На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православная ойкумена  
Версия для печати

Кавказ по благословению

Записки паломницы

Как ярко начался для меня нынешний 2022 год! С мамой 30 декабря посмотрели бессмертного «Щелкунчика» в нашем театре оперы и балета, а вечером 2 января вместе с двадцатью двумя другими воронежскими паломницами я отправилась на Кавказ, где за всю свою жизнь ещё ни разу не была.

 Ночь между сном и явью в неудобной позе в неудобном кресле в маленьком автобусе и – мы на месте.

В лицо хлынул необыкновенно свежий воздух. Им я дышала и не могла надышаться все время своего паломничества. Как не могла напиться минеральной водой, которая прямо из недр земли попадает в специально оборудованные здесь питьевые галереи и раздаётся бесплатно. Пару раз удалось и искупаться в горячей «минералочке», обильной струёй льющейся в большую расщелину в скале на окраине Пятигорска. Это место называется «народной ванной», поскольку сервиса тут никакого, кроме металлического турника да натянутых между деревьями верёвок – для того, чтобы повесить одежду, но зато и платы никакой. Единственное неудобство: приходить надо ни свет ни заря – дабы не стоять в очереди на погружение в «ванную», вмещающую не более 10-11 человек. Максимально допустимое время пребывания в «минералке» – 20 минут, потом могут начаться проблемы с сердцем и другими органами, особенно у новичков, что я испытала на себе.

Но самое главное, конечно, – это то омовение, которое получили наши души.

Паломничество началось и закончилось поклонением мощам преподобного Феодосия Кавказского, прожившего на Земле 108 лет. Родился он в 1848 году в Пермской губернии, и совсем ещё в юном возрасте сбежал на святую гору Афон, где спустя несколько лет принял монашеский постриг. Долгое время подвизался у Гроба Господня в Иерусалиме. На переломе 19 и 20 веков вернулся на Афон. А с 1908 года жил в России: сначала в пустыньке недалеко от Крымска, затем, после гонений за веру Христову, приведших его в тюрьму и в ссылку, – в Минеральных Водах. Исцелял людей от болезней душевных и телесных, ему был дано видеть будущее, в том числе он предсказал Великую Отечественную войну. Как-то в начале войны прибежал в детский сад и увлек за собою детей, которые хорошо знали «дедушку Кузюку». За детьми последовали работники, после чего в здание детсада угодил снаряд. В другой раз в одиночку (!) сдвинул с места и заставил катиться по железнодорожным путям цистерну с бензином. Через несколько минут туда, где она стояла, упала бомба. Так были спасены находившиеся неподалёку здание больницы и люди в нём.

Умер старец 8 августа 1948 года и был похоронен в поселке Красный Узел на окраине Минеральных вод. Однако и после смерти люди продолжали идти к нему, получая просимое после посещения его могилы. Логическим следствием многочисленных чудес стало то, что в 1995 году мощи этого угодника Божия были извлечены из земли и перенесены в храм архистратига Божьего Михаила в Красном Узле. В настоящее время мощи находятся в Покровском соборе Минеральных Вод, где мы к ним и прикладывались.

Кроме того, по приезду на Кавказ мы посетили и то место, где старца изначально похоронили – помолились в построенной там небольшой часовенке, потом, кто хотел, малюсенькой ложечкой зачерпнул маслица из едва тлеющей лампадки, капнул себе на язык и набрал в целлофановый пакетик землицы с могилки…

Далее нас ждали: Успенский Второафонский Бештаугорский мужской монастырь в Пятигорске; Вознесенский собор Алагира, Аланские Успенский мужской и Богоявленский женский монастыри в Северной Осетии; Никольский собор и храм в честь святого великомученика и целителя Пантелеймона в Кисловодске; Свято-Георгиевский женский монастырь в районе Ессентуков; церковь Николая Чудотворца и Петропавловский комплекс в Ессентуках.

Запала в душу Рождественская проповедь архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта, которую он произнес в Пятигорском кафедральном соборе во имя Христа Спасителя, исцеляющего расслабленного при Овчей купели.

