и веры проявилось там, когда начали приходить к нам, заключенным, священнослужители.

Отец Феогност! У меня огромная просьба к Вам: помогите, по возможности. Есть здесь у меня друг очень верующий, бросил курить, не ругается матом, постится... Он хотел бы свою дальнейшую жизнь посвятить служению Господу, но толком не знает, как и что нужно для этого делать; нет даже календаря, и мы не знаем ни когда праздники, ни когда посты.

Отец Феогност, у Вас, наверное, есть знакомые среди владимирских священнослужителей, может быть, Вы поможете наладить посещение нашего лагеря святыми отцами, поскольку многие нуждаются в этом, да и от администрации мы терпим здесь много произвола и беззакония, и некому за нас заступиться. Я думаю, священники потому сюда и не ходят, что их просто не пускают. Здесь даже и письма не всегда пропускают. Пожалуйста, помогите, отец Феогност, будем Вам очень признательны и благодарны. И, если можете, вышлите, пожалуйста, церковный календарь и литературу. Кстати, книги, которые я привез из Загорска, мы уже все прочли, и читать больше нечего.

На этом разрешите откланяться. Дай Бог Вам всего самого наилучшего.

* * *

2.11.91 г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Получил письма Ваши и очень обрадовался, когда узнал, что скоро приедете сюда. Спасибо огромное, что не забываете меня. Я ведь понимаю, что забот у Вас хватает и без того. Так легко делается на душе, когда получаю Ваши письма, столько в них доброты и сердечности! Стараюсь, но не могу никак бросить курить. Пробовал, трое суток не курил и так плохо себя почувствовал, что опять пришлось начать. Сейчас посты не соблюдаю, и так мало ем, да и, честно говоря, кормят не очень-то хорошо. 21 декабря у меня день рождения, исполнится 21 год, а как подумаю: ради чего жил? Ведь никому ничего хорошего не сделал. Только в тюрьме после встречи с Вами стал понимать, что такое жизнь и как надо ее прожить. Стараюсь сейчас всем делать только добро и поступать по справедливости. Спасибо огромное за все. Теперь с нетерпением буду ожидать Вашего приезда. Привет всем в изоляторе, кто помнит меня. Позвольте пожелать Вам, дорогой отец Трифон, всего самого наилучшего, здоровья и успехов во всех Ваших благодеяниях.

Храни Вас Господь!

* * *

31.01.92г.

День добрый и радостный Вам, уважаемый отец Трифон!

С самыми наилучшими пожеланиями к Вам ... Получил от Вас рождественские поздравления. Благодарю от всей души за заботу и внимание, оказанные мне. Очень радостно на душе, что Вы помните меня. Я уж переживал, потому что долго не было никаких известий от Вас, но теперь успокоился. Извините, пожалуйста, меня, что долго не писал, это не по моей вине. Сейчас нахожусь в ПКТ - помещении камерного типа, а ограничение на переписку отменили недавно. Так все потихонечку, духом стараюсь не падать и не унывать, хотя и не всегда получается. Одни неприятности почему-то в последнее время. Читаю целыми днями и духовную литературу, которую Вы присылаете (большое спасибо!), и просто классиков. А я к Вам с просьбой, уж не обессудьте, пожалуйста. Бандероль мне не положена, а вот заказное письмо до 300 граммов и литературу - можно хоть каждый день. Если есть возможность, то пришлите книги, пожалуйста. Нет ли у Вас фотографии? Пришлите, пожалуйста, с дарственной надписью, буду смотреть и вспоминать.

Да поможет Вам Бог!

* * *

77.03.92г.

День добрый Вам, уважаемый отец Трифон!

Письмо Ваше получил, от души благодарю. Ясно все мне. Постараюсь не сквернословить, а вот курить в камере трудно бросить очень, вот выйду в зону, тогда буду пробовать.

Бабушка просит поблагодарить Вас от души, что проявили заботу и внимание по отношению к ней. Спасибо Вам огромное.

Так у меня все нормально. Работаю потихоньку, читаю и сплю. Вот и все занятия. Может быть, к отцу увезут. Хорошо бы, конечно, вместе намного легче нам будет сидеть. Как у Вас дела обстоят? Как здоровье? Ходите ли в изолятор? Привет от меня всем передавайте и наилучшие пожелания. Сколько же людей благодарны Вам за заботу, за то, что показали им путь истинный, помогли найти себя в этой суетной жизни! Чего еще написать и не знаю. Здесь ведь однообразие постоянное. Дай Господь Вам всего самого лучшего, здоровья!

* * *

21.08.92г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Дела у меня идут потихоньку. Теперь с отцом вместе нам намного легче сидеть. Хотя, конечно, скучно, да и надоела уже эта лагерная жизнь порядочно, но от этого никуда не денешься. Порой хочется поразмыслить, побыть одному, но негде. В этом отношении мне легче было, когда сидел в камере. А в зоне вдумчиво почитать некогда: шум, гам, постоянно отвлекают. Но я стараюсь читать как можно больше литературу, которую Вы присылаете. Отец Трифон, конечно, очень многое недопонимаю. Я верю в душе, знаю, что Господь меня никогда в беде не оставит. Но вера должна быть в делах, а это никак у меня не получается, даже в малом. Вот за это я и переживаю. Порой только читать начну, и мысли всякие, соблазны начинают одолевать. Или бывает, что и не охота, а приходится разговаривать с другими о блудных делах, хотя я и понимаю, что нельзя. Всего на бумаге не напишешь.

Отец Трифон, то, что Вы мне посоветуете делать как мой духовный отец, я обязательно постараюсь выполнить. И потом еще вот что: много злюсь очень и, как это искоренить, не знаю. Разве можно полюбить врагов? Буду теперь ждать Вашего ответа. Хочу попросить у Вас, если есть, житие святого апостола Павла. На этом закопчу. Дай Господь Вам всего лучшего, терпения!

* * *

5.04.94г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Извините, что долго не писал Вам. Тут множество причин: только из изолятора вышел, перед этим ехал этапом... Так что мы с отцом сейчас опять в разлуке. Но самая главная причина, что при обыске отобрали у меня все Ваши письма, иконки и Вашу фотографию. Это такой удар для меня - до сих пор опомниться не могу. А просить еще у Вас неудобно, раз уж имел и не смог сберечь. Хорошо, что литературу успел матери отдать па свидании, теперь она потихоньку дома читает. Все спрашивает меня, как бы к Вам приехать поговорить; она в Мытищах в церковь стесняется идти, да и тем более Вы как родной нашей семье и мне - духовный отец. У Вас нет телефона? Позвонить никак нельзя? Отец Трифон, не пойму, что вокруг делается. Люди совсем другие, и чем дальше, тем хуже. Из-за денег и последний разум, всю последнюю доброту теряют. Я уже стал задумываться, что буду делать на свободе. Ведь профессии нет никакой. А так хочется делать нужное и доброе людям, быть нужным для них. С удовольствием бы занялся психологией, но литературы учебной такой найти не могу, уж и мать просил - тишина. Учиться бы заочно поступил, но не знаю куда, да и знания слабенькие. А так в основном у меня все нормально. Стараюсь бодрей держаться, не грустить.

Отец Трифон, будет время свободное, пишите обязательно. Очень жду писем Ваших, всегда очень радуюсь им!

Всего Вам доброго и светлого, крепкого здоровья желаю! Храпи и помоги Вам Господь!

