На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

Святая красота

Памяти Людмилы Крюковой

В Димитровскую родительскую субботу 27 октября 2000 года, после молитвы за всенощной о всех воинах, живот свой за веру и Отечество на поле брани положивших, она была зверски убита возле своего дома.

Отпевание её в храме совершали девять священников при огромном стечении народа.

Кто была Людмила Крюкова? Ученый-экономист, филолог, педагог, поэт, член Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества», преподаватель Православного богословского института, директор воскресной школы при храме Девяти мучеников Кизических.

Смерть её произвела впечатление ужаса не только своей безпримерной жестокостью, но и потому, что она совершенно не вязалась с её обликом. Она была как бы неземным существом, которое постоянно несёт доброту и облегчение жизни другим людям. Всякий, кто знал её, может выделить в ней две черты: радостность и ум.

Она давала себе ясный отчет во всём, что происходит в жизни (в том числе и в политической). В своей доброжелательности она была открыта хорошему в другом человеке и умела пробуждать хорошее в нём. Сама доверчивая, вызывала доверие у других. И, кроме того, ценила подлинное слово. Она ничьего достоинства не подавляла, каждый себя чувствовал с ней человеком. Это большое дело, признак подлинного поэта и христианина. В ней было что-то от цветка, ребёнка — ничего ядовитого, как это бывает теперь — во многих. По своим природным данным она устремлялась к поэзии и к святости. Поэт как ребёнок и святой как ребёнок. Никто не сможет стать ни поэтом, ни святым, если не будет как ребёнок. Вот почему у неё было такое взаимопонимание с детьми.

О ней можно сказать, что она была человек истинно интеллигентный. То, что является сейчас большой редкостью. Есть ложная интеллигентность, та, которая растлевала Россию накануне революции 1917 года, и та, которая ещё более растлевает её сейчас.

Один академик заметил, что самые интеллигентные люди, которых он видел в жизни, были крестьяне Архангельской губернии, где он был ссылке в 1920-е годы. А теперь в тех же самых местах даже учителя в разговоре со школьниками употребляют мат, уже не замечая этого. Мат в ходу не только у телеведущих, но даже в солидных журналах уже считается нормой.

Подлинная интеллигентность — это как бы порода. Раньше было дворянство, которое постепенно вырождалось, а теперь это люди высшей пробы благородства, духовного благородства, рыцари духа.

Именно на такого человека обрушилось самое низменное, подлое, безумное, что есть в этом мире. Кто её убийца? Сам диавол, который не может выносить присутствия на земле таких людей, и который находит на все больше слуг, исполняющих его волю. Мученица Людмила стоит в ряду новых христианских мучеников: иеромонаха Нестора, Оптинских иноков, иеромонаха Григория, хранителя Иверекой мироточивой иконы Иосифа, воина Евгения. И как часто смерть человека соответствует его жизни! И раскрывает всю его жизнь.

Дипломная работа Людмилы в Богословском институте была посвящена Кресту. Её главные беседы со студентами и детьми — о святых Царственных мучениках и о новых мучениках и исповедниках Российских. И последняя — о новом мученике Евгении. Нательный крестик Людмилы, обагрённый кровью, находится сейчас на престоле в храме, как и крестик мученика воина Евгения, рядом с частицами святых мощей угодников Божиих.

В этой смерти — предельный ужас зла сегодняшнего мира. И в то же время, через неё мы научаемся совершенной уверенности, что все скорби даются нам от Бога. Именно о Божием присутствии среди нас могли бы сказать многие, кто участвовал в её отпевании. Какая бы ни была смерть подлинного христианина, она должна служить тому, чтобы сделать для нас понятной смерть Христову. При этом тайна оставленности, отвержения, поругания Христова является столь плодоносной, что Бог не может не дать вкусить от неё избранным Своим.

Наступает время, когда с полной ясностью мы начинаем понимать, что смерть является единственной возможностью для нас победить. Святость узнается после смерти. Все святые только те, что прошли через смерть.