Владыка начал со слов о том, что Мария «родила без мужа». Уже только по одному тому, каким голосом он это произнес, стало понятно: то, что для нас, русских, давно уже норма, для него, родившегося и проведшего детство в Чечне, и сегодня является страшнейшим нарушением нормы. А ведь так же, как на Кавказе, если не суровей, относились к женщинам, рожавшим без мужей, в древнем Израиле. Поэтому акцент, который сделал владыка, был ничем иным, как осанной мужеству еврейской отроковицы, которой на момент, когда она забеременела, хорошо, если исполнилось 14 лет…

Однако то, о чем далее заговорил архиепископ, было совсем нехарактерно для мужчины-кавказца. Монах, чьё обрамленное густой смоляной бородой лицо с выглядывающими из-под широких черных бровей огромными черными глазами, издали казалось таким свирепым, вдруг как-то совсем по-детски попросил стоящих на богослужении взрослых людей вспомнить о той большой любви, которая когда-то в далёкой молодости их посетила. В знак воскрешения той самой Любви Феофилакт и предложил всем сохранить в своих сердцах Рождество 2022 года, встреченное в Спасском соборе Пятигорска…

Просьба Феофилакта была настолько неожиданной, что моментально возникшее в ответ воспоминание о Любви как молния обожгло мои память и сердце. С новой силой я вдруг пережила то, с потерей чего уже давно смирилась и что похоронила под спудом лет. А тут – всё заново. Надежда. Вера в то, что ошибку можно исправить. Что Любовь вернется и уже никогда тебя не оставит. Такого Рождества и в самом деле не забыть…

А ведь о том, что Феофилакт – большой ребенок («Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное», Евангелие от Матфея), можно было догадаться ещё во время посещения воронежской группой Успенского Второафонского мужского монастыря на вершине горы Бештау!

Поездка в упомянутый монастырь состоялась в первый день по нашему прибытию на Кавказ. Когда у молодого монаха, проводившего для нас экскурсию, я поинтересовалась, кому принадлежала идея придать братскому корпусу форму цилиндра, экскурсовод ответил, что автор идей вообще всех монастырских построек – Феофилакт, являющийся настоятелем монастыря и постоянно проживающий в нем. Я окинула взглядом небольшую территорию: ни дать ни взять сказочное царство из детских грёз – собор Успения Пресвятой Богородицы и часовня архангела Гавриила, построенные в византийском стиле; небольшое с виду и хорошенькое-прехорошенькое, как игрушечка, здание, на поверку вмещающее в себя очень многое: церковно-исторический музей, библиотеку, трапезную и паломническую гостиницу. А еще на территории монастыря есть храм, куполом которого служит… открытое небо!

 Дорога в Северную Осетию и была как дорога в небо: кругом только горы и облака, облака и горы… И вот дорогу пересекает громадная гряда гор. Начинает втягивать песчинку нашего автобуса в себя и, в конце концов, проглатывает. Однако пугающей темноты не наступает – по ту сторону этого мира тихо и светло от недавно выпавшего снега, а из-за веток деревьев проглядывает ещё одно сказочное царство: обнесенная каменистой изгородью с каменистыми башенками территория Вознесенского собора 1851 года постройки. Мы – в Алагире, городе, расположенном на расстоянии полусотни километров от Владикавказа, столицы республики Северная Осетия-Алания.

Воронежский экскурсовод Виктория чуть ли не с самого начала нашего паломничества не раз восторженно вспоминала настоятеля собора, отца Гаия. Рассказывала, какое у прошлой группы из Воронежа получилось с ним чудесное чаепитие. В этот раз Виктория заранее подсуетилась и заказала побольше осетинских пирогов. Но у Бога, как известно, свои планы на всех и вся. Поэтому вместо чаепития мы попали на соборование.

И это был бесценный дар Божий. Я, например, как не собиралась, но так и не смогла попасть на соборование в Воронеже. Виктория, как выяснилось, тоже. Другие не рассказывали, но судя по тому, что многие потом благодарили Викторию, стало понятно: таинство случилось… не случайно! Немаловажную роль сыграло, конечно, и то, что провел его отец Гаий.

Хотя поначалу отец Гаий меньше всего напомнил мне монаха, коим является уже много лет: пристальный, изучающий взгляд учителя или врача и вполне себе земная рассудительность.

На эмоциональный, возмущенный вопрос отца Гаия: «А где ваши мужчины? Мужчины-то где?», я попыталась сострить: «На хозяйстве». Но юмор оказался неуместным – отец Гаий тут же стал развивать тему мужской безынициативности, так ярко характеризующей наше время.

Несколько фресок в Вознесенском соборе принадлежат кисти Косты Хетагурова – основоположника осетинской литературы и живописца конца XIX – начала XX века. Можно было, конечно, пропеть дифирамбы своему выдающемуся соплеменнику и этим ограничиться, но отец Гаий отметил то, о чем подумалось, наверное, ни одному члену нашей группы: в лице духовной матери русского народа, святой равноапостольной Ольги, Коста Хетагуров не оставил ни одной славянской черточки – сверху на нас строго смотрела стопроцентная осетинка с черными дугами-бровями, большими карими глазами и достаточно крупным носом.