* * *

16.08.94г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

С огромной радостью получил Ваше письмо, а то я уже и надеяться перестал, думал, может, я недостоин получать от Вас письма или, что еще хуже, что у Вас со здоровьем неважно. Извините, может, я покажусь нескромным, но Вы стали для нас родным и близким человеком. Не знаю, но лично я за всю свою короткую жизнь в первый раз повстречался с таким замечательным, таким добрым, отзывчивым и бескорыстным человеком. Спасибо огромное Вам, отец Трифон. Поверьте, мне так хотелось бы сейчас увидеться с Вами, поговорить, поделиться тем, что накопилось у меня на душе. Ведь Вы мне духовный отец, и мне очень хочется прожить жизнь так, чтоб Вам никогда не было стыдно ни перед людьми, ни перед Богом, что у Вас такой сын.

Отец Трифон, я постоянно вспоминаю, как в тюремном пашем храме я приходил исповедоваться к Вам, как па службе был, ведь как раз был день святого Трифона, помните? В голове столько мусора, только Вы, мне кажется, можете разобраться во всем этом и подсказать, как надо поступать. Меня вот вопрос такой очень волнует: пока есть время до освобождения, я хотел бы получить образование. Вот я и хочу обратиться к Вам с очень необычной просьбой. Нет ли у Вас возможности пристроить меня учиться заочно, а то желание учиться у меня есть, но не знаю, что для этого надо делать. Я просил мать, она высылала мне книги по психологии, но, во-первых, я не знаю, есть ли польза от такого учения, во-вторых, без учителя трудно очень.

Пишите, я понимаю, что Вы очень занятой человек. Но, прошу, не забывайте меня. С глубоким к Вам уважением Ваш духовный сын ...

* * *

5.09.94г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Отправил Вам письмо, по, не дождавшись ответа, решил еще одно черкануть, вдруг то не дойдет. Вы посылку посылали с книгами, ее вернули, к большому моему огорчению. Здесь такая с этим неразбериха и бюрократия! Но сейчас все прояснилось: оказывается, чтобы разрешили получить религиозную литературу, надо подписать заявление у руководства колонии... Сейчас вроде все решилось положительно, нужные бумаги я подписал и теперь опять буду ждать от Вас посылку. Отец Трифон, Вы извините меня, ради Бога, я, наверно, уже порядком Вам надоел со своими письмами и просьбами. Но Вы ведь понимаете, что я здесь человек подневольный и практически от меня совершенно ничего не зависит. Дела у меня идут по-старому, никаких особых новостей и изменений нету. Приезжала мать на короткое свидание, сказала, что зимой, когда у меня будет полсрока, адвокат бумагу писать будет, могут мне скостить год-два, хорошо бы было. А то уже мозги сохнуть начинают. Как освобожусь, то я сразу думаю приехать к Вам. Очень о многом хочется поговорить с Вами, спросить совета, как жить дальше, как найти истинный путь в этой жизни. Ведь Вы же мой духовный отец, и слушаться Вас я должен больше, чем родного. В октябре собираюсь на длительное свидание с матерью. Просил, чтобы она заехала к Вам, но она почему-то стесняется. Так уж получилось, что в этой стране Церковь и государство - это два совершенно разных мира. Воспитали парод в духе атеизма, и в итоге это привело к тому, что делать добрые дела и быть порядочным человеком стало чуть ли не пороком. Лишь немногие хотят вернуться к истинной вере, а не иметь идолом золотого тельца. Я постоянно задумываюсь: что буду делать по освобождении. К прошлому возврата не будет - это уже однозначно. Очень хотелось бы выучиться и быть рядом с Вами, приносить пользу и добро людям, но, как сделать это практически, не знаю. Очень надеюсь на Вашу помощь.

Отец Трифон, пообщался я с послушником и убедился, что Вы правы оказались: интересы у него - не духовное становление личности заключенных, а чисто мирские - получение гуманитарной помощи и другое. А между тем, чем дальше идет срок, тем почему-то становится тяжелей сидеть. Или просто с возрастом вся беззаботность уходит, или что другое? Но мне больше правится уединение, да и общаться, честно говоря, не с кем. У большинства, если не у всех, на уме только лишь материальные блага. Любой ценой! Такие вот дела. С папой постоянно переписываемся, он переживает очень, что разлучены мы сейчас, но этот вопрос со временем решится. Он давно писем ни от Вас, ни от Сергея не получал, очень за это тоже переживает. Наверно, почта плохо работает, и многие письма не доходят. Напишите ему, по возможности, ведь за все это время Вы столько сделали нашей семье доброго и хорошего, что мы уже считаем Вас родным человеком. И если долго нет писем Ваших, то мы очень беспокоимся.

Ну вот, вроде как будто бы и все. Столько мыслей, столько вопросов, но на бумаге почему-то не могу всего написать. Не забывайте меня. Очень жду Ваших писем. Желаю Вам всего самого доброго и светлого. Храни и помоги Вам Господь! С искренним уважением к Вам ...

* * *

3.10.94г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Спасибо Вам огромное. После Ваших писем мне стало намного лучше, на душе спокойней. Ваши письма я несколько раз перечитывал. Раньше я хотел иметь многие материальные ценности, много денег. А теперь все больше и больше убеждаюсь, что это в настоящей жизни не играет абсолютно никакой роли и не нужны они. Наоборот, мне сейчас все больше хочется спокойствия, уединения, чтобы почитать, поразмышлять. А раньше я любил шумные компании. Теперь я увидел, как живете Вы, что все свои силы отдаете па то, чтоб хорошо и правильно жили другие люди. Не встретив Вас, я таким и остался бы, как раньше. Низкий поклон Вам за все, что Вы делаете. Я тоже хотел бы делать добро людям, как Вы. Но, к сожалению, силы воли на многое v меня не хватает, да и лень никак искоренить не могу...

Храни и помоги Вам Господь!

* * *

21.11.94г.

Мир Вам и спасение от Господа! Здравствуйте, дорогой батюшка, отец Трифон!

Ждал письма Вашего, но решил сам написать. Так получается, что не с кем мне, кроме Вас, поделиться своими духовными переживаниями, радостями и бедами. Конечно, и мать и отец пытаются оказать мне поддержку, как-то помочь, по они меня не понимают. Не могу объяснить почему, но я сердцем чувствую их непонимание. А на днях мне пришлось столкнуться с проблемой, и ума не приложу, как ее разрешить. Дело вот в чем: я писал Вам, отец Трифон, что открылась у нас молельная комната и освятил ее владыка... а старостой поставили баптиста. Представляете?! Ходил я к руководству, пытался объяснить неправильность этого решения - все безуспешно. "Какая разница, как верить, да и согласно закону заключенный вправе исповедовать любую религию", - вот и весь их ответ. А баптисты и рады. Еще бы! У них помощь из-за границы, и голодный зэк клюнет на их пеструю приманку, не понимая, что вслед за этим он потеряет свою душу. Чего только не насмотришься! Люди стремятся к материальным благам, а какой ценой - им без разницы. Целыми днями ходят и шепчут магические заклинания, читают разные сатанинские книги. От ужаса порой волосы на голове шевелятся! Что же происходит?! Я организовал небольшую православную библиотечку. В ней есть все необходимое, чтобы постигать христианские истины, но не хотят люди так жить. Из двух тысяч человек всего трое или пятеро стремятся к истинной вере. Священник не желает приезжать [речь идет о местном приходском священнике - ред.], говорит, что занят реставрацией храма. А разве не надо души людские реставрировать? Что важней? Да и не сам он крышу кроет. Больно и обидно все это. Так ни к чему хорошему нам не прийти. Появлялся бы хоть раз в месяц. Многие хотят сознательно креститься, исповедаться первый раз в жизни, но и этого мы оказались лишены. А еще, как нарочно, показывают нам здесь негативные стороны из жизни духовенства, специально отворачивают от Православия. Устал я, руки опускаются. За что ни возьмусь, везде козни побеждают, начал уже сомневаться: может, зря стараюсь? С этой возней да нервотрепкой я в личном духовном возрождении не могу сделать вперед ни шага. Хотелось бы порадовать Вас хоть маленькой победой над грехом, но с какой стороны ни взгляну, увы, как был погрязшей в грехе скотиной, так и остался, даже еще хуже. Читаю Евангелие, а ничего запомнить не могу, а ведь прежде никогда на память не жаловался. Начал было бороться со сном. Куда там?! Он еще сильнее одолевает меня, порой глаза закрываются прямо за книгой. А во время молитвы посторонние мысли лезут в голову, причем не то, чтобы плохие, - добрые, хорошие, на первый взгляд. Но я узнал, что надо и их отгонять, чтоб не мешали молиться, так что теперь стараюсь сразу отсекать и те и другие, но это очень редко получается. Не вошло еще в привычку: чуть стоит забыться, и все - пиши пропало. Еще и празднословие захватывает. Начинаешь беседу, казалось бы, по существу, дальше - больше, слово за слово, а когда опомнишься, глядишь, а время-то впустую и пролетело, и осуждением ближнего успел согрешить и так далее. Противно все, и сам себе противен. Книги читаю, вижу, как люди во много раз больше меня страдали, но успешно боролись со страстями, приобретали добродетели. А что же я не могу и малой победы одержать?

