На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Путь в Порт-Артур был прерван в Мукдене

Очерк

В Даляне 12 октября 2013 года православные ожидали прибытия иконы Торжество Пресвятой Богородицы (Порт-Артурской). Специально, чтобы встретить икону и отслужить молебен перед ней из Гонконга прилетел о. Дионисий (Поздняев).

«Случайно» в эти же дни в Даляне на кратковременном лечении находился 80-летний батюшка из Партизанска, что под Владивостоком, отец Василий (Кабанов). Он тоже готов был задержаться, чтобы встретить икону. Даже билеты на день позже поменял. 

Собирались приехать люди из Шэньяна (старое русское название города – Мукден), столицы провинции Ляонин, в которой и находится город Далянь.

Собственно, план был таков. Икону встречают на вокзале православные из Даляня (Петр и Андрей) и сотрудники Генерального Консульства РФ в Шэньяне. Генконсул, Пальтов Сергей Юрьевич, специально для доставки иконы в Порт-Артур, выделил микроавтобус, чтобы желающие могли присоединиться.  

Икону планировалось установить в часовне во имя князя Владимира, на русском кладбище в Порт-Артуре. Порт-Артур теперь является частью Даляня, удален от центра города примерно на 20-25 км.

Из Даляня люди тоже собирались ехать в Порт-Артур кто на своих машинах, кто группировался, чтобы заказать автобус.

Словом, все ожидали только звонка из Шэньяна с известием о том, что микроавтобус с иконой выехал.

Но всё пошло не так, как спланировали люди.

11 октября Андрею с Маньчжурской таможни, позвонила Елена Александровна, сопровождавшая икону из Москвы,  и сообщила, что икону задерживают на китайской таможне в связи с тем, что не хватает разрешительных документов на ввоз. Оказалось, что по таможенным правилам КНР недостаточно правильно оформленных документов на вывоз иконы. Поскольку икона, согласно сопроводительному письму, предназначалась в дар, для установки в часовне, являющейся собственностью КНР, потребовалось разрешение на ввоз от китайского Управления культуры. Телефонные переговоры таможенников с нашими дипломатами, сотрудниками Шэньянского Генконсульства не  дали результата.

Все были очень любезны, старались найти вариант решения вопроса, но сразу это не удалось. Было решено оставить икону на хранение в таможне до получения недостающих документов.

Строго говоря, следовало обращаться в Управление культуры именно по месту пересечения границы, то есть в столицу автономного района Внутренняя Монголия город Хухот. А этот район  «опекается» непосредственно Посольством РФ в Пекине. А чем выше уровень, тем сложнее быстро решить вопрос.

Позже, когда мы приехали забирать икону, нам рассказала сотрудница таможни Роза (которая очень хорошо говорит по-русски), что была готова к скандалу, к возмущению, что задерживают подарок. Но когда она услышала от Елены Александровны спокойно сказанные слова, что так, значит, Богу и Богородице угодно, чтобы Её икона побыла некоторое время и здесь, в Маньчжурии, то Роза,  подумала: «Я никогда не встречала таких людей! Какое большое сердце!»  И как-то прониклась уважением и старалась помочь, чем могла. Договорились, что на таможне примут разрешение на ввоз от отделения Управления Культуры провинции Ляонин, расположенного в Шэньяне, где находится и наше родное Генконсульство. Это существенно облегчало задачу.

Мы все были расстроены, узнав, что икона не прибудет, как было запланировано, но смирились. Отец Василий, отслужив Обедницу у нас дома и панихиду на Порт-Артурском кладбище, вернулся по своим старым билетам в Партизанск, так что у него оказалась возможность отдохнуть перед всенощной на праздник Покрова. Хотя, он говорит, что молитвы и служение для него лучшее лекарство и отдых ему не нужен.

А отец Дионисий в это приезд повенчал недавно переехавших из Владивостока на жительство в Далянь Петра и Марию Яцковых.