 Открыл нам отец Гаий и секрет появления в соборе огромной и столь искусно написанной иконы Иисуса Христа, что казалось – вся она излучает некий сверхъестественный свет. Как выяснилось, икона стала реакцией священника на подмеченную им во всех православных храмах, где он успел побывать, странную закономерность: больших и красивых икон разных святых много, а вот большими и красивыми изображениями того, кто для христиан является Альфой и Омегой, ограничивается лишь алтарная часть.

Многое в жизни нынешних православных мирян он не принимает. Не нравится ему, например, то, что паломники позволяют себе нарушать посты (что с нами, как раз, то и дело и происходило в этой поездке – Авт.), мотивируя это тем, что они находятся в дороге. Такое, по словам отца Гаия, благословлялось когда-то давно только тем, кто пешком отправлялся в Иерусалим либо к другим далеким святыням. Для нынешних же паломников, путешествующих с комфортом, в автобусах – это совершенно недопустимо.

Претит отцу Гаию и то, что миряне сегодня зачастую идут в храм только затем, чтобы вымолить у Бога что-то для себя, а, вымолив, о храме тут же забывают.

Особенно негодовал священник по поводу молоденьких паломниц, которых ему время от времени приходится сопровождать. Мало того, что цель поездок девушек сводится к тому, чтобы молиться о женихах, они ещё и в автобусе ведут себя недостойно. «Не считаются с тем, что я священник и, в конце концов, просто мужчина», – сокрушался отец Гаий.

 После жестких наставлений, которые дал отец Гаий нашей группе, несколько человек выстроились к нему в очередь – за личным советом. Я тоже хотела подойти, но всё никак не решалась. И вдруг в один из моментов заметила, что отец Гаий, беседуя с паломницами, параллельно наблюдает за тем, как я «мечусь». От одного только этого у меня на душе, как говорится, ангелы запели. Ведь я уже давно привыкла к тому, что нужна кому-то, кроме своих родственников, лишь постольку, поскольку от меня что-то хотят получить. Поэтому подобное внимание со стороны совершенно постороннего человека, которого я, может быть, уже никогда больше не увижу, стало для меня вторым ударом молнии – после первого, который произвел архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт!

Правда, подойти к отцу Гаию я так и не решилась. Хотя и очень нуждалась в совете священника. А спросить его хотела только у «далекого» батюшки, который потом не будет украдкой поглядывать на меня в храме, держа этим в постоянном напряжении мою сверхчувствительную натуру. Но мысль о том, что отец Гаий помнит обо мне и молится за меня, даже ничегошеньки не зная о постигшей меня беде, греет до сих пор…

На соборование отец Гаия вышел без камилавки. И это был уже совсем другой человек: высокий лоб, потусторонний взгляд, голос, шелестящий подобно сухим осенним листьям на ветру.

Помимо воронежцев в Вознесенском соборе было ещё человек двадцать местных. Мы стояли полуовалом, верхняя часть которого начиналась у входа в церковь, а концы размыкались возле алтаря. Иеромонах Гаий (Битиев) и иерей Сосий Кисиев по очереди читали молитвы, отрывки из Апостола и Евангелия, после чего помазывали нас елеем. И так полагающиеся семь раз.

Когда стрючица приближалась к моему лицу, я закрывала глаза и словно перемещалась в какие-то иные измерения, где царил светло-коричневый полумрак и то и дело вспыхивали золотые звёзды. Возвращаться обратно было как-то тяжело…

Однако самое время рассказать о звезде нашей группы – Нине. Эта немолодая худощавая женщина с интересным лицом всё время чем-то возмущалась, что неизменно становилось общим достоянием – из-за пронзительного, чуть с хрипотцой нининого голоса. Вот и на этот раз, когда Виктория сообщила, что у нас есть возможность пособороваться, не все воронежцы находились в храме, поэтому я, когда вышла на улицу, передала тем, кто был там, эту радостную весть. Нина тут же спросила, сколько соборование будет стоить, и, узнав, что 200 руб., категоричным голосом заявила: у неё денег нет. Когда же я, в свою очередь, поинтересовалась у Нины, согласится ли она пособороваться, если с неё не возьмут денег, женщина ответила утвердительно. Я вернулась в храм, подошла к стоящей в очередь в церковную лавку Виктории и передала наш с Ниной разговор. Виктория пообещала договориться о том, чтобы Нину пособоровали бесплатно.

Записывались на соборование в церковной лавке мы с Ниной последними. Оплатив за себя, я спросила у служки, сообщили ли ей о том, что эту женщину (я показала рукой на Нину), надо пособровать бесплатно. Служка ещё только собиралась что-то сказать, но её опередила Нина: «У меня есть деньги! Иди! Благодетельница нашлась!». Чуть позже я услышала адресованный Ниной служке вопрос: «А пузырёк для масла дадите?» Что ответила служка, слышно не было, но можно было догадаться из последовавшей за этим нининой фразы: «Ну, вот. Я так и знала».