Такие вот у меня дела, дорогой батюшка, отец Трифон. Но я твердо верю и надеюсь на помощь Господа и Ваши молитвы. Ни в коем случае не отчаиваюсь и во всех, абсолютно во всех неудачах виню только себя. Значит, еще не заслужил я милости у Господа, раз попускается мне столько искушений. Видимо, следует повысить к себе требовательность, но как? Пробовал поститься, но быстро отощал и здоровье пошатнулось. Потом понял, что не в ограничении питания главный пост заключается, а в отказе от греховных привычек и от разных удовольствий житейских - от них надо в первую очередь избавиться. На улице стараюсь гулять в одиночестве и, чтобы мысли ненужные не лезли в голову, хожу и читаю Иисусову молитву, стараюсь думать о Вас, о Лавре. Сам для себя еще не могу понять, что лучше для меня, а что хуже! Так потихоньку и живу. Не думал я, что борьба с собой такая трудная! Вот в декабре мне 24 года будет (21-го числа). А 22-го или 23-го пойду на свидание к маме надвое суток. Я ей писал, чтобы она перед этим обязательно съездила к Вам и, если Вы благословите, приобрела для меня книги аввы Дорофея, Иоанна Лествичника и Лавсаик. Как Вы думаете, не рано мне их читать? Читаю много, трудно запоминается, поэтому приходится по многу раз возвращаться. Потом стараюсь разобраться в себе, чтобы хоть что-то изменить, а получается, как будто везу в гору тележку, но постоянно скатываюсь вниз, и чем выше поднимаюсь, тем сильнее откат.

Отец Трифон, начиная с февраля останется мне сидеть четыре года, меньше половины срока. Надо за это время хоть чуточку постараться избавиться от страстей и пороков. Освобожусь, сразу приеду к Вам. Но меня очень тяготит вопрос: кто тогда будет заботиться об отце и матери? И жить мирской жизнью не желаю - это погибель, и бросить их па произвол судьбы тоже не могу. Что же делать? Ведь должен быть выход?! К отцу на свидание приезжала моя крестная мать. Они знают друг друга давно, и, кажется, у них опять роман завязался. Хорошо бы, я хоть за отцовскую старость буду спокоен. А о маме кто позаботится? И без благословения родителей нельзя в монастырь. С такими вот мыслями я и хожу целыми днями. Столько разных забот свалилось. Не ожидал. Помимо духовных, еще много и бытовых проблем. Их ведь тоже надо решать. Хотя я и стараюсь не привязываться к вещам, но как прожить без необходимого? Вот и приходится часто поступать не так, как совесть велит.

Наверное, я уже утомил Вас? Как идут Ваши дела, дорогой отец Трифон? В тюремном храме служите? Напишите, люди хоть искренне приходят к вере или нет? Ведь тюрьма очень хорошо помогает осмыслить жизнь, понять губительность безверия, а Церковь помогает человеку стать человеком, понять и разобраться в самом себе, смысл жизни объясняет и ясно указывает путь, по которому надо идти для спасения души.

Вот на этой ноте и закопчу. Хотелось бы многое написать, но слов подходящих не могу найти. Да и в глубине души понимаю, что Вы и без слов хорошо знаете, что у меня происходит. Может быть, я в чем-то виноват? Простите, Христа ради. Всего Вам самого доброго и светлого. Храни и помоги Вам Господь. Молюсь за Вас и прошу Ваших святых молитв. С низким земным поклоном и безграничным уважением Ваш недостойный духовный сын ...

P.S. Батюшка, у нас в молельной нет лампадок. Если приедет мама, пожалуйста, передайте ей лампадку и масла и извините за просьбу.

* * *

20.12.94 г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Получил Ваше письмо и сразу сел писать ответ. У меня все идет как будто нормально. Одновременно с Вашим я получил письмо и от мамы. Она пишет, что болела. Сейчас выздоровела и наконец-то собралась съездить к Вам. Так что, думаю, когда это письмо дойдет, Вы уже успеете обо всем с ней поговорить. Литературу читаю, но в душе много противоречий. В Писании призывают к кротости и смирению, а разве можно смириться с подлостью, злобой, несправедливостью? Конечно, я понимаю, что не имею права обсуждать это, но ведь и мы, дети Божий, разве можем допустить, чтобы силы зла, диавольские силы безнаказанно творили свои темные делишки, издевались над нами?

Батюшка, скоро уже половина срока отсижена будет, а там как с горочки покатится. Вроде и незаметно пролетело время, но как представлю, что еще пять лет сидеть, аж в глазах темнеет. А как Вы поживаете, отец Трифон? Как в изоляторе обстоят дела?

Обидно, что в этих условиях многие люди приходят к вере, а по освобождении опять продолжают свою беспутную, греховную жизнь. Почему?

Храни и помоги Вам Господь!

P.S. Спасибо Вам огромное от меня и моих близких за иконы и за травы, которые Вы мне присылаете. Только напишите, как их заваривать, а то в последнее время у меня нервная система совсем никудышная стала.

* * *

7.0].95 г.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Сегодня великий праздник - Рождество Христово. Поздравляю Вас от всей души и желаю всего Вам самого доброго и светлого.

Утром вышел на улицу, даже по погоде видно, что сегодня праздник. Давно не было такого светлого и солнечного дня. Сюда к нам сегодня приезжал отец ... из местного храма и с ним церковный хор. Провели небольшой праздничный молебен. Хорошо, что не забывают нас. Радостно, но я лично загрустил. Мне очень захотелось увидеть Вас, просто поговорить, побыть вместе. Ведь даже Ваши письма вселяют в меня жизненные силы, помогают смиряться с моей теперешней жизнью, не позволяют унывать и падать духом. Хоть и довольно долго мне до освобождения, но я постоянно думаю, что как только выйду на свободу, то сразу обязательно приеду к Вам. Как у меня есть один отец, который произвел меня на свет, и' другого мне не надо, так и Вы, отец Трифон, - мой единственный духовный отец, и лишь только благодаря встрече с Вами я обрел веру и стал задумываться о себе, своей жизни. Вы мне ближе и родней, чем кровный отец. Молитесь за меня, мне это очень помогает становиться человеком. Всего доброго и светлого Вам желаю.

Храни и помоги Вам Господь!

* * *

12.01.95г.

День добрый и радостный Вам, уважаемый отец Трифон!

