На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Подвижники благочестия  
Версия для печати

Духовный подвиг настоятельницы Арзамасской Алексеевской общины Ольги Васильевны Стригалевой

Жизнеописание

Преподобный Феодор Санаксарский, основатель Алексеевской общины

История Арзамаса уходит в глубь веков. Арзамас это город-крепость, который возник на местах древних мордовских поселений в результате похода Ивана IV Грозного на Казань. Так сложилось, что история города Арзамаса неразрывно связана с историей русской православной церкви.

Вряд ли какой уездный, да и не всякий губернский город насчитывал за всю историю своего существования такое количество церквей и монастырей. За пять веков в городе Арзамасе и Арзамасском уезде существовало в разное время до десяти монастырей, в том числе в самом Арзамасе пять монастырей: три мужских Спасо-Преображенский, Введенский и Троицкий Особный, и два женских Алексеевская женская община и монастырь святого Чудотворца Николая (Николаевский женский монастырь).

В золотой век Арзамаса (1775 – 1850 гг.) было построено 25 церквей. Благочестивым арзамасцам тесны казались старые храмы, они разбирали их и на их месте быстро создавали новые, то, что в других городах созидалось веками, то здесь храмы возводились за каких-нибудь 20 лет.

Но не только обилием монастырей и церквей знаменит Арзамас, он, прежде всего, знаменит своими выдающимися поборниками православной веры, священниками, монахами, архимандритами, игуменами, настоятельницами и просветителями.

Трудно рассказать о жизненном пути всех знаменитых в вере арзамасцев.

Среди них арзамассцы, которые стали известны всей России. Это Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий (в миру – Иван Николаевич Старогородский), который встал во главе русской православной церкви в период лихолетья, в годы большевистского гонения на православие. И только мудрая дальновидная политика и деятельность Святейшего Патриарха Сергия уберегла церковь от полного ее разгрома. В последние годы с именем преподобного Серафима Саровского – великого проповедника веры Христовой упоминается имя иеромонаха Исаакия, в схиме Иоанна первоначально настоятеля Арзамасского Введенского мужского монастыря, а впоследствии основателя Саровской обители, где начал свой монашеский подвиг батюшка Серафим.

По праву к этой плеяде удивительных людей следует отнести Ольгу Васильевну Стригалеву – настоятельницу Арзамасской Алексеевской общины. Это была не только строгая подвижница, но и гениальная женщина, одаренная необычайным умом и блестящими организаторскими способностями.

Ольга Васильевна родилась в городе Костроме в 1773 году в семье очень знатного купца Василия Ивановича Стригалева. Ольга Васильевна достаточно в раннем юношеском возрасте решила отдать себя служению Богу. Очень много времени проводила в строгом посте, молитвах и чтении религиозных книг. Ольга Васильевна очень часто посещала Костромской женский монастырь. Однажды, находясь в монастыре, она познакомилась с настоятельницей Арзамасской Алексеевской общины схимонахиней Марфой. Схимонахиня Марфа (в миру Марья Петровна Протасьева) была уроженкой Костромской губернии, дочерью бригадира Петра Григорьевича Протасьева. В Костромском женском монастыре она прожила около 12 лет, а в 1782 году по благословлению настоятеля Санаксарскаго монастыря иеромонаха Феодора перешла в Алексеевскую общину.

Сегодня мы имеем два жизнеописания О.В. Стригалевой. Николай Михайлович Щегольков в «Исторических сведениях о городе Арзамасе»[1] отмечал, что отец, видя наклонности дочери к монашеству, не стал удерживать ее в родительском доме, и отпустил в женскую обитель после смерти ее матери.

Другое жизнеописание неизвестного автора повествовало, что Ольга Васильевна при помощи помещицы Натальи Тихменевой в августе 1792 г. ушла из дома и отправилась в Алексеевскую женскую обитель, оставив родителям письменное объяснение своего поступка: «Любимые мои родители! Я знаю любовь вашу ко мне во все дни самаго рождения моего; я не могла воздать вам равною любовью; меня позвал Господь на лучшая, дабы шла вслед Его… А я прошу вас, Бога ради, оставьте меня поработати Создавшему мя и пролившему предражайшую кровь свою меня ради и не противьтесь званию Владыки моего. А я вас усердно прошу, родители мои, оставите меня в мире поработати Зиждителю моему; молите Его человеколюбие, дабы облегчил мне бремя свое и сподобил бы со тщанием понести его до последняго моего издыхания. К сему же прошу вашего произвоелния и чистаго благословения вашего родительскаго к созиданию спасения моего. Бога ради не забывайте, почаще напоминайте мя в своих приятных Богу молитвах родительских. А я вручила себя Богу и вас вручаю Ему же; да сохранит и продолжит живот ваш в радости и да утешит вас небесным утешением и укрепит сердца ваши во уповании будущаго воздаяния. Итак, пожелав вам телеснаго здравия и душевнаго спасения, полагаюсь о себе на промысле Божий и тщусь идти во след Звавшаго меня. Грешная раба Божия, а вам дщерь по плоти Ольга. Еще падаю к стопам вашим, прошу вашего родительскаго благословения и молитв и лицеземно кланяюсь и прошу прощения в моих к вам погрешностях, от моего неразумия дерзнутых»[2].