 Мысленно ни один раз я сказала Нине: «Спаси тебя Бог, сестра!» – только тогда, когда отец Гаий после соборования вынес из алтаря огромный пакет пузырьков и стал при помощи шприца заполнять их освященным маслом – для того, чтобы раздать соборовавшимся, и – в первую очередь, как он объявил об этом сам, – паломницам из Воронежа.

 Когда отъехали от Вознесенского собора, Виктория поделилась: отец Гаий признался ей, что очень устал от общения с мирянами и жаждет поскорее остаться один на один с Богом. В ответе Виктория, по её словам, стала убеждать монаха оставаться в миру, так как он нужен людям. Именно он.

Следующую остановку мы сделали в Аланском Богоявленском женском монастыре, расположенном у въезда в Алагирское ущелье, на дороге, соединяющей север и юг Алании.

Интересна судьба настоятельницы монастыря, матушки Нонны. Жизнь 26-летней журналистки, режиссёра государственного телерадиокомпании «Алания» Натальи Багаевой полностью изменилась после поездки в Рыльский Свято-Николаевский монастырь Курской области. Целью поездки было снять фильм о настоятеле монастыря, архимандрите Ипполите (Халине), за духовными наставлениями к которому на тот момент ехало огромное количество людей из Осетии. Но вместо запланированного интервью Наталья получила благословение на монашеский путь.

Аланский Богоявленский женский монастырь открылся в 2002 году, ставшем годом смерти отца Ипполита. Кроме матушки Нонны духовными чадами старца являются ещё несколько насельниц обители. Поэтому, совершенно неслучайно то, что в одном из укромных местечек на её территории я обнаружила скульптуру старца. Он стоит среди деревьев, на дорожке, выложенной брусчаткой, и, кажется, вот-вот шагнет тебе навстречу, обнимет тебя. Такое ощущение возникло не только из-за того, что размер и пропорции скульптуры соответствуют обычным, человеческим, но и благодаря мастерству автора, сумевшего вдохнуть в металл жизнь, запечатлеть на лице то мимолётное выражение, которое появляется у человека, который вдруг внезапно замечает перед собой хорошего знакомого, которого давно не видел.

Кстати, незадолго до поездки на Кавказ – 4 декабря 2021 года – с другой группой воронежских паломников я побывала в Рыльском Свято-Николаевском монастыре, где впервые услышала об отце Ипполите, отстояла панихиду на его могилке, после которой всмотрелась в лицо на фотографии и попросила добродушного старца о помощи.

Новая встреча в новых обстоятельствах в очередной раз подтвердила давнюю истину о том, что не бывает ничего случайного в нашей, казалось бы, наполненной таким количеством случайностей, жизни.

После осмотра нескольких необычных икон (среди которых меня больше всего поразило изображение Иисуса Христа с кровавыми пятнами на лице) в надвратной церкви архангелов Михаила и Гавриила и перекуса в огромной, украшенной камином и изображениями святых, трапезной, мы двинулись дальше. В руках у меня и у сидящей рядом со мной в автобусе Лены было по еловой веточке, которые нам разрешили взять монахини, занимающиеся украшением обители к Рождеству. Правда ленина веточка была значительно меньше и изящней моей. Такие разные натуры.

 До Аланского Успенского мужского монастыря, расположенного в селе Хидикус в Куртатинском ущелье, мы добрались уже затемно. И это было как нельзя кстати, поскольку нам удалось полюбоваться расположенным на возвышенности и, честно говоря, больше напоминающим крепость, чем монастырь, грандиозным сооружением из камня тогда, когда оно так эффектно подсвечивалось снизу. Чтобы попасть внутрь монастыря, надо было преодолеть более полусотни присыпанных мокрым снежком ступеней. Благо есть поручни, за которые можно держаться.

 Сам монастырь молодой, двадцати с небольшим лет, но в него очень успешно вписались две сторожевые башни фамильного поселения Гусовых 17 века, которые сегодня служат колокольней.

Основу монашеской братии составляют осетины, проходившие духовную подготовку всё у того же – куда уж мне теперь без него! – архимандрита Ипполита (Халина) в Рыльском Свято-Николаевском монастыре.

Воистину уникальна Моздокская икона Богородицы, помещённая в построенный специально для неё построенный одноимённый собор. Перед ней можно стоять часами – в мыслях о потустороннем мире, которые она столь усиленно навевает. Но у нас не было столько времени: полчаса на всё про всё и – мы отправляемся в долгий обратный путь в Пятигорск, где остановились в гостевом доме, расположенном в трёх-пяти минутах ходьбы от собора во имя Христа Спасителя, исцеляющего расслабленного при Овчей купели.

