На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

Не ради славы

Желание делать добро

Первого ноября исполнилось 145 лет со дня рождения великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой — одной из самых почитаемых святых Русской православной церкви. Сто лет назад ею была основана Марфо-Мариинская обитель   —   средоточие милосердия и деятельной любви к ближнему, где «великая матушка» Елизавета Федоровна была настоятельницей и вместе с сестрами ухаживала за больными и ранеными во время Первой мировой…

Такие при словах «сестра милосердия» и возникают у современного человека ассоциации (во многом — кинематографические) — война, палата, сестра, склонившаяся над ранеными в лазарете. И удивительно встретить на улице Киева сестру милосердия наших дней — будто сошедшую с исторических полотен и спешащую по своим благим делам. В наше жесткое время, когда для многих добыча хлеба насущного становится почти единственным занятием в жизни, деятельность сестер с крестом на косынке — кажется фантастической. Но и внушающей надежду: есть люди, готовые отдать свое время и свое сердце ближнему.

Милосердие, которое мы потеряли  

Первые общины сестер милосердия в России появились к середине XIX века. А уже в Крымской военной кампании 1853-1954 гг. сестры были на фронте. К 1877 году, когда русская армия помогала болгарам сбросить пятисотлетнее турецкое его, в военных действиях принимали участие уже целые отряды хорошо обученных сестер-профессионалов. К началу войны все правительственные учреждения и общественно-благотворительные организации были завалены просьбами женщин (дворянок и крестьянок, мещанок и представительниц известных фамилий) об отправке их в действующую армию сестрами милосердия. Врачи открывали бесплатные курсы по подготовке сестер — в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Одессе, Чернигове, Полтаве, Курске, Тамбове, Саратове…

В ХХ в. общины сестер милосердия работали уже почти в каждом губернском городе. Как не вспомнить здесь Первую мировую войну, когда сама Императрица Александра посвятила себя заботам о раненых. Пройдя курсы сестер милосердия, вместе со старшими дочерьми — Великими княжнами Ольгой и Татьяной — она по несколько часов в день ухаживала за ранеными в царскосельском лазарете…

Как евангельские Марфа и Мария, сестры Марфо-Мариинской обители соединяли в себе два образа: заботились о нуждах своих подопечных и молились с ними, о них. Сестры работали не ради славы, не ради зарплаты. Они помнили слова Христа: «И кто напоит одного из малых сил только чашею холодной воды... не потеряет награды своей».

И все же в советское время традиция прервалась. На фронтах Отечественной раненых спасали уже «медицинские сестры». Точное старомодное слово «милосердие» незаметно ушло из сферы помощи больным и слабым. А с ним — и само понятие. В наше время иному лежачему пациенту горбольницы, милосердия от сестрички не добиться, не опустив предварительно в карман ее белоснежного халатика мзду-взятку…

Тем важнее возрождающийся институт православного милосердного сестричества.

 

Желание делать добро

Чуть более полугода назад в Киеве появились первые сестры милосердия. Сейчас их чуть более двух десятков. Конечно, и организационно, и численно киевское сестричество, не в пример, российскому, только-только зарождается. Мало-помалу движение ширится. Так кто же они — сестры милосердия,   чем занимаются?

На мои вопросы ответила Наталья Ярошенко — старшая сестра Православного Сестричества Милосердия при Верном Казачестве во имя Святой равноапостольной княгини Ольги.

— Наша деятельность — поездки в дома малютки, акции, которые мы поддерживаем совместно с союзом православных врачей Украины, помощь в сборе средств для трансплантации костного мозга при центре Охраны Материнства и Детства в Киеве,   — рассказывает Наталья Владимировна. — Планируем вместе с тимуровцами, привлекая школьников и школьниц, организовывать уход за одинокими стариками. Есть для нас работа и в больницах: медицинской мы не выполняем, но можем принести-убрать, посидеть возле капельницы, помолиться вместе с больным. Хотим организовать постоянный пост сестер милосердия в больницах, где медперсонала сейчас катастрофически не хватает…  

— Работаете бесплатно?