Родители начали поиски и схимонахиня Марфа попросила Ольгу отправится к родителям. Настоятельница обители убеждала, что «если есть Божие звание быть тебе, в обители, то силен Бог приклонит сердца родительские, не только простит тебя, но и наградит родительским благословением»[3]. Ольга вернулась домой, пребывая в постоянных молитвах, убедила своих родителей и получила отеческое благословение. Автор «Краткого описания…» отметил, что первой с выбором дочери примирилась мать – Прасковья Ивановна, и убедила своего мужа. Впоследствии Прасковья Ивановна часто бывала в Алексеевской обители и делала очень дорогие подарки: иконы, Евангелие, церковную утварь.

17 марта 1793 г. в день святого Алексия Ольга Васильевна вернулась в женскую обитель, где ее с радостью встретила настоятельница схимонахиня Марфа и сестры. Автор данной работы не известен, но цензором «Краткого описания…» стал архимандрит Сергий из Санкт-Петербургского Комитета духовной цензуры. Поэтому нам кажется, что это более достоверные данные.

17 марта 1795 г. Ольга Васильевна через отца Андриана приняла иноческий обряд и была наречена Олимпиадой.

Исполняя все возлагаемые на нее послушания она вскоре сделалась примером для всех сестер и приобрела всеобщую любовь, а настоятельница Мария Петровна (схимонахиня Марфа) во время своих отъездов поручала ей вместо себя управлять общиной.

Мария Петровна в течение 28 лет управляла общиной. Вся общая благодать в Алексеевской общине укреплялась при постоянных наставлениях иеромонаха Федора, настоятеля Санаксарского монастыря. Отец Федор, выходец из знаменитого рода Ушаковых часто приезжал в Алексеевскую общину к сестрам, совершая наставления и благословляя сестер на молитвы и служение Богу. И.Н. Четыркин[4], преподаватель Нижегородской Духовной семинарии, утверждал, что устав Алексеевской обители был положен отцом Федором (См. приложение).

30 апреля 1813 года после тяжелой, но непродолжительной болезни скончалась настоятельница Мария Петровна. Сестры обители единодушно избрали своей начальницей Олимпиаду Васильевну, но она очень долго умаляла сестер не требовать от нее этого, поэтому была избрана престарелая сестра Матрена Емельяновна. Последняя в должности настоятельницы пребывала не долго (в источниках приводится разные сроки: 6[5] недель по утверждению в должности, и 10[6] недель), поскольку очень скоропостижно скончалась. Сестры опять просили Ольгу Васильевну стать настоятельницей, но она отказывалась. Тогда схимонахиню Олимпиаду убедила покориться и исполнить волю Божью убедила, проживавшая в обители прозорливая блаженная Елена Афанасьевна из дворянского рода Дертьевых.

В 13 августа 1813 г. по указам Нижегородской духовной консистории Ольга Васильевна была утверждена в должности настоятельницы, и управляла общиной до своей кончины в 1828 г. За это время Алексеевская община, благодаря царившему в ней подвижничеству стала известна по всей России. Под ее спасительный кров стекались благочестивые девы и вдовицы со всех концов нашего отечества, без различия звания и состояния. Среди сестер Алексеевской общины были тогда и несли равные послушания княжны, дочери генералов, воспитанницы дворянских институтов, неграмотные крестьянки, бедные сироты и дочери богатейших московских и костромских купцов. Близость этого источника не могла не влиять на жителей Арзамаса. Каждое посещение какой-либо арзамасской женщины своей родственницы, или знакомой, живущей в общине приносило в семью хотя бы одно назидательное слово, каждая просфора, принесенная из общины низводила на родственный дом благодать Божью. Ольга Васильевна Стригалева руководила всеми строительными работами. Некоторые авторы, описывая ее жизненный путь считали, что она сама участвовала в проектировании и строительстве главной соборной церкви Алексеевского монастыря – в честь Вознесения Господня, подобной которой трудно было найти во всей России. При ней также был воздвигнут больничный корпус с храмом св. великомученице Варвары и возведена с трех сторон обители каменная ограда.

Еще с юношеских лет Ольга Стригалева мечтала посетить Киево-Печерскую Лавру, чтобы поклониться мощам праведников Печерских, к которым имела глубокую веру. Ольга Васильевна с большим трепетом относилась к молитве Феодосия Печерского, в которой он просил Господа Бога о даровании царствия небесного и упокоения с преподобными, всем тем, кто будет погребен на месте их обители. Об этом Ольга Васильевна мечтала всю жизнь. Особым памятником в Алексеевской обители был серебряный ковчег, в котором хранились 29 частиц святых мощей, большей частью киево-печерских святых, приобретенных в основном усилиями Ольги Васильевны.

В последние годы жизни ее постоянно влекла мысль попасть в Киево-Печерскую Лавру на богомолье. В 1827 году она даже попросила разрешения у преосвященника Афанасия, епископа Нижегородского и Арзамасского уволить ее в Киев, но архипастырь не дал своего благословения, и настоятельнице пришлось повиноваться его воле.