С огромной радостью получил сегодня Ваше письмо. Спасибо большое за поздравления, пожелания, за то, что несмотря на занятость всегда находите время написать мне, ясно и доходчиво объяснить то, над чем я порой неделями ломаю голову и не могу найти ответа. Но постепенно, во многом благодаря Вашим письмам вся ненужная шелуха улетучивается из моей головы, а освободившееся место занимают светлые и хорошие мысли, правда, иногда в мыслях такая неразбериха бывает, что хоть караул кричи. Все кажется бесполезным, и как бы я ни старался идти по пути познания добра, ничего у меня не получается, потому что, вероятно, воспитан я был в обществе, которое семьдесят лет вытравливало веру из своих сограждан, и это отложилось где-то в глубине моего сознания, и теперь мне очень трудно перестраивать себя, отказываться от тех ценностей, к которым раньше стремился, которыми жил до той поры, пока не встретился с Вами. Отец Трифон, и сейчас у меня не все гладко, хотя я уже и пришел своим разумом к тому, что надо жить духовными ценностями, всеми силами стремиться к познанию истины, обрести веру и этим путем прийти к Создателю. Но иногда так захочется жить, как все, иметь красивые и дорогие вещи, красивую женщину рядом, ездить в шикарном автомобиле. Проходит время, и опять у меня наступает просветление, и я опять начинаю понимать, что это ложные представления, что смысл моего земного бытия заключается абсолютно в другом. И так, может быть, все потихоньку и шло, если бы не здешнее окружение, которое тоже играет свою отрицательную роль. Если бы все люди вокруг меня стремились к добру и справедливости, стремились бы обрести свое спасение через веру в Господа нашего, то и я тоже, наверное, не задумывался бы о мирских благах. Но нет: с утра до вечера слышно одно и то же - все разговоры сводятся к женщинам, водке и кое-чему еще. Конечно, я стараюсь заниматься своим делом и не отвлекаться, но другой раз поневоле приходится вступать в спор. Извините, может быть, то, о чем я сейчас Вам пишу, - ерунда, но мне не хочется, отец Трифон, от Вас ничего скрывать, хочется быть правдивым и откровенным во всем. Недостает мне здесь и хорошего общения, очень тяжело найти собеседника, с которым можно было бы поделиться своими мыслями. Много здесь корыстных людей, которые только и ищут момента, чтобы воспользоваться твоими слабостями. Батюшка, я прекрасно понимаю, что и без моих "слезных" посланий у Вас множество дел и забот, да и не один ведь я пишу Вам, а еще надо всем ответить, и в храм тюремный сходить, и так далее. Однако, кроме Вас, мне больше некому доверить то, что тяготит мою душу. Вы извините меня, если слишком надоедаю Вам своими письмами. Кроме того, я хотел бы спросить у Вас: покаяние должно быть искренним и полным? Нельзя в чем-то каяться, а в чем-то нет? Дело в том, что часто приходится грешить сознательно, потому что я еще очень слабый человек. Мне даже не хватает сил справиться со своими вредными привычками, не говоря уже о чем-то большем. Стараюсь постоянно читать святое Евангелие, но шум не дает сосредоточиться, да и, видимо, не готов я еще - часто смысла написанного не могу понять. Ко всему прочему и память стала плохая: что читал сегодня, завтра уже забываю. Пожалуйста, молитесь за меня и за всех нас, чтобы Господь даровал нам прозрение.

С искренним уважением к Вам ...

* * *

23.01.95 г. 4 часа утра.

Здравствуйте, уважаемый отец Трифон!

Бандерольку с травами получил. Огромное Вам спасибо и низкий поклон от меня и от моих близких за заботу и внимание. Уже почти неделю как завариваем - и помогает. До этого я какой-то дерганый был, не мог сосредоточиться ни на одном конкретном деле, постоянно по малейшему поводу нервничал, а теперь и спать стал намного лучше, и усидчивость появилась - могу подолгу читать и размышлять, не отвлекаясь на посторонние дела. Мои друзья Вам тоже очень благодарны. У всех здесь нервная система не в порядке, да и не могу не поделиться с ближними, тем более если вижу, что действительно нуждаются.

В праздник Крещения Господа нашего приезжал к нам священник из местного храма Иоанна Воина. Служба была небольшая, и по ее окончании окропил он нас святой водой. Хорошо, что не забывают нас, заблудших овец. Пусть не все ходят на службу с искренним и чистым сердцем, но все равно многие потихоньку начинают задумываться над истинным смыслом своей грешной жизни.

Отец Трифон, я даже не знаю, как написать Вам, просто неудобно обращаться, да и злоупотреблять Вашим доверием и добрым отношением ко мне тоже нельзя, но дело вот в чем: не могли бы Вы, батюшка, приехать ко мне? Я долго думал и не решался Вас об этом попросить. Как правильно написать, не знаю, и объяснить все не могу, да уж очень хочу покаяться во всех моих грехах и причаститься. Хочу начать новую жизнь, хотя и понимаю, что сразу жить праведно, то есть строго выполнять все заповеди, не смогу. Но постараться-то надо, нельзя же так жить дальше! Всего в письме не опишешь, обо всем этом надо поговорить. А, кроме Вас, я не могу никому довериться, никому. Если у Вас есть такая возможность, то сообщите, пожалуйста. Вот написал все как есть, теперь буду ждать Вашего ответа.

Дорогой отец Трифон, я знаю, что нельзя роптать на судьбу, надо смириться, терпеливо ждать и нести свой крест. Понимаю, что я должен пройти через все это, через все испытания, а не искать легких путей. Но поверьте, я их и не ищу. Не жалуюсь, что мне тяжело физически: нет, нормально, терпимо, но вот духовно иногда бывает невыносимо тяжело. Порой не сплю ночами, порой слезы наворачиваются. Так хочется поговорить и посоветоваться с Вами. Да и столько у меня грехов, что груз этот, наверное, раздавит меня, если я, наконец, нe покаюсь и нe исповедуюсь!

Батюшка, у меня есть два близких человека, они тоже всей душой стремятся укрепиться в православной вере. Я с ними постоянно и подолгу разговариваю. У них тоже очень много неразрешенных вопросов, но lie могу им ответить на них, еще сам блуждаю, как котенок слепой. А поговорить со священником не удается. Видно, у него на всех времени не хватает, да и другие серьезные причины есть, о которых в письме не расскажешь. Вот поэтому-то я очень прошу Вас, если есть возможность, приезжайте, пожалуйста. Понимаю, что Вы, отец Трифон, очень занятой человек, что ехать далеко, что здоровье у Вас неважное. Все понимаю! Но не могу найти другого выхода - и это не прихоть моя, не эгоизм. Прежде чем написать, долго думал. И, стыдно сказать, чуть несколько раз не заплакал, пока писал это письмо. Но это не просто так. Всему свое время. Может, я не прав, но мне кажется, что оно пришло! Осознаю, что, побеспокоив Вас своим письмом и такой просьбой, беру на себя большую ответственность перед Господом и перед самим собой, но беру ее. Если Ваш приезд возможен, то напишите заранее, чтобы я мог подготовиться к исповеди. Буду молить Господа, чтобы Он помог нам встретиться. Всего Вам самого доброго и светлого!

* * *

20.03.95г.

Здравствуйте, дорогой мой батюшка, отец Трифон!

Вот уже почти месяц миновал со дня нашей встречи, но до сих пор я так и не получил от Вас весточки. Очень волнуюсь из-за того, что не знаю, как Вы добрались до дома, поэтому и решил сам написать Вам.