Надо было браться за оформление документов. Срок бесплатного хранения на таможне – 3 месяца. Была надежда за это время решить вопрос.

Большую помощь оказали сотрудники Генконсульства. Для того, чтобы они могли написать ноту в Управление Культуры, нужно было обращение к ним, но от кого. Обдумав положение, предложили несколько вариантов обращения в Генконсульство:

– от зарегистрированной в Китае христианской организации (католической или протестантской, так как зарегистрированных правосланых организаций нет) , которой могла бы быть предназначена икона;

– от частного лица, которому, якобы, в личное пользование была привезена икона.

Можно было бы и так. Но всё что-то не то. Почему Российское Генконсульство хлопочет о иностранных общинах католиков или протестантов? И трудно поверить, что такая икона предназначена для личного пользования.

На неделе в Далянь приехал на встречу с недавно образованным Русским клубом генеральный консул Сергей Юрьевич Пальтов. Елена Александровна вкратце рассказала историю Порт-Артурской иконы. Все слушали с искренним интересом.

Сергей Юрьевич лично потом подошел и попросил рассказать об иконе подробнее, а на прощание мы все вместе сфотографиловались.

Решение пришло как озарение – надо указать, что икона предназначена для Генкосульства, которое является территорией России. Так и сделали. В Управлении культуры провинции Ляонин по заведенному порядку должны были оформлять согласие в течение 15 дней, а фактически выдали его в день обращения – Божья помощь?))).

В тот же день была  оформлена доверенность на получение иконы на имя Андрея Бухтеева. Так что, уже 19 октября, провожая Елену Александровну в Шэньян, где она села на московский поезд, я смогла забрать уже готовые документы. Еще раз спасибо Александру, Андрею и всем сотрудникам Генконсульства за помощь не только организационную, но физическую. Помогли донести тяжелые сумки прямо до вагона. Особая благодарность вице-консулу Александру Смирнову за деятельную помощь в решении этого вопроса

Фото на прощание – Александр Калинюк (слева), Елена Александровна  и Андрей Макридичев (справа).

22 октября мы отправились в путь. Сначала поездом до Харбина, потом самолетом до Маньчжурии. Прямых авиарейсов нет. Взяли билет 1 класса на скоростной поезд, больше похожий на самолет, и домчали до Харбина за 4 часа, а это  более тысячи километров! Приехали в аэропорт. Тут-то все наши планы опять смешались.

Ну не ездят за иконой со всеми удобствами.

Погода уже двое суток была нелётная. Народу скопилось множество. Шум, как на птичьем базаре. Для тех, кто не может ждать, организованы бесплатные автобусы на ж/д вокзал. Надо сказать, что беспорядка не было. Множество дежурных сотрудников. Только мы остановились в растерянности – куда идти, что делать, как к нам тотчас подошел кто-то из персонала, помог. Мы отправились обратно на вокзал. Там тоже толпа, билеты в Маньчжурию оставались только сидячие. А ехать 12-13 часов, в ночь! Ну, думаем, вот теперь мы все правильно делаем, раз трудности начались.

Поезд оказался почти почтовый, на каждой станции – остановка, свет не гасили, дверь в холодный тамбур все время оставалась открытой. Было нам упражнение на терпение – всё время вставать и закрывать, чтобы не тянуло холодом и табаком. Пассажиры в основном крестьяне, привычные к неудобствам, можно сказать, даже не замечающие их, на ночлег располагались кто как мог.

 

  Но ничего, как-то пересидели ночь, утром пили чай из пластиковых посудин из-под супа, представляли, что это восточные пиалы.

 К двум часам дня на приехали в Маньжчурию. По расписке, данной таможенницей Елене Александровне, нашли помещение таможни, было заперто. Никого! Оказалось, что у них сегодня нерабочий день – международные поезда только 2 раза в неделю проходят.