В «Кратком описании жизни настоятельницы…» описывается сон Ольги Васильевны. Однажды, будучи уже тяжело больной, она увидела себя в Киево-Печерском храме, а преподобный Антоний и Феодосий Печерский продвигали ее к царским вратам в алтарь и ласково говорили: «Мы ждем тебя сюда к нам»[7]. Данное ведение сыграло огромную роль в принятии решения Ольги Васильевной отправиться в Киев. Тайно от сестер она еще раз обратилась с просьбой к епископу Нижегородскому и Арзамасскому Афанасию поехать на богомолье в Киев. Епископ дал свое благословение.

14 июня 1828 года сестры простились со своей любимой настоятельницей в Вознесенском храме. Сестры очень горевали, как бы предчувствуя, что они навсегда прощались со своей настоятельницей. Ольга Васильевна с большим трудом в сопровождении нескольких сестер добралась до Киева. Она была уже сильно больна, и ее сопровождающие боялись, что даже не довезут ее до Киева. Но Ольга Васильевна четко верила в то, что с Божьей молитвой и при помощи Бога ей удастся добраться до Киева. 3 июля Ольга Васильевна доехала до Киева. 11 июля, в день своего ангела она была на церковной службе, где приобщилась к Святым Таинствам Христовым, а потом совсем обессиленная она посетила ближние пещеры с помощью сестер.

Скончалась Ольга Васильевна 6 августа, исполнилось ее желание не без промысла Божия быть погребенной в святой обители Киевской. Наместник Лавры иеромонах Логгин обратился к митрополиту Киевскому, чтобы погребение было совершено монашеское, чтобы над телом Ольги Васильевны священниками читалось святое Евангелие, чтобы вынос тела и погребение было совершено лаврским духовенством. Такое разрешение было получено. Митрополит Киевский дал свое благословение тело Ольги Васильевны положить на дальних пещерах церкви Рождества Богородицы. Никого из умерших женского пола не хоронили в Лавре, даже монахов самой Лавры отвозили в Китаевскую пустынь, которая находилась в 7 верстах от Киевской. Так сбылась мечта Ольги Васильевны быть погребенной в одной святой земле с преподобным Феодосием Печерским и его святыми учениками.

В журнале «Сын Отечества» за 1829 год есть небольшая заметка: «настоятельница знаменитой Арзамасской общины Ольга Васильевна Стригалева принадлежит к малому числу тех умных и необыкновенных особ, кои повсюду оставляют след добродетели. Претерпевая несносные страдания от недуга, коего жестокость лишает ее малейшего движения, и не редко и самих чувств, Ольга Васильевна управляет сею общиною 25 лет и заслужила уважение от всего города, любовь и неограниченную преданность сестер, все, кто ее лично знает, питают глубочайшее уважение к ее особе. Надобно быть в Алексеевской общине, чтобы собственными наблюдениями поверить мои беспристрастные замечания, надобно, повторяю, видеть все мудрые распоряжения Ольги Васильевны и нерушимый порядок, постоянно царствующий в обители, иначе все похвалы мои не заслужат полного доверия. Она начертала превосходный план для главной церкви в общине. Все послушницы участвовали в устроении сего храма. Недавно услыхал я, что почтеннейшая настоятельница Ольга Васильевна скончалась и всеобщая скорбь жителей Арзамаса ознаменовала смерть ея»[8].

Ольга Васильевна очень любила свою обитель, любила своих духовных сестер. Обладая необычайным даром слова и будучи весьма начитанной, она очень часто говорила продолжительные речи и вела беседы со своими послушницами. Свои наставления сестрам она писала, когда ехала в Киево-Печерскую Лавру, но лучшим письменным памятником настоятельницы Алексеевской общины осталось духовное завещание сестрам, благодетелям общины и сродникам своим. Оно было найдено в ее бумагах после кончины и сейчас храниться в фондах Арзамасского архива[9] (См. приложение).

В год празднования столетия канонизации святого угодника Господа нашего преподобного отца Серафима Саровского, хочется еще раз вспомнить его пророческие слова о светлом будущем Арзамаса, «града Православного» и надеяться на скорейшее возрождение добрых православных традиций и укрепления Веры Христовой в сердцах жителей нашего города. Да не прервется связь времен и не забудутся добрые заветы предков наших и духовных наставников: «Православие до скончания века да сияет в Арзамасе и под сенью величественных храмов арзамасских да процветает благочестие».

 


ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Устав Арзамасской Алексеевской женской общины[10]

 

Установления Общины

 

1.       Общинам быть под покровительством Духовнаго и Гражданскаго Начальств, на равнее с другими подобными Богоугодными заведениями, на основании указа из Св. Правительствующаго Синода 12 июня 1842 года состоявшагося.

2.       Всякия приношения и пожертвования принимать на имя общин, и акты на пожертвования недвижимостей совершать узавоненным порядком и на тех правах, какия предоставлены для православных монастырей.

3.       Сии Общины в ведомости, представляемыя в Святейший Правительствующий Синод о монастырях и монашествующем духовенстве, не включать, а только начальницы должны доставлять ведомости к Епархиальному Архиерею о всех проживающих в сих общинах, с показанием, кто скольких лет, из какого сословия, с котораго года проживает и какого поведения, и сии ведомости хранить в Духовной Консистории.