У меня все хорошо, намного лучше, чем раньше. Здоровье и нервы тоже нормально, травку пью ежедневно. Читаю целыми днями, а раньше заставлял себя, читал выборочно, что поинтересней. Сейчас наоборот-все подряд, зато и смысл написанного начинаю понимать, и, наверное, поэтому другая литература меня не привлекает. Телевизор тоже не смотрю, настроение почти постоянно хорошее, и если раньше я часто грустил и унывал, считал себя бедным и несчастным, то сейчас все изменилось, потому что начал осознавать, отчего происходят со мной те или иные вещи и что с молитвой намного легче переносить трудности. Со своими соседями общаюсь я все меньше и меньше (только по житейской необходимости) и очень полюбил одиночество. Почитаю, подумаю. Так время и идет. Начал жить, можно сказать, своей, отдельной от других, внутренней жизнью. Плохо, конечно, что нет рядом людей, близких мне по интересам, с которыми бы я мог поделиться своими мыслями. Приходится до всего додумываться самому. А как узнать, правильно, нет ли поступаю и думаю? Но чувствую внутри себя большие изменения. Вот, например, раньше, если со мной случалось что-либо плохое, так я сразу же думал, что это все из-за моей неудачливости. Теперь понял, если изменю свою внутреннюю сущность, если буду стараться выполнять все заповеди, то и сама жизнь моя изменится. Даже радоваться стал всему окружающему. Конечно, все непостоянно, ведь как хорошо, особенно первую неделю после нашей встречи, я себя чувствовал, ну просто отлично. Какое у меня было хорошее состояние - передать невозможно! Но со временем оно постепенно сникает, и все мои старания вновь обрести его кажутся напрасными, и снова отвлекают разные мысли, бытовые мелочи. Стараюсь с этим бороться, но далеко не всегда получается. Что ж, не беда. Самое главное, я теперь твердо знаю, что мне нужно делать и как мне дальше жить, и не унываю, если что-то не получается. Раньше, бывало, чуть что, так сразу терялся смысл жизни, я начинал отчаиваться, чувствовал себя никому не нужным и только теперь понял, что ничего страшного нет даже и в том, что я оказался в тюрьме. И здесь можно оставаться человеком и прийти к вере. Вы только посмотрите, как Господь нас, людей, любит и дает нам все средства к спасению: в тюрьме, в критический момент, я повстречал Вас, начал задумываться над своей жизнью. Или, например, недавно был у меня опять переломный момент, и Он опять устроил нашу встречу. За все каждый день благодарю Его. Хожу в молельную комнату, когда там нет никого, и прошу Господа вразумить меня, укрепить в вере и дать мне силы все перенести. Говорят, думать и мечтать о будущем нельзя, нo я теперь твердо знаю, какова моя цель в этой жизни и как и что буду делать, когда освобожусь. К прошлому для меня возврата больше нет - это однозначно потому, что я обрел веру в своем сердце и изменил свою внутреннюю сущность, свое сознание и свой характер. И даже знаю, как помочь другим людям, которые оказались в тюрьме, ведь я через это сам прошел и боль эта мне знакома. Теперь, когда я делаю что-то неправильно, мне становится не по себе, стыдно перед Богом и перед Вами за свои поступки. Я все переосмыслил, и сейчас уже в том общении, которое есть здесь, не нахожу для себя ничего хорошего, хотя мне и понятны желания этих людей (сам был такой), по понятны мне и причины этих желаний и как можно и нужно их устранять...

Отец Трифон, очень надеюсь, что еще много раз мы увидимся с Вами и обо всем поговорим. Извините, может, я что-то неправильно написал, зато искренне: как понимаю вещи, так и говорю. Вы очень дороги мне, и я не хочу Вас потерять. Ведь только Вам я обязан своим новым рождением, благодаря которому я начал понимать и задумываться над смыслом жизни, над тем, что такое настоящие ценности, а что - мишура, поэтому, батюшка, если считаете нужным, то рассказывайте, как я пришел к вере в тюрьме, зачитывайте отрывки из моих писем, быть может, это окажется полезным для людей, ведь что ни говори, а я прошел через все: и убийца, и наркоман, и в лагере был нарушителем режима, но со временем через боль и страдания понял я всю ложность того, к чему раньше так сильно стремился!

Пишите, батюшка, очень жду Ваших писем. Молитесь, чтобы Господь укрепил меня в вере и вразумил во всех моих начинаниях. Я тоже за Вас молюсь, как умею. Желаю Вам всего доброго и светлого, успехов и крепкого здоровья и, наконец, чтобы у Вас не было из-за нас огорчений.

* * *

Без даты.

Низкий поклон Вам, отец Трифон!

Прошел уже месяц, как не получаю от Вас ответа. Знаю о том, что состояние Вашего здоровья крайне неудовлетворительно. Поэтому смею беспокоить Вас через настоятеля.

Мы в колонии переживаем становление православной общины, и Господь послал нам православного послушника ... монастыря. В колонии он недавнo и так же, как и мы, в рубашке заключенного. С его стороны исходит инициатива создать общину. Ждать понимания от властей не приходится (козни на каждом шагу). Местная церковь нищенствует. Практически мы лишены возможности иметь духовную литературу: Библию, Закон Божий, православный церковный календарь, молитвословы.

Колония загружена еретической литературой. Понаехали сюда "свидетели Истовы", "белое братство", "Весарион", баптисты всех мастей. Мало того, в колонии есть действующая секта сатанистов.

Идет открытая духовная война. Прямо-таки настоящий Армагеддон. Сами видите, как необходима нам здесь чисто православная литература. Как хлеб и воздух!

Помимо этого, в колонии необходимы такие писатели, как П.Н. Краснов, А. И. Деникин, то есть книги, дающие первичные уроки нравственности, хорошо бы иметь проповеднические книги, где можно было бы найти самые примитивные искомые пояснения о роли пашей Церкви в жизни государства Российского. Необходим обзор еретических учений с позиции Православия (практически все, что Вы считаете возможным прислать нам из житий святых, из духовно полезной литературы). А то сектанты торжествуют, думая, что наша Церковь не может дать нам самого насущного. Нагло высказывают свои измышления о том, что Церковь Русская привыкла брать, а не давать. Не буду отнимать Ваше драгоценное время. Практически предлагаю (с администрацией согласовано) крупное вливание духовной литературы православного толка. На всех почтовых отправлениях (посылки, бандероли) ставьте пометку "Духовные книги".

С любовью во Христе ...

* * *

14.07.95г.

Мир Вам и спасение от Господа!

Здравствуйте, дорогой мой отец Трифон! Получил Ваше письмо и сразу же сел писать ответ. Этого письма я ждал больше всего, и оно принесло мне утешение, помогло укрепиться духом. Спасибо большое!