Один день у нас ушёл на посещение Свято-Георгиевского женского монастыря в районе Ессентуков и двух церквей в Кисловодске – собора святителя Николая Чудотворца и храма в честь святого великомученика и целителя Пантелеймона.

Свято-Георгиевский монастырь располагается на возвышенности между горами Эльбрус и Бештау. Панорама оттуда, – с какой точки не посмотри, – открывается, конечно, впечатляющая.

Идея строительства обители родилась у священноначалия после того, как в 1998 году по инициативе двоюродных братьев Павла Музенитова и Константина Асланова, являющихся жителями Ессентуков, здесь начал возводиться храм в честь святого великомученика Георгия Победоносца. Обитель же открылась в 2006 году. При ней действует детский приют-пансионат для девочек «София». Под хозяйственную деятельность светские власти выделили монастырю 7 гектаров земли.

У Свято-Никольского собора и храма в честь святого великомученика и целителя Пантелеймона в Кисловодске самая трагическая судьба из всех тех православных церквей и монастырей на Кавказе, где нам удалось побывать.

В середине 30-х годов 20 века Пантелеимоновский храм (1912 года постройки), который в народе называли ещё «Красным» – за цвет кирпичной кладки, был закрыт, кресты и купола демонтированы, а помещение отдано сначала под общежитие для строителей, затем – под артиллерийскую школу, потом – под спортзал. Во время оккупации Кисловодска Германией, в 1942 году, немцы разрешили проводить в храме богослужения, которые продолжились и после войны. Только в 1965 году храм был закрыт вторично, но на этот раз окончательно и бесповоротно, потому что его разобрали до основания. Городской Совет не остановило даже то, что храм представляет интерес с исторической точки зрения, ведь его прихожанином и благотворителем когда-то был знаменитый русский певец Фёдор Шаляпин. Известен храм также и тем, что в нём в 1918 году крестили будущего русского писателя Александра Солженицына.

На месте уничтоженного Пантелеимовского храма планировали построить санаторий, но оборудовали сначала танцплощадку, после – бойлерную, а закончилось все хорошо известной в стране всеобщего атеизма «мерзостью запустения».

Лишь в 90-х годах 20 века, когда Русь сбросила с себя, наконец, оковы атеизма, началось движение по возрождению «Красной» церкви. В 1996 году на её месте была построена часовня, а в 2002 году – началось строительство большого храма.

Сегодня в Пантелеимовском храме можно увидеть несколько удивительных старинных икон, а также копию знаменитого Годеновского креста.

Приложили руку к восстановлению Пантелеимовского храма и воронежские благотворители – в 2008 году подарили ему 8 малых колоколов и один большой, весом 2 тонны.

Свято-Никольский храм был возведен в 1888 году, в его росписи приняли участие знаменитые русские художники – братья Апполинарий и Виктор Васнецовы, Николай Ярошенко, Василий Поленов, Михаил Несторов. Под сводами храма не раз звучали голоса Фёдора Шаляпина и Леонида Собинова. К 1908 году храму был присвоен статус кафедрального собора. А в 1936 году его взорвали.

 Собор в его современном виде был заново выстроен на месте взорванного в 1997 году. Его высота – 54 метра, вместительность – до 3,5 тыс. человек. Также как и предшественник, он имеет статус кафедрального. Нижний престол освящён в честь Новомучеников и исповедников Российских.

При соборе действуют воскресная школа, детская гимназия, больница.

После относительно недорого обеда в огромной трапезной, открытой для всех, мы прогулялись сначала по Курортному парку, а затем и по городу, который оказался настолько европеизированным, что вызвал у меня настойчивое желание поскорее оттуда сбежать и уже никогда не возвращаться.

Зато не хотелось покидать Ессентуки, которые мы посетили в последний день нашего паломничества.

От деревянной, выкрашенной ярко-голубой краской церкви Николая Чудотворца так чудесно пахло! Церковь была построена казаками в 1826 году по проекту архитекторов братьев Бернардацци. В советский период храм не закрывался. В настоящее время в нём находятся на хранении мраморные мемориальные доски с отображёнными на них именами 37 казаков, занимавших нижние чины в станице Ессентукской и награждённых георгиевскими крестами 3 и 4 степеней во время русско-турецкой войны1877-1878 годов и русско-японской войны 1904-1905 годов.

А какой трогательной оказалась история героев Кавказской войны казачьих генералов Евпла Семёнкина и Федула Федюшкина, которую нам поведала местный экскурсовод.