4.       В сих Общинах проживающим ни монахинями, ни инокинями не называться, так он монашеского пострижения не имеют, а именоваться старшей из них – начальницею, а прочим – сестрами общины.

5.       О находящихся в Общине ежегодно делать поверку по ведомостям, с обозначением, кто именно проживает и имеет ли законные акты на свободное проживание по силе 177 ст. IX тома свода законов.

 

Состав Общины: Начальница

6.       Начальница Общины избирается с согласия самих общежительниц, православною верою и добрыми делами украшенная и духовным разсуждением от Бога одаренная и утверждается в сем звании Епархиальным Архиереем.

7.       Начальница должна иметь всегдашнее попечение о спасении сестер, живущих в общине, показывая собою пример Богоугоднаго жития, второе иметь попечение о благосостоянии Общины.

8.       А посему она должна настоять благовременно и безвременно, дабы все живущия в общине сестры првославную веру свою показывали от добрых дел своих, непорочно бы исполняли заповеди Господни и правила Св. Церкви.

9.       Начальница должна обращать особенное внимание свое на старших сестер и должности исправляющих в Общине, избирая в оныя благонадежных и опытных, дабы каждая по правилам общежития с рачением проходила вверенную ей должность и содействовала к общей спасительной цели, направляя всех сестер к Богоугодной жизни, особенно же к Богопочитанию внутренним и внешним образом, к исполнению калейнаго правила, к послушанию, трудам и рукоделию, к взаимной между собою любви, к смирению, воздержанию, терпению и всякой добродетели.

10.    Начальница должна обозревать все кельи живущих в Общине, покрайней мере, каждую неделю, а больных каждый день, и над занимающимися трудами вне общины, по возможности, надсматривать. Праздно же жить, исключая престарелых, немощных и больных, – никому не попускать.

 

Казначея

11.    В пособие к Начальнице для надзора за строениями общины, за рукоделием, за заготовлением, хранением и расходованием припасов избирается Начальницею с согласия старших сестер Казначея, с потребными способностями, и утверждается в сей должности Епархиальным Начальством.

 

Общежительницы

12.    В принятии обявляющих желание поступить на жительство в Общину начальница соблюдает всякую осторожность и строгую осмотрительность. Каждая, пожелавшая вступить в Общину, должна непременно иметь законный вид или отпускать акт на свободное проживание: временно же или на срок никакая приняты быть не может, но единственно с тем условием, чтобы навсегда там остаться.

13.    Объявившей желание поступить в Общину с законным видом начальница назначает искус: она не тот час принимает, но сначала в качестве гостьи живет в обители от месяца до года, смотря по летам и личным свойствам ея. Во все это время она свободно может разсматривать образ жизни, правила, труды и послушания жительниц общины. Новоприбывшая принимается в число сестер не прежде, как по совершенном удостоверении в искренности намерения посвятить жизнь на служение Богу и созидание спасения души своей.

14.    Начальница Общины о признанной ею достойною принятия в число сестер в приложением законнаго акта о безпрепятственном проживании в Общине, входить с прошением к Епархиальному Архиерею об определении ея в число сестер, и, получив от Консистории указное предписание, выдает ей черную общинную холщевую или шерстяную одежду, вписывает новопоступившую в реестр общежительниц, назначает келью, в которой она должна проживать, и послушание т.е. или рукоделие или черную работу и другие всякаго рода труды; увольнительный же вид возвращается из Консистории к начальнице для хранения.

15.    Если которую из проживающих в общине сестер начальница признает по худым качествам недостойною быть более в общине, то кратко доносит об ея поступках Епархиальному Архиерею, испрашивая у него разрешения исключить недостойную из числа сестер, и, получив предписание об этом из Консистории, высылает ее из общины навсегда.

 

Обязанности общежительниц

16.    Все живущие в Общине должны иметь совершенное и безусловное послушание во всем к Начальнице.

17.    В Общине всему быть общему, как-то: молитвословию, занятию рукоделием и другими трудами, пище, одежде и всякому жизненному продовольствию; иметь же что-либо в частной собственности или отдельно строго запрещается.

18.    Всем находящимся в общине исповедоваться и приобщаться Св. Тайн во все четыре поста.

 

Молитвословие

19.    все живущие в общине в воскресные и праздничные дни должны быть у служб церковных позволяется только одним престрелым и немощным.

20.    Кроме церковных служб в общине ежедневно отправляется утреннее и вечернее правило, на котором обязаны быть все живущие в общине неотменно, исключая только больных и находящихся в таких послушаниях, коих оставить невозможно. На утреннем правиле, начинающемся всегда около 4-х часов по полуночи, читаются: утренния молитвы, две рядовыя кафизмы и помянник. На вечернем правиле, положенном в 9 и 9 часах по полудни, а на воскресные и праздничные дни и раньше, в будни читаются: повечерие, канон Иисусу Сладчайшему, акафист Божьей Матери, уложенные и поклоны, слово, помянник, вечерния молитвы и рядовой акафист; на праздничные же дни, сверх положеннаго, прочитываются все стихи и ирмосы каноновы.