Хорошо, что был мобильный телефон таможенницы Розы. Дозвонились. И тут начались чудеса. Роза сказала, чтобы мы подождали полчаса, сотрудники приедут. Это в свой-то выходной! И правда, три человека, одетые по всей таможенной форме, встретили нас, приняли документы, всем остались удовлетворены. Мужчина очень внимательно следил, когда мы проходили мимо запакованного груза – чтобы не задели, не разбили ничего. Стоило мне приподнять упаковку с иконой, чтобы оценить вес, он вскинулся, беспокоясь о сохранности стекла. Видимо, строго-настрого наказала Елена Александровна аккуратно обращаться с упаковками. Всё было в целости и сохранности.

Мы заранее уже договаривались с транспортной компанией о доставке киота в Шэньян. Но как везти икону? В салон самолета не пустят, опять ехать на сидячем поезде и держать икону в руках, конечно, можно, но тоже не самый лучший вариант. Вокруг плотно люди, даже поставить икону будет некуда. Купейных или лежачих мест не было. И тут Роза вдруг вспоминает, что назавтра должен проходить московский поезд.  Она сказала, что хотя она поступила по инструкции, задержав икону, в душе чувствует теперь потребность помочь нам. Пообещала, что когда будут проводить досмотр поезда, попросит начальника, взять негабаритный груз. Но возник другой вопрос – как мы подойдем к поезду, не имея билета. Дело в том, что в Китае не пускают на перрон даже провожающих.

Оказалось, что купить билет на этот международный поезд практически невозможно. Ни в кассах, ни в турагенствах, ни через знакомых. Решили, что утро вечера мудренее. Отложили вопрос до завтра. Главное, чтобы тяжёлый киот взяли на поезд до Шэньяна.

Нам оказали такое гостеприимство, которого мы и ожидать не могли, тем более от чиновников таможни. На своей машине нас отвезли в гостиницу, предложили на выбор номер. Нам было даже неудобно занимать столько времени. Пригласили их поужинать вместе. Но они деликатно отказались, сказали, что с клиентами не положено. Пока ждали лифт, продолжали обсуждать тему покупки билетов. Роза все звонила своим разным высоким знакомым. Тут в разговор вмешался местный парнишка, который обменивает валюту, продает сим-карты и оказывает прочие услуги русским туристам в Маньчжурии.

По-русски сказал, что сможет достать эти билеты, тотчас позвонил куда-то, заверил что билеты будут, принесет утром в гостиницу. Попросил копии паспортов и 500 юаней (2500 руб)  залога. Мы мысленно попрощались и с ним, и с залогом. Но выбора не было.

Утром неожиданно к нам приехала в гостиницу Роза,  чтобы не оставлять нас одних и  показать город. Тут и паренек прибежал, принес-таки билеты на тот самый 20 поезд, взял еще за труды 300 юаней. Оказалось, что наша таможенница еще раз вечером звонила ему и сказала: «Только попробуй обмани их!» А может, он и так все по честному бы сделал...

Роза провезла нас по городу, показала место, где захоронены наши солдаты, погибшие в августе 1945 г.  

Мы видели старые русские дома  постройки 1900-1901 годов.

В Маньчжурии почти все говорят по-русски, магазины пестрят русскими вывесками. Иногда смешными.

А вообще, молодцы китайцы. Поняли, что много русских через пограничный переход Забайкальск презжают, выучили язык, повесили русские вывески на ресторанах, магазинах. Все приветливы. Бизнес идет хорошо. А вот наши туристы не торопятся учить китайский, а зря...

Город хоть и небольшой, всего 6 улиц, но за последние годы застроен современными домами, вечерами ярко подсвечен. Красиво. Скажи кому, кто был здесь лет 5 и более назад,  что это Китай, Маньчжурия на снимках –  не поверят.

Вечером, перед отправлением поезда, мы должны были встретиться с Розой в офисе таможни.

