На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Поминая первоучителей славян

Из выступления Академика О.Н. Трубачева перед учениками гимназии в дни Праздника славянской письменности

...Глядя на школьную карту мира, мы видим, как по-прежнему велика наша Родина, сколько бы ее ни расчленяли суверенитетами. Только вдумайтесь в это колоссальное величие: ведь Россия на своих 17 млн.кв.км по-прежнему величайшая держава мира... Но мы видим мысленным духовным взором и другое. Видим истоки духовного величия, которыми прирастала наша Россия. Одним из очагов нашей духовности являлся Балканский полуостров, Греция. Пути культурного влияния и христианства шли оттуда. Речь, точнее, идет о городе Солуни, как давние славяне называли Фессалоники, в Македонии у Эгейского моря, о Подунавье, областях среднего течения Дуная, как говорит начальная русская летопись: "идеже есть ныне угорская земля и болгарская ". Это уголок земли, откуда, ширясь с юга на север, пришло христианство. Вообще в Европе было несколько христианских потоков. Сначала пришли ирландские христианские просветители и монахи, они распространяли свое влияние на славян с запада, как и немцы, в округе Зальцбурга и примыкающих областях христианство установилось в какой-то форме еще до Кирилла и Мефодия, но имело место "нестроение умов", массовое неудовольствие, свет веры Христовой еще не полностью утвердился в этих землях. В Паннонии во второй пол.IX в., венгров еще не было(пришли они с Востока в 895 году), в основном население было славянское, имелось и много других смежных народов, и они получали просвещение в основном на непонятном латинском языке. Вот чем объясняется неудовольствие - жесткой манерой сеять это просвещение железной рукавицей в основном немецкого рыцарского воинства и столь же жесткой линией поведения римскокатолического немецкого духовенства. К этому следует добавить, что давно уже распалась единая Римская империя на свои западную и восточную части (последней была Византия) . Как то так получилось, что восточная была все же демократичней; ввиду наличия там многих народов, племен там вынужденно признавали за народами право выражаться на своем языке, чего не хотели признавать более авторитарные и прямолинейные по-германски немецкие епископы, а папу (или пап, они там, естественно, менялись: был Иоанн, потом Адриан, - и это все было при жизни Кирилла и Мефодия), можно было склонить и на ту, и на другую сторону . Время, повторяю, было еще очень раннее, и венгров в той раннесредневековой Европе еще не было, и не было еще пагубного раскола, схизмы 1054 г. на западное, католическое христианство и на восточное, как бы оставшееся православным, хотя к этому уже шло. Рим бывал недоволен Константинополем. Рим вообще больше интересовался политикой и был светски агрессивен. В это время местные моравские , паннонские князья славян и обратились к византийскому императору Михаилу: "дай нам, пришли нам учителя, чтобы сказал веру в наш язык". Простая, лапидарно выраженная просьба, по крайней мере она сейчас видится нам таковой. С нее все началось. О ней, как и о других пословично выразительных высказываниях, драматичных ситуациях и высокодуховной борьбе мы давно уже знаем благодаря дошедшим до нас, открытым русской наукой XIX века жизнеописаниям великих братьев, так называемым паннонским житиям. И Михаил Василевс (то есть "царь", по-гречески) проявил разум и интеллигентность, нашел нужного человека и даже двух, братьев. Он обратился к ним со словами: "Вы солуняне, а все солуняне (т.е. фессалоникийцы) говорят чисто по-славянски" Конечно, тут есть простор для фантазии , если говорят по-славянски, значит славяне и есть, у болгар возобладала патриотическая версия о том, что братья Константин и Мефодий - болгары. В общем-то место это, действительно, примыкает к Болгарии, Македонии. С другой стороны братья были из влиятельного рода второго по величине, после Константинополя, города греческо-византийской империи. Отец по имени Лев был друнгарий, а это - генеральский чин. Едва ли на таких высоких постах были не греки, тем не менее двуязычность, греко-славянский билингвизм, царивший в городе Фессалоники, остается фактом. Одному из братьев, младшему, Константину, не напрасно названному философом, ибо возлюбил он мудрость, кесарь Михаил (Василевс) сказал эти замечательные слова: "...ибо (о том) никто другой не сможет справиться, кроме тебя."(Из жития Константина-Кирилла). Однажды мне было очень приятно услышать в своей жизни такие же слова в свой адрес, от одного, ныне покойного ученого, профессора Вацлава Мареша, специалиста по старославянскому языку, палеослависта. Это было в 1973 г. в Варшаве на VII Международном съезде славистов. Я говорил ему о своих планах создания праславянского этимологического словаря. Он пришел во вдохновение и эти слова Михаила Василевса сказал, вообразив меня Кириллом, а себя цесарем (императором!)Михаилом. А на высоком житийном языке звучали эти слова так: "Сия бо речи не можеть инъ никтоже исправити, якоже ты". Спасибо ему и мир его праху, нет уже его этого ученого человека. Я эту аналогию высоко ценю, и старался в меру своих сил действовать и вот 25 выпусков своего словаря уже положил на алтарь отечественной науки. Я вспоминаю сегодня эти высказывания, похожие на пословицы, о жизни этих замечательных людей, которую иначе как подвигом не назовешь. Сейчас, сегодня все это нам видится как отлитое в бронзе. Можно взять один, два, три эпизода - и везде видишь, какая мысль, какое высокодумие стоит за всем этим. Взять, например, венецианский диспут, в котором заставили Константина, спровоцировали против его воли (иначе не скажешь) принять участие норовистые латинские попы в Венеции, навязав ему, ехавшему по дороге в Рим, причем вменили ему в вину ни больше, ни меньше как ересь - отклонение от норм строгого закона христианского. На кресте, на котором был распят господь наш Иисус Христос, были слова только на латинском , древнееврейском и греческом "Иисус Христос, назарянин, царь иудейский". Так вот, кроме этих трех языков не надлежит обращаться к богу ни на каком другом языке, ибо является еретическим помыслом на каких-то других языках писать и сеять просвещение. А люди по закону общечеловеческому и божьему и к тому времени говорили на сотнях языках и диалектов, и это вопиюще противоречило застывшей догме, что видите ли, сеять просвещение можно только на этих трех. И как был мужествен и гуманен, мудр Константин-Философ говоря: "разве солнце светит не равно всем, разве дождь не идет равно на всех?". Одной этой убийственной аналогией он отстоял гуманное, гуманитарное право всех народов наций на просвещение на своем языке. Потом развитие этого права получило огромный размах на любом из диалектов Нигерии западные миссионеры стараются перевести и издать Святое писание, но для этого им нужно было переломить их же собственную косность, "жестоковыйность", говоря древним языком. И первым тут был наш Константин-Кирилл. О пословицах и замечательных высказываниях, связанных с моментами жизни братьев-просветителей образованный человек должен помнить всю жизнь. Я неоднократно уже упоминаю об этом и готов привести недавний случай из своей жизни, когда в Косове, в Приштине, еще не разрушенной сегодняшними налетами, в октябре прошлого года, когда порохом уже пахло, выступал в городской библиотеке, я вспомнил эти великие слова, учившие тому, что и в сегодняшнем Косове солнце светит равно всем, сербам и албанцам, и всем хватило бы плодородной земли ... Как говорится, не услышали.