21.    Почти с самаго основания Алексеевской Общины установлено в отдельной по приличию избранной келье всегдашнее, безпрерывное чтение псалтыри о здравии Государя Императора и всей Августейшей Императорской Фамилии, Святейшаго Синода и Епархиального Преосвященнаго, а также и усердствующих к обители благотворителей; а в другой келье чтение Псалтыри о упокоении в Бозе почивших Государей Императоров и императриц, также Преосвященных Архиереев и частных лиц, имена которых вписываются в помянник или на вечное поминовение, или на несколько лет, или только на сорока-дневное поминовение. Сии псалтыри читаются сестарми по очереди, по распоряжению Начальницы, день и ночь непрерывно, не исключая и праздничных дней.

22.    Управление Начальницы Общины над сестрами непосредственно простирается на все их занятия и работы, равно как и на нравственные поступки и для сего в каждую келью, где помещается, смотря по величине и удобству, от 5 до 10 сестер, Начальница назначает доверенную и опытную в жизни сестру, т. назыв. старшую, у которой все живущия в келье сестры находятся в полном послушании и без ея позволения ни одна сестра из своей кельи в другия ходить права не иметь. Она же располагает их трудами и рукоделием, имеет надзор за их трудами, поведением и образом жизни, за опрятностию и порядком в келье, чтобы между ея послушницами не было праздности или лишних разговоров, не возникло-бы между ними какого-либо несогласия или раздора, но всегда бы он имел взаимное благорасположение и должную любовь; в противном случае о всяком неустройстве старшая обязана тотчас довести до сведения начальницы. В зимние же долгие вечера, во избежание празднословия и для соблюдения должнаго молчания и тщательнаго внимания к работе, в каждой келье во время рукоделия одна из сестер читает какую-либо духовную назидательную книгу, по выбору старшей.

 

Рукоделие

23.    Каждая сестра должна в той келье проживать, в тех трудах пребывать и тем рукоделием заниматься, где и к чему которую назначить, по своему благоусмотрению, Начальница.

24.    Ни одна из живущих сестер не имеет права что-либо делать в свою пользу, или работать для себя; но всеми вообще отправляются все труды, работы и рукоделия в большую пользу.

25.    Старшая кельи все сработанное находящимися под ея надзором сестрами представляет к Начальнице, которая вместе с Казначею распределяет, что оставить для употребления в общине, и что продать и отдать на хранение казначее.

26.    Находящиеся в общине никому из своих изделий ничего не должны дарить или продавать без ведома Начальницы. А только она одна может распоряжаться всеми из изделиями по своему благоусмотрению.

27.    Сестры, назначаемыя под надзором старшей или самой Казначеи для черных работ и трудов, – для обработки земли и огородов, – должны исполнять эти работы безропотно, руководствуясь смирением и безпрестанным памятованием, что он посвятил себя подвигам для спасения души.

 

Пища

28.    Для обеда и ужина сходиться в трапезу обязаны все вообще по колокольному звону, исключая престарелых и немощных, для которых устроена особая при больничной церкви трапеза с особою службою и определенною к больным прислугою; в трапезе же, касательно качества и количества пищи, в полной мере и точности соблюдается монашеский церковный устав: в понедельники, среду и пяток всего года, а также в пост, исключая разрешений устава, трапеза поставляется однажды в день.

29.    Вина никакого отнюдь в общине не должно иметь ни под каким предлогом.

30.    В продолжение каждой трапезы, по примеру общежительных монастырей, производится чтение из разных отеческих книг, по назначению Начальницы.

 

Одежда

31.    Одежду общежительницы должны иметь чернаго цвета холщевую или шерстяную из своих изделий; употребление же в одежду чего-нибудь шелковаго или цветнаго, также всякая роскошь или светское развлечение, излишнее украшение келий строго воспрещается.

 

Экономия

32.    Всякия приношения в общину от посторонних доброхотов или жертвуемыя от поступающих общежительниц принимает начальница, и денежныя вносит в книгу, для сего ею заведенную, и хранит вместе с казначею, а хлебныя и другия в тоже время отдает казначее для хранения и общаго употребления с запискою в особую книгу.

33.    Сумму, принадлежащую общине, Начальница употребляет на необходимые расходы, а от излишних издержек удерживается, остаточную сумму хранит на непредвидимыя надобности.

34.    Из пожертвованных денег и получаемых за разныя проданныя в пользу общины изделия Начальница отдает казначее потребное количество на необходимые расходы и требует от нея отчета в употреблении денег, потом записывает в расходную книгу, а казначея это утверждает своим подписом.

35.    Приходом и расходом денег и вообще всем, что приобретается в общину, распоряжается одна Начальница, а Казначея действует уже по распоряжению Начальница, прочия же сестры ни в какое распоряжение по экономии входить не должны.

36.    Начальница для исполнения поручений, к удовлетворению нужд и житейских потребностей, или для заготовления материалов, нужных для рукоделия, может употреблять, кроме Казначеи, и других общежительниц, по образу благонадежных и опытных.

37.    Приходорасходныя книги общины никуда для обревизирования не представляются; впрочем, в случае какого-либо неудовольствия общежительниц на распоряжения Начальницы касательно неблагонамереннаго употребления общей суммы и неисполнения по прочим правилам общины, Епархиальное Начальство может потребовать книги для разсмотерния и, судя по свойству дела, полагать свое решение.

