На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

Подвигом добрым подвизался

18 апреля в Можайске в день годовщины со дня блаженной кончины митрофорного протоиерея Петра Деревянко, настоятеля храма в честь святых богоотец Иоакима и Анны поминали своего доброго батюшку духовные чада со всей России.

На богослужении в Можайском храме святых праведных Иоакима и Анны, коего он был много лет настоятелем, присутствовали и сестры нашей обители. Мы знали его, переписывались, он приезжал к нам в монастырь, к сожалению, не так часто, как бы нам хотелось. Мы почитали его как старца, имеем свидетельства его высокой духовной проницательности; уговаривали его переехать к нам «на покой», но, хоть наши условия,  особенно уединенность, ему нравились, батюшка отказывался, ссылаясь на занятость; кроме приходских забот, он нес труднейшее послушание, посещая женскую колонию: всегда плакал, рассказывая о несчастных, загубивших свою жизнь: «восемнадцать лет, такая клопа, и уже убила человека!». И другой аргумент приводил: «Матушка, у меня много чад, сюда им сложно будет добираться».

Отец Петр весьма интересовал нас как живая история Церкви. Ему довелось исповедовать уцелевших монахинь уничтоженного Леушинского монастыря; этот опыт дал ему возможность понимать женскую монашескую душу, и как же он умел помочь в трудную минуту! Он служил с епископом Гермогеном (Голубевым), глубоко почитал его, считал примером христианской правдивости и мужества. Он и сам следовал этому примеру, жил как подвижник, всех жалел и любил, так любил, что каждому казалось, что он единственный и главный в его сердце. Он, кажется, до самой смерти имел особое пристрастие к церковному пению: все разыскивал забытые монастырские роспевы, с радостью делился нотами, сам любил петь.

Батюшка прожил трудную, тернистую, прекрасную жизнь (родился в 1927). Отроческие годы провел в оккупации и помнил, кажется, каждый кусок хлеба, всех добрых людей, молился за них с благодарностью. Священство его пришлось на советские годы, так непросто было оставаться верным Христу в обстоятельствах пристального надзора властей и порой недоброжелательства своих же братий-священнослужителей.

Всё позади теперь. «Подвигом добрым подвизался, течение совершил, веру сохранил». Бог дал отцу Петру преподобническую кончину: он умер в алтаре, отслужив литургию Великой Субботы. Богослужение и отпевание возглавил его родной сын архимандрит Петр, участвовало много священников, приехали монашествующие окрестных, и не только, женских монастырей; звучало и звучало «Христос воскресе из мертвых». Лучшего нельзя желать. Руки батюшки оставались теплыми и мягкими, живыми.

Но скорбная нотка все-таки ноет в сердце. Как сказал поэт:

Умирают мои старики,

Мои боги, мои педагоги,

Пролагатели торной дороги,

Где шаги мои были легки…

Придет ли кто на их место, вот в чем вопрос.

Инокиня


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"