Константин-Философ был, видимо, хрупкого телосложения, но высокого ума: он избрал Софию-мудрость, она ему во сне привиделось, отказался от высоких почестей, удалялся много раз от света, его много раз императорские прислужники искали, чтобы вернуть на славную стезю, кончилось это тем, что здоровье его подорвалось окончательно , он родился в 827-щм и умер рано, нестарым человеком в свои сорок два года. За 40 дней он предвидел свою кончину, принял монашеский чин и имя, под которым главным образом известен - св. Кирилл , имя посмертное. Чувствуя, что уходит, он обратился к старшему брату, у которого сил было побольше, Мефодий даже княжествовал в одном славянском княжестве и был, как отец их, не чужд воинского чина, но -надо отдать должное- он оценил гениальность младшего брата, и буквально прислуживал ему во многих общих миссиях - к агарянам (арабским мусульманам), к хазарским иудеям и др.) Младший брат сказал старшему глубоко поэтические слова : "мы с тобой в одной упряжке, одну борозду ведем, и я вот падаю, окончив свой путь". Он обратился к Мефодию с просьбой не бросать эту стезю, не удаляться в полюбившийся монастырь на горе, а остаться на трудной стезе среди враждебной среды. Там, в Моравии и Паннонии, многие князья склонялись на латинскую сторону, а немецкое духовенство доходило просто до бесчинства и насилия. Мефодий остался один, они без конца его вызывали "на разборки", в Баварии (юго-восток Германии, примыкающий к Австрии) его заточили в монастырской темнице на два с половиной года. Тем не менее Мефодий выстоял и до конца жизни многое сделал. Деятельность братьев-просветителей выразилась в том, что они не только буквы изобрели, но основную богослужебную литературу перевели, обеспечив первую литургическую потребность. Время, отведенное Кириллу, кончилось, а остальные примерно 15 лет после смерти Кирилла оставался работать Мефодий, он тоже был не одинок, он сумел создать группу учеников и в кратчайшие (мыслимые сроки они, эти борзописцы, скорописцы (в Житии Мефодия слово это сказано в самом высоком смысле) перевели "Библию... (библия по-гречески - значит "книги", как именно сказано в Житии Мефодия, XV). Как много сделал этот человек!