—   Со святыми упокой! — дерзновенно молится Церковь, потому что со святыми упокоиться могут только те, что прошли через смерть. Прежде смерти никого не хвали… Поэтому и даётся нам смерть. Никто не свят, только один Бог.  

Свят и тот, кто прошёл через смерть, через которую Он прошёл ради нас. После смерти Церковь может включить этих людей в свою историю, в свою жизнь, когда она может сделать своими их качества, их слова, их тайны с тем, чтобы все могли извлечь из этого духовную пользу. Святые — живые в Церкви, потому что Божия жизнь присутствует в них. Но они должны принести плод, чтобы Церковь их узнала. Этот плод приносится через их смерть. «Если зерно, упавши в землю, не умрет, то одно пребывает». Смерть — доступ к вечной жизни, к высшей красоте, через предельную некрасоту этого события, через Крест Христов, который есть красота Церкви.

Смерть Людмилы — благоуханное приношение Господу.

Что можно сказать о её стихах? То, что они по большому счёту талантливы — очевидно. Стихи её органично сливаются с её образом. Они созерцательны созерцанием веры. В то же время, в них трезвая гражданская оценка и глубокая духовная оценка добра и зла. Это стихи человека, принявшего радостно жизнь. И любящего жизнь в вере. Мир, лежащий во зле, преображён в них верой во Христа и Христом. Поэтому в её стихах нет ничего трагического. И в то же время, они не скучные, что с неизбежностью происходит там, где трагическое искусственно изымается.

Есть проповеди как стихотворения. По изяществу и красоте. И есть стихотворения, которые звучат как проповеди, когда слово их становится крестным. Перед лицом крестной смерти и после смерти чистый дух поэзии дышит, где хочет. И не знаешь, откуда он приходит и куда уходит. И поэзия, в конце концов, есть умение высказать то, что невозможно передать никакими словами.

Протоиерей Александр Шаргунов

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ

Божественная Литургия

  Хлеб вечной жизни и Вино.

И льются нити золотые

Сквозь удлиненное окно.

И золото живого слова,

Сверкнув во тьме греховных туч,

Вдруг освятит души основы,

Как этот тонкий, яркий луч.

И в точку стянется вниманье,

Подступит к сердцу и глазам,

И засияет покаянье,

Как благодатная роса.

Исчезнет время, и святые

И ангелы заполнят храм.

Божественная Литургия

Путь к вечности, открытый нам.

Осень 1994 гада

 

***

Закрываю глаза, чтобы легче внимать

Ароматам и звону кадила,

Чтобы в сердце слова песнопений вобрать:

Бог Господь – моя крепость и сила.

Чтобы там, в глубине, где рождается звук,

Где душа сопрягается с телом,

Где молитва, как туго натянутый лук,

А слова – раскалённые стрелы,

Сам Господь моё сердце расплавил в огне,

Чтобы я от Него научилась,

Чтоб в словах моих, в мыслях, и даже во сне

Его имя любовью святилось.

Осень 1994 года.

СЕБЕ

(УТЕШЕНИЕ)

Подожди ещё немного,

Не скорби, не унывай.

Возле Царского Чертога

Милостыню собирай.

от ударов пригибайся:,

Но от врат не уходи.

Сквозь обиду улыбайся.

Бог всё видит, подожди.

Он пошлёт тебе подмогу,

Он не может обмануть.

Подожди ещё немного,

Потерпи ещё чуть-чуть.

1 995 год.

***

Воды живоносные,

Воды покаяния.

Через муки слёзные

Радость прозревания.

Мати Непорочная

Слова воплощённого

Чудного источника

Глубина бездонная,

Жаждущим дарящая

Токи исцеления,

С Неба низводящая

Благодать прощения.

28 аnреля 1995 года.

  День иконы «Жuвоносный Источник»

ПРОЩЁНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Мы обе встали на колени

И, словно сестры, обнялись.

Соединились наши тени,

И помыслы переплелись .

Прости. – «И ты прости!» И светом

Счастливым вспыхнули глаза.

Прости меня за то, что это

Так трудно искренно сказать.

За то, что я люблю так мало.

За то, что раньше не могла,

И лишь теперь поцеловала

Тебя, и сердцем приняла.