Оба родились в станице Червлённой на территории Чечни. Оба, будучи ещё рядовыми казаками, в июле 1840 года принимали участие в кровопролитном сражении у реки Валерик – вместе с великим русским поэтом Михаилом Лермонтовым.

Но в отличие от Семёнкина Федюшкин долго не женился. А потом взял да посватался к старшей из шести дочерей Семёнкина – двадцатилетней Евдокии. И получил благословение от отца и своего друга одновременно. Ему, Федюшкину, на тот момент было 40 лет.

Как жили бок о бок, так и похоронены Семёнкин и Федюшкин рядом – на небольшом кладбище во дворе Никольской церкви. Там же нашли упокоение и члены их семей.

Рядом с Никольской церквью, на площади Возрождения, установлены памятник казакам – основателям Ессентуков и Поминальный крест – казакам, погибшим за Россию. Здесь же находится городской Дом культуры, где проводят сходы члены городского казачьего общества.

В некоторое смятение привёл меня Петропавловский комплекс в Ессентуках.

Белые скульптуры львов и грифонов на входе, за воротами – аллея с белыми бюстами философов, ученых, писателей и поэтов Древней Греции. На большом баннере с заголовком «Христиане до Христа» они перечислены списком с краткой информацией о каждом из них. А под каждым из бюстов – ещё и табличка с пророчеством мыслителя о грядущем Христе.

Далеко-далеко в конце аллеи на возвышении – огромная белая статуя Христа, который благословляет и тебя, и Кавказ и вообще весь мир.

Пока идешь к Христу, то минуешь много всего. Разные по архитектуре и цвету храм святых апостолов Петра и Павла (белый) и церковь Успения Пресвятой Богородицы (из серо-коричневого камня). Пять таких же разностильных и разноцветных часовен – Воскресения Христова, Успения Пресвятой Богородицы, Троицы Живоначальной, Илии Пророка, преподобного Давида Гареджийского. Венчальные ворота, представляющие собой широкую арку с колоколом, в который бьют новобрачные. А также – крестильню, воскресную школу, церковную лавку, мини-зоопарк и музей старых автомобилей.

Непосредственно вдоль самой аллеи установлены белые скульптуры греческих мыслителей, ангелов, лебедей.

Как пояснила экскурсовод комплекса, он возводится местной греческой церковной общиной немногим более 20 лет. Начал строительство Николай Алексов, после смерти которого работы продолжил его сын Павел. Сегодня вместе с Павлом обустройством комплекса занимаются его братья и дети. В архитектурном плане Павлу Алексову помогает хороший друг, тоже строитель и член греческой общины Ессентуков, Павел Музенитов (тот самый, кто вместе со своим двоюродным братом Константином Аслновым стояли у истоков возведения Свято-Георгиевского монастыря в Ессентуках – Авт.).

В планах у энтузиастов – создать тематический парк «Святой град Иерусалим», каждый из элементов которого будет посвящен какому-либо событию Библейской истории. Пока же налицо только отдельные элементы. В частности, Гефсиманский сад с несколькими десятками фруктовых деревьев, куда ведет отдельная аллея, и часовня Воскресения Христова – аналог Кувуклии, которая находится в постаменте статуи Иисуса Христа.

 Скульптурный образ Воскресшего Христа выполнен методом монолитной заливки из белой мраморной крошки, он возводился почти два года трудами кисловодских скульпторов братьев Виктора и Юрия Жоглиных, по эскизам художника Александра Крейдина. Строительство завершили в 2013 году, высота скульптуры составляет 22 метра, это самая высокая статуя Христа в России.

Смятение же возникло у меня потому, что для тяготеющей к аскетизму русской души такое обилие разных объектов (религиозных и не очень), собранных в одном месте – это явный перебор. Хотя сами греки, которых в этот праздничный день (а было 7 января)   на территории комплекса собралось много, чувствовали себя здесь «как рыбы в воде», что было заметно по их радостным лицам. Да и я сама, в конце концов, тоже начала радоваться, бегая вместе с соседкой по автобусу Леной от объекта к объекту и фотографируясь «на фоне».

Экскурсия по лермонтовским местам в Пятигорске не входила в программу нашей поездки – я отправилась туда самостоятельно, в предоставленный нам свободный день. Примерить на себя пространство, которое окружало Лермонтова в последние дни его жизни и, особенно, в день гибели, было моим давним желанием, ведь я выросла на стихах Михаила Юрьевича, а потом еще и посмотрела завораживающий фильм Николая Бурляева о поэте.

И вот я там, где ещё блуждает, не находя себе покоя – я в это верю – дух Лермонтова. Волнуюсь страшно. Как будто иду на свидание с ним.