Они, герои , оба полегли . Известно где захоронен Константин-Кирилл - в Риме, в приделе одной из церквей. Надо сказать, что Рим католический тогда еще в узости и вражде не закоренел, он в лице папы Адриана очень хорошо отнесся к братьям, помогал им выстоять против бесчинств немецких епископов. Достаточно сказать, что тогдашний папа римский снял с Константина тяжкое обвинение, назвав ересью треязычие, то есть то, на чем оппоненты в Венеции настаивали. В сущности папа римский под влиянием Кирилла объявил: "да будет проклят тот, кто против службы на славянском языке". Вот чего они добились, и протекшее тысячелетие не умалило величины содеянного. Кончилось все смертным концом и - бессмертием для Константина в 869 г., а для Мефодия - позже, в 885-ом году. Наплывала реакция с Запада, все ученики Мефодия были разогнаны, оставшаяся горстка перешла в Болгарию и вызвала там расцвет дальнейшего славянского просвещения. А сам Мефодий был одно время епископом Паннонским. Похоронен неизвестно где. Умер человек, а дело его продолжается и мы являемся свидетелями нового всплеска интереса к деятельности бессмертных братьев из Солуни, первоучителей и просветителей славянства.

Праздники славянской письменности возобновились для нашей многострадальной державы в 1985 году. Горстка русских писателей, борясь против партийного и всякого прочего начальства, сначала где-то за полярным кругом, в Мурманске, завуалировала этот праздник под дни северной культуры. Продолжение последовало в Вологде. С 1988 года я как бы "влился" в эти празднества, что совпало с 1000-летием крещения Руси. Какой был энтузиазм! Солнечный Новгород, много воды (река Волхов, огромное озеро Ильмень), храмы прекрасные, ликование народа, буквально весь город знал, что происходит, узнавал в лицо участников, были шествия, конференции. Это был пик. В 1989 г. прошел праздник в Киеве. Потом снова Мурманск, затем Минск, Смоленск и т.д.

Культура живет, она бессмертна, в ней мы черпаем, что есть лучшего, того, что надо передавать детям, следующим поколениям.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"