И твою радость ощущаю,

И взгляд светящийся ловлю.

«Господь простит. И я прощаю.

Он любит нас. И я люблю!.

 

Весна   1994 года

3 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА

«Нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит!..»

А С. Пушкин. «Борис Годунов»

 

За Ирода молиться невозможно!

На верных Богородица глядит

С Владимирского образа неложно

И за него молиться не велит.

И даже те, кто за него сегодня

В храм Божьего явления пришли,.

Великою молитвою Господней

Молиться не сумели, не смогли.

Они не веруют! Их голосов не слышно.

Они не знают слов и ие поют.

И нет раскаянья перед Всевышним.

Они на небо и на землю лгут!

И почему же ты, любимый пастырь,

Не видишь этой страшной немоты?

Указом президента снова распят

Христос.Но с ним не сораспялся ты.

Так помоги же людям измениться,

Пока к тебе Господь благоволит.

за Ирода Владычица молиться

Тебе и русским людям не велит!

В ответ Т.О.

Да, мы должны за всех молиться.

И даже если палачам

Угодно будет в наши лица

Стрелять из танков по ночам,

Помолимся за них. Не знают

Они, что будет Страшный Суд.

Но если, ясно понимая,

Что перед Божьим ликом лгут,

Они пред бойней в церкви служат

Чтоб сделать вид, что Бог простил

И Сам кровавый этот ужас

Святынею благословил,

Когда Владимирской иконой

Царицы Неба и земли

Не признающие закона .

Хотят прикрыть грехи свои,

Тогда прикинуться незрячим

И всепрощающим грешно.

в темнице Матерь Мира плачет

О том, что людям все равно,

Что будет дальше с их Отчизной,

Что как Пилат они молчат

И жертвой многих сотен жизней

Купить покой себе хотят.

Тогда молитва православных

Должна и язвы обличать,

Чтобы не дать забыть о главном

Тому, кто призвав врачевать

и исцелять строкой Завета

И ирода, и палача —

Да совершится воля в этом

Первоверховного Врача.

 

Кон,ец 1993 года

 

ЗАЩИТНИКАМ ДОМА СОВЕТОВ

Оnубликовано в «Русский Рубеж», 28 ноября 1993 года,

под именем неизвестного автора

 

В моём сердце пылают костры

Под ночным моросящим дождём.

Не слепой мимолетный порыв

Заставляет идти в «Белый дом».

Не минутная детская страсть

Побуждает людей голодать,

И стоять за законную власть

И на Божий покров уповать,

И молиться, и ждать до поры,

Когда НАШИХ поддержит страна.

В моём сердце пылают костры.

Я надеюсь, что я — не одна.

28 сентября 1993 года,

День Первомученика   Архuдuaкона Стефана

 

***

Ни слёзы, ни кровь не помогут

Отсрочить приход сатаны.

В сердцах поселилась тревога.

Ну, где же вы, Божьи сыны?

Где это немногое стадо,  

Что скажет на выборах: Нет!

Нам иродов больше не надо,

Мы Богу давали обет

Не чаять другого Мессии

И не отступать от Христа.

Поднимем Святую Россию,

Под знаменьем нашим, креста!

Святая Россия не сможет

Восстать из руин без страны...

Суд совести близится, Боже,

Не дай нам принять сатаны!

 

12 июня 1996 года

***

В молитву я всю боль вложила,

Всё сердце излила Тебе.

Иссякли слёзы. Нету силы,

Чтобы противиться судьбе...

Всё принимаю, Боже правый.

Я пред Тобой простерта ниц.

Ищу: Твоей безсмертной славы

Без оговорок и границ

Пусть сокрушается гордыня,

Пусть вся истаю от огня,

Ты только не лишай святыни

И Сам не оставляй меня.

Ceнтябрь 1996гoдa

***

Все Алтари — открыты,

и всюду, всюду Бог.

От ярко-красных риз

в глазах святое пламя.

Здесь, рядом, на земле украшенный чертог.

Воистину Христос Воскресший вместе с нами!

Священник Виктор Кузнецов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"