Экскурсовод – молоденькая девушка Лиза – всё время называет убийцу Лермонтова, Мартынова, по имени-отчеству – Николай Самуилович. Подробно излагает события 13 июля 1841 года, когда Мартынов вызвал Лермонтова на дуэль. Информация о том, что послужило причиной дуэли, становится для меня откровением. Всю свою жизнь я была убеждена, что Лермонтов пал жертвой заговора. Что Мартынов был только орудием в руках заговорщиков. И кто бы ни были эти заговорщики – царь Николай I со своим окружением или масоны – они убили Лермонтова, как говорится, из идейных соображений. Оказалось же, что это неправда.

Ну, нет у меня причин не доверять экскурсоводу, хоть и очень молодому! Напротив, молодость, наконец, сказала о том, о чем было принято долгие годы умалчивать в нашем целомудренном обществе. Вернее, псевдоцеломудренном – потому что нет и не может ничего страшнее неправды. Во имя чего бы она не творилась!

Пятигорское светское общество собралось в доме у генерала Верзилина, было скучно, и Лермонтов решил всех развеселить: нарисовал карикатуру на облачившегося в черкесскую одежду статного красавца – Мартынова, заменив кинжал изображением сверхъестественных размеров мужского полового органа. Под карикатурой Лермонтов сделал подпись: «Бойтесь этого горца с его кинжалом». Поэт вроде и не выставлял рисунок на всеобщее обозрение, а только передал своим приятелям-мужчинам, но при этом сделал это так, чтобы сидевшая рядом с ним дочка хозяина, Эмилия, успела рассмотреть детали.

Однако дуэли могло бы не случиться, если бы Мартынов, находившийся в другом конце зала, ничего не узнал бы о рисунке. Но как раз в тот момент, когда кто-то из гостей вслух озвучивал подпись под карикатурой, князь Трубецкой перестал играть на фортепиано. И во внезапно образовавшейся тишине фраза прозвучала слишком громко и слишком отчетливо.

Тем не менее, дуэли всё равно могло бы не быть, если бы Мартынов не был влюблен в Эмилию, а до этого не страдал бы от неразделенного чувства к другой даме, по причине чего болезненно и обострённо воспринимал окружающую его действительность.

Но и после того, как Мартынов вызвал Лермонтова на дуэль, приятели попытались спасти поэта, быстро перевезя его в Железноводск. Однако Мартынов отправился следом, чтобы напомнить бывшему другу о долге чести. И 15 июля дуэль состоялась.

Только случайно ли то, что чреда событий улеглась в колею жизни Лермонтова именно так, что дуэль стала неизбежностью? Вот в чем вопрос.

Сидя в Икарусе, везущем экскурсантов к месту гибели Лермонтова, я пыталась представить, как бы поступили на месте Мартынова мой сын, его друг и ещё несколько знакомых мне парней. И пришла к выводу, что они поступили бы точно так же, как Мартынов. Когда ты прожил на Земле всего какую-нибудь четверть века, то иные поступки окружающих кажутся тебе вопиющими, и ты не можешь их простить. Это потом, после пятидесяти, ты научаешься прощать многое, а к семидесяти вообще на всё смотришь с пониманием, и даже с юмором. Но на момент ссоры Лермонтову было 26, а Мартынову – 25.

Так что, как я теперь думаю, не было заговора сильных мира сего против поэта. Лермонтов выстрелил в себя сам. Выстрелил своим высокомерием по отношению к такому же созданию Божьему, как и он. Выстрелил циничным, наглым вызовом, который бросил общему для всех нас, людей, Отцу Небесному. Выстрелил и был повержен в бездну, как некогда архангел Денница, о котором к тому времени знал уже предостаточно.

Но виноват ли в таком случае Мартынов, если он только то и сделал, что просто нажал курок, взведённый Денницей? Более того, разве Мартынов не герой, разве он не убил то зло, что завладело телом Лермонтова, поселилось в его сердце и душе?

 В том-то вся и трагедия, что нажал курок Мартынов уже после того, как Лермонтов попросил у него прощения, покаялся. А чем же ещё, как не покаянием, является выпущенная Лермонтовым в небо пуля? Пуля, которая предназначалась Мартынову.

Когда мы вступили в пахнущий сыростью лес у подножья горы Машук в Пятигорске, то страх завладел каждой клеточкой моего тела. Разве мог этот густой могильный запах отпустить Лермонтова? Нет! Ни за что! Я делала вместе с поэтом его последние шаги по Земле, и сердце обливалось кровью.