38.    Начальница, заметив Казначею неиспоравною по должности и непослушною, доносит о сем Епархиальному Архиерею, и она без судебнаго производства, удаляется от сей должности, или даже и исключается из числа общежительниц.

 

Внешние отношения

39.    Живущим в общине сестрам без крайней надобности и без позволения Начальницы выходить куда-либо из общинной ограды строго воспрещается.

40.    Кроме келий Начальницы, также гостиной для посетителей и приворотни для простаго народа, никому ни под каким видом из мужскаго пола входить в прочия кельи не позволяется, хотя бы то был и самый ближайший родственник, а видеться и говорить с проживающими в обители послушницами могут только в вышеозначенных – гостиной и приворотне, смотря по их званию, и то в присутствии находящихся в этих кельях престарелых и известной нравственности сестер.

 

Меры исправления

41.    В общине Начальница должна истреблять замечаемые в сестрах предосудительные поступки; а наипаче умягчать и исправлять строптивость нрава не одним страхом наказаний, но преимущественно вскоренением страха Божия в сердца сестер, то своим благочестивым житием и духовными наставлениями, то посредством отца духовнаго или чрез благоговейных общежительниц.

42.    Если же которая и за сим неисправною окажется, то Начальница, судя по погрешности, а) делает словесный выговор наедине или при отце духовном; б) делает обличение и выговаривает в трапезе при всех общежительницах; г) поставляет на поклоны во время трапезы, или чтения правил, иногда же и в церкви; д) лишает общей трапезы до вечера, и по принятии сих мер к исправлению, о неисправившейся доносит своему начальству, и она исключается из общины в пресечение соблазна для других.

 


АФ ГАНО. Ф. 11.Оп. 1. Ед. хр. 272.

 

Завещание

бывшей настоятельницы Алексеевского монастыря

Стригалевой О.В.

 

Во имя отца и сына и святаго духа аминь.

Я нижеподписавшаяся, слушая глагола Господа моего, повелевающь готовым быть ко исходу на всякой час, а к тому же и грешное мое тело имея удрученное многолетними болезнями, которое час от часу ослабевая влечет ко всеобщему долгу и ожидаю смертного часа, который есть неизвестен, но неизбежен. Того ради и обращаю последнее мое внимание к вам возлюбленные о Господ сестры! Долг обязанности моей выполняя, хотя недостойная нарешися дщерию вашею и овцею благословенного стада, но имея к осуждению моему пастырскую должность, а посему и умоляю вас именем Божьим, хранить залог веры христианския, быть непоколебимыми в исповедании грекороссийской церкви, которую премудрость Божья создала себе и утвердила на седми столпах, то есть, на седми вселенских соборах. Учителей же церковных Богом свидетельствованных и многими веками просленных, крепко держитесь учения, их свято почитайте, яко истинных посланников Божьих, и поучения их ежедневно прочитывайте в трапезах и на правилах.

Воскресенье и праздничные дни, яко посвященные Богу, свято храните от всяких пороков, а старайтесь на учение Божественного писания притекать, как жаждущий Елень на источник водныя. И поистине всякая христианская душа должна жаждать насветиться сладости Божественных словес, и Спаситель мира приказал испытать писания и верить тому которое многими веками и многими чудесами засвидетельствовано и запечатлено кровию святых учеников и исповедников веры, которых мы почитаем, и чудотверным мощам их покланяемся, то помня все сие, яко крепчайший залог Божий, хранитесь Ересей и расколов и противного учения как Евангелия, равно и древним учителям церковным. Если бы нужда была и умрети за истинну, то должны быть готовы на всегда, помня древних исповедников и исповедниц Христовых, которой части не лишатся и новые подвижники благочестия: учения противного святой церкви как смертоносного яда блюдитесь.

Любите Бога всем сердцем, и всею душой, и всею мыслею по заповеди Христовой, и ближнего яко сами себя, помните вашу обязанность пред Богом, храните свято все уставы общежительных правил, яко залог между Богом и нами, церкви Божьей яко матери держитесь, которая нас породила водою и духом. Она нас питает нетленною пищею, врагами Божьими бывших чрез падежи греховные. Она примиряет Богу, Ею же и к вечной жизни предпосланы будем, и по смерти умолять о душах наших Бога непрестанет. Келейное правило общее всеми силами храните, как Очистилище Ежедневных грехов, ведомых и неведомых, и примирение наше с Богом и Ежедневное славословие Божие. Общей трапезы не отдаляться, кроме великой немощи и послушания, общая трапеза, не только тело, а паче и души питает небесным хлебом, то первое должно утолить алчу и жажду душевную, а потом телесную. С благодарностью во славу Божию предложенную пищу вкушать, то и не вкусную Господь Бог силен усладить, который горькие воды мирские усладил жаждущему Израилю в пустыне, а роптанья хранитесь, за которое и древнего Израиля кости пали в пустыне, и не удостоились внити в землю обетованную, то и нам через роптание, чтоб не лишиться обетования Божья и Отечества небесного, и уготованных благ любящим Бога, которые Естли многими скорбми, и подвигами, и потами во смирении истинном достигали: то мы ли грешные надеемся, кроме скорбей не дано было. Апостол говорит: не Единою, но многими скорбми подобает нам внити в царствие Божьей и нуждницы восхищают.