— Конечно, мы же — волонтеры. Я все свободное время отдаю этому делу, большинство сестер — студентки, есть среди нас и женщина старше 50 лет. Каждый выбирает себе дело по силам.

— А что нужно, чтобы стать сестрой милосердия?

— Иметь желание делать добрые дела. И… написать заявление.

—   Для этого обязательно быть православным человеком?

— Не обязательно. Но мы возрождаем былые традиции милосердия, основываясь на православной вере. Поэтому человек, который будет с нами общаться, попутно будет об этом больше узнавать…

— Важны ли возраст и профессия? Надо ли для этого быть медиком?

—Большинство из нас не медики. Но как раз сейчас   организовываются медицинские курсы сестер милосердия. Совместно с руководством катехизаторских курсов Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры мы проведем элементарную медицинскую подготовку для того, чтобы наши сестры, при необходимости, могли оказывать минимальную помощь. Такие знания всегда нужны…

— Одежда сестры должны быть особенной? Зачем вам форма?

— Форму носим — по желанию. Надевая ее, показываешь, что открыто исповедуешь Христа, Православие. Даже своим внешним видом несешь эти ценности. Это важно. Кроме того, это красиво и романтично.

— Но сама форма — традиционная? Такую носили сестры в первую мировую войну?

— Нет, в нашем сестричестве она более современная. Однако шилась форма по мотивам той, старинной. Это платье, которое надевается и завязывается, как халат. Его можно носить   поверх одежды. Желтый цвет — чтобы не пугать детей белым халатом, ассоциирующимся с больницей и еще потому, что у казачества многие знамена золотистые. Золото — это цвет Божественный, цвет Славы. И вообще желтый цвет приятный, настраивает на положительные эмоции…

— А как стали сестрой милосердия, например, лично вы?

— Я и некоторые девочки уже больше года занимаемся этим делом. Начинали мы при Ионинском монастыре — взяли Благословение, стали ездить в дома Малютки. А потом появились разные направления работы, возникла необходимость создавать структуру. И мы пришли в Казачество. Казаки нам очень помогают, когда проводим акции, а мы — им.  

— Вы где-то работаете, как удается совмещать деятельность?

— Я вообще-то домохозяйка и приняла решение — все время у меня будет уходить на сестричество. Поскольку я занимаюсь всеми направлениями, совмещать деятельность сестры с работой просто не получилось бы. Но большинство сестер у нас — работающие…   

— Когда идете по улице в одежде сестры, что спрашивают прохожие?

— Большинство стесняется подойти и спросить. Я иногда сама рассказываю. Православные люди, которые видят нас на мероприятиях, более привычны к нашему виду, ведь сестер часто можно видеть в храмах. В основном —   на праздниках. Дела в домах Малютки не видны…

— А что вы делаете в домах Малютки?

— В каждом — то, что нам разрешают и то, что там нужней. В одном у нас есть договоренность: мы приезжаем играть с детками — идем с ними на улицу, общаемся, катаем на качелях. Малышам до трех лет очень нужно общение, любовь, которую они не дополучают. Из-за этого дефицита у них потом возникают проблемы с усыновлением. С нами детки учатся потихоньку преодолевать психологическую травму, полученную в детстве: они же все в основном брошенные — «отказные», с тяжелыми жизненными историями… Так, потихоньку, два раза в неделю девочки ездят, и это приносит свои плоды. Педагоги этого детдома довольны, отмечают, что один ребенок стал больше разговаривать, другой — лучше развиваться…

В другом детдоме такой необходимости нет, потому что там больше персонала. Но там, рядом с детдомом, есть храм, и мы каждое воскресенье приезжаем и ведем детей на причастие. Для них это большой праздник! Это действительно очень красивый храм, и дети потом подолгу не хотят оттуда уходить…

—   Зачем нужна организация сестер милосердия?

— Для того, чтобы совместно делать добрые дела. Дела милосердия — это дела спасения. Они нужны, прежде всего, нам самим — чтобы быть более чуткими, научиться быть внимательнее к людям. И выполнять Заповедь «Возлюби ближнего своего как самого себя»…

Елена Буевич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"