Там, где он упал, сражённый пулей наповал, возведен странный мемориал: обелиск с помещённым в округлое углубление бюстом Лермонтова, квадратная ограда из огромных пуль-столбиков (честно говоря, больше напоминающих тот самый «кинжал», который изобразил Лермонтов в своей карикатуре на Мартынова - Авт.), соединённых цепями, и – по углам ограды – четыре огромных грифа, отвернувших от обелиска страшные головы. Нелепость, какую-то раздрызганность мемориального комплекса экскурсовод объяснила тем, что авторами его элементов являются разные люди, не сумевшие договориться между собой. Вместе с тем, неприятное ощущение, вызываемое сооружением, символично – такой же нелепой и раздрызганной была жизнь самого Лермонтова. Такой же стала и его смерть.

Сразу после дуэли хлынул ливень (когда экскурсовод об этом сообщила, мне невольно вспомнилась буря после смерти Иисуса Христа. – Авт.) Лермонтов пролежал под дождём целых три часа, потому что никак не могли найти врача, который согласился бы в такую погоду засвидетельствовать его смерть. В итоге врач был найден по чистой случайности – им оказался человек, лично знавший Лермонтова и только по этой причине не могущий позволить себе не поехать с просителями.

 Поэта похоронили на городском кладбище в Пятигорске. На камне, который был положен на его могилу, было начертано только одно слово: «Михаил».

Экскурсовод рассказала, что бабушке Лермонтова (её, кстати, так же как и экскурсовода, звали Лизой – Авт.) пришлось целый год добиваться разрешения на то, чтобы перезахоронить внука в родовом селе Тарханы (ныне город Лермонтов Пензенской области).

 Сама Елизавета Алексеевна прожила долгую жизнь, но всё время плакала о внуке Мишеньке и его маме, своей дочери, так рано ушедших из жизни. От постоянных слёз веки у неё сильно опухли и опустились вниз, в результате чего она перестала видеть.

Мартынова же судил военный суд, приговоривший его к трём месяцам гауптвахты и 15 годам церковного покаяния в Киево-Печерской Лавре.

Но пройдет меньше пяти лет его пребывания в Лавре, и Мартынов решит, что с него достаточно молиться и бить поклоны, что свой грех он уже искупил. Подаст прошение об освобождении, которое будет удовлетворено.

Выйдя за монастырские ворота, буквально сразу повстречает Софью Проскур-Сущанскую, в которую влюбится без памяти, и та ответит ему взаимностью. Они проживут душа в душу много лет, родят 11 детей. Правда, не все из этих детей выживут. После смерти очередного ребенка Мартынов будет говорить, что это ему ещё одно наказание за убийство Лермонтова. Однако на вопросы журналистов о том, сожалеет ли он о своём поступке, Мартынов до самого конца своей жизни будет непреклонен: нет, не сожалеет. Умрёт Николай Самуилович в 60 лет, что по тем временам считалось чуть ли не долгожительством.

На обратном пути в нашем экскурсионном автобусе висела скорбная тишина. Лично я корила себя за то, что никогда не молилась за Михаила Юрьевича, хотя он – неотъемлемая часть моей жизни. Сначала был как отец, затем стал другом, а может быть даже и возлюбленным, сегодня я гожусь ему в матери. А вот помолиться за столь близкого человека как-то никогда не приходило в голову. Интересно, а приходило ли это в голову вообще хоть кому-то, ведь прямых потомков у Лермонтова нет?

Но что я о других? Слава Богу, что ещё осталось время у меня исправить свою ошибку. Вытереть то ли струи дождя, то ли слёзы с лица одинокого гения…

 И, Слава Богу, что у нас, россиян, сегодня есть уникальная возможность жить полноценной духовной жизнью. Не только в большом количестве читая книги, что было доступно и в безбожное Советское время, но и опять, как в досоветское время, беспрепятственно посещая храмы, а также отправляясь в паломнические поездки, организованные церковью совершенно на новом, по сравнению с досоветским временем, уровне. Цена таких поездок доступна даже для пенсионера, зато полученный духовный опыт – бесценен.

И последнее. Паломнические поездки никогда не служили для меня способом поправить телесное здоровье. Это моё глубоко личное восприятие, но, я считаю, что столь потребительским отношением могу оскорбить Бога Отца, которому лучше знать, что в данный период жизни полезнее для человеческой души – здоровое тело или больное. Но странное дело – во время паломничества на Кавказ болячки, которые в последнее время овладели моим телом, вдруг перестали беспокоить. От слова «совсем». Лишь спустя некоторое время после того, как я вернулась домой, они снова напомнили о себе. И я восприняла это как благословение Божье мне на новые поездки.

 

* 2-8 января 2022 года паломническая поездка по маршруту «Благословенный Кавказ», разработанному паломнической службой Воронежской епархии.

Людмила Тореева


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"