Батюшка, как представлю Вас па такой жаре, целыми днями собирающего травку, чтобы помочь людям, ослабить их боль (а ведь у Вас у самого здоровье не ахти какое хорошее и нельзя на жаре Вам быть), так в эти минуты я осознаю свое ничтожество, и мне стыдно становится за то, что я молодой, здоровый парень, а чуть трудней станет, появятся неприятности - тут же хныкать и жаловаться начинаю. Правда, физические трудности меня не страшат, это теперь в прошлом, да и понял я, что больше, чем смогу понести, Господь никогда не попустит, но, видимо, я пока еще не привык ко всем таким чисто духовным осложнениям, поэтому и становится мне иногда страшно. Сомневаюсь, справлюсь ли. Но как же просто это объясняется: оказывается, я маловер. Отец Трифон, в силе Иисусовой молитвы убедился не раз и теперь всегда стараюсь в свободное время ее читать. Правда, пока без конца сбиваюсь и путаюсь. Прочел книгу "Письма святогорца", в которой описана жизнь в монастырях на Святой Горе Афон. Каким все-таки сильным человеком должен быть монах! Насколько же мелки все неприятности моей тюремной жизни - как песчинки перед горой, называемой подвигом монашества. Мне порой кажется, что и тяготы заключения нет сил выдержать, а как же Вы уже тридцать лет в монастыре? Вспомню Вас, и как будто легче становится, и есть силы еще терпеть. Да мне не на что сейчас пожаловаться, даже наоборот, иногда после молитвы бывает какое-то непонятное состояние: вроде полчаса назад все было омрачено и плохо, как вдруг после молитвы некой радостью наполняется моя душа. Посмотрю на небо, на деревья - все дышит жизнью, все невероятно красиво, и от всего этого такое чувство блаженства овладевает мной, что забываешь о всех неприятностях! Вот такие дела. А иконки мне запретили держать над головой на спинке кровати. Ну, ничего, это терпимо. Батюшка, отец Трифон, если можно, мне очень хотелось бы почитать о монашеской жизни: как живут монахи, что они должны делать, чтобы успешно бороться с искушениями, о том, как стать послушником в монастыре и какие при этом возлагаются на него обязанности. И, если можно, немного святой воды пришлите. Та, что Вы мне привезли, уже закончилась. А вчера был мой день Ангела. Встал, с утра помолился и съел просфорку, которую Вы с Геннадием мне прислали.

Скоро 18 июля, у Вас в Лавре праздник - день Преподобного Сергия Радонежского. Поздравляю Вас и братию от всего сердца и желаю от души, чтобы укрепил Вас Господь в подвигах, чтобы послал Вам силы и здоровье творить добро и любовь. Если бы Вы знали, батюшка, как Вы нужны людям. Вот и я без Вашей помощи и духовного окормления не представляю своей дальнейшей жизни и поэтому думаю: как освобожусь, сразу приеду к Вам в Лавру. А там уж, как Вы скажете, так и будет. Все исполню в точности.

Отец Трифон, беспокоят меня мои грехи (гордыня, своеволие, тщеславие, смирения нет вообще), а как избавиться от них, ума не приложу. Унижаться здесь - душе повредить. Смиряться с попранием истины тоже нельзя. Вот и ломаю голову. Наверное, особо нет выхода, когда пребываешь в этой системе. Когда освобожусь - тогда только. А до тех пор буду читать и с Божией помощью потихонечку свои маленькие пороки постараюсь искоренять и просить Господа, чтобы даровал мне разум и направил на путь истинный. Да, вот еще что хотел Вам сказать. Ночью блудные сны мне снятся, днем-то ничего, нормально: читаю или молюсь сразу, как появляются такого рода мысли, а как ночь, так сны эти одолевают. Я и есть стараюсь немного, а все равно... И что мне с этим делать, ума не приложу. Я даже думаю, что когда грешу, то распятому Спасителю еще больней становится, а вот если доброе дело делаю или совершенствуюсь, то муки Его чуть облегчаются. Не знаю, но раньше я мечтал о красивых вещах, дорогих машинах, курортах, загранице, женщинах. Эти мысли сейчас мне и в голову нe приходят, а почему-то Лавру Вашу очень часто представляю себе, хотя и был в ней всего один раз вечером. Вообще много порой непонятного происходит. Отец Трифон, и еще одна мысль беспокоит меня. После освобождения я не собираюсь жить в миру. Не прельщают меня его ценности, и не нужны они мне вовсе. Да и боюсь я, что если в миру буду жить, то по немощи лишь душу свою погублю. Мне необходимо (на мой взгляд) побыть с Вами рядом. Ведь можно же просто пожить в Лавре у Вас. Я готов выполнять даже самую грязную работу, лишь бы побыть у Вас в монастыре. Можно так или нет? Но вот мать мне жалко: сколько лет одна, ездит по тюрьмам и лагерям, а тут сын освободится, и вдруг опять его не будет рядом. Ну, да ладно, оставим эти тревоги для свободы, а пока просто хочу, чтобы Вы знали, какие мысли меня беспокоят. Я очень надеюсь, что в оставшиеся четыре года и шесть месяцев Вы еще приедете ко мне. Быть может, мама машину найдет, надо же мне хоть раз в год исповедаться и причаститься. Как Вы думаете, батюшка? А в остальном все у меня как будто слава Богу. Молюсь за Вас, отец Трифон, и за маму тоже. Стал понимать, какие тонкие козни расставляет сатана. Сейчас вроде и перу не притесняют, а в то же время именно Православие потихоньку уничтожают да всяким ересям дают ход. Вот на этом закончу. По возможности пишите. Очень жду. Прошу Ваших молитв. И как там мама моя? Уж очень мне хочется, чтобы она уверовала в Господа. Каким бы это было для меня утешением и счастьем!

* * *

23.08.95 г.

Мир и спасение от Господа! Здравствуйте, дорогой мой отец Трифон!

Получил Ваше письмо, огромное спасибо! Батюшка, мне так перед Вами стыдно, когда подумаю о том, что Вы меньше спите или еще как-то выкраиваете время, может быть, в ущерб своему и без того плохому здоровью для того, чтобы мне, недостойному, написать что-то в утешение. Страшно представить, сколько надо потратить душевных и физических сил, чтобы хоть одного такого, как я, человека вытащить из этой грязи, из болота смрадных грехов. А ведь Вы уже многие души спасли, многим помогли, многих поддержали в самые критические моменты, когда, казалось, до пропасти один только шаг оставался. Спасибо Вам, батюшка! Низкий поклон не только от меня, но и от всех спасенных Вами и от их близких!

Проснулся я утром в праздник Преображения Господня и думаю: хватит скотиной быть, надо взять себя в руки и отречься от греха. Вот курить опять бросил. Заметил, как сильно влияет курево на жизнь духовную. Теперь и мысли светлей, и уже по-другому Священное Писание воспринимаю, надо только выдержать. Да и вообще много человек совершает странных грехов. Потому странных, что сам для себя их придумывает, а потом попадается на их удочку. Батюшка, изо всех сил стараюсь, каждый день молю Бога, чтобы вразумил меня, грешника. Порой кажется, что-то начал понимать, достиг чего-то в духовной жизни, но как присмотрюсь к себе, и вижу: ничего-то я не достиг и стал хуже, чем все. Другие-то хоть согрешают, сами того нe сознавая, а я понимаю и все равно грешу.

Отец Трифон, очень поправилось читать духовную литературу. Действительно, на любой вопрос можно найти ответ, утешиться. А в трудные минуты всегда вспоминаю Ваши письма и, благодаря им, нахожу в себе новые силы. Нельзя сказать, что мне тяжело, напротив, сейчас, когда я уверовал и начал понимать происходящее во мне и вокруг, я намного счастливей стал по сравнению с другими, но и грустить стал намного больше. Неужели люди не понимают, что безверие ведет к гибели, что только покаяние, молитва и милость Божия могут спасти человека?!

Батюшка, о Вас молюсь всегда и думаю о том, что, когда освобожусь, приеду к Вам в Лавру, потому что без Вас, моего духовного отца, я пропаду. Пишите, и очень умоляю Вас, дорогой отец Трифон, берегите себя, ради Христа прошу. Всего Вам самого доброго и светлого! Храни и помоги Вам Господь!

С низким поклоном и уважением Ваш недостойный духовный сын ...

P.S. Отец Трифон, мне написали православные из храма Всех святых, что они молятся о нас, заключенных, и просят меня разрешить им опубликовать некоторые мои мысли о том, как вера в Бога помогает жить в лагере. Как Вы на это смотрите, даете ли благословение?

* * *

26.09.95г.