Понудим и мы себе за любовь божественную и друг друга тяготы носити по Апостолу, и тако исполните закон Христов. Общее послушание и труды, и разныя должности врученныя, свято храните, друг друга непорабощайте, последних трудов не гнушайтесь помня силу святаго послушания, которое сопряжено мученичеству. Если истинная послушница проходит без роптания со страхом Божьим, или трудное, или гнусное послушание: то подвигоположник смотря готовить воздаяния и венцы и каждая ступень изщитана будет, где подвизаетесь за любовь божественную. Нищету и нестяжание во всем храните, которые нас соединят Богу, обнищавшему спасения нашего ради, украшения и излишности одежд берегитесь.

Из обители исхождения паче всего хранитесь, которым враг записал и великих подвижников, а иных и в ров падежей греховных повергал. А по благословной вине, за святое послушание, ограждайтесь благослованием начальницы, и то с робостию и страхом исходите и поспешайте всеми силами во Ограду Христову, дабы враг незапял стопы ваши в чем либо и непонятном, чрез которое продолжение бывает ему удобныя ловитва. Неправедного особенного притяжания, как смертоносного яда блюстился, которое нас лишает и обнажает благодати божественной. К будущей же начальнице, которую избереть и освятить божественная благодать на сие великое служение, всеми силами храните веру, усердие и чистосердечную признательность, как честь и повиновение с верою к ней, равно и безверие с презрением, обое относится к величеству Божию, по Апостолу: противляйся власти, Божию велению противляются, противляющижеся грех приемлют. А чрез повиновение со смирением божественная благодать соединяется, которая и руководствует во всех путях спасительных истиннаго подвижника, а от путей погибеянных предохраняйтесь. И к старшим повиновение имейте, по завещанию того же Апостола, не только благим и кротким, но и строптивым повелевающего повиноваться: не только за страх, но и за совесть.

К Тебе же любезная мне о Господь сестра и матерь, которую божественная благодать избрала и освятила на великое служение, Есть последнее слово: страхом прими дар, и заимствуй давшему тебе, прими прямо, как от десницы пастырей – начальника Христа, Его словесное стадо, тебе вверенное во управление. Помни же и то, что Естли что погублено будет по нерадению, или какому либо ухищрению, все взыщется от руки твоея, как Апостол Павел пишет к Тимофею, а за ним и я грешная к тебе: внимай себе и стаду твоему, и блюди како Опасно ходить будешь. Вкушай сама, преподавай и чадам твоим сладость божественная пищи, которая Едина укрепляет душевные силы. Общежительные правила, и до малейшего храни опасно, нарушения же их, не иначе как нарушения залога между Богом и нами хранися. Любовь к Богу, а по Божьи к сестрам имей нелицемерную и христо-подражательную, который праведных любит, но и грешных милует, где потребно наказания, то с милованием налагай, внимай спасению всех, в которых зависит все твои спасения. От обители же милоственно уделяйте по силе, за которую привлечете милость Господню на себе. Сраннопримство проддерживаете, с которым благодать Божия совходит невидимо. Сияй во благословление, благословение и пожнете, а сияй скудостию и пожнет, но чтоб из едино Общаго источника истекало, которое и привлекает милость и благословение Божие на святую Обители живущих в ней.

Моей же нерадивой жизни прошу ради Бога не подражать, которая преисполнена пороков смешанных нерадению и лености по моей дряхлости, которая много меня разлучала от соединения любезных мне о Христе сестр, лишая попечения и внимания вверенной мне великой должности, так же лишалась всегда общаго правила и трапезы, чем и отяготился дух мой навсегда. Страшусь дабы нелишил правосудный Бог, за нерадение мое трапезы Небесной, а не разручил бы лика избранных своих, Помяните и грешную к вам о Господи любовь мою, и пролейте молитвы ваши к малосердному Господу, да удостоите меня грешную части в Боже почивших предместниц моих, и с ними в купе, паче же со всеми вами, аще не телом, но паче душею и духом да удостоюсь славить пресвятое имя Его, и матери моей, в Боге почившийся, дабы не возгнушались принять и меня грешную в свои объятии не заслужившую и тени их великих подвигов и добродетелей, но молитвами их верую и надеюсь, аще и недостойная улучить часть спасаемых. Тело же мое грешное, яко собственный жребий земли матери моей, земле предайте, кроме всяких излишних церемоний, аще и духовных, но придержитесь нищеты духовной и правил общежительных.

И к Вам мои почтенные благодетели обращаю последнее мое слово, которое в жизни моей как ко мне паче же к обители оказывали благодеяния, да воздаст вам Отец щедрот сторичным воздаянием в сем веке и в будущем наследниками уготованных благ, их же око не видя, и ухо не слыша, и на сердце человека не взыде, тех благ да удостоить и вас Господь Бог, и если вспомните меня грешную, и мою к вам любовь истинную: то прошу, помяните сирых и любезных мне о Христе сестр, за что и сами поминовенны будете пред Богом, а Естли утешите милостынею и благотворением, то милостиво обящете Бога в день праведного воздаяния каждому по делам Его. Вы сиющие во благословение святую милостыню благословение и пожнете. А естли я недостойная милосердия Божия сподоблена буду, то как в здешнем веке помнила, равно и в будущем сугубо умолять буду всех благ дателя Бога, да спасай души ваши, ни спослет благословение и изобилие на все домы ваши, и мире Божий да водвориться в жилищах ваших на всегда.

