На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Рождество в Суздале

Эссе

Суздаль – белый, чистый, снежный. Суздаль – звенящий, поющий, закликающий. Суздаль – игрушечно-сказочный, нарядно сверкающий. Суздаль – радушный, хлебосольный. Суздаль – вольный, просторный, с долинами и реками, со взгорьями и оврагами. Суздаль – с узловатыми стражниками– вязами, с хороводами пушистых елочек в сверкающих снежных шубках на горделиво расправленных зеленых плечах, с застывшими от удивления и восхищения мечтательными березками, с длиннокосыми ивами, расхристанными своевольным ветром. Суздаль с церквами, предстающими то в образе белокаменных невест в кокошниках, то в образе дородных купчих в золотых головных уборах с обрамлением, то – стройных молодых щеголих в разноцветных сарафанах.

Мы приехали в этот город поздним вечером, а просыпаемся с колокольным звоном. И с каждым ударом тихая радость закрадывается в душу. Дочка перекатывается со своей кровати на мою, ловко, как котенок, зарывается в одеяло, жарко шумно дышит, согревая пространство внутри. Я ее поглаживаю и щекочу – а она смеется в ответ. Мы чувствуем себя в безопасности – внутри толстых стен бывших монастырских келий Ризоположенского женского монастыря, где остановились в гостинице. За высоким, полукруглым сверху окном порхает снежок, маленькими хлопьями-птичками опускается на откосы, на фронтоны соседнего дома, на землю. Черным суетливым облаком пролетает стая гогочущего воронья. И опять – колокольный звон, белый свет, на душе – мир, покой, праздник. Сегодня 7 января – Рождество Христово. «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума».

В храме много людей: маленьких, юных, молодых, степенных, стареньких. Радующихся и уставших, с искрящимся взглядом и потухшим, с некрепкой верой и великой, с маленькими заботами и большими попечениями, разных по складу и настроению людей. «Ой, сумку где-то потеряла, там ключи, как домой попаду?» – вздыхает пожилая раба Божья, кружась по храму. «Да вот же она, сумка ваша, приютилась у лика чудотворной иконы Богородицы Казанской, укрылась под живыми цветами, дарованными Заступнице небесной» «Сохранила Матушка! – запричитала старица и приникла благодарно к иконе. «Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго!... Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим».

Тянется живой ручеек от притвора к алтарю. Только один человек, лавируя между встречным потоком людей, стремится к выходу, застенчиво поясняя: «Душно мне очень, воздуха свежего хочу глотнуть». Прихожане улыбаются ему вслед – разве можно осуждать в такой день? Тепло в храме сердцу, а жарко телу от горящих повсюду свечей. Царские врата открыты, мерещится бело-голубая даль за ними. Сводчатые потолки – как отцовские надежные плечи. Русские узоры – орнаменты на стенах, как нежное ласковое прикосновение маминой руки. Лики святых – близкие, изумленные, прощающие нас, грешных. Золотой свет, солнечным столпом исходящий из узких окон, приподнимает от суеты. И в центре – живая елочка, дышащая свежестью, разряженная гирляндами, ангелочками, снежинками и игрушками, сделанными ребятами из Воскресной школы. Детки постарше мелькают возле нее, как искринки от фейерверка. Малыши прижимаются пока к маминой груди или восседают на папиных плечах. Все ждут Причастия. Защитным крестом – ручки на груди, теплотой проникающее внутрь – Причастие, тающая, как снежинка, частичка на языке. «Господи, слава Тебе».

Друзья Оля Блюмина и Алексей Полубота преподносят в дар пряник ручной работы, покрытый молочной глазурью. На бумажной плиссированной салфетке под пряником – благоразумный совет: «Истинная красота познается не по внешнему виду, а по нравам и пристойному поведению». Мы пристойно выходим из храма, наложив на себя крестное знамение. Чтобы…понестись в расписной деревянной карете по зимнему Суздалю. Ведь нрав наш сегодня – детский, порывистый. Лошадка в вязаном кокошнике, звенящая бубенцами, с развевающимися по ветру кистями несет нас мимо церквей, высоких колоколен, мимо валов и оборонительных стен с башнями, мимо резных фасадов домов. Со снежно-ледяных гор слетают на ватрушках задорные ребятишки. Потом и мы тоже будем кататься. Замирая от восторга на крутых спусках, ватрушка – волчком, шапка слетит с головы, и ты в азарте, не замечая удара, стремительно перекатываешься в сторону. В лицо вьюжит снежная пыль. Слижешь с губ растаявшие капли – и опять покорять снежные вершины. Карабкаешься вверх, цепляешься за снежные выступы, и все равно соскальзываешь.

Идем вдоль хлебосольных торговых рядов, вереницей протянувшихся по площади. Горячий сбитень и бутерброд с салом на ржаном хлебе, хруст соленого огурчика и дегустация фирменного суздальского огуречного варенья, приправленного мятой и лимоном. Купим яркие, украшенные бисером и тесьмой кокошники, подпоясаем кургузые московские шубки нарядными кушачками и воссядем в сказочную хрустальную карету из электрических огоньков, установленную суздальцами к празднику. Над нами уже загораются звезды и светят и направляют, как когда-то волхвов в пещеру. «В нем бо звездам служащие, звездою учахуся Тебе кланятися Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты Востока».

«Суздаль, – рассуждает на обратной дороге в машине моя девятилетняя дочка, – Суз – даль, заканчивается на –даль. Но он же не далекий, а близкий. Всего ничего от Москвы, и ты в сказке! Я так хочу здесь жить». Она улыбается и засыпает. А я и дома долго не могу уснуть, возвращаюсь мыслями в город Суздаль, вспоминаю рождественскую службу. Рождество Твое, Христе Боже наш, озарило мир светом Богопознания.

Людмила Семёнова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"