Мир Вам и спасение от Господа!

Здравствуйте, дорогой батюшка, отец Трифон! Очень переживал я, что долго не мог написать: в изоляторе сидел, а там переписка запрещена. Теперь, наверно, письмо мое придет, а Вы уже уехали. Посылка от Вас давно пришла, мне ее просто не отдавали. Только сегодня пойду получать. Но я ее видел. Просто здесь любят лишний раз унизить, потрепать нервы. Спасибо Вам за заботу. Я сейчас только и живу книгами, письмами и молитвой - больше ничто меня не интересует. Несказанно рад за Вас, что удалось поехать к святым местам поклониться. Помолитесь и о пас, я уверен, что это поможет. Я тоже за Вас буду молиться. Есть в молитвослове молитва о путешествующих, вот ее-то и хочу почитать. А о Святой Горе Афон я знаю. О ней написана замечательная книга "Письма святогорца". Поражает меня стойкость монахов, чувствую себя перед ними ничтожеством. Почему у меня ничего не выходит, как ни стараюсь? Молюсь утром каждый день. Знаю наизусть основные молитвы. В изоляторе сидел, читал по 150 раз, как Вы сказали, "Богородице..." и молитву Иисусову. Очень помогает и в духовном плане, и в физическом. И вот, если плохо делается, принимаюсь молиться, и потихоньку отпускает. Вот она - сила молитвы. Жду маму на свидание. Хочу поругать ее, что так и не съездила к Вам на исповедь. Не знаю, как так - не найти время? Что может быть важнее?

Грустно, батюшка, что самый близкий мне человек не может понять элементарных истин, доступных даже ребенку. Сам-то я тоже много ошибок делаю, и с каждым разом все трудней их исправлять. Хочу людям добра, а получается, что бисер рассыпаю перед свиньями. До слез обидно: называют себя верующими, а все стремятся урвать для себя какую-то выгоду. Как же так? Вроде все знают и понимают, а поступают плохо. Очень теперь буду ждать, когда Вы приедете и напишете, как на Афоне живут в монастырях, крепче ли вера, чем у нас. Там, наверное, сильней ощущается Божия благодать? Буду молиться, чтобы Вы смогли и ко мне приехать. Исполняется мне 25 лет в декабре - треть жизни, а еще ничего не сделано.

Всего Вам, дорогой батюшка, самого доброго и светлого. Храни и помоги Вам Господь! С низким поклоном и уважением Ваш недостойный духовный сын ...

* * *

10.10.95г.

Мир Вам и спасение от Господа! Здравствуйте, дорогой батюшка, отец Трифон! Что-то давно нет от Вас весточек, и я немного заскучал. А тут еще, пока сидел в изоляторе, приезжала мама, но встреча паша, к сожалению, не состоялась. Но на обратном пути она заехала к отцу, повидалась с ним и передала ему гостинцы, что очень хорошо. Не могу, хотя и очень хотелось бы, порадовать Вас, дорогой батюшка, своими успехами в духовной жизни. Нет бы избавляться от старых грехов, так я, напротив, еще и новые приобретаю. Читаю много, все понимаю, а вот жить, как подобает истинному христианину, никак у меня не получается. Наверное, нe особенно стараюсь и вместо того, чтобы в своих падениях винить самого себя, исправлять свои ошибки и больше их не повторять, ищу какие-то объяснения, оправдания. Потом осознаю, что сам виноват, стараюсь контролировать себя, но стоит чуть забыться, отвлечься - и все повторяется сызнова. Стал за собой замечать, что сильно грешу постоянным осуждением людей, а на себя мало внимания обращаю. К тому же гордыня и тщеславие одолевают, а если серьезно вдуматься, то в действительности ничего я из себя не представляю, абсолютно ничего не сделал и ничего не достиг в духовной жизни, а берусь других чему-то учить. Честно говоря, очень хочется хоть немного помочь другим людям, поддержать в них веру в трудную минуту. Но что я могу, если еще сам не очистился от собственных грехов и пороков. Ложась спать, прошу Господа помочь мне встать на путь истины, а утром, смотришь, уже и забыл, что еще вчера хотел начать новую жизнь. По вечерам анализирую весь прожитый день и не нахожу никаких изменений в лучшую сторону. Одни сплошные грехи. Из-за этого я испытываю такую сильную боль, что мне хочется уединиться, упасть на колени перед иконой и слезно поведать Господу и Его Матери все то, что накопилось в моей душе, но нет возможности. Молиться приходится на улице, чтоб не видели и не смеялись. Вот так и живу потихонечку. Да, отец Трифон, хотел я у Вас спросить: мне подарили четки, купили в храме в Москве. Сейчас читаю по ним Иисусову молитву и "Богородице Депо, радуйся...". Можно ли мне молиться по четкам? Отец Трифон, посылку Вашу получил. Низкий поклон и огромное спасибо. Вы все предусмотрели, батюшка: пока она шла, я всю подошву успел истереть, по несколько часов каждый день ходил - и Вы тапочки положили. Расстраивался и чуть не плакал от обиды - Вы платочки положили. Горькая жизнь была - Вы конфеты для сладости. Спасибо огромное Вам, батюшка, за такое отношение, за заботу и тепло ко мне, недостойному.

8 октября был праздник Преподобного отца нашего Сергия Радонежского! Я от всей души поздравляю Вас, отец Трифон, и всю братию. И желаю, чтобы святыми молитвами отца Сергия Господь всем даровал спасение!

На этом закончу. Теперь буду уже Вашей весточки ждать. Пишите. Желаю Вам всего самого доброго и светло! Храни и во всем помоги Вам Господь!

С низким поклоном и безграничным уважением Ваш недостойный духовный сын ...

* * *

17.10.95г.

Мир Вам и спасение от Господа! Здравствуйте, дорогой мой батюшка, отец Трифон! Получил Ваше письмо, огромное спасибо. Очень рад за Вас, что съездили благополучно, поклонились нашим великим святыням. Листики, которые Вы мне прислали, постоянно ношу с собой в маленьком мешочке, там же лежат иконки и от руки написанные молитвы. У меня все идет потихоньку. Два дня назад приезжала мама на свидание, наконец-то мы увиделись с ней. Я ее очень просил съездить к Вам. У нее что-то здоровье стало неважное, помолитесь за нее, батюшка! Может, есть у Вас трава, чтобы хоть немного улучшить ее самочувствие?

Отец Трифон, на днях откроется у нас молельная комната, и я очень жду этого момента. Планирую создать там небольшую православную библиотечку, чтобы люди могли просвещать свои темные головы светом истины. Что из этого получится, не знаю. Но хочется, чтобы наконец вспыхнула и у нас здесь искорка Православия. К сожалению, лично у меня пока ничего не получается, нет никаких успехов в духовном делании. Не могу понять, почему. Даже немного охладел к чтению и молитве. По-видимому, это связано с тем, что я слишком тороплю события; вместо того чтобы терпеливо работать над собой, искоренять собственные недостатки и бороться со своими грехами, я решил сразу всем помочь. И, конечно, ничего не получилось, мои же добрые дела обернулись мне во вред. Надо все начинать сначала. Понимать - понимаю, как надо поступать, но как все это претворить в жизнь, не знаю. В книгах я часто нахожу руководство, как должен христианин жить, но у меня так не получается. Видимо, не стоит говорить и думать о большом, когда даже в мелочах не поступаю, как подобает верующему. Что делать? Когда контролирую себя, отгоняю дурные, вредные помыслы, то еще более-менее, а чуть забываюсь - опять в голове не поймешь, что творится, и это сразу во всем сказывается:

и в делах, и даже в самочувствии. А может быть, я просто эгоист, люблю только себя, и поэтому ничегошеньки у меня не получается. В книгах много пишут о чувстве меры во всем, о среднем пути. Но как его определить, чтобы не бросаться из одной крайности в другую, не знаю. Постоянно все выходит не так да не этак. А может быть, напрасно я так сильно из-за этого расстраиваюсь, ведь все сразу хорошо не бывает и невозможно в одночасье изменить свою жизнь. Все время грешил, грешил и вот, здравствуйте вам, опомнился! Но как же хочется почувствовать хоть маленькие изменения в лучшую сторону. А их все нет и нет... Конечно, много разных искушений на каждом шагу, и я слишком слабовольным оказался для того, чтобы успешно с ними бороться. Да и гордыня препятствует, и, вместо того чтобы смиренно просить помощи у Господа, сам своими немощными силами пытаюсь справиться со всем этим. Ну ладно, надеюсь, со временем все образуется. Но хватит ли на это жизни? И разве я могу знать, сколько ее, этой жизни, мне отпущено? Быть может, завтра уже придется предстать на Суд Божий и показать свои добрые дела? А их нет! Как тут спастись?! Читаю Евангелие и вижу: как будто все просто, нет ничего, что было бы сверх сил, ничего, что требовало бы от нас невозможного для соблюдения заповедей Божиих. А на деле оказывается, что трудней и нет ничего. Дорогой отец Трифон, я вспоминаю Вас каждый день, и мне перед Вами очень стыдно: Вы столько тратите на меня сил, я же, мерзкий и недостойный, ничего не делаю, чтобы хоть немного продвинуться в духовной жизни.

Заканчивая это письмо, хочу сказать Вам, отец Трифон, Вы очень верно говорите об усопших близких. 5 ноября будет десять лет, как умер мой любимый дедушка, который меня воспитал. Был он жив, я не ценил его, а теперь раскаиваюсь в этом, переживаю, но прошлого не воротишь! Если можно, то помолитесь за упокой его души, он был добрый, честнейший человек. За все Вам огромное спасибо, отче! Постоянно благодарю Бога за Его милость, что Он послал мне такого духовного отца. Это большое счастье для меня. Словами не выразить. Пишите! От всей души желаю Вам самого наилучшего!

 

* * *

15.12.95г.

Мир Вам и спасение от Господа! Здравствуйте, дорогой батюшка, отец Трифон! Сходил я поисповедался и причастился Святых Тайн! Это очень замечательно, что Господь послал такую возможность. Меня тут избирают старостой православной общины. Но я им объяснил, что не могу ни шага в жизни сделать без благословения своего духовного отца. Вот пишу Вам, если есть на это Ваше благословение, то я соглашусь. Я понимаю, что это доброе и важное дело, но если нет благословения и духовной поддержки от Вас, отец Трифон, то ничего хорошего не получится.

У меня все в основном по-старому. Только вот что заметил: увеличил ревность к вере, стал больше людям говорить, больше стал молиться, и начали на меня нападать искушения, которых раньше не было. Сон стал одолевать, уже несколько раз чуть не проспал утренние молитвы. Не могу спокойно помолиться - разные мысли отвлекают. Причем появляются они незаметно, сам не могу понять, откуда берутся. Даже меньше стал читать. Хотя это единственное, в чем нахожу утешение. Не усваивается и не запоминается прочитанное. Много разных смутных мыслей в голове. Я стараюсь их отсекать, но не всегда получается. Честно признаться, я толком и не исповедался. Так только, вкратце. Открыть все помыслы могу только Вам. Как-то к другим у меня нет того доверия, которое испытываю к Вам. Увидел я огромную, непреодолимую разницу между мирским священником и монахом. Отец Трифон, а в Лавре есть откровение помыслов, чтоб каждый вечер приходить к своему отцу духовному на исповедь? С каждым днем все больше укрепляюсь в мысли, что в миру спастись невозможно, лишь только в монастыре под руководством опытного духовника. Вот скоро уже шесть лет будет, как сидим. У моего папы будет половина срока... В комнату ходим молиться, в нашей смене я читаю молитвы, а в другой - Михаил, который подвизался на Валааме. Решили мы читать Псалтирь и за упокой и за здравие, по одной кафизме. Так потихоньку жизнь и идет. Храни и помоги Вам Господь! С земным поклоном и уважением Ваш недостойный раб Божий ...

* * *

17.12.95 г.

Мир Вам и спасение от Господа!

Здравствуйте, дорогой батюшка, отец Трифон! Письмо получил Ваше, очень утешился. Спаси Вас Господь за такое теплое отношение к недостойному и падшему грешнику. Отец Трифон, Ваши молитвы и письма очень мне помогают не унывать и не отчаиваться, это для меня подкрепление духовное и укрепление в вере. Всей душой я возлюбил Господа, к Нему все мои мысли и чувства обращены большую часть времени. Я твердо, без сомнений уверен (и отстаиваю это), что истина и спасение лишь в Православной Церкви. Но подкрепить свою веру делами мне никак не удается. И очень стыдно за свои грехи перед Вами и перед Господом. Читаю жития святых, вижу, что люди находились в условиях намного хуже, чем я, но не роняли свою веру, наоборот, только еще больше продвигались в духовном делании. А я не могу и мелкие грехи побороть. И сейчас уже за собой замечаю те недостатки греховные, которых раньше не было. Каждый раз, когда приезжает священник, я его прошу, чтоб поисповедовал, хоть кратенько. Вот уже исповедовался три раза. Но я не отчаиваюсь, уповаю нa Ваши молитвы и твердо верю, что раз есть у меня чистое и искреннее стремление, то, что бы ни случилось. Господь меня не оставит и в трудное время всегда поможет и пошлет подкрепление. Утром и вечером собираемся (человек пять-шесть) на общую молитву в комнату нашу молельную. Взяли у священника благословение читать Псалтирь за упокой и за здравие. Не все идет гладко, враг нам препятствует в разных обликах. С баптистами так вопрос и не решился еще. Но я думаю: раз посылаются нам такие испытания и искушения, то, значит, это необходимо для укрепления нашей веры, для спасения душ наших. Я говорю, что не надо гнаться за количеством людей, которые приходят в комнату, пусть за количеством гонятся баптисты. А православных лучше пусть три-пять человек будет, но искренно верующих и делами подкрепляющих веру. Что я часто падаю, то это я не расстраиваюсь. Так и надо, чтоб не зазнавался и не гордился, чтоб понимал, что без Божией помощи я ничтожество.

Отец Трифон, нам постоянно говорят, что существующая власть от Господа установлена. Но разве зло может исходить от Господа? Наверно, просто это попущение Божие, а устанавливал эту власть сатана? Дорогой батюшка, Вы мне, пожалуйста, объясните, а то я тут сам разобраться не могу. Читал святое Евангелие от Луки, четвертую главу, шестой стих. Там сказано, что слава и власть на земле отдана диаволу. Вот Вы мне это, пожалуйста, объясните, дорогой батюшка, может быть, неправильно я понимаю?

Вот и Рождество уже скоро, еще один год прошел. Время летит незаметно, а еще ничего не сделал в жизни хорошего, ни одну страсть не поборол. Так ведь можно и не успеть. Молюсь за Вас всегда и сам, и на нашей общей молитве. И Ваших святых молитв прошу и обо мне, и об укреплении нашей маленькой православной общины. С низким земным поклоном и безграничным уважением Ваш недостойный духовный сын ...

(Продолжение следует)

Из книги "Я РАСКАИВАЮСЬ". Изд. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2001


 
Ссылки по теме:
 

  • Письма из тюрьмы. Не хотяй смерти грешника. Дополнение к книге "Я раскаиваюсь"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"