Сродникам же моим по плоти и по духу любящим меня грешную, последнюю мою о Господи любовь оставляю вместо памятника, и благословения Божие и милости испрашиваю на всех их, и на потомства их, и домы их да благословятся. Благодарю же за все в жизни моей оказанные благодеяния, как ко мне, равно и к Обители, которая да продолжите и в впредь к любезным мне о Господи сестрам, где дух мой почиет на веки, и зделанное им благодеяние и по смерти мне вменю и умолять Бога не престану: Естли буду иметь дерзновение. За отличную же любовь и почтение с духовным послушанием, которое оказывая не как к меньшей вам сестре, а несравненное тому, аки бы матери да вознаградит Бог Господь сторичным воздаянием, и утешит вас во всех начинаниях ваших, а паче всего да учинить вас наследниками царствия своего, да достигнете в меру предков ваших, и в Боге почивших родителей. Их благословения и молитвы соединят всех союзов любви Христианские как здесь, ровно и в будущем веке Единой части да удостоит вас милосердный Господь Бог. Имущество же мое хранящееся у вас, кроме особенного моего завещания предоставьте будущей по мне начальнице с сестрами невдруг, но по возможности для содержания Обители. Святым же и Богоспасаемым обителям, которых чтить обыкла грешная душа моя, и живущим в них слезно умоляю, да помянуть любовь мою перед Богом, и да сотворят молитву о нерадивой грешнице, да обрящу милости от Бога в день судный, не по делом моим, но по величеству милосердия умоляемаго молитвами угождающим Ему во истине.

Всех же прошу вообще, кого и в чем в жизни моей оскорбила, или обидела делом, словом и мыслею, и в чем и сознаю себя виновную, и лежа у ног оскорбленных от меня, умоляю отворшим нас простить и разрешить грешную мою душу от сего долга, за что и сами душевных долгов разрешения удостоитесь от Бога, Естли же кто меня оскорбил, или обидел в жизни моей Естли бы кто и имя мое обеславлял и проклинал: то всех тех от души прощаю, и молю Бога моего, да загладить, аще обрящется рукописание греха по имени моем, и да разрешит всем веще и в будущем.

И паки к вам обращаю мое внимание о Господь возлюбленные сестры! И испрашиваю на вас, мира и благословения Божия в века в века, не только на вас но и ниимеющих потом житие во святой Обители сей по приданию и правилу Общежительных установлений. Да благословит вас десница вышняго, и да утвердит сие святое место непоколебимо от всех наветов вражих, и да неспослет благая даяния своя на потребу вашу со изобилием к славе имени Его святого, и да укрепит вас во всех подвигах ваших. Анесли же Божие да ополчатся окрест вас, и святую Обитель сию покроют кровом крил своих. Мир же Божий да вотворится в сердцах ваших, и с пророком Давидом скажу: благословящие вас да будут благославлены, клянущие же вас да познают тяжесть греха своего и да обратятся: сего вам о имени Господни от души желаю и Божию хранению вас вручаю. Естли телом отойду, но верую Богу моему, что дух мой с вами будет на веки.

Матерь же Божия, всех Общая заступница да покроет амофором милости своея святую Обитель и всех живущих в ней. И Алексий человек Божий, известный хранитель наш, молитвами Отца и наставника нашего и основателя сего святаго места Отца Феодора, да наставит вас к хранению святых преданий Общежительных правил, да славится и вас имя Божие навсегда, и последнее мое всем о Господе целование даю любящая вас: недостойная сестра, и сомолитвенница ваша многогрешная Ольга.

 

 



[1] Щегольков Н.М. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас: типография Доброхотова, 1911. С. 176.

[2] Краткое описание жизни настоятельницы Арзамасской Алексеевской общины Ольги Васильевны Стригалевой в инокенях Олимпиады. СПб., 1866. С. 11

[3] Там же. С. 13.

[4] Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Арзамасской Алексеевской женской общины. Н. Новгород: Типография Нижегородского губернского правления, 1887. С. 32.

[5] Там же. С. 97.

[6] Краткое описание жизни настоятельницы Арзамасской Алексеевской общины Ольги Васильевны Стригалевой в инокенях Олимпиады. СПб., 1866. С. 15. Щегольков Н. Исторические сведения о городе Арзамасе. Арзамас: типография Доброхотова, 1911. С. 176.

[7] Краткое описание жизни настоятельницы Арзамасской Алексеевской общины Ольги Васильевны Стригалевой в инокенях Олимпиады. СПб., 1866. С. 17.

[8] Сын Отечества. 1829.

[9] АФ ГАНО. Ф. 11.Оп. 1. Ед. хр. 272.

[10] Четыркин И.Н. Историко-статистическое описание Арзамасской Алексеевской женской общины. Н. Новгород: Типография Нижегородского губернского правления, 1887. С. 53-63.

Мигунова Т.Л., канд. ист. наук, доцент


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"