Московский поезд довольно долго стоит в Маньчжурии – досмотр, смена колесных тележек. Роза, как и обещала, договорилась с начальником поезда, что он возьмет груз. Провела нас на перрон через таможенный выход, познакомила с Валерием, так зовут начальника поезда. Он не просто с радостью согласился, но сказал, что почтет за честь принять икону и доставить до места назначения. Выделил людей, чтобы донести киот. Икону нес Андрей, потом несли киот и завершала шествие я с упакованной короной в руках, а рядом шла китайская таможенница Роза. Настоящий крестный ход по всему перрону.

Валерий попросил разрешения на другой день прийти всей бригаде, посмотреть на икону, послушать рассказ о ней. Как мы были тронуты! Не обращая внимания на наши билеты, он распорядился выделить нам два купе. Одно – для киота, второе – для самой иконы и для нас, сопровождающих. Билеты нам так и не понадобились. Мы об этом в глубине души догадывались, думали, нам бы только к своим прорваться, а уж там вопрос решим, как говорится. Но порядок есть порядок. Китайцам и в голову не приходило, что можно как-то обойти проверку билетов и оказаться на перроне. Так что мы должны были купить эти билеты.

Перед тем, как с нами попрощаться, Роза спосила разрешения еще раз взглянуть на икону. Она специально для этого задержалась, хотя всех сотрудников после смены развозят по домам на машине. Мы с волнением открыли упаковку.  Порт-Артурская предстала во всей красе.

Наше состояние передалось и китаянке. Видя, как мы перекрестились, она постояла перед иконой и сделала то же. Сказала, что от встречи с иконой, от знакомства с православными людьми, что-то в душе у нее появилось такое, о чем она теперь будет думать, и, может быть, что-то из этого вырастет. И мы видели, что это не просто слова, в глазах у нее были слезы! Мы расстались друзьями.

 

На следующий день к нам в купе постоянно приходили, мы с удовольствием многократно рассказывали историю Порт-Артурского образа. Слушали рассказы приходящих о своей жизни. Люди просили разрешения ненадолго остаться наедине в купе, помолиться. Некоторые оставляли записочки и пожертвования, кто-то просил разрешения приложить к иконе детские носочки, купленные для внучка.

Начальник поезда Валерий сказал, что на границе наши пограничники раздали им фотографии иконы. Всем уже была известна история её задержания на таможне. Он хотел сделать рамочку и возить икону с собой, но даже и не знал, что именно ему доведется везти в своем составе саму Порт-Артурскую!

Перед прибытием поезда в Шэньян парень, который должен был помочь нам выгрузиться в знак уважения переоделся в парадную железнодорожную форму.

Проводники из других вагонов, кто мог, тоже подошли попрощаться. Мы так были взволнованы, что даже не сообразили сделать фотографии. Но мы внесли в свой домашний помянник всех, кто помогал в пути.

Прямо к вагону подошли наши дипломаты. Икону и киот поставлили в микроавтобус и увезли в Консульство. Договорились встретиться наутро. На следующий день, в субботу, к 9 часам утра в помещении для приема граждан собралось довольно много народа. Я еще думала, что придут просто приложиться к иконе, да и разойдутся. Волновалась. Но люди сами просили, чтобы почитать молитвы, пропеть Акафист. Какое счастье. Икону вновь распаковали. Когда это происходило, кто-воскликнул: «Смотрите, смотрите все! Икону окрывают!»

Все оставили свои занятия – кто упаковку складывал, кто розы устанавливал в вазы, кто скатерть гладил – и благоговейно замерли.

Принесли свечи, раздали книжечки с текстом и все вместе пропели Акафист на одном дыхании.

А только что срезанные осенние розы, выращенные сотрудницей консульства, так пахли, как в детстве, на даче.

Вот, Порт-Артурская икона и заняла пока свое место в Консульстве. Как и почти 110 лет назад, путь Её в Порт-Артур был прерван именно в Шэньяне (Мукдене).

Надеемся, что на сей раз Она и до Порт-Артура дойдет.

Но,  как уж Господь управит.

 

 

Елена Третьякова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"